ОглавлениеКрейсера → Броненосные типа "Scharnhorst"

  Крейсера  
  Классификация  
  По алфавиту  
  По годам  
  Соединения и операции  
  Разное  

Большие (броненосные) крейсера (Großerkreuzer) типа

 Scharnhorst 


Германия, 1907-1908 гг. 2 ед. (проект 1903-1904 гг.)

Scharnhorst 

*
Scharnhorst
*
Gneisenau
*
ОСНОВНЫЕ ДАННЫЕ
имя верфь-строитель закладка /спуск /в строю примечания
1 Scharnhorst <Blohm&Voss> Гамбург, стр. № 175, "Großer Kreuzer D" 3.01.1905 8.12.1914 погиб в бою у Фолклендских островов. 11 апреля 1915 г. для его замены заказали линейный крейсер, но так и не построили.
22.03.1906
24.10.1907
2 Gneisenau <A.G.Weser>, Бремен, стр. № 144, "Großer Kreuzer C" 28.12.1904 8.12.1914 погиб в бою у Фолклендских островов. 10 апреля 1915 г. для его замены заказали линейный крейсер, но так и не построили.
14.06.1906
6.03.1908
ТТХ
  Scharnhorst Gneisenau
Водоизмещение нормальное 11616 т
полное 12985 т
регистровое 8122 брт, 3657 нрт
Размерения длина ВЛ 143,8 м
полная 144,6 м
ширина 21,6 м
осадка проектная 8,0 м
носом 8,37 м
кормой 7,96 м
1 см осадки = 23,69 т. водоизмещения (позже 20,91 т)
высота борта на миделе 12,65 м
Энергетическая установка состав и тип 3 вала 1х4-лопастный винт Ø 4,7 м, 2х4-лопастных винта Ø 5,0 м 1х4-лопастный винт Ø 4,6 м, 2х4-лопастных винта Ø 4,8 м
3 МО 3х3-х цилиндровых верикальных ПМ тройного расширения
5 КО 18 водотрубных ПК "Schulz Thornycroft" (36 топок, 16 атм., 6300-6315 м²)
проектная мощность 26000 л.с.
Ходовые данные скорость проектная 22,5 уз.
на испытаниях 23,5 уз. при 28783 л.с., 121 об/мин. 23,6 уз. при 30396 л.с., 126 об/мин.
запас топлива 750 (800)/1570 (2000) т. угля
дальность плавания на 12 уз. 5120 миль
на 14 уз. 4800 миль
на 20 уз. 2200 миль
Экипаж 764 чел. (38 оф) Scharnhorst как старший флагман + 76 чел. (14 оф.) Gneisenau как младший флагман + 28 чел. (3 оф.)
Дополнительные данные корпус стальной, с продольно-поперечным набором, 15 отсеков, двойное дно на 50% длины корпуса
электроснабжение 4 динамо-машины, 260 кВт, 110 В
управление 1 полубалансирный руль, угол поворота: 40°
плавсредства 2 патрульных паровых катера, 2 рабочих паровых катера, 1 вельбот, 2 гребных катера, 3 яла и 1 шлюпка
кренящий момент 14700 мт
цена 20 млн. 319 тыс. M
19 млн. 243 тыс. M
БРОНИРОВАНИЕ
Крупповская сталь. Масса брони: 3100 т.
пояс 150-80 мм на 50 мм тиковой подкладке
палуба 60-35 мм/ скосы - 55-40 мм
башни ГК 170/30 мм
щиты казематных ГК 150/40 мм
казематы и цитадель 150 мм
щиты СК 80 мм
рубки носовая - 200/30 мм, кормовая - 50/20 мм
+ коффердамы, заполнены целлюлозой
ВООРУЖЕНИЕ
бортовой залп ГК - 648 кг
8-210 мм/40 780 м/с.; 4 башенных: - 5° + 30°, 16300 м., 4 казематных: + 16°, 12400 м. 700 выстрелов по 108 кг
6-150 мм/40 - 7° + 20°, 13700 м. 1020 выстрелов
18-88 мм/35 620 м/с., - 5° + 25°, 11000 м. 2700 выстрелов по 10 кг
4-8 мм пулемёта "Максим" (- 40° + 13°, 13,5 кбт.) 40000 патронов
4 ТА 450 мм подводные, 1 носовой, 1 кормовой, 2 бортовых 11 торпед типа С/45.91
6, позже 4 прожектора



 

Безусловно, наиболее прославленные крейсера германского флота, дальнейшее развитие типа "Friedrich Carl". Имели отличное для своего класса бронирование (в частности, две броневые палубы) и противоторпедную защиту, были крупнее и быстроходнее, чем тип "Roon". Верные своему принципу постепенного совершенствования отдельных элементов конструкции, немцы на сей раз двукратно усилили вооружение. Кроме привычных двухорудийных башен ГК в оконечностях, эти крейсера получили еще по два орудия ГК с каждого борта в башенноподобных установках в углах верхнего яруса (толщиной 150 мм) центральной цитадели. Кроме 210-мм орудий, в нижнем ярусе батареи стояли 150-мм орудия; общий вес бортового залпа составлял 886 кг.

Как и последовавший за ними "Blücher" оба корабля имели в общей сложности три броневые палубы в средней части и две в оконечностях. Главный пояс был толщиной 150 мм в центре, 120 мм в носу, 100 мм в корме. Правда, справочник Конвэя утверждает, что в 1914 немецкие крейсера уступали их соперникам с британской Китайской станции ("Defence" и "Minotaur"), которые при более сильном вооружении (234-мм и 190-мм орудия) обладали столь же сильным бронированием и высокой скоростью хода. Так или иначе, но к моменту вступления в строй корабли морально устарели, поскольку уже разворачивалась постройка линейных крейсеров.

Крейсера направили на Тихий океан, где они составили ядро германской Восточно-Азиатской эскадры под командованием вице-адмирала графа Максимилиана фон Шпее. Перед войной рассматривались планы замены их на более современные корабли, но их не успели осуществить.

После начала 1-й мировой войны эскадра оперировала на английских торговых коммуникациях в Тихом океане. 1 октября 1914 г. у мыса Коронель (Чили) "Scharnhorst" (флагман) и "Gneisenau" артиллерийским огнем потопили английские броненосные крейсера "Monmouth" и "Good Hope"  эскадры адмирала Крэдока. 8 декабря 1914 г. оба крейсера погибли в бою с линейными крейсерами "Invincible" и "Inflexible" у Фолклендских островов. На "Scharnhorst" погибло 860 чел., на "Gneisenau" - 598 чел.

 

СОДЕРЖАНИЕ:

КОНСТРУКЦИЯ

ДОВОЕННАЯ СЛУЖБА

БОЕВОЙ ПОХОД

БОЙ У КОРОНЕЛЯ

МЕЖДУ БОЯМИ

БОЙ У ФОЛКЛЕНДСКИХ ОСТРОВОВ

 

КОНСТРУКЦИЯ

 

Проект этого типа крейсеров был разработан Конструкторским бюро Имперского морского ведомства в 1903-1904 гг. В целом повторяя схему предыдущих двух типов, конструкторы улучшили все основные показатели: усилили вооружение и бронирование, увеличили скорость.

Проектное (нормальное) водоизмещение включая вес боезапаса, экипажа, загрузку 25% топлива (800 т угля), провианта и другого специального оборудования, составляло согласно Эверсу 11600 т при проектной осадке 7,5 м и 11700 т при средней осадке 7,4 м, по Грёнеру: 11616 т при осадке по конструктивную ватерлинию 7,96 м, по др. данным: 11600 т при осадке 7,497 м. Регистровая вместимость по проекту составляла 8122 брт или 3657 нрт. Водоизмещение в полном грузу включало максимальный запас угля 2000 т и составляло 12985 т при осадке 8,37 м. Увеличение осадки на 1 см соответствовало увеличению водоизмещения на 23,69 т, позднее 20,91 т. Таким образом, по разным данным увеличение водоизмещения по сравнению с предшественниками, крейсерами типа "Roon", составило 2083-2200 т, т.е. до 24,5%.

Удлиненный полубак по протяженности занимал больше 2/3 длины корабля, однако он не имел единой конструкции, так как в средней части прерывался броневым казематом, устроенным по всей ширине корабля. Так как каземат по высоте в своей нижней части начинался от батарейной палубы и был сделан двухярусным, борта кораблей выше батарейной палубы имели довольно большие уступы для обеспечения орудиям максимальных секторов стрельбы. В то же время тяжёлый, хорошо бронированный каземат в средней части потребовал придания очень полных обводов подводной части в районе миделя. Выше ватерлинии борт поднимался вертикально вверх.

