входоглавлениеканонерские лодки и сторожевые корабли → канонерские лодки типа "Iltis"

  Канонерки и сторожевики  
  Классификация  
  По алфавиту  
  По годам  
  Соединения и операции  
  Разное  

Канонерские лодки
(Kanonenboote) типа

 Iltis 


Германия, 1898-1903 гг. 6 ед. (проект 1897-1898 гг.)

 

*
Iltis
*
Jaguar
*
Tiger
*
Luchs
*
Panther
*
Eber
*
ОСНОВНЫЕ ДАННЫЕ
имя верфь-строитель закладка /спуск /в строю примечания
1 Iltis <F. Schichau> Эльбинг, стр. № 630, Ersatz Iltis 1897 служила за границей, 28.09.1914 затоплена в Киатсчоу (36°03n/120°16o.)
4.08.1898
1.12.1898
2 Jaguar <F. Schichau> Эльбинг, стр. № 631, Ersatz Hyäne 1898 служила за границей, 7.11.1914 затоплена в Киатсчоу (36°03n/120°16o.)
19.09.1898
4.04.1899
3 Tiger <Kaiserl. Werft>, Данциг, Ersatz Wolf 1898 служила за границей, 29.10.1914 затоплена в Киатсчоу (36°03n/120°16o.)
15.08.1899
3.04.1900
4 Luchs <Kaiserl. Werft>, Данциг, Ersatz Habicht 1898 служила за границей, 28.09.1914 затоплена в Киатсчоу (36°03n/120°16o.)
18.10.1899
15.05.1900
5 Panther <Kaiserl. Werft>, Данциг, Kanonenboot A 1900 служила за границей, с 08.1914 в береговой обороне, с 1921 ГИСУ, с 1926 в резерве, 31.03.1931 исключена, продана за 37000 М франкфуртской фирме, слом в Вильгельмсхафене
1.04.1901
15.03.1902
6 Eber <A.G. Vulkan> Штеттин, стр. № 257, Kanonenboot B 1902 служила за границей, 3.08.1914 использована для вооружения вспомогательного крейсера "Cap Trafalgar" в Тринидаде (20°32s/29°34w), 14.09.1914 интернирована в Байе (12°50s/38°30w) под торговым флагом, 26.10.1917 сожжена во избежание захвата
6.06.1903
15.09.1903
ТТХ
  Iltis и Jaguar Tiger и Luchs Panther и Eber
Водоизмещение нормальное 894 т 977 т
полное 1048 т 1108 т 1193 т
регистровое 726 брт, 449 нрт 758 брт, 495 нрт 783 брт, 525 нрт
Размерения длина ВЛ 63,9 м 64,1 м
полная 65,2 м 66,9 м
ширина 9,10 м 9,70 м
осадка носом 3,59 м 3,56 м 3,54 м
кормой 3,63 м 3,74 м 3,62 м
1 см осадки = 11,42 т водоизмещения
высота борта 4,86 м ? ?
Энергетическая установка состав и тип 2 вала 2х3-лопастных гребных винта
Ø 2,6 м Ø 2,4 м
1 МО 2х3-цилиндровых ПМ тройного расширения
горизонтальные вертикальные
1 КО 4 ПК (4 топки, 13 атм )
"Thornycroft", 381 м² ВМ, 408/366 м²
проектная мощность 1300 л.с.
паруса опорные, шхуна
Скорость проектная 13,5 уз.
на испытаниях "Iltis" 14,8 уз. при 1378 л.с., 156 об/мин.
"Jaguar" 14,6 уз. при 1378 л.с., 157 об/мин.
"Tiger" 14,0 уз. при 1372 л.с., 163 об/мин.
"Luchs" 13,9 уз. при 1345 л.с., 163 об/мин.
"Panther" 13,7 уз. при 1344 л.с., 153 об/мин.
"Eber" 14,3 уз. при 1314 л.с., 181 об/мин.
Запас топлива 120/190 т. угля 165/203 т. угля 240/283 т. угля
Дальность на 9 уз. 3080 миль 2580 миль 3400 миль
Экипаж 130 чел. (9 офицеров, 121 матрос)
Дополнительные данные корпус железный, набор по поперечной схеме, деревянная обшивка, покрытие днища из мюнц-металла, двойное дно под МО
11 отсеков 10 отсеков
электроснабжение 2 динамо-машины х 16 кВт, 67 В "Panther" 3 динамо-машины х 17,8 кВт, 67 В.
"Eber" 3 динамо-машины х 20 кВт, 110 В.
управление 1 руль, 2 поста: боевая рубка и кормовой пост
плавсредства 1 паровой катер, 1 гребной катер, 1 ял, 1 шлюпка
на "Panther" и "Eber" 5-я лодка по левому борту
на стационерах в Китае дополнительно 2 сампана
кренящий момент 1610-1647 мт
цена "Iltis": 1 млн. 497 тыс. марок
"Jaguar": 1 млн. 462 тыс. марок
"Tiger": 1 млн. 665 тыс. марок
"Luchs": 1 млн. 622 тыс. марок
"Panther": 1 млн. 675 тыс. марок
"Eber": 1 млн. 632 тыс. марок
ВООРУЖЕНИЕ
Iltis и Jaguar Tiger и Luchs Panther и Eber Panther с 1920
4 - 88 мм/30 [1127 снарядов], 7300 м 2 - 105 мм/40 [482 снаряда], 10200 м разоружена
6 - 37 мм револьверных [900 снарядов]
6 - 7,92 мм пулемётов 4 - 7,92 мм пулемёта



 

 

Развитие колониальной политики вызывало потребность в новых кораблях, способных демонстрировать флаг империи, не только в морских портах, но и на речных фарватерах отдаленных колоний. Многие единицы немецкого флота, с помощью которых ранее осуществлялась "политика канонерок", уже порядком устарели и требовали замены, тем более что в течение предыдущих лет на Дальнем Востоке погибли сразу три немецких канонерки. Adler и Eber 16 марта 1889 г. стали жертвами тайфуна в гавани Апиа на Самоа, а Iltis погиб 23 июня 1896 г. также во время тайфуна в Желтом море.

Все эти причины привели к тому, что к 1897 г. конструкторский отдел разработал проект новой канонерской лодки. Основным требованием при его создании выдвигалась способность судна действовать на реках Китая, сохранив одновременно мореходные качества. Для этого, при водоизмещении около 900 т и увеличившейся по сравнению с предшественниками мощности машин, осадка не должна была превышать 3,6 м. Это было необходимо, что бы корабль смог дойти по реке Пейхо до города Тяньцзиня. Силуэтом канонерская лодка походила на уменьшенную копию малого крейсера типа Gazelle. В качестве основного вооружения предусматривались четыре скорострельных 88-мм орудия, расположенных в одинарных установках попарно в носу и корме.

Пока шла постройка двух первых лодок серии, конструкторский отдел внес в проект некоторые изменения (проект 1898 г.). Форштевень вместо ярко выраженного таранного стал практически вертикальным с небольшим наклоном. Устаревшие горизонтальные паровые машины заменили более совершенными вертикальными. Вместо 88-мм пушек установили только что принятые на вооружение скорострельные 105-мм орудия с длиной ствола 40 калибров. Несколько увеличился запас угля. Все это привело к росту водоизмещения приблизительно на пятьдесят тонн.

Последние две единицы предназначались для службы на африканских и американских станциях. В связи с этим для обеспечения лучшей мореходности размеры кораблей были немного увеличены. Большим стал и запас топлива, что привело к увеличению дальности плавания на 400 миль по сравнению с первоначальным проектом. Все эти улучшения привели к росту водоизмещения еще примерно на 100 т.

Будучи формально однотипными, канонерские лодки типа "Iltis" обладали многочисленными внутрисерийными различиями, позволяющими сгруппировать их в три подгруппы по два корабля. Отличия одной подгруппы от другой касались конструкции корпуса, силовой установки, состава вооружения и, в конечном итоге, внешнего вида.

Все канонерские лодки имели довольно типичную для конца XIX века архитектуру корпуса с высоким полубаком и небольшим полуютом. Верхняя палуба была открытой на коротком участке от грот-мачты до второй дымовой трубы. На этом участке устанавливался фальшборт метровой высоты. Обшивка корпуса на сопряжении палубы полубака и борта выполнялось покатой, в виде карапаса.

Конструкция палуб оказалась одной из наиболее характерных особенностей канонерок - фактически сплошной не была ни одна из них. Верхняя палуба начиналась от форштевня и доходила до носовой переборки II отсека (27-й шпангоут у кораблей первой группы или 31-й - у третьей), а в корме опускалась примерно на 1 метр. Таким образом, палуба полуюта находилась на уровне фальшборта, тогда как полубак возвышался над верхней палубой на полное межпалубное расстояние. Нижняя палуба, также начинавшаяся от форштевня, позади кормовой переборки машинных отделений в свою очередь опускалась вниз, хотя и не так заметно, а у переборки II отсека просто заканчивалась. При этом над машинными отделениями нижняя палуба имела гласис - небольшой у кораблей первой группы и весьма высокий у последующих (это было вызвано значительной высотой вертикальных паровых машин). Для уменьшения качки на всех лодках устанавливались скуловые кили.

Строившиеся по проекту 1897 года "Iltis" и "Jaguar" получили форштевни ярко выраженной таранной формы и плавно скругленные ахтерштевни с полубалансирным рулем. Начиная с "Tiger", форштевень стал практически вертикальным, так как таран у кораблей, предназначенных для действий в речных фарватерах, оказался явным нонсенсом. Ахтерштевню придали новую изящную форму с двойным изломом. На двух последних кораблях носовая часть повторяла очертания второй пары, а кормовая снова была переделана. Полубалансирный руль заменили обыкновенным, менее подверженным риску повреждений при посадках на мель и касаниях грунта.

Водонепроницаемыми переборками корпус делился на 11 (корабли первой группы) или 10 (остальные) отсеков. Сокращение их числа произошло в результате ликвидации одного из машинных отделений. Часть водонепроницаемых переборок доходила до верхней палубы, часть - только до нижней, и лишь одна переборка доходила до палубы полубака. В центральной части корабля, в районе машинно-котельных отделений, имелись две продольные вертикальные переборки, поднимающиеся до нижней палубы и отделяющие угольные ямы. Самый крупным был VI отсек, который занимало котельное отделение, самым маленьким - IX, где находились кладовые плотницкого и штурманского имущества, а также аптека.

В носовой надстройке справа размещались походная каюта командира и штурманская рубка, слева от них через проход - хранилище подвесных коек и каюта вахтенного офицера. На крыше надстройки располагался носовой мостик, крылья которого поддерживались стойками. В центре мостика находилась грибовидная боевая рубка. Перед грот-мачтой располагалась компасная площадка высотой от верхней палубы чуть более 3,5 м. Палубы бака и юта, а также ходовой мостик имели леерное ограждение. Палубы были покрыты тиковыми досками, а мостики и жилые помещения - линолеумом. Броневой защиты, как таковой, не было. К ней относилось изготовленные из специальной крупповской стали 8-мм стенки боевой рубки и 12-мм щиты орудий, энергетическая установка защищалась угольными ямами.

Расчетное конструктивное водоизмещение "Iltis" составляло 894 метрических тонн. Соотношение длины к ширине равнялось 7,02; длины к осадке - 17,79; коэффициент общей полноты - 0,43. Осадка в нормальном и полном грузу составляла соответственно 3,59 и 3,63 м, минимальная (при выгрузке всех припасов) - 3,1 м. У последующих кораблей эти цифры менялись не слишком значительно. Для увеличения осадки на 1 см требовалось 4,42 т дополнительной нагрузки. Величина дифферентующего момента лежала в пределах от 1610 до 1647 т/м.

"Iltis" и "Jaguar" оснащались двумя горизонтальными трехцилиндровыми паровыми машинами тройного расширения. Применение уже устаревших к этому времени горизонтальных машин обуславливалось желанием уменьшить центр тяжести корабля и тем самым обеспечить меньшую осадку. Размещение силовой установки было линейным, традиционным для своего времени. Каждая из паровых машин располагалась в собственном отделении (IV и V отсеки), при этом носовая работала на левый вал, кормовая - на правый. Номинальная мощность каждой машины составляла 650 л.с. при 150 оборотах в минуту. По расчетам, это должно было обеспечить канонерским лодкам скорость 13,5 уз. В движение корабли приводились двумя трехлопастными винтами диаметром 2600 мм, выполнявшимися из бронзы.

Пар для машин вырабатывали четыре котла системы Торникрофта. Все они стояли в общем котельным отделении (отсек VI). Рабочее давление пара равнялось 13 атм. Каждый из котлов имел по четыре топки, суммарная площадь поверхности нагрева составляла 381 м². Дымоходы котлов попарно выводились в две высокие и узкие трубы, круглые в сечении и слегка наклоненные в сторону кормы, которые придавали канонеркам характерный, легко узнаваемый силуэт. Уголь хранился в бортовых угольных ямах, занимавших пространство до верхней палубы вдоль машинных и котельных отделений, а также в узкой поперечной угольной яме, располагавшейся перед котельным отделением. Для его погрузки служило 23 горловины. При полном запасе угля в 190 т (нормальный - 120 т) дальность плавания 9-узловым ходом достигала 3080 миль.

На испытаниях оба корабля продемонстрировали одинаковую мощность машин (1378 л.с.), но "Iltis" развил 14,8 уз., а "Jaguar" - 14,6 уз.

Следующая пара канонерских лодок, строившаяся по измененному проекту 1898 г., получила вместо горизонтальных паровых машин уже более совершенные вертикальные той же системы и мощности. Их установили бок о бок в общем машинном отделении. За счет освободившегося места удалось немного увеличить запас угля. При этом осадка в полном грузу по сравнению с предыдущими кораблями серии стала больше на 11 см, а дальность плавания экономическим ходом уменьшилась до 2580 миль. Ходовые качества также ухудшились: на пробах "Tiger" развил ровно 14 узлов, а "Luchs" - 13,9 уз.

К моменту закладки двух последних представителей данного типа котлы Торникрофта, усовершенствованные немецким конструктором Шульцем (система Шульца-Торникрофта), были приняты в качестве стандартных для германского флота и получили название котлов "военно-морского типа". Канонерские лодки третьей группы получили по четыре таких котла, причем суммарная площадь поверхности нагрева у них была разной: у "Panther" она составляла 408, у "Eber" - 366 м². Диаметр винтов уменьшился до 2400 мм. Благодаря возросшим размерам кораблей запас топлива увеличили вдвое, однако прирост дальности плавания оказался незначительным - порядка 10%. На ходовых испытаниях "Panther" повторил тенденцию снижения мощностных и скоростных характеристик, развив лишь 13,7 уз. Зато "Eber" показал третий результат - 14,3 уз. - несмотря на наименьшую среди систершипов мощность.