Длина между перпендикулярами согласно Эверсу составляла 137 м, по КВЛ: 142,8 м, по Грёнеру 143,8 м; наибольшая длина по Эверсу: 143,75 м, по Грёнеру 144,6 м, против 123 м, 127,3 м и 127,8 м у крейсеров типа "Roon", то-есть на 16 м длинее. Необходимость действенной подводной защиты против торпед и мин потребовала увеличения ширины, которая на мидель-шпангоуте (52-й шп.) по наружной кромки брони сетей составляла 21,6 м (по Эверсу – 21,0 м), против 20,2 м у крейсеров типа "Roon", то-есть на 1,4 м шире. Хотя тяжелый и широкий броневой каземат над средней частью корпуса потребовал приданию этой части более полных обводов, вне каземата корпус настолько сильно заострялся к оконечностям, что коэффициент полноты водоизмещения оказался самым наименьшим из броненосных и даже линейных крейсеров кайзеровского периода, составив согласно Эверсу 0,517. Отношение L/B составило 6,52, против 6,09 у "Roon". Даже у более крупных крейсеров последующих проектов оконечности оказались не такими удлиненными. Высота борта, замеренная на мидель-шпангоуте от верхней кромки верхнего горизонтального листа киля до верхней кромки балки верхней палубы на мидель-шпангоуте, согласно Грёнеру достигала 12,65 м, против 12,14 м у типа "Roon". Высота надводного борта на миделе при нормальном водоизмещении составляла 5,6 м. Хотя по отношению к крейсерам типа "Roon" длину и ширину увеличили соответственно возросшему водоизмещению, при этом осадка возросла незначительно. Высота ведения огня батареи 150-мм орудий составила только 4,43-4,47 м, что для современного крупного корабля было явно недостаточно.

КОРПУС

В рассматриваемый период в судостроении использовали клепаные корпуса кораблей и судов из мягкой судостроительной стали Сименс-Мартена, впоследствии называемой мартеновской сталью. Корпуса крейсеров собирали с применением заклёпок из той-же стали. Способ клёпаных связей корпуса – смешанный набор поперечных шпангоутов и продольных стрингеров (продольно-поперечная схема), вместе с килем, форштевнем и ахтерштевнем обеспечивал продольную и поперечную прочность корпуса. Детали корабельных связей представляли собой одинарные и двойные пластины и листы, соединённые встык или внахлест и, для увеличения прочности, подкрепленные с одной или обеих сторон уголками или рёбрами жёсткости.

В германском военном судостроении стандартная величина шпации равнялась 1,2 м, а отсчёт шпангоутов начинался в нос и корму от 0-го шп., проходящего по оси баллера руля; в корму шпангоуты отсчитывали со знаком минус. Поперечные шпангоуты располагались в плоскостях шпаций и проходили от вертикального листа киля до броневой палубы. Их собирали из отдельных листов толщиной 8 мм и скрепляли с продольными стрингерами при помощи уголков. По длине корпус разделили на 119 теоретических шпаций, начиная от 0-го шп. в нос расположили 115 шпаций, в корму четыре. Однако фактически набор корпуса, с учётом 0-го шп., включал только 115 шпангоутов. В нос их установили 111, за 111-м шп. разместили форштевень, конец которого в виде небольшого тарана длиной 1,2 м совпадал с теоретическим 115-м шп. В корму от 0-го шп. уходил вместе с ахтерштевнем подзор кормы, сформированный набором от -1 до -3-го шп. и продолжавшийся за теоретический 4-й шп. на длину 1,0 м.

Носовая оконечность имела характерную для немецких крейсеров таранную форму с закругленным вперед форштевнем. Таран в подводной части был усилен шпироном для возможности нанесения таранного удара, хотя эта тактика боя немецкими адмиралами предусматривалась только как самая крайняя мера. Форштевень был собран из трёх частей. Его верхняя часть состояла из одного изогнутого листа стали, две другие представляли собой пустотелые детали, отлитые из мягкой мартеновской стали. Верхняя часть форштевня на уровне верхней палубы соединялась с нижележащей встык накладками и стяжками. Обе нижние части соединялись между 111 и 112-м шп. встык при помощи двух поперечных рёбер и стягивались между собой болтами. Они имели канавки и заплечики для соединения с броневыми плитами, деревянными рубашками под бронёй и наружной обшивкой. Для соединения с верхней, батарейной и промежуточной палубами у литых деталей форштевня имелись специальные фланцы, а в качестве места опоры броневой палубы у средней детали – консольно расположенный прилив. Средняя часть своей выступающей вперёд оконечностью образовывала шпирон, острие которого располагалась на 1,5 м ниже КВЛ. Нижняя часть имела отверстие с заплечиками для установки трубы носового подводного ТА и закрывающей её снаружи водонепроницаемой крышки.

Единого литого ахтерштевня, как такового, не было. Ахтерштевень образовывал обвод кормы и собирался из четырёх частей. Обе верхние части, расположенные от верхней палубы до -2 2/3-го шп., собрали из двойных уголков и листовых поясов, обе нижние – рудерпост и штевень среднего гребного вала (штарнпост) отлили из мягкой судостроительной стали. Самая верхняя часть ахтерштевня располагалась от верхней до промежуточной палубы и состояла из двойных уголков и 10-мм кормового листового пояса. Согнутые концы уголков приклепали к этим палубам. Ниже расположенная часть проходила от промежуточной палубы до -2 2/3-го шп. Она состояла из двух уголков и 15-мм кормового листового пояса. Согнутые концы уголков вверху приклепали к промежуточной палубе, а внизу соединили с отлитым из мягкой судостроительной стали рудерпостом. Верхний листовой пояс соединили встык с нижележащим 10-мм накладками. Верхняя часть литого ахтерштевня – рудерпост – проходила в районе от -2 2/3 до 2½-го шп. В нём имелось коническое отверстие под установку баллера руля и два отлитых с полыми отверстиями захвата в качестве опоры руля. В отверстие конической формы установили притёртый стальной вкладыш, в котором было расточено отверстие с уплотнительным устройством для установки баллера руля. Нижняя литая часть ахтерштевня – штарнпост, располагалась в районе от 2½ до 7-го шп. Внизу она заканчивалась удлинённой частью цилиндрической формы для установки дейдвудной трубы (мортиры) среднего гребного вала. Обе стальные отливки имели продольное несущее ребро и несколько поперечных, с помощью которых они крепились к шпангоутам. Для установки листов наружной обшивки на каждой стороне поперечных рёбер имелись желоба для установки трёх рядов заклёпок. Литые нижние части соединялись посредством склёпанных друг с другом поперечных приливов. На их наружной поверхности имелись отлитые из стали вертлюги, установленные и приклёпанные в соответствующих углублениях.

Киль или нулевой стрингер длиной 124,8 м проходил в районе от 7 до 111-го шп. и соединял форштевень с ахтерштевнем, обеспечивая продольную прочность, жёсткость и водонепроницаемость по всей длине днища корпуса. Конструктивно киль состоял из одного вертикального сплошного 16-мм стального листа, двух горизонтальных поясов, лежащих под этим килевым листом друг на друге и склёпанных с ним помощью двух нижних сплошных стальных уголков, и двух верхних таких же уголков, служащих для соединения при помощи заклёпок вертикального листа с настилом внутреннего дна. Вертикальный стальной лист на большей части своей длины имел высоту около 1,2 м. Сплошной вертикальный лист в районе от 23 до 93-го шп. на длине 84 м обеспечивал водонепроницаемость киля, а до и после этого района в вертикальном листе имелись вырезы круглой и овальной формы для облегчения веса. Верхний горизонтальный пояс толщиной 15 мм имел ширину 1,35 м, лежащий под ним 16-мм нижний 1,07 м. В районе до 10½ и после 105-го шп. горизонтальная часть киля состояла из одного 18-мм пояса. В районе от 10½ до 14-го шп. вместо стального листа и поясов установили днищевую вставку из стальной фасонной отливки.

Помимо вертикального киля продольную прочность корпуса обеспечивали продольные связи – стрингеры. Начиная от киля, на каждой стороне днища и борта корпуса проходило по шесть стрингеров. Стрингер № 1 проходил в районе от 5 до 93-го шп.; стрингер № 2 от 3 до 101-го шп.; стрингер № 3 от 4 до 93-го шп.; стрингер № 4 от 23 до 79-го шп.; стрингер № 5 от 13 до 79-го шп.; стрингер № 6 от 31½ до 79-го шп. Водонепроницаемыми были: стрингер № 2 в районе от 79 до 90-го шп.; стрингера № 3 и № 5 от 23 до 79-го шп. Стрингеры собирали из сплошных 9-мм полос и отдельных уголков. Они проходили вдоль днища и борта корпуса на разную длину, имели разную высоту – в среднем около 1,2 м и по длине корабля различное расстояние (2,1-2,125 м) друг от друга – максимальное 2,15 м на мидель-шпангоуте, что соответствовало изменению формы корпуса. Водонепроницаемыми стрингеры были только на отдельных участках.

Поперечную прочность корпуса обеспечивали шпангоуты. Ниже броневой палубы 23, 27, 31½, 36, 41, 45, 49, 53, 57, 61, 65, 69, 73, 79, 84, 90 и 93-й шп. были водонепроницаемыми в районе внутреннего дна. В районе от 23 до 79-го шп. они проходили от вертикального листа киля до стрингера № 5, между 79 и 93-м шп. до нижней палубной платформы. Остальные для облегчения веса имели большие круглые вырезы. Выше броневой палубы шпангоуты продолжались в тех же плоскостях, что и ниже. За броневым поясом цитадели и в батарейном каземате установили с размером шпации 600 мм промежуточные облегчённые неподкреплённые шпангоуты, имеющие большие вырезы. За главным броневым поясом, впереди и позади цитадели эти шпангоуты проходили от броневой палубы до промежуточной. Кроме того, изготовленные из уголков промежуточные шпангоуты имелись везде выше главного броневого пояса, кроме цитадели и каземата. Верхние концы шпангоутов жёстко крепили к настилу батарейной, либо верхней палубы бракетами, бракетными флорами и кницами.

Пересекающиеся шпангоуты и стрингеры образовали систему набора корпуса, которую покрыли стальными листами наружной обшивки. До стрингера № 4 по обе стороны от киля проходила обшивка днища, выше обшивка борта. Ниже броневой палубы наружную обшивку борта изготовили по системе прилегающих и перекрывающих друг друга поясов толщиной 13-18-мм, выше броневой палубы только из прилегающих 8-мм поясов. Пояса обшивки днища располагали рядами параллельно килевым листам так, что наружный 16-мм пояс обшивки своими краями перекрывал оба смежных 15-мм внутренних пояса. Внутренний горизонтальный пояс нижней части киля на всей длине усилили перекрывающим 16-мм поясом обшивки днища. Позади бортовой брони обшивка борта имела толщину 15 мм, перед 13 мм. Выше бортовой брони 8-мм обшивку борта из прилегающих полос установили на основных и промежуточных шпангоутах.

Покрытием 8-мм стальными листами верхних кромок шпангоутов и стрингеров образовали верхний настил двойного дна (трюма) и двойного борта (твиндека). Листами конструкции системы набора, часть из которых были водо- и нефтенепроницаемы, двойное дно и двойной борт делились на большое число отсеков и цистерн. Двойное дно высотой около 1,2 м проходило по обе стороны киля от 23 до 93-го шп. на длине 85,2 м (машинных и котельных отделений) или 60% длины корабля по KBЛ (согласно Грёнеру: 50%, против 60% у крейсеров типа "Roon"). В районе от 23 до 79-го шп. оно проходило от вертикального листа киля до стрингера № 5, между 79 и 93-м шп. до нижней палубной платформы. В двойном дне водонепроницаемыми были стрингер № 3 в районе от 23 до 79-го шп. и стрингер № 2 в районе от 79 до 90-го шп. Пространство между вертикальным листом киля и стрингерами № 2 и 3 обозначили как двойное дно № 1, между стрингерами № 3 и 5, а также стрингером № 2 и палубными платформами – двойное дно № 2. В двойном дне имелось 62 цистерны, из которых цистерны по обе стороны киля и стрингерами № 3 в районе от 23 до 27-го шп. и от 73 до 79-го шп. использовали для хранения питьевой и мытьевой воды, от 27 до 41-го шп. котельной питательной воды и от 45 до 65-го шп. жидкого топлива. Двойное дно переходило в двойной борт, заканчивающийся броневым шельфом – мощным сплошным уголком, на который торцом опирался главный броневой пояс.

На обеих сторонах наружной поверхности борта в районе между стрингерами №№ 4 и 5 на длине корпуса в районе с 38-го по 72-й шп. установили боковые успокоительные кили длиной 42 м. Кили имели треугольное поперечное сечение с основанием 350 мм и высотой 650 мм в середине корпуса и 800 мм по концам и были склёпаны из 10-мм стали. С помощью согнутых уголков их приклепали к наружной обшивке борта между местом прохождения стрингеров №№ 5 и 6. Внутреннее пространство между расположенными под углом стальными полосами заполнили пробкой, смешанной с морским клеем, образуя, таким образом, монолитное ребро.

Внутреннее пространство корпуса, наверху замыкаемое броневой палубой, включающее обе палубные платформы, от настила внутреннего дна и двойного борта до броневой палубы разделили 14-ю водонепроницаемыми поперечными переборками на XV основных водонепроницаемых отсеков. Все водонепроницаемые переборки доходили до броневой палубы, а часть из них до батарейной или верхней палуб. По принятому в германском судостроении порядку, нумерация отсеков, а также переборок шла от кормы к носовой оконечности. Водонепроницаемые поперечные переборки проходили от внутреннего дна до броневой палубы на 13, 23, 31½, 41, 49, 57, 65, 73, 79, 84, 90, 93, 101 и 109-м шп., имея в нижней части 8-мм толщину, в средней 7-мм и в верхней 6-мм. Между броневой и промежуточной палубами водонепроницаемые поперечные 6-мм переборки проходили от ахтерштевня до цитадели на -2, 2, 6, 10, 13-м шп., от цитадели до форштевня на 93, 95, 99, 104 и 112-м шп. от борта до борта. Между промежуточной и батарейной палубами водонепроницаемые поперечные переборки проходили на -2, 6, 17½, 24½ (цитадель), 31½, 41, 49, 57, 65, 82 – 88½ (цитадель), 73, 76, 95,101 и 109-м шп.; но 41, 57, 73 и 76-й шп. были водонепроницаемы только внутри угольных ям над броневой палубой; на батарейной на 6, 42, 50, 62, 70, 102 и 110-м шп.; на верхней на 23, 31½, 46, 54, 58, 60 и 102-м шп.

Всё внутреннее пространство корпуса от внутреннего дна и второго борта до броневой палубы вместе с палубными платформами, шпангоутами и стрингерами делилось проходящими в отдельных местах несколькими продольными водонепроницаемыми переборками на более мелкие водонепроницаемые отсеки, помещения и цистерны. В числе продольных водонепроницаемых переборок на каждом борту корпуса установили по одной 6-мм коффердамной переборке, идущей вдоль двойного борта по высоте от настила внутреннего дна до скоса броневой палубы в районе с 13-го по 90-й шп. и образующий между ней и двойным бортом коффердамы (бортовые проходы или коридоры) длиной 92,4 м. Коффердамы служили камерой расширения при взрывах пробивших броневой пояс снарядов. Максимальное отстояние коффердамных переборок от борта на миделе составляло 2,56 м при ширине коффердама 1,42 м. Эти переборки должны были дополнять назначение бортовой брони по защите внутренних частей корабля от давления газов и действия осколков брони и снарядов, хотя их 6-мм стенки вряд ли могли служить в качестве противоосколочных переборок. В районе от 13 до 23-го шп. коффердамные переборки располагалась на палубной платформе, с 23 до 79-го шп. в месте прохождения стрингера № 5, с 79 до 93-го шп. на нижней палубной платформе. В районе от 13 до 23-го шп. коффердамы представляли собой одно целое с туннелями боковых гребных валов, в то время как палубная платформа не доходила до двойного борта. Внутри коффердамов на 27, 31½, 36, 41, 45, 49, 53, 57, 61, 65, 73, 79 и 84-м шп. проходили водонепроницаемые поперечные переборки, делившие их на 15 водонепроницаемых отсеков и цистерн. На каждом борту корпуса на протяжении всех КО в районе с 41-го по 79-й шп. на длине 45,6 м параллельно и на расстоянии 6,8 м от ДП установили переборки продольных расходных угольных ям, проходящие от настила внутреннего дна до броневой палубы. Водонепроницаемыми поперечными переборками на 49, 57, 65 и 73-м шп. расходные угольные ямы разделили на пять частей. По обоим бортам корпуса между броневой и батарейной палубами в районе с 21-го по 79-й шп. протянулись продольные переборки, расположенные на горизонтальной части броневой палубы, отстоящие на 0,5-1 м от неё и образующие внутренний борт верхних угольных ям, расположенных на скосах броневой палубы.

Пересечение шпангоутов, стрингеров, продольных и поперечных водонепроницаемых переборок образовало в двойном дне и внутри каждого из основных отсеков ниже броневой палубы значительное количество отдельных водонепроницаемых помещений различного объема. В число этих помещений входили: 62 отсека и цистерн в двойном дне, 30 в двойном борту и коффердамах, 32 в трюме, 22 на нижней палубной платформе, 21 на верхней, 22 угольных ямы, 11 переходов, 20 трапов, (два туннеля гребных винтов); всего – 220.

Под броневой палубой с 31½-го по 78-й шп. по ДП расположили сплошной прямой водонепроницаемый центральный коридор высотой 3 м, шириной 1,45 м и длиной 55,8 м, проходящий без перерыва над всеми КО и передним МО через все водонепроницаемые поперечные переборки, в которых для него проделали проходы. Доступ в него имелся в корме с промежуточной палубы через люк по трапу на 36-м шп. и в передней части через коммуникационную трубу носовой боевой рубки. Из передней боевой рубки через эту трубу в центральный коридор свободно и легкодоступно проходили система рулевого управления и его указатели, механический телеграф, переговорные трубы, электрические и телефонные кабели, трубопроводы системы воздуха высокого давления (ВВД), противопожарной системы и т.д. В его передней части, расширенной до 4,8 м, разместили центральный пост управления артиллерийским и торпедным оружием. Толщина стальных стенок центрального коридора составляла 6 мм, настила пола 8 мм. В местах прохода шахт дымовых труб на его обшивку снаружи нанесли слой изоляции для предотвращения нагрева газами дымовых труб. Вентиляция осуществлялась через трубы фок- и грот-мачты.

По высоте корпус кораблей выше КВЛ разделили пятью палубами, часть из которых проходила через весь корабль, ниже КВЛ верхняя и нижняя палубные платформы (твиндек). Под ними установили настил внутреннего (второго) дна, а в носовой и кормовой оконечностях настил трюма. Снизу вверх располагались: броневая, промежуточная – она же как продолжение броневой в той же плоскости в местах отсутствия бронирования, батарейная, верхняя и надстроечная (спардек) палубы, а поверх них ярусы мостиков. Из пяти имеющихся на кораблях палуб и двух палубных платформ только верхняя и батарейная были сплошными и проходили через весь корпус. Броневая палуба состояла из трёх частей и также проходила через весь корпус, но на разных уровнях, остальные проходили только в отдельных частях корпуса.