При проектировании колониальных канонерок артиллерийское вооружение ориентировалось на действия в речных условиях против живой силы противника на берегу, для чего должно было быть скорострельным и легкоуправляемым. Поэтому сначала главный калибр кораблей типа "Iltis" состоял из четырех скорострельных 88-мм орудий SK L/30 в установках на центральном штыре, прикрытых 12-мм противопульными щитами коробчатой формы.

Орудие было разработано на рубеже 1890-х годов, на вооружение оно стало поступать с 1892 г. Вес пушки с казенной частью составлял 644 кг, длина - 2,64 м. Заряжание - унитарное; вес снаряженного патрона равнялся 13,8 кг, из которых 10 кг приходилось на фугасный снаряд и 1,42 кг - на заряд. При начальной скорости 590 м/с и угле возвышения 30° дальность стрельбы составляла 7300 м. Скорострельность достигала 15 выстрелов в минуту.

На "Iltis" и "Jaguar" 88-мм орудия стояли побортно в носу и корме, причем носовую пару защищал полукруглый волноотбойник высотой чуть более метра. Погреба главного калибра располагались в II и VII отсеках и вмещали в общей сложности 1124 снаряда. Поскольку корабли предназначались для службы в жарком влажном климате, вентиляции погребов уделялось повышенное внимание.

Тем временем фирма Круппа закончила работу над новым 105-мм скорострельным орудием, которое должно было поступить на вооружение как раз к моменту готовности второй пары канонерских лодок. Поэтому в первоначальный проект были внесены изменения и, начиная с "Tiger", на кораблях стало устанавливаться по два 105-мм орудия SK L/40 с горизонтальным клиновым затвором. Эта артсистема впоследствии зарекомендовала себя как весьма удачная.

Вес орудия составлял 1555 кг, длина - 4475 мм; заряжание унитарное, техническая скорострельность- 15 выстрелов в минуту. В боекомплект входили снаряды двух типов - фугасные весом 17,4 кг и бронебойные весом 16 кг. Заряд пороха марки RPC/12 весом 3,18 кг обеспечивал начальную скорость 690 м/с. Орудия монтировались на установках образца 1900 г. на центральном штыре (MPL С/00) с противоосколочными щитами. Наведение во всех плоскостях осуществлялось вручную, причем в вертикальной плоскости его диапазон находился в пределах от -10 до +30 град. При максимальном угле возвышения дальность стрельбы фугасным снарядом достигала 12 200 м. Из-за увеличившихся габаритов и веса унитарного патрона, вместимость погребов уменьшилась до 482 снарядов.

Вооружение канонерских лодок дополняли шесть 37-мм автоматических пушек системы Максима с длиной ствола 30 калибров на тумбовых установках. Эти автоматы с водяным охлаждением ствола выпускались Круппом по лицензии, приобретенной у фирмы "Максим-Норденфельд", и поступили на вооружения флота в 1894 г. Вес установки - 190 кг. Скорострельность - около 180 (по другим данным - 250) выстрелов в минуту, дальность стрельбы - около 2000 м, начальная скорость снаряда - 435 м/с. Заряжание ленточное (матерчатая лента по 25 или 50 патронов). Использовалось два вида боекомплекта - чугунная граната весом 0,5 кг (вес взрывчатого вещества - 17 г) и шрапнель, содержащая 31 пулю. Недостатками этой системы были трудность подготовки к стрельбе, применение матерчатой ленты и длинный путь патрона при подаче.

На канонерках пушки располагались парами: первая - на крыльях мостика по бокам от рубки, вторая - там же, но чуть позади первой дымовой трубы и третья - на палубе юта позади грот-мачты. Согласно спецификации к проекту, существовала возможность установки еще двух орудий на мостике, между первой и второй парами. Общий боекомплект составлял 9000 снарядов, которые хранились в погребах в III и VII (у первых двух кораблей; у остальных - в VI) отсеках.

Кроме этого на канонерках имелось по шесть 7,92-мм пулеметов системы Максима на переносных треногах. Согласно боевому расписанию, четыре из них устанавливались под крыльями мостика, еще два стояли на верхней палубе над машинными отделениями. На "Panther" и "Eber" эта пара пулеметов отсутствовала.

Первые четыре лодки серии снабжались электроэнергией от двух генераторов мощностью по 16 кВт, напряжение корабельной сети - 67 В постоянного тока. На двух последних кораблях размещалось уже по три генератора: на "Panther" по 17,8 кВт, а на "Eber" - по 20 кВт, причем напряжение бортовой сети на последнем было увеличено до 110 Вольт.

Для наблюдения в ночное время имелся один 70-см боевой прожектор, располагавшийся на крыше боевой рубки.

Управление рулем осуществлялось из боевой рубки или кормового рулевого поста посредством цепного и валикового приводов. Рулевая машина на "Iltis" и "Jaguar" располагалась на нижней палубе непосредственно под боевой рубкой, на следующих кораблях ее перенесли в машинное отделение.

Канонерские лодки оснащались тремя становыми якорями Холла. Два из них находились в клюзах, а третий хранился справа на палубе в районе носовых орудий. Стоп-анкер размещался на палубе в корме рядом с флагштоком. Для подъема якорей предназначались два носовых паровых шпиля, причем у лодок второй и третьей подгрупп они находились на значительном удалении от форштевня, прямо у носовой надстройки.

Шлюпочное оборудование включало моторный катер, полубаркас, вельбот и ял. Две из шлюпок, наиболее крупные, стояли на рострах сразу за срезом полубака, а остальные подвешивались на шлюпбалках в кормовой части. На Восточно-Азиатской станции за канонерками было дополнительно закреплено по два сампана. "Panther" и "Eber" несли на левом борту дополнительный легкий катер, использовавшийся в качестве спасательной лодки. По имеющимся данным, "Panther" в годы Первой мировой войны (а возможно, и раньше) оснащался паровым катером 3 класса, который принимался вместо одной из шлюпок.

Канонерские лодки типа "Iltis" являлись очень хорошими мореходными кораблями с плавным ходом, но страдали серьезной бортовой качкой при плавании лагом к волне. При ветре с кормовых курсовых углов отмечалось рыскание по курсу и крен на подветренную сторону. В то же время, канонерки отличались превосходной маневренностью и управляемостью, за исключением плавания по мелководью и на полном ходу, хорошо поднимались на волну, оставаясь при этом довольно сухими.

Сразу после вступления в строй экипаж кораблей насчитывал 130 человек - 9 офицеров и 121 нижний чин. Расположение команды было традиционным: кормовую часть занимали офицеры и фельдфебели, носовую - унтер-офицеры и матросы.

Весь I отсек отводился под помещения командира корабля. Они состояли из просторного салона, спальни и ванной. На канонерках второй и третьей групп за счет ликвидации второго машинного отделения размер жилых помещений в корме увеличился, благодаря чему появилась отдельная каюта для флагмана. II отсек отводился младшим офицерам. В его центре располагалась кают-компания, а по бортам - каюты. Там же находилась душевая. Кроме нее существовала офицерская ванная, занимавшая отдельное помещение на верхней палубе у среза полуюта по правому борту. Аналогичное помещение по левому борту занимала корабельная канцелярия. В III отсеке располагались так называемые палубные офицеры и машинисты. Под полубаком на верхней палубе были предусмотрены отдельные каюты для штурмана, коков и вестовых. Нижние чины располагались в носовых отсеках на верхней и нижней палубах - питались они за подвесными столами на 4 или 6 человек, а спали в традиционных гамаках, на день сворачивавшихся и убиравшихся либо в стойки, расположенные вдоль бортов, либо в специальные кладовые.

Нужно заметить, что конструкторы постарались сделать условия службы на канонерках максимально комфортными (по меркам своего времени, разумеется). Несмотря на скромные размеры, корабли были отлично оборудованы для длительного пребывания на отдаленных станциях. На них имелось два отдельных камбуза - для офицеров и нижних чинов, душевые для машинистов и кочегаров, лазарет на 4 койко-места и аптека, отдельный буфет и даже карцер.

Схемы окраски:

Принята 29 марта 1895 г. Использовалась для кораблей с такелажем в заграничном плавании.

белый - корпус до уровня капитанского мостика, позже до уровня фальшборта и капитанского мостика, позже до уровня полубака, а также орудия, башни и щиты
жёлтый - верхняя палуба, надстройки, одна неширокая полоса чуть ниже верхнего края белой окраски, тонкая полоса (ок. 0,5 м) по ВЛ, носовое и кормовое украшения. (*обе полосы допускались жёлтого, красного или синего цвета)
серо-синий - трубы, вентиляторы, мачты и т.п.

 

с 15 апреля 1896 г.

труба красилась в жёлтый
серо-синий заменён на чисто серый

Принята 15 апреля 1896 г. Использовалась для всех кораблей при службе в заграничных водах водах и для кораблей сопровождения Кайзера.

белый - корпус до высоты главной палубы, позже - до высоты фальшборта главной палубы, ещё позже - до уровня полубака, если он закрывал большую часть верхней палубы, орудия, башни и щиты
жёлтый - верхняя палуба, надстройки, одна неширокая полоса чуть ниже верхнего края белой окраски, тонкая полоса (ок. 0,5 м) по ВЛ, носовое и кормовое украшения. (*обе полосы допускались жёлтого, красного или синего цвета)

 

 

Изменения, внесенные в первоначальный проект, привели к тому, что все три подтипа имели отличия друг от друга. Как уже указано выше, "Iltis" и "Jaguar" выделялись своими таранными форштевнями. Между собой эти два корабля разнились расположением дефлекторов, цистерн с нефтью, а также местом расположения спасательного буя по левому борту, который у "Iltis" крепился скобой к пиллерсам, поддерживающим крыло мостика, а у "Jaguar" в том же месте, но ниже, непосредственно к борту. Кроме этого, после награждения 21 марта 1903 г. "Iltis" орденом "Пур ле Мерит", на гюйс-штоке стала красоваться копия этого ордена.

"Tiger" и "Luchs" отличались от первого подтипа практически вертикальным форштевнем, числом и калибром орудий, формой кормовой оконечности и кормового мостика, а также местом расположения цистерн с нефтью. При этом между собой они разнились разве что расположением спасательных буев по левому борту.

Третья пара походила силуэтом на вторую, но была чуть крупнее и имела другое расположение кубриков и кают и, соответственно, количество бортовых иллюминаторов. Также у этих двух подтипов было разное количество поручней вокруг дымовых труб. В свою очередь, "Panther" и "Eber", строившееся различными верфями, тоже не совсем походили друг на друга. Основные отличия - форма носовой надстройки, передняя стенка которой у "Eber" более круглая; различное количество иллюминаторов (у "Eber", вдобавок, два крайних кормовых по обоим бортам оказались приподнятыми вверх по отношению к остальным); расположение спасательных буев по левому борту - у "Panther" выше, чем у систершипа; место нахождения цистерн с нефтью, которые на "Panther" крепились по краям передней стенки носовой надстройки друг над другом, а у "Eber" - рядом; высота сирен на дымовых трубах и шлюпбалок с рострами - у "Panther" первые располагались ниже, а вторые выше, по сравнению с "Eber". Кроме этого каждая лодка несла носовое украшение в виде фигуры животного, в честь которого она получила наименование.

 

СЛУЖБА:

Iltis / Jaguar / Tiger / Luchs / Panther / Eber


Канонерские лодки в заливе Кяочао. Слева - "Tiger" или "Luchs", справа - "Iltis"

 

Iltis

 

Контракт на постройку канонерской лодки "Ersatz Iltis" верфь "Шихау" в Данциге получила в марте 1897 г. Для предприятия, строившего флоту в основном одни миноносцы, это явилось всего лишь вторым, после малого крейсера Gefion, заказом на крупный корабль. Киль заложили 27 ноября 1897 г., а через немногим более девяти месяцев, 4 августа следующего года, состоялся спуск лодки на воду. Торжественную речь произнес директор казенной верфи в Данциге капитан-цур-зее фон Витерсхайм. После достройки и прохождения заводских испытаний корабль перешел в Киль, где на имперской верфи был произведен монтаж вооружения.

1 декабря 1898 г. на Iltis был поднят военно-морской флаг, и он вошел в состав Кайзерлихе Марине. Сразу после этого начались испытания, окончившиеся в январе следующего года. 6 февраля корабль, которым командовал корветтен-капитан Вильгельм Ланс, навсегда покинул Киль и направился на Дальний Восток для службы на Восточно-Азиатской станции. После посещения Фалмута путь Iltis лежал в Средиземное море. В Бискайском заливе канонерская лодка пришла на помощь британскому пароходу Port Darwin, потерявшему ход из-за поломки винта, и отбуксировала его в испанский порт Ла-Корунья. Далее немецкий корабль пересек Средиземное море и Суэцким каналом вышел в Индийский океан, сделав по пути остановки в Гибралтаре, Порт-Саиде, Адене, Коломбо и Пенанге.

27 апреля Iltis был в Сингапуре, а 18 мая бросил якорь в бухте Кяочао, на берегу которой располагалась крепость-порт Циндао.

1 июня канонерская лодка пришла на мыс Маячный, где состоялись мероприятия, посвященные памяти членов экипажа первого Iltis, погибших в этих водах со своим кораблем 23 июня 1896 г. Затем корабль направился в Шанхай для прохождения текущего ремонта после длительного перехода из Европы. По окончании работ канонерка отправилась в продолжительное плавание, в ходе которого посетила Симоносеки, Гензан, Порт-Артур, Владивосток и бухту Де-Кастри. Конечным пунктом похода стал японский порт Хакодате, откуда Iltis вместе с кораблями Восточно-Азиатской крейсерской эскадры вернулся в Циндао. Далее началась служба стационера, не отличавшаяся особо запоминающимися событиями, при этом лодка находилась или в Циндао, или на реке Янцзы.

В начале 1900 г. она вновь отправилась в продолжительный поход, побывав в Гонконге, Кантоне, Макао и портах Японии. В обратный путь Iltis вышел из Кобе, посетил Чжилийский залив, затем недолго простоял на рейде Таку и пришел в Циндао.