Глубина трюма составляла 7,22 м, считая от средней части броневой (промежуточной) палубы, и 6,22 м от КВЛ. На 2,6 м выше настила внутреннего дна и на 3,62 м ниже КВЛ расположили водонепроницаемую 8-мм нижнюю палубную платформу. Она начиналась от ахтерштевня и проходила через I и П-й основные отсеки до 22-го шп., прерывалась в районе МО и всех КО, продолжаясь дальше с 79-го шп. через X – XV-й основные отсеки до форштевня. На 2,15 м выше нижней палубной платформы и на 1,47 м ниже КВЛ расположили более короткую 8-мм водонепроницаемую верхнюю палубную платформу. Она проходила в районе от 13-го шп. до 22-го шп. во II-м основном отсеке, прерывалась в районе МО и всех КО, продолжаясь дальше с 79-го по 93-й шп. в X-XII-м основных отсеках. Выше верхней палубной платформы и на 1 м выше КВЛ проходил настил плоской промежуточной (средней жилой) палубы, являвшийся продолжением надводной части броневой палубы от ахтерштевня до 13-го шп., от 13 до 93-го шп. над скосами броневой палубы и от 93-го шп. до форштевня. Промежуточная палуба до и после цитадели состояла из двух полос обычной судостроительной стали: 8-мм нижнего и 12-мм верхнего, из которых оба доходили до бортовой обшивки и крепились к ней через расположенные сверху уголки. В средней части корпуса в районе 13 – 93-го шп. до поперечных броневых стенок цитадели настил промежуточной палубы состоял из одного 20-мм листа, который с помощью уголков приклёпывался к бронированию цитадели и соединялся на болтах с расположенной ниже 35-мм двухслойной броневой палубой. Над баллером руля имелся люк, в точно таком же месте, как и на броневой палубе.

На 2,2 м выше верхней палубы и на 7,6 м выше КВЛ в районе от 23-го до форштевня расположили надстроечную (шлюпочную) палубу или спардек. Поверх расположенной на ней передней надстройки в районе от 73 до 83-го шп. находился командный мостик, охватывающий своей передней частью боевую рубку. На передней части командного мостика находился пост управления кораблём в мирное время, на задней части штурманская рубка и помещение командира корабля и адмирала. На задней надстройке в районе 27-го шп. на возвышающимся основании установили задний бронированный пост. Побортно от задней шахты вытяжной вентиляции МО, установленной между 37 и 39-м шп., на платформах разместили посты сигнальных прожекторов, поверх этой же шахты на 2,4 м выше платформ установили задний мостик для прожекторов, а ближе к носу, подальше от стальных частей надстройки, пост главного компаса. В радиусе двух метров от места расположения компасов плиты и балки палуб изготовили из маломагнитной никелевой стали (с 25% содержанием никеля).

На открытые части батарейной и верхней палуб, а также на передней части надстроечной палубы до места установки передней боевой рубки уложили 60-мм деревянный настил из тикового дерева. Под местами расположения шпилей, стопоров и якорных цепей, а также в местах повышенного износа в процессе эксплуатации корабля палубу усилили планками красного дерева. Для покрытия всех остальных палуб, палубных платформ и мостиков использовали 3,6-мм линолеум. В помещениях ТА, вспомогательных механизмов, МО и КО, поверхности настила, а также ступени трапов, ведущих в МО и КО, сделали из листового металла с насечками. Настил гальюнов, помывочных помещений, за исключением отдельных ванных комнат для командного состава, покрыли линолеумом толщиной 3,6 мм, камбузы, хлебопекарни и помещения для хранения шлака керамической плиткой.

Доступ в водонепроницаемые отсеки, помещения, трюмы и цистерны осуществлялся через обеспечивающие водонепроницаемость двери, люки, горловины лазов с крышками. В угольные бункера можно было попасть через крышки горловин угольных ям на броневой и батарейной палубах, через откидные двери в промежуточной палубе и клинкетные задвижные двери в стенках расходных ям и противоторпедных переборках. В коффердамы, погреба боезапаса и помещения двойного борта имелся доступ на высоте верхней и нижней палубных платформ через водонепроницаемые двери, люки и горловины, а в отсеки и цистерны двойного дна через горловин лазов с крышками на болтах.

ВНУТРЕННЕЕ РАСПОЛОЖЕНИЕ

Трюм.
Часть корпуса ниже броневой палубы в I-м основном отсеке с 3⅓-го по 13-й шп. по высоте разделили одной задней палубной платформой на два помещения, во П-м основном отсеке с 13-го по 22-й шп. и Х-ХП-м основных отсеках с 79-го по 93-й шп. нижней и верхней палубными платформами на три и в XIV-XV-м основных отсеках с 79-го до форштевня передней палубной платформой снова на два.
I-й основной отсек длиной 21,4 м располагался в районе от ахтерштевня по 13-й шп. По ДП разместили ахтерштевень, а над ним в трюме в районе с -1-го по -4-й шп. в помещении, ограниченном двумя стрингерами, установили кормовой подводный ТА. В конце этого помещения находился держатель наружной части трубы ТА с водонепроницаемой крышкой, закрывавший снаружи трубу ТА, по ДП с 5-го по 13-й шп. проходил туннель среднего гребного вала. С 3 1/3-го по 13-й шп. через него проходила одна верхняя палубная платформа. На ней в районе от -1-го по 7-й шп. находилось румпельное отделение, с 7-го по 11-й шп. помещение рулевых машин, с 11-го по 13-й шп. пост запасного ручного рулевого управления, по п/б с 7-го по 13-й шп. помещение запасных рулевых машин, и по л/б помещение для хранения запасных торпед с воздушным коллектором и трубопроводом подачи ВВД.
II-й основной отсек длиной 10,8 м располагался в районе с 13-го по 22/23-й шп. Трюм отсека разделили двумя продольными переборками на три туннеля гребных валов. По ДП продолжался туннель среднего гребного вала, побортно – левого и правого, около них по две масляные цистерны. Через отсек проходили обе палубные платформы. На нижней платформе по ДП в районе с 13-го по 15½-й шп. оборудовали помещение гидравлического насоса, с 15½-го по 17-й шп. находилось помещение кормового шкафа с аккумуляторными батареями аварийного освещения, с 17-го по 22-й шп. расположили погреба 210-мм снарядов и зарядов кормовой башни и их подъёмники, побортно – продолжение туннелей боковых гребных валов. На верхней платформе по ДП в районе с 13-го по 14½-й шп. находилось помещение механизмов привода кормового шпиля, с 14½-го по 17-й шп. расположили погреба боеприпасов калибра 210-мм и с 17-го по 22-й шп. – подъёмники этих снарядов и зарядов. По п/б с 13-го по 17-й шп. оборудовали хранилище стрелкового оружия, патронов и сигнальных ракет и с 17-го по 23-й шп. – погреб 88-мм унитарных патронов. По л/б с 12-го по 14½-й шп. находилось выгородка для хранения боевых и практических отделений торпед, с 14½-го по 23-й шп. погреб 88-мм унитарных патронов.
В III-м основном отсеке длиной 11,4 м пространство корпуса в районе с 22/23-го по 31½-й шп. занимало заднее машинное отделение. В трюме отсека по ДП между 24 и 31-м шп. установили главную паровую машину, вращавшую средний гребной вал, рядом – различные вспомогательные механизмы, конденсаторы и насосы: воздушный, охлаждающей воды, промывочный насос повторного наполнения. На высоте нижней палубной платформы побортно оборудовали кладовые запасных частей. На высоте верхней палубной платформы побортно находились помещения кормовых турбогенераторов (по одному в каждом) с распределительным щитом, трансформаторами и вентиляторами.
В IV-м основном отсеке длиной 11,4 м пространство корпуса в районе с 31½-го по 41-й шп. занимало переднее машинное отделение, разделённое по ДП переборкой и проходящим над ней центральным коридором на два отделения с двумя водонепроницаемыми трапами каждое. В каждом отделении переднего МО между 33½ и 40½-м шп. установили главные паровые машины, вращавшие боковые винты, а рядом точно такие же вспомогательные механизмы, как и в заднем МО.
V-й дополнительный отсек длиной 6 м представлял собой врезку в корпус в районе с 47-го по 52-й шп. Пространство корпуса от настила двойного дна до броневой палубы, ограниченное с бортов коффердамами, разделили по ДП продольной переборкой на два помещения. В трюме побортно оборудовали погреба 150-мм снарядов и зарядов и по одному круглому туннелю для доставки их к орудиям. Через отсек проходили обе палубные платформы. На них ближе к ДП оборудовали погреба 210-мм снарядов и зарядов. На верхней платформе у погребов проделали проходы для доставки боеприпасов, между ними и коффердамами в районе с 47-го по 50½-й шп. выгородки для верхних зарядов в картузах, а в районе с 50½-го по 52-й шп. шахты подачи боеприпасов калибра 210 мм из трюма и с платформ в эти проходы для доставки их к орудиям.
В V, VI, VII, VIII и IХ-м основных отсеках общей длиной 45,6 м пространство корпуса в районе с 41-го по 79-й шп. от настила двойного дна до броневой палубы, ограниченное с боков коффердамами, без перерыва занимали пять последовательно расположенных котельных отделений (КО). По ДП под броневой палубой, опираясь на пиллерсы, проходил центральный коридор. Вдоль каждой кочегарки ближе к бортам оборудовали продольные расходные угольные ямы, наружной стенкой которых являлась внутренняя стенка коффердама. Побортно за продольными угольными ямами находились коффердамы, затем двойной борт. Ямы представляли собой единое помещение, коффердамы разделили настилом на два уровня, в двойном борту имелось по две цистерны. В коффердамы можно было попасть через двери из поперечного прохода, а из них через горловины лазов в цистерны двойного борта.
В V-м основном отсеке длиной 9,6 м пространство корпуса в районе с 41-го по 49-й шп. занимало 1-е (заднее) КО. По ДП его условно поделили пополам на две кочегарки, каждая с двумя повернутыми друг к другу передними стенками водотрубными котлами военно-морского типа (системы Шульца) и различными вспомогательными механизмами.
В VI-м основном отсеке длиной 9,6 м пространство корпуса в районе с 49-го по 57-й шп. занимало 2-е КО с точно таким же количеством и расположением котлов и механизмов, как и в V-м основном отсеке. В расходной угольной яме л/б оборудовали выгородку для двух нефтяных насосов.
В VII-м основном отсеке длиной 9,6 м пространство корпуса в районе с 57-го по 65-й шп. занимало 3-е КО с точно таким же количеством и расположением котлов и механизмов. В трюме по обе стороны от среднего килевого листа образовали два прохода высотой 1,75 м и шириной 1,4 м для трубопроводов системы осушения и кренования, доступ в которые осуществлялся из обеих кочегарок КО.
В VIII-м основном отсеке длиной 9,6 м пространство корпуса в районе с 65-го по 73-й шп. занимало 4-e КО с точно таким же количеством и расположением котлов и механизмов.
В IХ-м основном отсеке длиной 7,2 м пространство корпуса в районе с 73-го по 79-й шп. занимало 5-e КО. По ДП КО условно поделили пополам на две кочегарки, каждая с одним водотрубным котлом военно-морского типа (системы Шульца), повернутыми передними стенками точно также, как и предыдущих КО и с различными вспомогательными механизмами. Расположенная между 78 и 79-м шп. поперечная и продольные расходные угольные ямы своими стенками образовали единую конструкцию.
Общая длина КО с примыкающими к ним угольными ямами составляла 45,6 м или 33,3 % длины корпуса корабля между перпендикулярами, общая длина МО и КО составляла 68,4 м или 49,9% длины корпуса между перпендикулярами.
Х-й основной отсек длиной 6 м занимал пространство корпуса в районе с 79-го по 84-й шп. от настила двойного дна до броневой палубы, ограниченное у бортов коффердамами. Трюм отсека разделили двумя продольными переборками на три помещения. В среднем по ДП и по л/б расположили погреба 210-мм снарядов и зарядов носовой башни и их подъёмники, и п/б – погреб 88-мм унитарных патронов. Через отсек проходили обе палубные платформы. Нижнюю платформу от одного двойного борта до другого занимало помещение двух бортовых ТА. По п/б оборудовали выгородки для хранения запасных частей и принадлежностей ТА с воздушным коллектором, трубопроводом подачи ВВД, а по л/б выгородки для хранения боевых и практических отделений торпед. На верхней платформе с 79-го по 82-й шп. по ДП находился ЦП управления артиллерийского и торпедного оружия, побортно – погреба 150-мм снарядов и зарядов.
XI-й основной отсек длиной 7,2 м занимал пространство корпуса в районе с 84-го по 90-й шп. от настила двойного дна до броневой палубы, ограниченное с боков коффердамами. Трюм отсека разделили двумя продольными переборками на три помещения. В среднем по ДП расположили погреб 88-мм унитарных патронов, побортно – кладовые запасных частей и принадлежностей артиллерийского вооружения. Через отсек проходили обе палубные платформы. Пространство нижней платформы двумя продольными переборками разделили на три помещения. Из них бортовые поделили поперечными переборками ещё пополам, образовав таким образом пять погребов боеприпасов. По ДП находились: погреб 210-мм снарядов и зарядов, по п/б другой погреб 210-мм снарядов и зарядов и 60-мм унитарных патронов, по л/б погреб 88-мм унитарных патронов. Через откидные двери эти погреба сообщались между собой. Верхнюю платформу с 82-го по 90-й шп. двумя продольными переборками также разделили на три помещения. По ДП находились подъёмники 210-мм снарядов и зарядов, побортно – погреба 150-мм снарядов и зарядов, доступ в которые имелся через двери в переборках.
XII-й дополнительный отсек длиной 3,6 м располагался в пространстве корпуса в районе с 90-го по 93-й шп. от настила внутреннего дна до броневой палубы и от борта до борта, так как коффердамов здесь уже не было. В трюме установили рефрижератор с различным вспомогательным оборудованием: конденсатором, компрессором и насосами различного назначения. Через отсек проходили обе палубные платформы. На нижней платформе по ДП начинался проход в помещение носовых ТА, по п/б – кладовые запасных частей и принадлежностей насосов различного назначения, по л/б помещение с оборудованием для приготовления и ремонта торпед. На верхней платформе располагалось помещение привода носовых шпилей, здесь же установили насосы различного назначения.
ХII-й основной отсек длиной 13,2 м располагался в пространстве корпуса в районе с 102-го по 113-й шп. В трюме оборудовали цистерны питьевой воды. Через отсек проходили обе палубные платформы. На нижней платформе по ДП начинался проход в помещение носового ТА, находились кладовые запасных частей и принадлежностей, продуктов и вещевого довольствия, имелся погреб 88-мм унитарных патронов. На верхней платформе находилось помещение привода носовых шпилей, здесь же установили насосы различного назначения.
ХIII-й основной отсек длиной 9,6 м в районе с 93-го по 101-й шп. по высоте разделили палубной платформой на два уровня. В трюме с 93-го по 95½-й шп. оборудовали помещение рефрижератора, с 95½-го по 101-й шп. цистерны питьевой воды. Доступ к холодильной установке был возможен из XII-го отсека через дверь в переборке на 93-м шп., к цистернам питьевой воды через горловины лазов. На передней палубной платформе по ДП продолжался проход в помещение носового ТА, по п/б с 93-го по 99-й шп. оборудовали кладовую для продуктов в стеклянной таре и с 99-го по 101-й шп. краски, по л/б мясных продуктов.
XIV-й основной отсек длиной 9,6 м в районе с 101-го по 109-й шп. по высоте от настила внутреннего дна до броневой палубы также разделили передней палубной платформой на два уровня. В трюме с 101 до 103-го шп. разместили цистерну со спиртом. На передней платформе оборудовали помещение носового ТА с воздушным коллектором, трубопроводом подачи ВВД и выгородками для размещения боевых и практических отделений торпед.
XV-й основной отсек длиной 7,2 м занимал пространство ниже броневой палубы в районе со 109-го шп. до форштевня. Со 106-го по 111-й шп. проходила труба носового ТА, закрывающаяся на 111-м шп. снаружи водонепроницаемой крышкой. Начиная со 109-го шп. и далее в нос, помещение служило в качестве таранного отсека. Доступ в это помещение был возможен через горловину в переборке на 109-м шп.

На броневой палубе.
Позади цитадели выше кормовой части броневой палубы и по высоте до промежуточной в районе от -2 до 17½-го шп., а у бортов до 24-го шп. имелось пространство высотой 1,45 м. От ахтерштевня до -2-го шп. находились пустые помещения, далее разместили различные кладовые: вина и продуктовых запасов для командира корабля и офицеров (от -2 до 6-го шп.), личных вещей офицерского состава (с 6-го по 13-й шп.), по п/б (с 16-го по 24-й шп.) кладовые личных вещей адмирала и его штаба и по л/б – гардемарин. В цитадели по л/б и п/б на скосах броневой палубы над задним МО в районе с 22-го по 31½-й шп. расположили кладовые запасных частей механизмов и паровых машин, над передним МО и всеми КО в районе с 31½-го по 79-й шп. по высоте от броневой до батарейной палуб резервные угольные ямы, над Х-м отсеком кладовые запасных частей различных машин и механизмов. Перед цитаделью в пространстве от наклонной носовой части броневой палубы до промежуточной, побортно, на скосах броневой палубы разместили склад канатов и тросов (до 86-го шп.), кладовые сухой провизии (с 86-го по 93-й шп.), ближе к ДП цепные ящики, по п/б кладовые продуктов в стеклянной таре, по л/б склад боцманского имущества (до 99-го шп.), кладовая сухарей и муки (до 104-го шп.) и в самой носовой оконечности кладовые различного имущества.

На промежуточной палубе.
Позади цитадели промежуточная палуба представляла собой в основном жилую палубу. Здесь находились каюты офицеров, инженер-механиков и гардемарин. В цитадели над обоими МО располагались различные служебные помещения и кладовые (до 31½-го шп.), в начале и конце цитадели подъёмники боеприпасов и кранцы первых выстрелов. В носовой оконечности перед цитаделью разместили помещения различных мастерских и кладовых, кубрики матросов и унтер-офицеров и камбуз.