Весной 1900 г. восстание ихэтуаней (или "боксерское"), начавшееся в Поднебесной империи еще в предыдущем году, набрало силу. В мае войска мятежников уже подошли к столице страны. Немецкий посланник в Пекине фон Кеттелер запросил у Берлина военную поддержку. 29 мая командующий Восточно-Азиатской крейсерской эскадрой вице-адмирал Ф. фон Бендеман отправил Iltis из Циндао в Таку. Через два дня корабль бросил якорь на рейде, где в скором времени собралась внушительная международная эскадра. 4 июня с канонерской лодки по просьбе немецкого консула в Тяньцзинь для защиты европейцев направился десантный отряд из двух офицеров и тридцати нижних чинов, под командой первого офицера капитан-лейтенанта Роберта Кюне. Обязанности же первого офицера Ланс возложил на выслуживший наибольший срок вахтенного офицера обер-лейтенанта цур-зее Альберта фон Ваффенштейна. Но так как Iltis являлся единственным немецким кораблем, способным зайти в устье реки Пейхо, то он должен был оставаться в полной боевой готовности. Поэтому через пять дней ушедших в Тяньцзинь заменил десантный отряд с бронепалубного крейсера Irene.

Между тем ситуация становилась все более напряженной. Отправившийся 10 июня по железной дороге в Пекин сводный международный десантный отряд под общим командованием британского вице-адмирала Сеймура вскоре был заблокирован между столицей и Тяньцзинем отрядами ихэтуаней и правительственными войсками. Вдобавок, китайцы на некоторых участках повредили железнодорожные пути. Для отправки нового отряда в помощь Сеймуру людей уже не хватало, тем более, что явную угрозу представляли собой форты Таку, контролировавшие как реку Пейхо, так и железнодорожный вокзал Тонгку, от которого начиналась дорога на Пекин. На двух советах, прошедших 15-го и 16-го июня на русском броненосном крейсере Россия, командующие международными отрядами кораблей приняли решение взять под совместный контроль эти укрепления, чтобы сохранить сообщение с Тяньцзинем. Вечером 16-го коменданту генералу Ло Юнь Гуаню был вручен ультиматум с требованием передать форты союзникам до 2 часов ночи следующего дня. В случае невыполнения этого требования европейцы оставляли за собой право сделать это при помощи силы. Основной сложностью военного решения этой проблемы являлось невозможность обстрела укреплений с крупных кораблей, а пройти песчаный бар на Пейхо могли только канонерские лодки, которых в составе эскадры оказалось восемь: русские Гиляк, Бобр и Кореец, германская Iltis, французская Lyon, английская Algerine, японская Atago и американская Monocacy. Этим небольшим и практически не защищенным броней кораблям противостояли два форта на левом берегу Пейхо - Северо-западный и Северный и два на правом - Южный и Юго-Западный (или Новый), а также так называемая береговая батарея. Укрепления, тянувшиеся с юга на север вдоль морского берега, были вооружены 177 орудиями разных систем и калибров. Некоторые из них имели круговой обстрел и могли обстреливать как устье реки, так и саму реку, а также вокзал в Тонгку.

Вечером у командира Бобра капитана 2 ранга Добровольского был собран военный совет из русских и иностранных командиров канонерок и миноносцев, которые выработали следующий порядок боя и расположение кораблей:

1. Если ультиматум остается без ответа, то шесть канонерских лодок, стоящих на якорях напротив фортов, открывают огонь в 04.00 17 июня. Сигнал к бою подает Бобр. Огонь ведется по Северо-западному форту. Iltis и Algerine обстреливают его таким образом, чтобы десантный отряд мог начинать штурм форта.

2. Остальные 4 лодки обстреливают после этого Южный и Северный форт, а также пляжную батарею.

3. Два британских эсминца атакуют стоящие перед Адмиралтейством четыре китайских миноносца.

4. Японская канонерская лодка Atago защищает железнодорожную станцию Тонгку.

Для действия на берегу был сформирован международный десантный отряд под общим командованием командира германского бронепалубного крейсера Hansa капитана-цур-зее Хуго Поля, расположившийся лагерем у Тонгку. Еще днем Lyon, Iltis и Atago доставили туда дополнительно 300 японских солдат для защиты самой станции. Остальные лодки стояли на якорях согласно диспозиции.

Тем не менее, далее события развивались совсем не так, как было запланировано. За час и десять минут до истечения ультиматума, а именно в 0.50 17 июня, китайцы открыли огонь по канонерским лодкам. Iltis и Lyon, находившимся у Тонгку, пришлось сниматься с якоря и идти к назначенным им позициям, что заняло около полутора часов. В этот период боя немецкий корабль не получил никакого ущерба. Однако когда стало светать, огонь китайской артиллерии сделался куда более точным. Причем если судить по характеру повреждений, то высокие трубы Iltis стали отличным ориентиром для канониров противника. Первое попадание произошло в 4.26 - снаряд пробил вторую дымовую трубу. Затем за короткий промежуток времени лодка получила в ту же трубу еще четыре снаряда, не оказавших впрочем, серьезного влияния на ее боеспособность. Правда уже следующим попаданием была сбита одна из двух временно установленных 37-мм пушек, нанесены повреждения первой дымовой трубе и убиты два человека. В свою очередь канонерские лодки к 4.45 постепенно вывели из строя большую часть китайских скорострельных орудий на Северо-западном форту, после чего десантная партия Поля пошла на штурм и через сорок пять минут овладела укреплением. Оставив там небольшое подразделение, десантники тут же направились к Северному форту, которым завладели с ходу, захватив неповрежденными два 150-мм орудия. Эти пушки тут же открыли огонь по Южному форту.

Как только над Северо-Западным фортом поднялся британский флаг, канонерки, за исключением тяжело поврежденного Гиляка, снялись с якоря и направились ко второй позиции, откуда принялись обстреливать Северный форт. Iltis первоначально встал перед Algerine, перекрыв сектор обстрела британскому кораблю, после чего вынужден был поменять позицию, отойдя примерно на 200 метров. Все это происходило под плотным огнем китайской артиллерии. После захвата десантниками Северного форта канонерки занялись Южным, который в свою очередь отвечал довольно энергично. Около 5.45 Iltis получил первое серьезное повреждение - снаряд угодил ниже командирского мостика, вызвав взрыв части боезапаса к 37-мм пушке и нанеся повреждения надстройке. При этом был убит обер-лейтенант Ганс Хельман. Буквально сразу же другой снаряд разорвался на самом мостике, и командир получил тяжелые осколочные ранения. Командование перешло к фон Ваффенштейну. Корабельный доктор с санитаром уже готовились эвакуировать Ланса, когда следующий снаряд снес трап левого борта командирского мостика, на верхней ступеньке которого они находились. В результате корветтен-капитан и медики были сброшены на палубу. Только после этого удалось перенести командира, получившего в общей сложности 25 ранений, на паровой катер с Hertha, находившийся у левого борта. Ланс находился там до окончания боя, оставаясь при этом в полном сознании.

В 5.52 перекрестный огонь кораблей и двух 150-мм орудий с захваченного Северного форта привел к сильнейшему взрыву склада боеприпасов на Южном форте. Стрельба оттуда стала ослабевать, хотя скорострельные пушки его южной части и береговая батарея продолжали вести бой. В 6.25 раздался сильный взрыв уже на батарее. С 6.15 до 6.30 русский миноносец № 207 вместе со шлюпками c Iltis и Algerine перевез часть десанта из Северного форта на другой берег реки, после чего Южный форт был занят без особых усилий. Примерно тогда же в правый борт Iltis попал 240-мм снаряд, выпущенный пушкой Круппа с береговой батареи, едва не ставший роковым. "Гостинец" проломил деревянные борта корабля насквозь, нанеся при этом серьезные повреждения и убив двух матросов. К счастью для немцев, он взорвался уже на берегу Пейхо. К этому времени в руках китайцев продолжали оставаться только Юго-западный форт и береговая батарея. Однако после того, как десантники начали обстреливать из захваченных на Южном форте орудий эти укрепления, то обороняющиеся оставили и их. В итоге, к 07.00 сопротивление практически прекратилось. Штурм фортов Таку окончился полным успехом для атакующих. Всего же за время боя немецкая канонерка выпустила 658 88-мм, 1190 37-мм снарядов и 3174 пулеметных патрона.

Для Iltis эта победа досталась дорогой ценой. Лодка получила 21 попадание, в том числе одно шрапнелью, разорвавшейся в воздухе чуть позади второй дымовой трубы. Верхняя палуба оказалась сильно разрушенной, особенно около мачт. Кроме того, сильно пострадали компасная площадка, вторая дымовая труба и надстройка. Погибли офицер и шесть нижних чинов, еще один умер через несколько дней.

Одиннадцать моряков получили ранения. Всего же союзники потеряли на кораблях и берегу 33 человека убитыми и 105 раненными. Корветтен-капитан Вильгельм Ланс за отличие при взятии фортов Таку 24 июня первым из моряков военно-морского флота был удостоен кайзером Вильгельмом II одной из самых высших наград империи - орденом "Пур ле Мерит". Впоследствии (27.01.1903 г.) и сам Iltis получил право носить копию этого ордена, прикрепленную к флагштоку гюйса, а также к обоим бортам своих шлюпок, став, таким образом, единственным кораблем германского флота, награжденным "Пур ле Мерит" "при жизни".

По окончании боя канонерская лодка снялась с якоря и направилась на рейд Таку, но из-за низкого уровня воды смогла пройти бар только во второй половине дня. На следующий день Iltis все еще под командованием фон Ваффенштейна вернулся на реку. Корабль назначили в резерв на случай возможного нападения отрядов ихэтуаней на Тонгку. Вскоре из Тяньцзиня прибыл Кюне, сменивший обер-лейтенанта в должности командира. До конца июля команда своими силами и с помощью верфи в Тонгку провела временный ремонт повреждений. К 6 августа Тяньцзинь был разблокирован и угроза Тонгку отпала. В тот же день Iltis ушел в Шанхай. Там с 17 августа начался капитальный ремонт, в ходе которого изменилась форма кормового украшения. По окончании работ лодка осталась в Шанхае стационером.

24 сентября на корабль прибыл новый командир - капитан-лейтенант Штамер. В конце следующего месяца Iltis покинул Шанхай и поднялся вверх по Янцзы до Ханькоу, где исполнял обязанности стационера с 29 октября по 15 апреля 1901 г., а после замены его на Tiger, ушел в Циндао. В дальнейшей карьере корабля героику сменила рутина - стоянки в различных портах и Циндао, периодические ремонты, артиллерийские упражнения, визиты в близлежащие Японию и Корею, а также походы по зоне станции. Вот некоторые из событий последующей тринадцатилетней службе канонерской лодки.

15 апреля 1903 г. на Iltis, которым в то время командовал корветтен-капитан Оскар фон Платен-Халлермунд, в Чемульпо прибыл принц Георг Прусский, путешествовавший по Дальнему Востоку инкогнито как граф фон Вартенберг. Он посетил Сеул, где открыл немецкую школу и через четыре дня отбыл на канонерке в Японию. 6 марта 1904 года Iltis участвовал в торжественном открытии Новой гавани в Циндао. Губернатор Кяочао капитан-цур-зее Труппель и 2-й адмирал эскадры контр-адмирал фон Гольцендорф на канонерке подошли к стенке нового мола, где уже их уже ожидали строители гавани Рольман и Трозеель. После официального открытия впервые прямо от мола отошел поезд, на котором можно было попасть в Цзинань. В 1908 г. канонерская лодка, которой командовал корветтен-капитан Макс Ланс, младший брат Вильгельма Ланса, занималась гидрографическими исследованиями и съемкой береговой линии в бухте Кяочао и далее до маяка Шавельсан у входа в Янцзы. Для этих целей на борт корабля прибыло специальное подразделение. Всего было обследовано около 2500 квадратных морских миль. К началу китайской революции 1911-1912 гг. Iltis находился в Нанкине, откуда 18 октября под флагом командующего эскадрой контр-адмирала фон Крозигка ушел в Ханькоу. Там с корабля на берег сошла десантная партия для защиты живущих в городе германских граждан. Из-за сложной обстановки корабль находился в Ханькоу до марта 1912 г., однако активно вмешиваться в происходящие события немцам не пришлось.

15 июня 1914 г., после примерно шестинедельного пребывания в Шанхае, Iltis вернулся в Циндао, где ему предстояло пройти капитальный ремонт. Начавшиеся на верфи крепости работы не успели окончить к началу Первой мировой войны. Это и сыграло решающую роль в судьбе "героя Таку". Лодку разоружили и разукомплектовали, а 7 августа на ней был спущен флаг. Ее последний командир корветтен-капитан Захсе получил от губернатора капитана-цур-зее Мейер-Вальдека назначение на должность начальника филиала этапной службы в Циндао. Часть команды перешла на вспомогательный крейсер Cormoran, переоборудованный из захваченного легким крейсером Emden русского парохода Рязань. Остальные моряки с началом осады Циндао японскими войсками оправились на сухопутный фронт. В ночь с 28 на 29 сентября Iltis, однотипная Luchs и малый крейсер Cormoran были выведены на буксире в бухту Кяочао, где под руководством начальника и главного инженера судостроительной верфи X. Хартманна их затопили подрывными зарядами в одной миле на запад-юго-запад от маяка Юнюй (36°03’ N и 12СП6’ O).

В дополнение хочется отметить, что Iltis стал своеобразным карьерным трамплином у большого количества офицеров, служивших на нем. Так, первый командир лодки, Вильгельм фон Ланс, к началу Великой войны командовал 1-й эскадрой линейных кораблей и вышел в отставку в 1915 г. по состоянию здоровья в чине полного адмирала. Граф фон Платен-Халлермунд отметился на капитанском мостике императорской яхты Hohenzollern. В 1911 г. он оставил действительную морскую службу и был назначен гофмаршалом кайзера Вильгельма II, став через пять лет вице-адмиралом. Впоследствии бывший командир Iltis отправился вместе с Вильгельмом в изгнание и состоял при нем до 1935 г. Еще три командира корабля также дослужились до высших чинов - это вице-адмирал Штамер, контр-адмиралы Кюне и Кюзель. Восемь офицеров получили эти звания уже в 1920-1940 гг. - вице-адмиралы Гёттинг, фон Тротта, Берндт, Витхофт-Эмден, фон Зеебах; контр-адмиралы Хильбиг, Ёхлер. Ну а, пожалуй, наиболее известный из этой когорты - контр-адмирал Карл Август Нергер, обер-лейтенантом участвовавший в обстреле фортов Таку, а в годы Первой мировой войны прославившийся как командир знаменитого вспомогательного крейсера Wolf.