На батарейной палубе.
На батарейной палубе позади каземата в районе от ахтерштевня до -2-го шп. оборудовали кормовой балкон, от -2 до 6-го шп. находилась каюта адмирала с четырьмя кормовыми 88-мм орудиями, затем побортно до каземата (42-й шп.) каюты офицеров и различные хозяйственные и служебные помещения, ближе к ДП буфеты офицеров и гардемарин, с осью на 19-м шп. конический барбет кормовой 210-мм башни, и шахты подачи воздуха в МО. Внутри каземата, разделённого продольными и поперечными противоосколочными переборками на шесть отдельных помещений, установили по 150-мм орудию в каждом. Ближе к ДП между продольными противоосколочными переборками находились шахты для прохода кожухов дымовых труб и подачи воздуха в КО, по ДП в районе с 48-го по 51-й шп. радиорубка. Вне каземата в носовой оконечности с осью на 87-м шп. находился конический барбет носовой 210-мм башни, побортно расположили каюты офицеров, кубрики матросов машинной команды, а в самой носовой оконечности со 102-го шп. кубрик унтер-офицеров. В районе с 80-го по 82-й шп. по п/б находился люк броневой шахты для погрузки торпед.

На верхней, надстроечной палубах и мостиках.
На кормовой части верхней палубы позади каземата находились верхние световые люки жилых помещений и палуб, кнехты и шпиль кормового якоря с клюзом, в районе с 23-го по 46-й шп. офицерская кают-компания, камбузы для адмирала и офицеров, побортно каюты офицеров и различные служебные помещения. Внутри каземата, разделённого продольными и поперечными противоосколочными переборками на четыре отдельных помещения, установили по 210-мм орудию в каждом, рядом основания шлюпочных лебёдок, а ближе к ДП между шахтами для прохода кожухов дымовых труб и подачи воздуха в КО камбузы для унтер-офицеров и матросов. В носовой оконечности перед казематом находились побортно каюты офицеров, за ними матросские кубрики, а в самой носовой оконечности со 102-го шп. кубрик унтер-офицеров с четырьмя баковыми 88-мм орудиями.
На кормовой части надстроечной палубы в районе с 23-го по 30-й шп. находилась кормовая боевая рубка и четыре 88-мм орудия, на средней части с 52-го по 60-й шп. побортно ещё четыре 88-мм орудия и две шлюпочные лебёдки, с 73-го по 83-й шп. по ДП оборудовали стационарный лазарет, побортно разместили помещения различных мастерских, в носовой оконечности шпили двух носовых якорей, кнехты и два якорных клюза.
На нижнем командном мостике позади носовой боевой рубки оборудовали штурманскую рубку, каюты командира корабля и адмирала, за ними платформу главного компаса, а по краям мостика два 88-мм орудия. На верхнем командном мостике находилась ходовая рубка.

БРОНИРОВАНИЕ

По сравнению с предшественниками бронирование усилили. Броневой пояс по KBЛ в средней части борта корабля достигал толщины 150-180 мм, уменьшавшийся до 80 мм к оконечностям, стал значительно шире и перекрывал батарейную палубу. Кормовая оконечность от ахтерштевня до -2-го шп. не была бронирована, кроме проходящей ниже KBЛ броневой палубы и деления корпуса многочисленными поперечными переборками на мелкие отсеки и помещения. Бортовое бронирование по KBЛ в виде вертикально расположенных плит броневого пояса переменной толщины начиналось от -2-го шп. и продолжалось до форштевня. На -2-м шп. его замыкала поперечная броневая переборка. Все бортовые броневые плиты изготовляли по технологии Круппа из никелевой стали с закалённым наружным слоем.

Согласно Грёнеру, толщина плит броневого пояса по KBЛ от кормы к носу составляла 0–80–150–80 мм на 50-мм прокладке из тикового дерева. Плиты броневого пояса по KBЛ в районе от 24 до 82-го шп. на длине 69,6 м поднимались до батарейной палубы, образуя единый броневой пояс по KBЛ и цитадели. Нижняя кромка броневого пояса в районе от 24 до 109-го шп. на длине 102 м опиралась на броневой шельф, установленный на 1,2 м ниже КВЛ. В районе от 109-го шп. до форштевня на длине 7,2 м она постепенно опускалась у самого форштевня на 1,65 м ниже КВЛ, позади 12-го шп. на длине 16,8 м постепенно поднималась от 1,2 м до 0,4 м ниже КВЛ на -2-м шп. Верхняя кромка броневого пояса по КВЛ в районе от -2 до 24-го шп. на длине 31,2 м и от 82 до 100-го шп. на длине 21,6 м проходила на 1,0 м выше КВЛ, в районе от 24 до 82-го шп. на длине 69,6 м до батарейной палубы (3,2 м выше КВЛ) и от 100-го шп. до форштевня на длине 16,8 м на 1,8 м выше КВЛ. В корме на –2-м шп. броневой пояс замыкала 80-мм броневая поперечная переборка высотой 1,8 м, нижнюю кромку которой установили на кормовом скосе броневой палубы.

По длине кораблей толщина плит броневого пояса также была различной. По высоте броневой пояс состоял из одного ряда вертикально расположенных броневых плит переменной высоты, их толщина и высота, соответственно, составляла: от -2 до 12-го шп. на длине 16,8м – 80-мм и от 1,4 м до 2,2 м; от 12 до 24-го шп. на длине 14,4 м – 100-мм и 2,2 м; от 24 до 82-го шп. на длине 69,6 м – 150-мм и 4,4 м; от 82 до 91-го шп. на длине 10,8 м – 100-мм и 2,2 м; от 91-го шп. до форштевня на длине 27,6 м – 80-мм и от 2,2 м до 2,65 м и 3,45 м у форштевня.

Таким образом, броневой пояс по КВЛ в районе от -2-м шп. до форштевня имел общую длину 139,2 м при наибольшей длине корабля 143,8 м и прикрывал 96,8% ватерлинии. Нижняя кромка броневого пояса выходила из воды при крене свыше 7°, верхняя кромка уходила под воду при свыше 16°.

Прокладки из тикового дерева под плиты броневого пояса крепили кованными гужёнами диаметром 45 мм к 13-18-мм бортовой обшивке из обычной судостроительной стали ниже броневой палубы и 8-мм обшивке выше её. Плиты броневого пояса крепили гужёнами диаметром 80 мм из никелевой стали, ввинченными с внутренней незакалённой стороны броневых плит и проходящими насквозь через прокладку из тикового дерева и бортовую обшивку, шайбами и гайками с подложенными под них 20-мм резиновыми прокладками прямоугольной формы. К форштевню концы плит броневого пояса крепили гужёнами с коническими головками. Пазы между брусами тикового дерева, а также гужёны и отверстия под них шприцевали устойчивым к морской воде клеем. Толщину прокладок под плиты подгоняли таким образом, чтобы их наружные поверхности в районе KBЛ были установлены вровень друг с другом.

Для защиты МО и КО, районов погребов боезапаса и коридора подачи боеприпасов к орудиям на броневой и промежуточной палубах установили бронирование цитадели. Бортовые стенки цитадели образовали проходящие до батарейной палубы вертикально расположенные 150-мм плиты броневого пояса по KBЛ. Для защиты от продольных попаданий снарядов в середину корабля со стороны носа и кормы на броневой палубе установили проходящие наискось броневые переборки. Они охватывали шахты подачи боеприпасов орудийных башен и под углом подходили к бортовой обшивке на 24 и 82-м шп. Толщина поперечных броневых переборок между промежуточной и батарейной палубами составляла 120-мм, между промежуточной и наклонной частью броневой палубы за броневым поясом 80 мм. Для защиты мест временного складирования боезапаса между шахтами дымовых труб в цитадели от осколков снарядов в районе от 47 до 50-го шп., 55 до 58-го шп., 63 до 66-го шп. на участках длиной 3,6 м побортно установили продольные противоосколочные переборки из 25-мм никелевой стали, которые по обоим сторонам служили продолжением боковых стенок вентиляционных шахт КО. Хотя эти переборки из 25-мм плит проходили по всей цитадели, эффективность защиты их была явно недостаточной.

Каземат длиной 33,6 м с установленными в нём шестью 150-мм орудиями расположили на батарейной палубе над цитаделью. Поперечные броневые стенки каземата установили на 42 и 70-м шп. на бронированной части батарейной палубе по высоте до бронированной части верхней палубы. Бортовые стенки каземата образовали проходящее до верхней палубы 150-мм бронированные плиты цитадели. В местах расположения орудий в стенках прорезали орудийные порты, отогнув их внутрь каземата. Плиты бортовых стенок каземата установили на 50-мм прокладке из тикового дерева, а поперечные 120-мм броневые переборки по концам каземата без них. В каземате батареи на 50 и 62-м шп. установили поперечные противоосколочные переборки из 30-мм никелевой стали, проходящие от бортовой обшивки до боковых стенок вентиляционных шахт КО. Между шахтами дымовых труб по ДП в районе от 46 до 50-го шп. и 62 до 66-го шп. на участках длиной 4,8 м установили продольные противоосколочные переборки из 30-мм никелевой стали. В районе от 54 до 58-го шп. по ДП между шахтами дымовых труб оборудовали помещение радиорубки и пост управления артиллерийским огнём, прикрытые с боков 15-мм противоосколочными переборками.

Верхний каземат с установленными в нём четырьмя 210-мм орудиями в районе от 46 до 66-го шп. длиной 24 м расположили над казематом на батарейной палубе. Бортовые стенки каземата образовали проходящие до надстроечной палубы 150-мм плиты броневого пояса. В местах расположения орудий в стенках прорезали орудийные порты, отогнув их внутрь каземата под углом по отношению к поперечным бронированным стенкам. Поперечные переборки каземата свободно установили на бронированной части верхней палубы. Все стенки каземата имели толщину 150-мм. Согласно Грёнеру, толщина щитов/крыши установленных в каземате на верхней палубе 210-мм орудий составляла 40/150 мм. Помещение каземата разделили на три части поперечными бронированными противоосколочными переборками из 25-мм никелевой стали, установленными на 54 и 58-м шп. между боковыми стенками вентиляционных шахт КО и бортовой обшивкой. Такую же защиту имели выгородки обеих прилегающих вентиляционных шахт. Между поперечными переборками каземата и выгородками обеих прилегающих вентиляционных шахт по ДП в районе от 46 до 50-го шп. и 62 до 66-го шп. на участках длиной 4,8 м установили продольные противоосколочные переборки из 50-мм никелевой стали.

Логическим дополнением системы бортового бронирования явилось наличие составной, состоявшей из надводной и подводной частей водонепроницаемой броневой палубы, расположенной выше палубных платформ, а в носовой и кормовой оконечностях – промежуточной палубой, как продолжением надводной части броневой палубы. Переход от лежащей выше KBЛ части броневой палубы в середине корабля до лежащих ниже KBЛ её частей в оконечностях осуществили не через наклонную, так называемую гласиспалубу, а за счёт установки в местах перехода вертикальных поперечных переборок.

Выше верхней палубной платформы в районе от –2-го шп. до форштевня горизонтально проходила броневая палуба, состоящая из трёх частей, проходящих на трёх уровнях, общей длиной 139,2 м. Кормовую часть палубы в районе от -2 до 13-го шп. длиной 18 м опустили на 0,4 м ниже KBЛ. Среднюю часть в районе от 13 до 93-го шп. длиной 96 м подняли на 1 м выше KBЛ. В этой части она не была выпуклой, как обычно, а ближе к бортам имела скосы под углом 30° из закалённой низкопроцентной никелевой стали, примыкавшей к броневому шельфу на 1,2 м ниже КВЛ. Переднюю часть длиной 25,2 м в районе от 93 до 109-го шп. также опустили на 0,7 м ниже КВЛ, а в районе от 109-го шп. до форштевня она наклонно опускалась до 1,65 м ниже КВЛ, у самого форштевня стыкуясь с нижней кромкой броневого пояса. На 13 и 93-м шп. части броневой палубы соединяли друг с другом вертикально установленные 80-мм поперечные броневые переборки.

Продолжением надводной части броневой палубы в районе от -2-м шп. до 13-го шп., от 13 до 93-го шп. над её скосами и от 93-го шп. до форштевня в той же горизонтальной плоскости служила плоская промежуточная (средняя жилая) палуба. Надводной и подводной настилы броневой палубы общей толщиной 40-55 мм собрали из двух, местами из трёх поясов судостроительной и броневой стали, из которых нижний из броневой стали везде имел толщину 15 мм. Нижний слой настила палубы проходил ниже броневого пояса до бортовой обшивки и крепился к ней расположенными снизу уголками. Толщина верхнего слоя средней горизонтальной части внутри цитадели составляла 20 мм, вне её 25 мм. Толщина верхнего слоя расположенных ниже КВЛ частей броневой палубы также составляла 25 мм, второго слоя верхнего пояса настила скосов палубы в районе от 13 до 93-го шп. 40 мм, второго слоя нижнего пояса 25 мм. В районе до 13 и после 93-го шп. толщина верхнего слоя настила скосов составляла только 25 мм. Согласно Грёнеру, суммарная толщина броневых плит настила броневой палубы колебалась от 60 мм над важными местами до 35 мм в менее важных, броневых скосов 40-55 мм. Таким образом, лёгкая бортовая броня в оконечностях сочеталась с броневыми палубами ниже КВЛ. Комингсы горловин угольных ям в районе от 69 до 76-го шп. и люков трапа у 30-го шп. пришлось изготавливать из поковок толщиной 100 мм. Отогнутые вверх листы настила общей толщиной 40-мм соединили на болтах с комингсами горловин и люков.

Батарейную палубу вне цитадели толщиной 8 мм, внутри цитадели 6-мм расположили на 2,2 м выше броневой и на 3,2 м выше КВЛ. Части батарейной палубы, расположенные над цитаделью вне каземата батареи, забронировали двумя слоями судостроительной стали: 10-мм нижним и 15-мм верхним. Нижний слой у бортов стыковался с бронированием цитадели и на 150 мм не доходил до обоих концов каземата. Верхний слой доходил до наружной кромки бронирования цитадели, а вдоль ДП до внутренней кромки бронирования каземата. 8-мм верхнюю палубу расположили на 2,2 м выше батарейной палубы и на 5,4 м выше КВЛ и забронировали только в частях, расположенных поверх каземата на батарейной палубе до каземата на верхней палубе. Бронирование состояло из двух слоёв судостроительной стали: 10-мм нижнего и 15-мм верхнего. Нижний слой на 150 мм перекрывал каземат на батарейной палубе и на 150 мм не доходил до каземата на верхней палубе. Верхний слой почти на 2 м выступал за пределы каземата на батарейной палубе и на 250 мм не доходил до каземата на верхней палубе. Настил верхней палубы из судостроительной стали, расположенный вне каземата на батарейной палубе и внутри каземата на верхней палубе, имел 8-мм толщину. Вокруг мачт и между шпилями и клюзами якорей толщину настила увеличили вдвое.

Бронирование надстроечной (шлюпочной) палубы, она же спардек или палуба полубака, состоящее из двух слоёв судостроительной стали: 10-мм нижнего и 15-мм верхнего, произвели только над казематом на верхней палубе. Нижний слой выступал почти на 150 мм за пределы каземата верхней палубы, верхний – на 3 м. Нижний слой с боков доходил до внутренней кромки бронирования каземата, верхний до внешней. Настил надстроечной палубы из судостроительной стали, расположенной вне каземата на верхней палубе, имел толщину 8-мм. На палубе, подальше от стальных частей надстройки оборудовали посты главного и резервного компасов. В радиусе двух метров от места расположения компасов плиты и балки палубы изготовили из маломагнитной никелевой стали с 25% содержанием никеля.

Бронирование вращающихся частей башен представляло собой оптимальное сочетание формы и размеров, на крыше каждой башни установили бронированные колпаки командира башни и наводчика. Обе башни имели 170-мм толщину лицевой и боковых стенок из плит никелевой стали с закалённым наружным слоем. Двери в задней стенке собрали из двух 50-мм бронированных плит, крышу и настил пола из 30-мм плит никелевой стали. Барбеты орудийных башен установили на опорной днищевой плите из двух 15-мм стальных листов. Броневые плиты стенок барбетов из 170-мм закалённой никелевой стали высотой 1,1м соединили внахлёст и свинтили гужонами. В плане барбеты имели форму окружности с внутренним диаметром 6,214 м и наружным 6,554 м. Верхняя кромка основания носового барбета возвышалась над КВЛ на 7,2 м, кормового на 5,0 м. Конические бронированные шахты орудийных башен, внутри которых смонтировали механизмы подачи боеприпасов, служили для подкрепления вращающихся частей башен и для защиты этих устройств и боеприпасов при их транспортировке. Установленные на батарейной палубе шахты доходили до верхнего края опорной плиты барбета, в верху они имели диаметр 4,1 м и суживались книзу. Коническую шахту кормовой башни собрали из четырёх согнутых 140-мм броневых плит, носовой – из шести такой же толщины. В стыках их соединили внахлёст и свинтили гужонами. Заднюю броневую плиту кормовой шахты и переднюю носовой для большей прочности соединили внахлёст и свинтили гужонами с возвышающимися частями выгнутых броневых плит цитадели, установленными на батарейной палубе и имеющими в плане круглую форму. Люки и горловины для подачи боезапаса закрывались водонепроницаемыми броневыми крышками.

Носовую боевую рубку, имевшую в плане овальную форму с размерами 3,4 (вдоль ДП) х 5,2 м, установили между 80½ и 83½-м шп. Стенки рубки собрали из 200-мм броневых плит никелевой стали с закалённым наружным слоем, в которых прорезали смотровые щели. Высота смотровых щелей над КВЛ составляла 11,3 м. Крышу изготовили из 30-мм плиты закалённой никелевой стали, настил пола из 30-мм плиты маломагнитной никелевой стали. Вход в рубку шириной 400 мм прикрыли стоявшей несколько отдельно 80-мм плитой никелевой стали. От настила пола рубки вниз до бронированной части батарейной палубы, где имелся вход в центральной коридор, уходила бронированная шахта коммуникационной трубы с внутренними размерами 1250x750 мм и 100-мм броневыми стенками. Через эту трубу в расположенный под броневой палубой центральный коридор и далее свободно и легкодоступно проходили элементы системы рулевого управления и его указатели, механический телеграф, переговорные трубы, электрические и телефонные кабели, трубопроводы системы воздуха высокого давления (ВВД), противопожарной системы и другие устройства управления. Между батарейной и броневой палубами коммуникационную трубу с такими же внутренними размерами продолжили в виде шахты с 12-мм стенками из броневой стали.