12.1898 - 06.1900 капитан-лейтенант / корветтен-капитан Wilhelm Lans испытания, поход и служба в Китайских водах, 17.06.1900 - бой у Таку
06.1900 обер-лейтенант цур зее (и.о.) Herbert Hoffmann Lamatsch Edler von Waffenstein заменял раненного командира
06 - 09.1900 капитан-лейтенант (и.о.) Robert Kühne на время ремонта в Шанхае
09.1900 - 11.1902 капитан-лейтенант / корветтен-капитан Wilhelm Sthamer служба стационером в Шанхае, визиты в Корею и Японию
30.11.1902 - 25.11.1903 корветтен-капитан Oskar von Platen-Hallermund
11.1903 - 11.1905 капитан-лейтенант / корветтен-капитан Fritz Wilhelm, Freiherr von Meerscheidt-Hüllessem
27.11.1905 - 29.11.1907 корветтен-капитан Hans Küsel
11.1907 - 11.1909 корветтен-капитан Max Lans
11.1909 - 02.1912 корветтен-капитан Felix Meersmann
02.1912 -12.1913 корветтен-капитан Lothar von Gohren
12.1913 - 08.1914 корветтен-капитан Fritz Sachße

 

           

 

 

Jaguar

 

Следом за Iltis, в конце 1897 - начале 1898 г. "Шихау" начала работы по постройке второй лодки - "Ersatz Hyäne". 19 сентября 1898 г., состоялась торжественная церемония спуска Jaguar на воду. Его крестным отцом стал новый директор казенной верфи в Данциге капитан-цур-зее фон Приттвиц унд Гаффрон.

После вступления в строй Jaguar начал испытания, продлившиеся до 25 мая. 1 июня 1899 г. канонерская лодка вышла из Киля и направилась в Китай. Уже в пути, когда корабль находился в Коломбо, его командир корветтен-капитан Хуго Киндерлинг получил из Берлина приказ официально утвердить права Германии на Каролинские и Марианские острова (за исключением Гуама, принадлежавшего США), а также на о-ва Палау. Эти заморские территории империя Гогенцоллернов приобрела у Испании после войны с США за 25 млн. песет. После посещения Сингапура канонерская лодка прошла Макасарский и Торресов проливы и 13 сентября прибыла в порт Гербертсхёхе на о. Новая Померания, который в то время являлся административным центром немецких владений в Тихом океане. Через шестнадцать дней, приняв на борт местного губернатора фон Беннигзена, Jaguar вместе с пароходом, на котором находились отряд колониальных войск, вышел в море. 13 октября на о. Понапе (Каролинские о-ва), 3 ноября на о. Яп (Палау) и 17 ноября на о. Сайпан (Марианские о-ва) состоялись торжественные церемонии поднятия германского флага. В последний день месяца лодка пришла в Шанхай, где встала на ремонт.

4 января 1900 г. Jaguar, наконец-то, бросил якорь в гавани Циндао. Войдя в состав Восточно-Азиатской крейсерской эскадры, канонерская лодка начала активную службу. Так, в феврале-марте она оперировала на реке Янцзы, доходя до Нанкина, а в апреле-мае ходила с визитом в Японию. В первой половине июня, в связи с восстанием ихэтуаней, Jaguar находился на страже имперских интересов в нижнем течении Янцзы, а после захвата фортов Таку обеспечивал высадку германского Восточно-Азиатского экспедиционного корпуса в Тонгку. При этом корветтен-капитан Киндерлинг отвечал за проведение десантной операции. 23 октября корабль вернулся в Циндао, но уже в декабре отправился исполнять обязанности стационера в Чемульпо, откуда ушел 20-го в Шанхай.

Следующий год прошел в постоянных походах. Так, покинув Шанхай 4 января, Jaguar направился к южно-китайскому побережью для замены однотипной Luchs и действовал там до конца июня, демонстрируя флаг от Кантона до Пакхоя (ныне - Бэйхай) в Тонкинском заливе. Во второй половине года лодка периодически входила в состав эскадры, посетив вместе с ней в июле-августе Японию. Затем до февраля 1902 г. Jaguar оперировал в Чжилийском заливе, после чего обеспечивал возвращение в Циндао частей Восточно-Азиатского экспедиционного корпуса. В марте лодка прошла ремонт в Нагасаки, потом из-за начавшихся беспорядков находилась на нижней Янцзы. В очередной раз посетив японские порты, корабль вернулся в Циндао, где с 8 сентября и до конца года исполнял обязанности стационера. В декабре Jaguar отправился в длительное плавание, продлившееся более шести месяцев. Он обошел Чжилийский залив, провел съемку низовий Пейхо, а затем посетил порты южно-китайского побережья, дойдя до французских владений, и корейский Чемульпо. Обратно в Циндао корабль вернулся 8 июня 1903 г. Затем канонерская лодка совершила еще несколько непродолжительных походов. Начиная с 21 марта 1904 г., около трех месяцев она находилась в Циндао, после чего вновь отправилась к южным берегам Китая.

В ходе Русско-японской войны Jaguar, которым теперь командовал корветтен-капитан Адольф Клёбе, периодически посещал Чемульпо с целью демонстрации флага, а также крейсировал у южно-китайского побережья. В апреле-мае 1905 г. судно прошло текущий ремонт в Циндао, по окончании которого вновь отправилось на юг. Там лодка действовала до ноября, вернувшись затем в главную базу. В начале следующего года корабль совершил кратковременный поход в Японию. С середины декабря 1906 г. Jaguar находился в Шанхае, где в то время происходили сильные беспорядки.

1907 год и большая часть следующего прошли в основном в китайских водах. В конце 1908 г. канонерку временно перевели на Австралийскую станцию. Волнения, часто вспыхивающие среди местного населения Каролинских о-вов, привели к тому, что Министерство по делам колоний потребовало направить туда военный корабль для демонстрации силы. Покинув 15 октября Шанхай Jaguar пришел в Гербертсхёхе 18 ноября. Через два дня, приняв на борт губернатора Ханля и небольшое подразделение колониальной полиции, лодка ушла на Понапе, куда прибыла 25-го. Вмешательство моряков для наведения порядка не потребовалось, и 9 декабря судно двинулось в обратный путь, придя в Гербертсхёхе через четыре дня. Jaguar оставалась в архипелаге Бисмарка до 27 декабря, после чего отправился в плавание по Микронезии. После возвращения командир Jaguar корветтен-капитан Отто Боланд получил 12 марта 1909 г. приказ идти к о-вам Самоа, где начались беспорядки. Туда же направились крейсера Leipzig и Arcona, рандеву с которыми состоялось 28 марта. Мятеж быстро подавили, а его предводителей канонерка в апреле доставила на Джалуит в ссылку. В последних числах мая лодка вернулась обратно на Восточно-Азиатскую станцию и оставалась в Циндао до конца следующего года.

В 1910 г. Jaguar исполнял обязанности стационера в различных китайских портах. В декабре в Ханькоу вспыхнули волнения среди населения. 21-го с находившегося там Jaguar на берег сошла десантная партия. Совместными усилиями китайской армии, отрядов международного корпуса (включавшего немецкие части) и британской речной канонерской лодкой Thystle спокойствие и порядок в городе были восстановлены. Тем не менее, только 25 февраля следующего года корабль смог покинуть Ханькоу и уйти в Циндао. Там он пробыл до конца июня, после чего опять приступил к активной службе. С ноября 1911 г., в связи с событиями китайской революции 1911-1912 годов, Jaguar обеспечивал охрану германского консульства в Фучжоу. Лодка смогла вернуться в Циндао только 28 апреля следующего года и находилась там до середины июня, после чего снова направилась к южно-китайскому побережью. Последний предвоенный 1913 год также прошел в походах по зоне станции.

В феврале 1914 г. во время плавания по Янцзы Jaguar коснулся корпусом грунта и получил пробоину, которую команда временно заделала подручными средствами. Корабль продолжал службу стационера до середины июля, пока 19-го не получил приказ возвращаться в Циндао, предварительно пройдя ремонт в британском доке в Шанхае. Осложнившаяся международная обстановка привела к тому, что работы велись ускоренными темпами. 31 июля лодка вышла из дока и ночью, под командой первого офицера капитан-лейтенанта Фрица Маттиаса, незаметно покинула Шанхай. 4 августа она пришла в Циндао и поступила в распоряжение губернатора капитана-цур-зее Мейера-Вальдека.

В отличие от своих разоруженных систершипов Jaguar принял самое деятельное участие в обороне Циндао. Новым командиром стал корветтен-капитан Карл фон Бедекер, перешедший с Tiger. Уже с начала войны немцы установили корабельный дозор на расстоянии 15 миль от крепости, существовавший до объявления союзниками блокады Циндао. Дозорная служба осуществлялась австро-венгерским бронепалубным крейсером Kaiserin Elisabeth, Jaguar, а также миноносцами S.90 и Taku. В это время крейсер, лодка и S.90 несколько раз выходили в бухту Кяочао и проводили там учения по артиллерийской поддержке фланга сухопутных позиций. В ночь на 23 августа эти же корабли прикрывали последнюю минную постановку с заградителя Lauting на подходах к Циндао. Вскоре канонерской лодке представился шанс отличиться. 30 августа, маневрируя ночью в тумане на первой блокадной линии, японский миноносец Shiratae выскочил на камни у острова Лиентао и получил при этом тяжелые повреждения. Команда оставила поврежденный корабль и перешла на другой дозорный миноносец. Как только позволила видимость, Jaguar вышел в море и артиллерийским огнем уничтожил японский корабль.

С 15 сентября Kaiserin Elisabeth, Jaguar и S.90 стали привлекаться для обстрела позиций японских войск. Их использованию для поддержки предшествовала тщательная предварительная подготовка - район маневрирования и фарватер к нему дополнительно промерили и тщательно обставили навигационными знаками. Корабли совершили несколько пробных выходов для освоения фарватера, изучения берега и тренировки артиллеристов в стрельбе по берегу. При этом фор-марс Jaguar на верфи крепости оборудовали под наблюдательный и командный пост, а грот-мачту сняли совсем для удобства ведения огня из кормовых орудий на острых углах. Огонь корабельной артиллерии был настолько эффективен, что правый фланг 23-й пехотной бригады японцев вынужден был отказаться от пользования прибрежной дорогой на открытых ее участках. Особенно успешно поддержали корабли свои сухопутные части 27 сентября при форсировании японцами реки Лит-сун, так как все устье и нижняя часть ее хорошо просматривались и простреливались из бухты Кяочао. Японскому командованию пришлось выделить часть полевых батарей для противодействия германским кораблям. Серьезного ущерба эти батареи не принесли, но заставили немцев отказаться от стрельбы со стопа и на малом ходу. Несколько раз крейсер и лодка безуспешно атаковывались авиацией противника. Вскоре японцы установили на горе Кушан несколько батарей морских дальнобойных 150-мм орудий, что свело "на нет" активность кораблей осажденных. Тем не менее, немцы еще несколько раз пытались обстреливать позиции противника, пока 4 октября очередная попытка едва не закончилась для Jaguar плачевно. В 10.30 он получил прямое попадание в нос 105-мм снарядом и был вынужден отойти во внутреннюю гавань крепости. К тому же 88-мм орудия канонерки уже не могли нанести серьезных повреждений хорошо оборудованным позициям японских войск, поэтому обстрелы берега прекратились.

Последняя попытка выхода в бухту провалилась 27 октября, когда канонерка была вынуждена вернуться, как только у ее борта стали падать снаряды. В это же время японская авиация усилила налеты на Циндао, причем главными целями служили Kaiserin Elisabeth и Jaguar. Для уменьшения повреждений на кораблях палуба, машинные люки и другие важные места покрывались мешками с песком, поверх которых укладывались стальные листы. К счастью для обороняющихся прямых попаданий не было.

Последние активные действия Jaguar приходятся на 1 и 2 ноября, когда он выходил к устью реки Хайпо и пытался помочь левому флангу обороны. Но оказать особо большой поддержки корабль уже не смог, так как приходилось постоянно маневрировать под огнем японской артиллерии. Всего же за время осады Циндао канонерская лодка сделала из своих 88-мм орудий 2200 выстрелов, которые практически все пришлись по берегу, за исключением стрельбы по Shiratae. В ночь с 6 на 7 ноября в её истории поставили последнюю точку. Jaguar, остававшийся последним из действующих кораблей крепости, вывели в бухту Кяочао и затопили подрывными зарядами в том же месте, что и три его систершипа.

До адмиральских чинов из командиров лодки в кайзеровском флоте дослужились двое - вице-адмирал Киндерлинг и контр-адмирал Вильбрандт. Еще четыре офицера стали адмиралами уже в Кригсмарине - вице-адмирал Эдуард Айхель, контр-адмиралы Карл фон Бодекер, Макс Кюне и Хассо фон Бредов.

04.1899 - 03.1901 капитан-лейтенант / корветтен-капитан Hugo Kinderling испытания, поход и служба в Южном море и в Китайских водах
03.1901 - 09.1902 капитан-лейтенант / корветтен-капитан Rudolf Berger служба и походы в китайских водах
5.09. - 19.11.1902 капитан-лейтенант (и.о.) Max Kühne стационер в Циндао
11.1902 - 03.1904 корветтен-капитан Karl Wilbrandt походы в китайских водах
03.1904 - 05.1906 корветтен-капитан Adolf Kloebe служба и походы в китайских и корейских водах
05.1906 - 06.1908 корветтен-капитан Graf Harry von Posadowsky-Wehner
06.1908 - 05.1909 корветтен-капитан Otto Boland служба в Южных морях
05.1909 -06.1911 корветтен-капитан Ernst Mysing служба в китайских водах
06.1911 - 11.1912 корветтен-капитан Ernst Vanselow
11.1912 корветтен-капитан (и.о.) Johan Titgens
11.1912 - 08.1914 корветтен-капитан Friedrich Lüring
08.1914 капитан-лейтенант (и.о.) Fritz Matthias
08 - 11.1914 корветтен-капитан Karl von Bodecker дозор в Циндао, обстрел береговых позиций
11.1914 корветтен-капитан Harry Mündel затопление корабля

 

 

Tiger

 

Очередные две лодки строились на казенной верфи в Данциге уже по измененному проекту. Киль "Ersatz Wolf", будущего Tiger, заложили в ноябре 1898 г., а 15 августа 1899 г. корабль спустили на воду. Крестным отцом, как и у Jaguar был фон Приттвиц унд Гаффрон.

   

31 мая 1900 г., через две недели после вступления в строй, Tiger получил назначение на Восточно-Азиатскую станцию. Подготовка к походу прошла в Киле со 2 по 6 июня. 16-го, когда корабль стоял на якоре в устье Эльбы, на нем побывал кайзер Вильгельм II. На следующий день Tiger отправился в плавание. Посетив по пути некоторые гавани Европы и Средиземноморья, лодка пришла в Порт-Саид, где встретилась с броненосным крейсером Fürst Bismarck, вышедшим немного позднее и также направлявшимся на восток. Пройдя Красное море, она в течение трех дней с 21 по 23 июля грузила уголь у острова Перим в Баб-эль-Мандебском проливе, после чего продолжила плавание. Однако вскоре Tiger сел на мель у побережья Французского Сомали и смог сняться только с помощью вызванных из Джибути буксиров. Повреждения оказались незначительными, но пришлось зайти в Аден, чтобы вновь пополнить запасы топлива.

Придя на Дальний Восток, Tiger с 30 августа по 12 сентября посетил Амой и Сватоу, после чего в доке Коулуна (Гонконг) смог устранить повреждения, полученные при посадке на мель у побережья Африки. С 6 по 10 октября канонерская лодка находилась в Кантоне и, наконец, 22-го пришла в Циндао. С этого момента и до окончания восстания ихэтуаней она действовала в Желтом море, сменив там Jaguar. Со 2 февраля 1901 г. Tiger - стационер на Янцзы. В июне лодка покинула реку и, зайдя ненадолго в Циндао, отправилась с визитом в Чемульпо, откуда в середине июля вновь вернулась на Янцзы. В декабре корабль совершил плавание к японским берегам с заходом в Нагасаки и Урагу, а в самом конце года вместе с бронепалубным крейсером Hertha и малым крейсером Bussard посетил Гонконг.

2 января 1902 г., приняв на борт в Гонконге командующего Восточно-Азиатской крейсерской эскадрой вице-адмирала Феликса фон Бендемана и его свиту, Tiger направился с визитом в Бангкок. Там корабль находился с 13 по 19 января. За это время командование германской эскадры удостоилось аудиенции у короля Сиама. По возвращении до середины июня лодка крейсировала у побережья южного Китая, а конца июля и до середины августа действовала в Чжилийском заливе. После этого Tiger исполнял обязанности стационера в Южно-Китайском море, в конце декабря вновь посетив с визитом вежливости Бангкок. В следующем году канонерская лодка продолжала ходить вдоль китайского побережья. Отдельного упоминания заслуживает заход в Кантон под флагом нового командующего эскадрой вице-адмирала Гайслера.

После начала Русско-японской войны Tiger с середины февраля по начало марта находился в Чемульпо, чтобы при высадке японских войск, в случае крайней необходимости, эвакуировать проживающих там германских граждан. Вернувшись в Циндао, корабль занимался гидрографическими исследованиями в прибрежной зоне бухты Кяочао, которые проводились специальным подразделением, взятым на борт. С апреля до начала августа лодка демонстрировала флаг на участке побережья от Сайгона до Таку. Затем Tiger принимал участие в безуспешных поисках пропавшего без вести офицера штаба эскадры капитан-лейтенанта Хентзееля фон Гильгенхаймба. (Фон Гильгенхаймб находился в осажденном Порт-Артуре в качестве нейтрального военного наблюдателя. 16 августа 1904 г. он вместе с французским наблюдателем покинул Порт-Артур на китайской джонке, направившись в Шанхай. Долгое время о судьбе обоих офицеров не было никакой информации. Только через полгода китайские власти арестовали команду джонки, которая призналась в убийстве европейцев.)

На следующий год канонерка продолжила службу стационером в различных портах Китая. 20 ноября, во время планового ремонта в Шанхае, умер командир корабля корветтен-капитан Даймлинг. Вместо него был назначен корветтен-капитан Ганс фон Абекен. 15 декабря в Чемульпо лодка взяла на борт германского посланника и генерального консула в Сеуле Конрада фон Зандерна и 19-го доставила его в Шанхай. В связи с вспыхнувшими там сильными беспорядками с Tiger для защиты международного сеттльмента на берег сошел десантный отряд, а сам корабль оставался в гавани до 30 января следующего года, вернувшись затем к обычной службе.

12 января 1907 г. броненосный крейсер Fürst Bismarck под флагом командующего эскадрой вице-адмирала Бройсинга вместе с Tiger вышел в плавание к островам Ост-Индии. После окончания похода лодка с 15 марта по 15 мая стояла на ремонте в Шанхае. Следующие полтора года прошли в обычной службе, не отмеченной никакими выдающимися событиями. В начале 1909 г. Tiger вместе с Fürst Bismarck вновь посетил Ост-Индию. И опять для корабля потянулись дни рутинной службы стационера, прерываемые лишь ежегодными ремонтами, пока 10 октября 1911 г. командир корветтен-капитан Густав Луппе не получил приказ из Циндао идти в Ханькоу. Корабль прибыл туда через три дня. Там уже находилась речная канонерская лодка Vaterland, а через несколько дней подошли Iltis под флагом командующего Восточно-Азиатской крейсерской эскадрой контр-адмирала фон Крозигка и миноносец S.90. С приходом туда же германского легкого крейсера Leipzig на берег сошел сильный международный десантный отряд, вмешательства которого, тем не менее, не потребовалось. В начале ноября Tiger ушел в Нанкин, откуда в середине следующего месяца вернулся в Циндао.

В течение первых четырех месяцев 1912 г. корабль находился сначала на юге, после чего на севере Китая. С 17 ноября до конца января следующего года он прошел капитальный ремонт в Циндао, затем продолжил службу. 3 января 1914 г. Tiger вместе с броненосным крейсером Scharnhorst под флагом командующего эскадрой вице-адмирала графа Максимилиана фон Шпее отправился в длительный поход. Германские корабли посетили Голландскую Ост-Индию, Сиам (со стоянкой в Бангкоке) и Филиппины. По возвращении, пройдя ежегодный ремонт в Циндао, Tiger поднялся вверх по Пейхо и 25 июня бросил якорь в Тяньцзине. Там он находился до 1 июля, вернувшись обратно в крепость через трое суток.

В июле командование планировало направить канонерку на Янцзы, но из-за ухудшения международной обстановки она осталась в Циндао. Tiger, несмотря на недавно сделанный ремонт, находился в не самом лучшем техническом состоянии - так, на верфи крепости для него изготавливали новые паровые котлы. В связи с этим было принято решение передать вооружение и экипаж канонерской лодки на почтовый пароход Prinz Eitel Friedrich (8797 брт), принадлежавший судоходной компании "Норддойчер Ллойд", который предстояло переоборудовать во вспомогательный крейсер.

1 августа Tiger разоружили и вывели из кампании. Его команда практически в полном составе перебралась на Prinz Eitel Friedrich. Исключение составили лишь командир корветтен-капитан Карл фон Бедекер, перешедший на Jaguar, и обер-лейтенант цур зее Баумкер, откомандировался для организации филиала этапной службы в Батавии. В течение осады лодка находилась во внутренней гавани крепости. Ее планировалось затопить 29 сентября вместе с Iltis и Luchs, но затем с этим решили повременить. Лодку планировалось использовать в качестве водолея в случае, если японцы повредят водокачку на реке Хайпо. Впрочем, через месяц, 29 октября, в карьере корабля была поставлена точка, и Tiger лег на дно бухты Кяочао рядом с систершипами.

Второй командир лодки Фридрих Шрадер стал вице-адмиралом кайзеровского флота. Еще четыре офицера, проходивших службу на Tiger, окончили карьеру в адмиральских чинах Рейхсмарине и Кригсмарине - это вице-адмиралы Фридрих Гёттинг, Гюнтер Краузе, Эбергард Вольфрам и контр-адмирал Карл фон Бодекер.

04.1900 - 05.1902 корветтен-капитан Xaver von Mittelstaedt испытания, поход и служба в Южном море и в Китайских водах
05.1902 - 09.1903 корветтен-капитан Friedrich Schrader служба и походы в китайских водах
09.1903 - 11.1905 капитан-лейтенант / корветтен-капитан Moritz Deimling служба в китайских и корейских водах
11.1905 - 11.1906 корветтен-капитан Hans von Abeken служба и походы в китайских водах
11.1906 - 06.1908 корветтен-капитан Walter von Koß служба в китайских водах, поход в Ост-Индию
06.1908 - 05.1910 корветтен-капитан Richard Ackermann служба в китайских водах, поход в Ост-Индию
05.1910 - 06.1912 корветтен-капитан Gustav Luppe служба в китайских водах
05.1912 - 06.1914 корветтен-капитан Oskar Böcker
06 - 08.1914 корветтен-капитан Karl von Bodecker

 

 

Luchs

 

"Ersatz Habicht", заложенный в декабре 1898 г., сошел на воду через два месяца после Tiger - 18 октября 1899 г. Крестил лодку именем Luchs (Рысь) обер-президент земли Восточная Пруссия фон Госслер. При этом случился казус - корабль был спущен на воду как Lux (Люкс) и до официального зачисления на службу 15 мая 1900 г. в официальных бумагах указывалась его неправильное наименование.

После вступления в строй 15 мая 1900 г. Luchs первоначально был приписан к Восточно-Американской станции. Однако, в связи с начавшимся в Китае восстанием ихэтуаней, 30 июня ее командир корветтен-капитан Харальд Дэнхардт получил приказ направиться на Дальний Восток. 7 июля канонерская лодка вышла из Киля и навсегда покинула Германию. Обогнув Европу и пройдя Средиземное море, корабль добрался до Порт-Саида, оттуда ушел уже вместе со II дивизией I эскадры Флота Открытого моря в составе эскадренных броненосцев Kurfürst Friedrich Wilhelm, Weissenurg, Wört и Brandenburg и авизо Hela. Совместное плавание продолжалось недолго, так как из-за аварии в машине Luchs пришлось зайти для ремонта в Аден, где он простоял с 1 по 9 августа. В итоге лодка добралась до Сингапура 29 августа, где вошла в состав Восточно-Азиатской крейсерской эскадры.

Сперва Luchs направили стационером в Южный Китай с базированием на Кантон. 20 октября для действия на реке Чжуцзян (Жемчужная) ей придали сампан, получивший наименование "Schamien". Команду и вооружение для него пришлось перевести с самой канонерки. В последних числах февраля 1901 г. ей на смену в Кантоне пришел Jaguar. Luchs же направился в Тонгку, где обеспечивал охрану погрузки на транспорты частей германского Восточно-Азиатского экспедиционного корпуса, возвращавшихся в Циндао. После того как с восстанием ихэтуаней было покончено, Luchs официально перевели на Восточно-Азиатскую станцию, так как до этого он все еще продолжал формально числиться за Восточно-Американской. Следующие несколько месяцев корабль находился либо в Циндао, либо в Шанхае, пока его не послали стационером на Янцзы. Канонерская лодка поднялась вверх по реке до Ханькоу и оставалась там до начала апреля 1902 г., пока не ушла в Нинбо, где вместе с малыми крейсерами Schwalbe и Geier находилась на страже германских интересов во время начавшихся там очередных беспорядков. С конца апреля до начала июня Luchs стоял в Гонконге, а потом до конца октября действовал у южного побережья Китая. Затем последовал визит в Страну восходящего солнца. По возвращении из Японии, корабль под флагом командующего эскадрой вице-адмирала Гайслера посетил Ханькоу. В феврале 1903 г. Luchs вновь побывал в Ханькоу, на этот раз под флагом контр-адмирала графа фон Баудиссена. Весной лодка прошла ежегодный ремонт на верфи в Шанхае. По окончании работ она вернулась к побережью южного Китая. На следующий год все повторилось вновь, за исключением стоянки в Циндао в июне-августе.

Весь 1905 г. Luchs провела в плаваниях, среди которых стоит отметить визит вежливости в Бангкок в конце ноября с новым командующим эскадрой контр-адмиралом Бройсингом на борту. Вновь адмирал поднял свой флаг на лодке в мае 1906 г., когда совершил плавание в Ханькоу. В марте-мае 1907 г. корабль прошел капитальный ремонт в Циндао. 23 мая следующего года канонерская лодка выходила на помощь к вылетевшему на камни у о. Баллард в архипелаге Чу-Сан (устье Янцзы) французскому броненосному крейсеру Chanzy. Несмотря на тяжелую аварию, французы, тем не менее, от помощи немцев отказались. В январе 1908 г. Luchs с командующим эскадрой и его штабом на борту ходил в Бангкок с дипломатическим визитом, во время которого германские офицеры удостоились приема у короля Сиама. Подобный поход состоялся и в январе 1910-го. В феврале-марте того же года канонерка совершила плавание на юг, в ходе которого посетила порты Филиппин и Голландской Ост-Индии. Затем в китайской провинции Хубэй вспыхнули сильные беспорядки, и для защиты портов на Янцзы был сформирован международный отряд кораблей, в действиях которого до середины мая со стороны Германии участвовали Luchs, Iltis и речная канонерская лодка Otter.

В конце января 1911 г. Luchs совместно с речной канонерской лодкой Tsingtau и отрядом британских кораблей сопровождали германский пароход Bülow, на борту которого в генеральное консульство империи в Гонконге было доставлено тело умершего от тифа командующего эскадрой контр-адмирала Гюлера. Затем лодка вновь вернулась к обязанностям стационера, прерванным на время очередным ремонтом. С началом революции 1911-1912 гг. командование отправило корабль в Ханькоу. Luchs пришел в назначенное место 1 ноября и оставался там до июля 1912 г., время от времени наведываясь в Нанкин и Шанхай. Затем последовал визит в Японию. В конце года корабль под командой корветтен-капитана Макса Тиригенса отправился в плавание по голландским владениям в Ост-Индии, продлившееся до начала 1913-го, а затем вернулся в Китай.

В 1914 г. канонерская лодка продолжала нести службу стационера на Янцзы и в Шанхае. В июле она отправилась на ежегодный ремонт в Шанхай, но уже в середине месяца была отозвана в Циндао. К началу войны Luchs, как и Tiger, находился в не лучшем техническом состоянии - на верфи крепости на замену старым изготавливали новые паровые котлы. Поэтому с лодкой поступили как и с систершипом - 1 августа на ней спустили флаг, а экипаж и вооружение перевели на вспомогательный крейсер Prinz Eitel Friedrich, командиром которого стал корветтен-капитан Тиригенс. Разоруженный и разукомплектованный Luchs остался стоять во внутренней гавани крепости. Ночью 29 сентября 1914 г. его вместе с Iltis и Cormoran потопили подрывными зарядами в бухте Кяочао.

Три командира лодки дослужились до адмиральских чинов Кайзерлихе Марине - вице-адмирал Дэнхард, контр-адмиралы Вутман и Хартог. Еще двое офицеров стали ими уже в тридцатых годах - это адмирал Макс Бастиан и вице-адмирал Фридрих Гёттинг, который проходил службу на трех из четырех дальневосточных "ильтисов".

05.1900 - 10.1901 корветтен-капитан Harald Dähnhardt испытания, поход и служба в Южном море и в Китайских водах
10 - 11.1901 капитан-лейтенант (и.о.) Ernst-Oldwig von Natzmer в ремонте
11.1901 - 01.1903 корветтен-капитан Georg Wuthmann служба и походы в китайских водах
01 - 03.1903 капитан-лейтенант (и.о.) Ernst Ewers
03.1903 - 11.1904 корветтен-капитан Emil Kröncke
11.1904 - 11.1906 капитан-лейтенант / корветтен-капитан Johannes Hartog
11.1906 - 11.1908 корветтен-капитан Siegfried Bölken
11.1908 - 11.1910 корветтен-капитан Karl von Hornhardt
11.1910 - 11.1912 капитан-лейтенант / корветтен-капитан Hermann Bendemann
11.1912 - 08.1914 корветтен-капитан Max Thierichens

 

 

Panther

 

Постройку канонерской лодки "А" по вновь измененному проекту начали на казенной верфи в Данциге в июле 1900 г. Уже 1 апреля следующего года корабль плавно сошел на воду. Речь вновь произнес фон Приттвиц унд Гаффрон, дослужившийся к этому времени до контр-адмирала, а крестной матерью стала жена командующего 17-го армейского корпуса генерала фон Ленце.

Сразу после вступления в строй Panther приступила к ходовым испытаниям, окончившимся в начале мая 1902 г., после чего отправилась на казенную верфь в Киле для установки вооружения. Затем по распоряжению Вильгельма II она вместе с императорской яхтой-авизо Sleipner представляли Кайзерлихе Марине на промышленной выставке в Дюссельдорфе, придя туда по Рейну 7 июня. Интерес к кораблям оказался настолько велик, что они задержались там почти на месяц - до 3 июля. После этого лодка два дня простояла в Дуйсбурге, а 13-го бросила якорь в Вильгельмсхафене, где начала подготовку к переходу на Восточно-Американскую станцию.

В последний день июля Panther отправилась в плавание. Она пересекла Атлантику и 30 августа пришла на о. Сент-Томас (Виргинские о-ва), где поступила в распоряжение командующего станцией коммодора Шедера, державшего флаг на бронепалубном крейсере Vineta. Уже через несколько дней лодке представился шанс поучаствовать в боевых действиях из-за инцидента, случившегося на Гаити с пароходом германской компании НАРАG Marcomannia.

Предыстория этого события такова. В мае 1902 г. действующего президента Гаити Симона Сэма свергли из-за попытки в обход конституции продлить свои полномочия еще на год, и до выборов нового главы государства власть перешла к временному правительству. На президентское кресло претендовало пятеро кандидатов, основными из которых являлись Антенор Фирмэн, бывший одно время министром финансов, а также послом во Франции, и генерал Пьер Норд Алексис, военный министр временного правительства. Еще до выборов между их сторонниками произошли несколько вооруженных столкновений, после которых сторону Фирмэна принял морской министр Гаити адмирал Аммертон Киллик, державший флаг на самой сильной единице гаитянского флота крейсере Crete-a-Pierrot. В дни выборов, 28-29 июня, между противоборствующими партиями начались настоящие боевые действия, после чего временное правительство объявило Фирмэна преступником. В ответ тот провозгласил себя президентом, затем покинул столицу и на крейсере ушел в порт Гонаив, где находилась его штаб-квартира. Имея на своей стороне Киллика, Фирмэн смог установить морскую блокаду Гаити, отрезав сторонников генерала Норда на севере страны.

2 сентября из Порт-о-Пренса в Гамбург вышел немецкий пароход "Marcomannia", на борту которого, кроме обычного груза, находилось оружие, предназначавшееся сторонникам Норда в Кап-Аитьене. Это тут же стало известно фирмэнистам, и при подходе к гавани Кап-Аитьена судно остановил Crete-a-Pierrot. Несмотря на протесты капитана и германского консула, мятежники отвели "Маркоманию" в Гонаив, выгрузили там оружие и 4 сентября отпустили пароход. За исключением задержки на эти два дня, немцы не понесли более никаких убытков. Тем не менее, посланник на Гаити Франсен тут же сообщил об этом инциденте в Германию и попросил прислать на Гаити военный корабль. Реакция Берлина оказалась незамедлительной и жесткой - Crete-a-Pierrot объявили пиратским кораблем со всеми вытекающими последствиями. Поэтому, когда 5 сентября Panther пришла в Порт-о-Пренс, то ее командир корветтен-капитан Рихард Экерман получил от Франсена приказ захватить или потопить мятежный крейсер, который, кстати, был быстроходнее и нес гораздо более сильное вооружение (1895 г., 950 т, 16 уз, 1 160-мм, 1 120-мм, 4 100-мм).

Канонерская лодка ночью покинула столицу Гаити и в 12.20 следующего дня обнаружила крейсер, стоявший на якоре в гавани Гонаива. Как выяснилось позже, практически все офицеры, включая Киллика, находились в этот момент на берегу. После предупредительного выстрела немцы отправили к Crete-a-Pierrot офицера на шлюпке с ультиматумом - команде спустить флаг и в течение 15 минут покинуть борт корабля. Пока парламентеры возвращались обратно, на крейсере появились Киллик и офицеры. Адмирал приказал открыть огонь по противнику, но команда отказалась выполнить его требование, спустила флаг и покинула корабль. Тогда Киллик заперся в кормовом погребе боезапаса и взорвал его вместе с собой. Экерман, который уже выслал призовую команду во главе с первым офицером для захвата "пирата", приказал произвести несколько выстрелов по гаитянскому кораблю. Добравшись до судна, немцы обнаружили, что взрывом повреждена только кормовая оконечность, а орудия в носовой части находятся в целости и сохранности. Однако, учтя, что в порту отсутствовали буксиры, корветтен-капитан приказал добить Crete-a-Pierrot артиллерией. Вскоре на нем прозвучало два сильных взрыва, после чего флагман гаитянского флота затонул. Впоследствии временное правительство Гаити официально высказало благодарность корветтен-капитану Экерману, потому как с гибелью мятежного крейсера морская блокада была снята, и теперь оно могло перебрасывать оружие и людей своим сторонникам в Кап-Аитьен.

При обстреле Crete-a-Pierrot выявилось несколько неприятных фактов. Так, носовое 105-мм орудие отказало уже после первых 5 выстрелов, а стрельбу из кормового пришлось остановить после 24-х, так как доски палубного настила оказались проломлены, а палубные стрингеры прогнулись до 14 мм. Командир корабля в своем рапорте указал на необходимость капитального ремонта и усиление фундамента под основаниями орудий.

25 сентября Panther покинула Сент-Томас и направилась к побережью Венесуэлы. Еще до ухода из Германии Экерман получил приказ после прибытия на станцию посетить немецкую колонию в венесуэльском городе Сьюдад-Боливар, расположенном на реке Ориноко в глубине страны. Оттуда в Берлин сыпались жалобы на блокаду реки войсками президента Кастро, из-за чего германские коммерсанты несли постоянные убытки. Канонерка сначала направилась в Кингстон, а затем 5 октября пришла в Порт-оф-Спейн, где корветтен-капитан попытался получить хоть какую-то информацию о событиях на Ориноко. Через два дня корабль покинул Тринидад и уже 9-го был в Сьюдад-Боливаре. Обнаружив, что город находится в руках противников Кастро, и что там поддерживается относительный порядок, лодка через два дня отправилась обратно. Через неделю Panther еще раз посетила Ориноко, отконвоировав при этом несколько германских пароходов. Покончив с этой миссией, лодка ушла в Гавану, где наконец-то были устранены повреждения, полученные при обстреле Crete-a-Pierrot.

Вновь Panther появилась у берегов Венесуэлы уже в декабре, когда Германия и Великобритания решили организовать морскую блокаду этой страны в связи с политикой президента Кастро, ущемлявшей их интересы. Кайзерлихе Марине представлял Восточно-Американский крейсерский отряд (официально создан 16 декабря), под командованием коммодора Шедера, в составе крейсеров Vineta, Gazelle, неброненосного крейсера Falke, учебных корветов Stosch, Charlotte и самой Panther, которая использовалась в начале операции как войсковой транспорт.

10 декабря объединенный англо-германский отряд захватил в порту Ла-Гуайра большую часть венесуэльского флота. На долю десантной партии канонерки, разместившейся на паровом катере и яле, достался вооруженный пароход "Zamora". Сама Panther, войдя в гавань, прикрывала своими пушками захват порта отрядами с Vineta и британского крейсера "Retribution". Затем Шедер приказал Экерману отбуксировать в Кюрасао для ремонта захваченные венесуэльские канонерские лодки "General Crespo" и "Totumo", находившиеся в плохом техническом состоянии. Однако уже утром следующего дня от германского консула в Ла-Гуайре поступило сообщение с просьбой о помощи. Panther вновь вернулась в порт для прикрытия действий десанта, а венесуэльские корабли пришлось потопить подрывными зарядами к северу от "горячей точки".

После окончания операции в Ла-Гуайре Panther ушла в Венесуэльский залив для организации ближней блокады Маракайбо, где укрывалась последняя действующая единица флота Кастро канонерская лодка "Miranda". Блокада с самого начала натолкнулась на трудности в связи со сложной навигационной обстановкой, так как осуществлять плавание в прибрежных водах без лоцмана оказалось очень затруднительно даже для канонерки, имеющей малую осадку. Да и климатическая обстановка весьма изнурительно действовала на экипаж судна. Сам Экерман оценил блокаду как "предприятие абсолютно безнадежное". Вдобавок, проход в озеро Маракайбо защищал расположенный на одноименном острове форт Сан-Карлос, на вооружении которого находилось шесть современных скорострельных орудий. Длительное бездействие надоело корветтен-капитану, и он решил отправить в Маракайбо шпиона, избрав для этих целей артиллерийского офицера Петера Штрассера. Вернувшись, тот доложил, что пушки с Сан-Карлоса сняты и установлены на пристани в самом городе. Получив эту информацию, Экерман решился прорваться мимо форта.

17 января 1903 г. в 12.45 Panther снялась с якоря и направилась к входу в лагуну. Когда она уже прошла бар и островок Бахо Сесо, неожиданно, в 13.35, с дистанции 3500 метров, Сан-Карлос открыл по ней довольно оживленную стрельбу. Уже второй залп лег примерно в 100 метрах перед лодкой. Несмотря на устный приказ Шедера не открывать огонь, Экерман ввязался в бессмысленную перестрелку с фортом, имевшим стены из коралловых блоков толщиной более метра. Впоследствии корветтен-капитан в своем донесении объяснил это решение желанием "сохранить честь флага и избежать впечатления позорного бегства у венесуэльцев". Канонерка при этом находилась в сложных навигационных условиях, так как шла между Бахо Сесо и песчаной мелью по узкому фарватеру шириной 200-300 метров с сильным течением. Карты у немцев отсутствовали, правда, на борту находился лоцман. По этим причинам огонь вело только носовое орудие, которое вышло из строя после 48 выстрелов. Тогда Panther повернула на другой курс и ввела в действие кормовое, но произвела из него всего 15 выстрелов, так как лодке пришлось вновь изменить курс из-за опасности посадки на мель. После этого Экерман вернулся на место якорной стоянки, посчитав дело сделанным. В ходе перестрелки Panther не получила никаких повреждений, за исключением выхода из строя носового 105-мм орудия, и не нанеся, в свою очередь, каких-либо повреждений форту.

13 февраля Кастро согласился с требованиями европейских держав, и блокада была снята. Покинув венесуэльские воды, Panther в середине марта сменила крейсер Vineta в Сан-Хуане (о. Пуэрто-Рико), где в это время происходили волнения среди местного населения. Затем лодка в составе отряда посетила Галифакс, Ньюпорт-Ньюс (где прошла небольшой ремонт), и Бермудские о-ва. В конце июля немецкие корабли отправились в канадские воды, вернувшись на Сент-Томас только в октябре. В ноябре некоторое время канонерская лодка находилась на рейде Пуэрто-Плата для защиты соотечественников, так как в Сан-Доминго в это время происходила очередная революция. С декабря 1903 г. по май 1904 г. Vineta, Gazelle и Panther под флагом нового командующего капитана-цур-зее Шрёдера находились в длительном плавании по Мексиканскому заливу и странам Карибского бассейна, посетив в ходе его Нью-Орлеан, Веракрус, Тампико, и еще 52 порта в Гватемале, Гондурасе, Никарагуа, Коста-Рике, Панаме, Колумбии, Венесуэле, а также на Гаити и Антильских островах.

По окончании похода, канонерская лодка в июне вновь отправилась в Ньюпорт-Ньюс для ремонта, откуда ушла на Гаити, где в Порт-о-Пренсе военные арестовали германского посланника и французского посла. Panther и французскому бронепалубному крейсеру "Jurien de la Gravière" удалось "убедить" местные власти освободить дипломатов. 19-22 октября корабль находился возле Виллемштада (о. Кюрасао), оказывая помощь пароходу "Greece" компании НАРАG.

15 марта 1905 г. Крейсерский отряд был официально расформирован, и на станции остались только Panther и малый крейсер Bremen, пришедший на замену Gazelle. В середине года канонерская лодка отправилась с визитом вежливости в Бразилию, омраченным так называемым "инцидентом в Итанжаи", произошедшим 27 ноября. Этот неприятный случай местная пресса раздула до таких размеров, что 12 декабря бразильский посланник в Берлине подал жалобу в Министерство иностранных дел на действия командира лодки корветтен-капитана графа Вальтера фон Заурма-Йелча.

Само событие оказалось весьма банальным. Матрос с Panther познакомился в этом портовом городе с одним немецким путешественником, загулял с ним, опоздал на корабль из увольнения и решил дезертировать. Вместо того, чтобы предоставить поимку беглеца местной полиции, несколько офицеров и унтеров, одетых в штатское, сами принялись за поиски, разыскав первым делом его собутыльника. Тот, в свою очередь, немедленно сообщил в прессу, что был выкраден моряками из гостиницы, доставлен на корабль и там избит во время допроса о месте нахождения дезертира, став в результате побоев инвалидом. Хотя сама история оказалась газетной уткой, а инвалидность мнимой, дальнейшее плавание Panther в бразильских водах происходило под надзором бронепалубного крейсера "Barroso", постоянно державшегося поблизости.

В середине февраля 1906 г. канонерская лодка совершила путешествие вверх по реке Парана до Асунсьона, где её командир удостоился аудиенции у президента Парагвая. После возвращения в Вест-Индию Panther отправилась в Канаду, поднявшись по реке Св. Лаврентия до Монреаля. В самом конце года, 21 декабря, она вместе с легким крейсером Bremen безуспешно пыталась снять севший на мель у мыса Плам-Пойнт возле Кингстона пароход НАРАG "Prinzessin Viktoria Luise".

В начале июля 1907 г. канонерская лодка получила приказ перейти на Западно-Африканскую станцию. 5 августа она направилась на восток и 3 сентября бросила якорь в гавани Лас-Пальмаса (Канарские о-ва), после чего прошла вдоль африканского побережья до Дуалы, тогдашней столицы германской колонии Камерун. В ноябре на корабль прибыла специальная гидрографическая партия. Panther предстояло продолжить съемку побережья германских владений в Западной Африке, прерванную после ухода оттуда в начале 1905 г. канонерской лодки Wolf.

Судно занималось исследовательской деятельностью с января 1908 г. по апрель 1911 г. Не забыты были также и обязанности стационера - являясь единственным военным кораблем Германии в этих водах, лодка должна была демонстрировать флаг в различных портах западно-африканского побережья, время от времени уходя в Кейптаун для отдыха и ремонта. Из наиболее запоминающихся событий можно отметить пребывание Panther в бухте Людериц (февраль-май 1909 г.), где незадолго до этого в пустыне Намиб были обнаружены алмазы, опрокидывание корабельной шлюпки у Криби (Камерун), когда утонули шесть моряков, а также посещение руин форта Гросс-Фридрихсбург.

Весной 1911 г. Panther вернулась в Дуалу из плавания на юг. В этом году для сравнения затрат Адмирал-штаб решил провести капитальный ремонт лодки не в Кейптауне, а в Германии. 28 мая она покинула гавань Дуалы и вышла в море. Посетив нескольких гаваней на побережье, а также Канарские острова, командир корветтен-капитан Бениш получил приказ из Берлина идти в Агадир. Panther бросила якорь на рейде этого марокканского порта 1 июля 1911 г. Казалось бы, что в этом такого? Ничем ни примечательный визит заурядного корабля в малоизвестный порт африканского государства. Тем не менее, этот, как его назвал кайзер Вильгельм II, "пантершпрунг" (прыжок пантеры), стал детонатором сильнейшего политического кризиса, получившего в истории XX века название "Второго марокканского" или "Агадирского" и едва не приведшего к началу мировой войны.

Предыстория его такова. 3 июля 1880 г. султан Марокко заключил соглашение с Германией, Австро-Венгрией, Великобританией, Францией, Италией, Испанией, Нидерландами и США о политическом статусе своей страны и о равных правах иностранцев на ее территории. Но 8 апреля 1904 г. Великобритания и Франция, игнорируя его положения, подписали договор о военном союзе, получивший неофициальное название "Сердечное соглашение" (Антанта), по которому первой гарантировалось доминирующее положение в Египте, а второй в Марокко. После этого начался фактический захват территорий Марокко французскими войсками. В ответ кайзер Вильгельм II во время визита в Танжер 31 марта 1905 г., выступая перед местными властями, подверг резкой критике англо-французский договор. Эта речь положила начало "Первому марокканскому кризису", завершившемуся 7 апреля 1906 г. принятием на международной конференции в испанском городе Альхесирасе принципа "полного равенства" в Марокко для всех наций в "экономическом отношении". Тем не менее, Франция продолжила свои военные операции, а в мае 1911 г. под предлогом защиты от нападения берберов даже оккупировала столицу Марокко город Фес.

Вот эти события и стали причиной появления Panther в Агадире, следом за которой через три дня туда же пришел легкий крейсер Berlin. 7 июля германский консул в Марокко объявил, что это необходимо для обеспечения интересов империи в связи с угрозой вторжения Франции в эту страну. Через два дня имперский статс-секретарь иностранных дел Кидерлен заявил французскому послу Камбону, что если Франция защищает своих подданных в Фесе, то Германия имеет полное право делать это в Агадире. В начавшейся конфронтации Третью республику поддержали Великобритания и Россия. К счастью, в этот раз мир смог удержаться на грани, и 4 ноября 1911 г. в Париже было подписано соглашение, согласно которому Франция получала протекторат над Марокко, а Германия в качестве компенсации часть территорий Французского Конго общей площадью 275 тысяч кв. км.

Сама же "виновница" кризиса находилась на рейде Агадира до конца июля, не предпринимая никаких действий, за исключением недолгих уходов в Санта-Крус (Канарские о-ва) для пополнения запасов топлива. 19 июля ей на смену туда пришел Eber. Через шесть дней после этого канонерская лодка покинула Агадир, благодаря которому ее наименование вошло во всемирную историю, и направилась в Германию.

С 19 августа по 20 декабря корабль прошел капитальный ремонт в Данциге, после чего перешел в Киль, где стал готовиться к возвращению на станцию, 5 января следующего года Panther вновь вышла в море. При этом сомнительная слава "агадирского подвига" сопровождала лодку во время всего перехода. Так, бельгийское правительство выразило сомнение в "целесообразности" захода в Антверпен для загрузки углем, а посещение Брюсселя немецкими моряками назвало "нежелательным". Да и стоянка в Лиссабоне сопровождалась травлей германских моряков в местной прессе.

С приходом в Лас-Пальмас канонерская лодка вновь приступила к обязанностям стационера и съемке побережья, продолжавшейся до середины весны 1914 г.

В апреле 1912 г. Panther еще раз посетила Гросс-Фридрихсбург, где в результате поисков немецкие моряки обнаружили несколько старинных пушек. Потом их с разрешения британских властей на грузовом судне отправили в Германию. В ноябре этого же года в столице Либерии Монровии вспыхнули сильные беспорядки, и Panther пришлось на некоторое время взять на борт местных немецких плантаторов и коммерсантов для их защиты. Вскоре туда же подошли Eber и легкий крейсер Bremen. Усиление германского присутствия понадобилась после того, как местные жители попыталось напасть на Panther, когда она находилась на реке Сесс. Только в начале апреля следующего года канонерская лодка смогла покинуть побережье Либерии и приступить к своей обычной службе. 21 апреля 1914 г. она вновь ушла в Европу и прибыла в Данциг 13 мая, где сразу же начался капитальный ремонт.

К 9 июля Panther, находившаяся в Киле, вновь была готова выйти в море. На этот раз ей предстояло отправиться в Мексику для действий в районе Тампико и на реке Санта-Мария, но поход отложили из-за всё более обострявшегося международного положения. С 27-го лодку назначили для несения сторожевой службы в Кильской бухте, а с началом боевых действий она вошла в состав сил береговой обороны Балтийского моря. Корабль в течение всей Первой мировой занимался дозорной и сторожевой деятельностью на Балтике. С самого начала августа Panther находилась в проливе Фемарн-Бельт, с 5-го несла дозор у минного заграждения в Большом Бельте, а с конца сентября - в Малом Бельте. Канонерка приняла участие в подготовке набеговой операции Отдельного соединения под командованием контр-адмирала Беринга в Финском заливе, отбуксировав 23-24 августа подводную лодку U.3 до Готланда. Единственным "результатом" этой операции германского флота стала потеря легкого крейсера Magdeburg, севшего на камни у маяка Оденсхольм.

Начиная с января 1915 г. Panther охраняла заграждение у Эресунна, а с осени действовала в Малом Бельте. С 24 сентября лодка вновь находилась в дозоре у Эресунна. С 1 января и до 20 марта 1916 г. она входила в состав заградительного дивизиона и базировалась на Фридрихсорт. Затем ее вновь вернули в состав сил береговой обороны Балтийского моря. При этом командир корабля корветтен-капитан Велтен получил должность "Старшего командира сил береговой охраны в Малом Бельте". С 20 мая по 18 июня на казенной верфи в Киле Panther прошла очередной ремонт, во время которого 105-мм орудия заменили на новые. В следующем году ремонт состоялся на верфи "Штюлькен" в Гамбурге. Начиная с августа 1917 г. и до конца войны корабль служил флагманом Эресунсской дивизии и окончил кампанию 18 декабря 1918 г.

После распада империи Гогенцоллернов и установления Веймарской республики немецкий флот подвергся резкому сокращению. Эти мероприятия коснулись и последней "колониальной канонерки" в его составе. Корабль разоружили - теперь на его борту время от времени в учебных целях устанавливалось одно 88-мм орудие. С июля 1921 г Panther включили в состав Рейхсмарине в качестве гидрографического судна. Кроме этого ее использовали для научной подготовки офицеров и персонала исследовательского судна "Meteor". 15 декабря 1926 г. бывшую канонерскую лодку, которой в то время командовал корветтен-капитан Вильгельм Маршалль, вывели в резерв. 31 марта 1931 г. Panther исключили из списка флота. В том же году стоявшую в Киле лодку продали на слом за 37 000 марок одной франкфуртской компании, после чего разобрали в Вильгельмсхафене.

Девять командиров Panther дослужились до адмиральских чинов. Так, ее первый командир вице-адмирал Рихард Экерман во время Первой мировой занимал посты начальника штаба флота и командующего 1-й эскадрой линейных кораблей. Еще более успешной оказалась карьера последнего - Вильгельма Маршалля, ставшего при Гитлере генерал-адмиралом и командующим флотом. До контр-адмиралов дослужились Теодор Фухс, Фриц Конрад, Вальдемар Бендер и Отто Файн. Вице-адмиралами стали Фридрих Вильгельм Курце, Вернер Лёвиш и Рудольф Штанге.

03.1902 - 06.1903 корветтен-капитан Richard Eckermann испытания, служба на Американской станции, операции на Гаити и в Венесуэле
06 - 07.1903 капитан-лейтенант (и.о.) Hans Seebohm отдых и ремонт в Канаде
07.1903 - 06.1905 корветтен-капитан Paul Jantzen служба на Американской станции, плавания по Мексиканскому заливу и странам Карибского бассейна
06.1905 - 03.1906 корветтен-капитан Graf Walter von Saurma-Jeltsch служба на Американской станции, визит в Бразилию и Парагвай
03.1906 - 10.1907 корветтен-капитан Wilhelm Timme отдых в Канаде, с августа 1907 на Западно-Африканской станции
10.1907 - 11.1908 корветтен-капитан Theodor Fuchs служба на Западно-Африканской станции, гидрографические работы
11.1908 - 11.1909 корветтен-капитан Wilhelm Most
11.1909 - 11.1910 корветтен-капитан Freiherr Karl von Müffling
11.1910 - 12.1912 корветтен-капитан Behnisch служба на Западно-Африканской станции, гидрографические работы, в июле 1911 в Агадире, Тунис, затем - ремонт в Германии
12.1911 - 11.1912 корветтен-капитан Karl Heine служба на Западно-Африканской станции
11.1912 - 11.1913 корветтен-капитан Witold Schnabel
11.1913 - 05.1914 корветтен-капитан Walter Förtsch
05 - 07.1914 капитан-лейтенант (и.о.) Heinrich Mayer в ремонте
07 - 11.1914 корветтен-капитан Walter Förtsch сторожевая служба в Кильской бухте, с августа 1914 - в береговой обороне Балтийского моря
11.1914 - 05.1915 корветтен-капитан Axel Walter
05.1915 - 01.1916 корветтен-капитан Carl Velten
01 - 03.1916 капитан-лейтенант Karl Pungs
03.1916 - 10.1917 корветтен-капитан / фрегаттен-капитан Carl Velten
10 - 12.1917 корветтен-капитан Günther Paschen
12.1917 - 01.1918 капитан-лейтенант Freiherr Georg-Günther von Forstner
01 - 06.1918 фрегаттен-капитан Carl Velten
07 - 08.1918 обер-лейтенант цур зее резерва (и.о.) Ernst Lassen
08 - 12.1918 фрегаттен-капитан Friedrich Lüring
07.1921 - 10.1924 корветтен-капитан Dr. Fritz Conrad гидрографическая служба
10.1924 - 12.1926 капитан-лейтенант / корветтен-капитан Wilhelm Marschall

 

 

Eber

 

Заказ на строительство последнего корабля получила фирма "Vulcan". Работы по постройке канонеркой лодки "В" начались в Штеттине осенью 1902 г. 6 июня 1903 г. Eber (Кабан) сошел на воду. Его крестным отцом стал инспектор торпедного вооружения контр-адмирал Фрице, который в 1889 г. командовал канонерской лодкой Adler, погибшей на Самоа вместе с первым Eber. После завершения постройки, 15 сентября начались ходовые испытания, продлившиеся до ноября, а потом о корабле ..."забыли" на целых семь лет! Дошло даже до того, что в мае 1907 г. из рейхстага был сделан официальный запрос о судьбе Eber, на который депутаты получили из Управления военно-морского флота ответ, что он является "Material-reserve" (фактически - находится на консервации). Сейчас уже трудно определить, что привело к такой ситуации.

Только весной 1910 г. на Eber был поднят военно-морской флаг. Сразу после этого корабль получил назначение на Западно-Африканскую станцию в помощь Panther. 14 апреля лодка под командованием корветтен-капитана Франца Люстига вышла из Вильгельмсхафена и направилась к месту службы. Ровно через три месяца, 14 июля, она бросила якорь в гавани Дуалы. Начавшаяся служба не отличалась какими-либо значительными событиями и состояла из рутинного посещения всех мало-мальски пригодных гаваней западного побережья Черного континента с целью демонстрации флага. Основной трудностью плаванья в тех водах являлись тяжелые климатические условия. В связи с этим, срок службы экипажей канонерских лодок на Западно-Африканской станции был назначен длиной в один год, а не в два, как это практиковалась на остальных кораблях германского флота, находившихся в зарубежных плаваниях. На несколько недель в году стационеры уходили для отдыха и ремонта в Кейптаун или на Канарские о-ва, отличавшиеся более умеренным климатом. Правда, Eber отступил от этого правила уже в первый год своей службы, пойдя для текущего ремонта в Кадис. Работы на корабле продолжались с 7 января по 6 марта 1911 г. По возвращении лодка посетила марокканские порты Могадор (ныне Эс-Сувейра) и Касабланка и в мае вернулась в Дуалу.

В конце июня в связи с начавшимся "агадирским кризисом", Eber пришлось покинуть Камерун и вновь направиться в марокканские воды. Придя на рейд Агадира 19 июля, он сменил там Panther, ушедшую на ремонт в Германию. Eber же остался в марокканском порту вместе с легким крейсером Berlin, изредка отлучаясь на Канарские о-ва в Лас-Пальмас или Санта-Крус для погрузки угля. После окончания кризиса оба германских корабля 28 ноября покинули Агадир и направились в Касабланку, однако из-за бушевавшего сильнейшего шторма им пришлось укрыться в Танжере.

В конце января 1912 г. Eber вернулся в Дуалу. В середине марта лодка покинула Гвинейский залив и направилась на юг в Кейптаун, посетив по пути принадлежавшие Германии гавани в юго-западной Африке. В конечную точку похода корабль прибыл 29 марта. Тяготы службы в нездоровом экваториальном климате уже начали сказываться - в Кейптауне по причине болезни были списаны на берег командир корветтен-капитан фон Хиппель и первый офицер капитан-лейтенант фон Бруди. И если фон Хиппель после возвращения в Германию выздоровел, то первый офицер скончался в Кейптауне. В итоге, до прибытия в мае нового командира корветтен-капитана фон Вайзе, его обязанности на протяжении трех месяцев временно исполнял старший из вахтенных офицеров - капитан-лейтенант Шрёдер. Оставшуюся часть года канонерская лодка продолжала нести службу стационера и совершила несколько походов, в том числе в низовья реки Конго (конец августа - начало сентября), с заходом в бельгийский Бома и португальский Кабинда. Вспыхнувшие в ноябре беспорядки в Либерии привели к тому, что в конце месяца для "защиты германских интересов" в гавани Монровии собрались все корабли станции - Panther, Eber и Bremen.

В начале февраля 1913 г. лодка вернулась в Дуалу и начала подготовку для очередного визита в Кейптаун для отдыха и ремонта. Однако прошлогодний поход Panther с этой же целью в Германию, несмотря на длительное расстояние, оказался экономически более целесообразным. Поэтому в конце месяца вместо Кейптауна Eber направился в Вильгельмсхафен, где с мая по июнь прошел текущий ремонт на верфи. Обратно в Африку корабль ушел 25 июня. На этот раз на его борту находилось специальное подразделение гидрографической службы, которому предстояло продолжить съемку Гвинейского залива. Исследования продолжались до конца года. Во время рождественских праздников Eber выходил в море для встречи с отрядом контр-адмирала фон Ребер-Пашвица в составе линейных кораблей Kaiser, König Albert и легкого крейсера Straßburg, совершавшим поход по Атлантике.

В первой половине 1914 г. гидрографические работы в Гвинейском заливе продолжились. Затем канонерская лодка в очередной раз посетила Кейптаун. Это диктовалось как политическими мотивами, ведь Eber оставался единственным германским кораблем на западном побережье африканского континента, так и необходимостью отдыха и ремонта. Однако начавшиеся в первых числах июля работы пришлось закончить быстрее, чем планировалось - обострившаяся обстановка в Европе предполагала возможность начала боевых действий. В связи с этим Адмирал-штаб приказал командиру канонерки корветтен-капитану Юлиусу Вирту вернуться в немецкие территориальные воды как можно скорее. На Eber эту телеграмму через радиостанцию в бухте Людериц получили 30 июля. В тот же день лодке удалось покинуть Кейптаун, несмотря на имевшийся у местных властей приказ командира станции мыса Доброй Надежды адмирала Кинг-Хэлла воспрепятствовать выходу германского корабля в море.

2 августа канонерская лодка пришла в бухту Людериц, где ее уже ожидал полученный накануне из Берлина приказ о мобилизации. Из-за спешки на корабль не смог прибыть новый командир корветтен-капитан Леонарди. В соответствии с мобилизационным планом, Вирту, оставшемуся на командирском мостике, предстояло немедленно отправиться к маленькому бразильскому островку Тринидад и ожидать там быстроходный грузопассажирский лайнер "Cap Trafalgar" (18710 брт) для переоборудования его во вспомогательный крейсер. Eber пополнил запасы угля, продовольствия и был приведен в полную боевую готовность. После этого канонерская лодка вместе с пароходом "Steiermark" вышла в море и направилась к месту рандеву. В ночь с пятого на шестое на ней приняли сообщение о начале войны. 15-го состоялась встреча с пароходами "Eleonora Woermann", "Santa Isabel", "Santa Lucia", и "Pontos", с капитанами которых Вирт согласовал действия на следующие дни. Добравшись через пять дней до острова, Eber обнаружил там легкий крейсер Dresden с несколькими угольщиками.

Пополнив запасы угля, канонерка покинула остров. 28 августа у Тринидада появился лайнер "Cap Trafalgar". Следующим утром на него передали кормовое 105-мм орудие, после установки которого оба корабля в сопровождении угольщиков вышли в море для испытаний. По возвращении обратно к острову 31 августа на пароход были переданы остальная артиллерия Eber, прожектор и необходимое снаряжение. В тот же день произошла смена экипажа, и состав Кайзерлихе Марине пополнил вспомогательный крейсер "Cap Trafalgar", а на полностью разоруженной лодке спустили военно-морской флаг и подняли коммерческий. Корветтен-капитан Вирт стал командиром нового крейсера.

4 сентября германские корабли расстались. Eber, на котором находился минимум команды во главе с младшим вахтенным офицером лейтенантом цур зее Бюнте, вместе с пароходом "Santa Lucia" направился в бразильский порт Байя, придя туда 14 сентября. После интернирования на экс-канонерке, имевшей статус торгового судна, осталось всего 15 человек под командой обер-машиниста Шаумбурга. Корабль находился в Байе до осени 1917 г., когда 26 октября Бразилия объявила войну Германии. В тот же день во избежание захвата команда подожгла и затопила Eber в гавани (12°50' S и 38°30’ W).

Непродолжительный срок службы Eber привел к тому, что до адмиральских чинов дослужился только его первый командир Альбертус Петрушки, вышедший в отставку контр-адмиралом еще до начала Первой мировой войны.

09 - 11.1903 капитан-лейтенант Albertus Petruschky испытания
04.1910 - 10.1911 корветтен-капитан Franz Lustig служба на Западно-Африканской станции
10.1911 - 03.1912 корветтен-капитан Wilhelm von Hippel
03 - 05.1912 капитан-лейтенант (и.о.) Erich Schröder
05.1912 - 04.1913 корветтен-капитан Clemens von Weise
04 - 06.1913 капитан-лейтенант Paul Schondorff ремонт в Германии
06.1913 - 09.1914 корветтен-капитан Julius Wirth служба на Западно-Африканской станции, гидрографические работы

 

 

ГАЛЕРЕЯ МОДЕЛЕЙ

                       
                                                 

 

ЛИТЕРАТУРА И ИСТОЧНИКИ
на немецком
1 Groner E., Mickel P., Mrva F. - Die Deutschen Krigsschiffe.1815-1945. Vol. 1., Bernard & Graefe Verlag, Munchen, De, 1982.
2 Hildebrand, Hans H. / Albert Röhr / Hans-Otto Steinmetz: Die deutschen Kriegsschiffe. Biographien - ein Spiegel der Marinegeschichte von 1815 bis zur Gegenwart. Band 2: Schiffsbiographien von Baden bis Eber, Mundus Verlag, Ratingen o. J.
на русском
3 Галыня В., "Хищники" империи. // журнал "Морская кампания".- 2009.-№02. - М, 2009.
4 Смирнов Г., Смирнов В. - Канонерки для "политики канонерок" // журнал "Моделист-конструктор".-1984.-№8.
+
некоторые материалы с интернет-форумов и энциклопедий

последнее обновление: 6.02.2018

 




 

 
Флот Германской империи (Kaiserliche Marine) 1898-1903
Флот Германской империи (Kaiserliche Marine) 1903-1919
Panther
Модель "Panther".
Panther
Модель "Panther".
Panther
Модель "Panther".
Panther
Модель "Panther".
Panther
Модель "Panther".
Panther
Модель "Panther".
Panther
Модель "Panther".
Panther
Модель "Panther".
Panther
Модель "Panther".
Panther
Модель "Panther".
Panther
Модель "Panther".
Panther
Модель "Panther".
Panther
Модель "Panther".
Panther
Модель "Panther".
Panther
Модель "Panther".
Panther
Модель "Panther".
Panther
Модель "Panther".
Panther
Модель "Panther".
Panther
Модель "Panther".
Panther
Модель "Panther".
Panther
Модель "Panther".
Panther
Модель "Panther".
Panther
Модель "Panther".
Panther
Модель "Panther".
Iltis
Модель "Iltis".
Iltis
Модель "Iltis".
Iltis
Модель "Iltis".
Iltis
Модель "Iltis".
Iltis
Модель "Iltis".
Iltis
Модель "Iltis".
Iltis
Модель "Iltis".
Iltis
Модель "Iltis".
Iltis
Модель "Iltis".
Iltis
Модель "Iltis".
Iltis
Модель "Iltis".
Eber
"Eber" и "Cap Trafalgar" у Тринидада, рисунок.
Eber
"Eber" и "Cap Trafalgar" у Тринидада, август 1914 г.
Eber
"Eber"
Eber
"Eber"
Panther
"Panther"
Panther
"Panther"
Panther
"Panther" на разборке в Киле, 1931 г.
Panther
"Panther" в качестве ГИСУ, 1920-е гг.
Panther
"Panther" в качестве ГИСУ, 1920-е гг.
Panther
"Panther" в Агадире.
Panther
Возвращение "Panther" в Германию, август 1911 г.
Panther
Крейсер "Berlin" и канонерка "Panther" в Агадире.
Panther
"Panther" в Бома, Бельгийское Конго, июнь 1909 г.
Panther
"Panther"
Panther
"Panther"

Венесуэльский залив и озеро Маракаибо.
Panther
"Panther"
Panther
"Panther" и британский крейсер в Ла-Гуайре, 13 декабря 1902 г.
Panther
"Panther"
Panther
"Panther"
Panther
"Panther"
Panther
"Panther"
Panther
"Panther"
Panther
"Panther"
Panther
"Panther"
Luchs
"Luchs"
Luchs
"Luchs"
Luchs
"Luchs"
Luchs
"Luchs"
Luchs
"Luchs"
Luchs
Матросы "Luchs".
Luchs
"Luchs" в Циндао.
Luchs
"Luchs"
Luchs
"Luchs"
Luchs
"Luchs" в Ханькоу, май 1906 г.
Luchs
"Luchs"
Tiger
"Tiger"
Tiger
"Tiger"
Tiger
"Tiger"
Tiger
Матросы "Tiger".
Tiger
"Tiger"
Tiger
"Tiger" в постройке.
Tiger
"Tiger" в постройке.
Tiger
"Tiger" в постройке.
Tiger
"Tiger"
Tiger
"Tiger"
Tiger
"Tiger"
Tiger
"Tiger"
Tiger
"Tiger" на ремонте в Циндао.
Tiger
"Tiger"
Jaguar
"Jaguar"
Jaguar
"Jaguar"
Jaguar
"Jaguar"
Jaguar
Матросы "Jaguar".
Jaguar
"Jaguar"
Jaguar
"Jaguar"
Jaguar
"Jaguar" на ремонте в Циндао.
Jaguar
"Jaguar"
Jaguar
"Jaguar"
Jaguar
"Jaguar"
Jaguar
"Jaguar"
Jaguar
"Jaguar"
Jaguar
"Jaguar"
Iltis
Носовое украшение "Iltis".
Iltis
"Iltis" в доке.
Iltis
"Iltis" на церемонии открытия Новой гавани в Циндао, 6 марта 1904 г.
Iltis
"Iltis"
Iltis
"Iltis"
Iltis
"Iltis"
Iltis
"Iltis"
Iltis
"Iltis"
Iltis
"Iltis" в Циндао, 1899 г.
Iltis
"Iltis" в доке.
Iltis
"Iltis" с макетом ордена "Пур ле Мерит".
Iltis
"Iltis" и трофейный флаг китайских "боксёров".
Iltis
"Iltis"
Iltis
"Iltis" в ремонте после боя.
Iltis
"Iltis" в доке после боя.
Iltis
"Iltis" в бою.
Iltis
Повреждения трубы "Iltis".
Iltis
Экипаж "Iltis".
Iltis
Повреждения трубы "Iltis".
Iltis
Капитан Ланс в бою у Таку.
Iltis
Места попаданий снарядов в "Iltis".
Iltis
"Iltis" в бою у Таку.

Канонерки в бою у Таку.

Диспозиция кораблей при бое у Таку.
Iltis
"Iltis"
Iltis
"Iltis"
Iltis
"Iltis"
Iltis
"Iltis"
Iltis
"Iltis"
Iltis
"Iltis"
Iltis
"Iltis"
Iltis
"Iltis"
Iltis
Команда "Iltis" и родственники погибших членов экипажа его предшественника.
На переднем плане в белой фуражке - командир корабля корветтен-капитан Вильгельм Ланс.
Циндао, июнь 1899 г.
Iltis
"Iltis"
Iltis
"Iltis" в Кильском канале.
Iltis
"Iltis"
Iltis
"Iltis"
Iltis
"Iltis" на испытаниях.

Panther
37-мм пушка на "Panther".


Panther
"Panther".
Panther
"Panther".
Panther
"Panther".
Iltis
"Iltis"
Panther
"Panther".
Iltis
"Iltis"
Iltis
"Iltis"
Panther
"Panther"
Iltis
"Iltis"
Iltis
"Iltis"
Следующая страница - канонерская лодка "Meteor"
Предыдущая страница - канонерская лодка "Eber"