Кормовой бронированный пост, имевший в плане круглую форму диаметром 2,0 м с осью на 27-м шп., установили на 8-мм надстроечной палубе на основании из кованных стальных пиллерсов. Стенки собрали из 50-мм плит никелевой стали с закалённым наружным слоем, в которых прорезали смотровые щели. Вход в передней стенке прикрывала 30-мм дверь из такой же стали. Крышу и настил пола изготовили из 20-мм плиты броневой стали. Высота смотровых щелей над КВЛ составляла 9,8 м. От настила пола кормового бронированного поста до батарейной палубы также уходила круглая коммуникационная труба с внутренним диаметром 290 мм и 20-мм стенкой из специальной стали. Поскольку пост использовали только как месторасположение управления артиллерийским и торпедным оружием, через эту трубу проходили только кабели устройств управления этим оружием.

КОНИСТРУКТИВНАЯ ПОДВОДНАЯ ЗАЩИТА

Кроме бронирования в систему защиты корабля входили специальные устройства конструктивной защиты в виде проходящих вдоль всех машинно-котельных отделений бортовых продольных коффердамов, защитных угольных ям, защита котельных отделений ямами с углём и оснований дымовых труб броневыми колосниками, разделения подводной части корпуса на крупные основные отсеки и относительно мелкие водонепроницаемые помещения и цистерны. Коффердамы служили камерой расширения при взрывах пробивших броневой пояс снарядов и торпед, хотя их 6-мм стенки вряд ли могли эффективно служить в качестве противоосколочных переборок. Эти стенки должны были дополнять назначение бортовой брони по защите внутренних частей корабля от давления газов и действия осколков брони и снарядов.

Важным достоинством подводной конструктивной защиты была её сравнительно большая глубина. При ширине самого корпуса 21,6 м с учётом толщины броневого пояса по КВЛ, она состояла в районе II-го КО на миделе из ширины двойного борта и коффердама – 2,1 м, расходной угольной ямы – 1,9 м, что в сумме составляло 4,0 м с каждого борта, оставляя для самого КО 13,6 м или 63% ширины корпуса. Ширину переднего МО (IV-й основных отсек), ограниченную только коффердамами, увеличили до 16,24 м, оставляя глубину защиты менее 2,5 м. При этом уже применяемые на броненосцах 25-30-мм противоторпедные переборки отсутствовали.

От оконечностей корабля до цитадели вдоль обеих бортов корабля за броневым поясом на промежуточной палубе установили пробковый коффердам, верхний край которого по всему борту проходил на 1,8 м выше КВЛ, а в носовой оконечности доходил до батарейной палубы. Высота пробкового коффердама по длине борта составляла 800 мм, ширина в основании 800 мм, вверху 500 мм. Обшивку изготовили из 4-мм листовой стали и водонепроницаемо соединили с промежуточной палубой и бортовой обшивкой. Поперечные переборки и шпангоуты проходили через него насквозь до соединения с обшивкой борта. Внутреннее пространство коффердама заполнили уложенными вдоль борта друг на друга без зазоров кусками пробки размером 200x200x50 мм и склеили морским клеем. Таким образом заполнили весь коффердам. Вес одного куб.м пробкового наполнителя составлял 330 кг, из них 170 кг пробки и 160 кг морского клея. Пробковой коффердам был предназначен предотвращать проникновение воды в корпус при повреждении в бою или аварии расположенной за ним бортовой обшивки, когда корабль накренялся и находится в таком положении, что промежуточная палуба с одного борта оказалась под водой. По мысли проектантов смесь пробки с клеем в воде должна была разбухать и автоматически затягивать пробоину. Отсеки коффердама позади возвышавшейся части броневого пояса в районе от 100 до 109-го шп. не были заполнены пробкой – их использовали для укладки различных предметов.

ГЛАВНАЯ ЭНЕРГЕТИЧЕСКАЯ УСТАНОВКА

На типе "Scharnhorst" использована такая же энергетическая установка, как на предыдущих крейсерах типа "Roon": три 3-х цилиндровых паровых машины тройного расширения прямого действия – все взаимозаменяемые, изготовления завода “АГ Германия”, Берлин-Тегель.

Каждая паровая машина имела ступенчатое расширение пара последовательно в один цилиндр высокого давления диаметром 1021,2 мм, после выполнения там работы в один цилиндр среднего давления диаметром 1499,3 мм и, наконец, в один цилиндр низкого давления диаметром 2349,4 мм, Длина хода поршней была одинаковой – 1050 мм. Отношение объёмов цилиндров высокого, среднего и низкого давлений равнялось как 1:2,16:5,30; среднего и низкого 1:2,46. Блок цилиндров каждой паровой машины отлили из чугуна одной отливкой вместе с золотниковой коробкой. Все цилиндры имели трёхпозициионный поршневой золотник, обеспечивающий экономное регулирование механизмом отсечки пара для каждого цилиндра и ротативное управление реверсом с приводом от парового и ручного управления. Получаемое при работе поршней давление передавалось через штоки поршней (с направляющими салазками) ползуны (крейцкопфы) на шатуны, непосредственно воздействующие на коленчатый вал, три кривошипа (мотыли) которого расположили под углом 120°. От кривошипов через промежуточные и гребные валы работа паровых машин передавалась на гребные винты. Выступающие концы выходных передаточных валов паровых машин опирались на упорные подшипники гребных валов, установленные в смежных отсеках, за которыми начинались туннели гребных валов.

Каждая главная паровая машина имела в том же помещении МО по одному главному конденсатору поверхностного охлаждения с внутренним теплообменником с двумя группами горизонтально расположенных охлаждающих труб, в котором поступающий из цилиндров паровых машин отработанный (мятый) пар конденсировался в воду. Каждый конденсатор имел 3606 труб охлаждения длиной 3,27 м, с наружным диаметром 17,5 мм и 1-мм толщиной стенки, изготовленной из бронзы. Общая охлаждающая поверхность каждого конденсатора составляла 540 кв.м. Отработанный пар каждой главной паровой машины поступал в свой конденсатор, но у бортовых паровых машин пар можно было направить в конденсатор соседней машины. Кроме того, все три главных конденсатора сообщались между собой таким образом, что отработанный пар мог поступать в любой из них. Отработанный пар вспомогательных паровых машин поступал в общий кольцевой трубопровод по циркуляционной схеме и его можно было направить в любой конденсатор.

Необходимая для конденсации отработанного пара в конденсаторах забортная охлаждающая вода поступала под давлением в трубопроводы охлаждающей воды от насосов холодной воды (по одному в каждом помещении МО), приводимых в действие от паровой машины двойного расширения. Отдельными двухцилиндровыми воздушными насосами системы Блайка конденсат (смесь отработанного пара и воды) подавался в подогреватель (экономайзер), где превращался в котельную питательную воду. Отсюда достаточно нагретая и очищенная фильтром питательная вода самотёком поступала в расположенную под каждым МО сборную цистерну (сливной ящик). В сливном ящике остывшая вода посредством нагревательного змеевика снова могла быть подогрета. Отсюда её котельным питательным насосом подавали в котлы. Если паровая машина была не в работе, то воду из конденсатора насосом подавали в подогреватель. В каждом помещении МО имелось по одному тепловому ящику с фильтрами, в среднем два опреснителя системы Папе и Хеннеберга с двумя насосами, одним конденсатором опреснителя, два рефрижератора и фильтр, а также промывочный насос с паровым приводом.

Три паровые машины приводили во вращение каждая свой гребной вал и винты регулируемого шага. 4-лопастные гребные винты весом более 2 т отливали из бронзы. Средний и левый винт имели левое вращение, правый - правое. Лопасти гребного винта крепились посредством винтов из бронзы к ступице таким образом, что шаг винта можно изменить, а лопасть при необходимости сменить. Согласно Грёнеру, центральный винт на "Scharnhorst" был 4,7 м в диаметре, тогда как внешние два были по 5 м. Винты "Gneisenau" были немного меньшими, 4,6 м диаметром центральный и 4,8 м - боковые.

Гребные валы изготовляли из одной поковки тигельной стали. Поскольку часть их находилась за бортом в морской воде, шейка вала опиралась на бронзовые вкладыши, а остальную часть для защиты против обрастания и от ржавчины покрыли твёрдым резиновым покрытием. Резиновое покрытие более длинных бортовых гребных валов снаружи облицевали листовым железом и таким образом защищали от наматывания стальных тросов. Их задние опоры поддерживались двумя кронштейнами из литой стали. Коленчатые валы паровых машин посредством разъёмной муфты соединялись с гребными валами, чтобы отключённые муфтой винты могли свободно вращаться, когда корабль двигался под одной или двумя машинами.

Требуемый для работы паровых машин пар вырабатывали 18 водотрубных котлов военно-морского типа (системы Шульца) с угольным отоплением и 36 топками, одинаковой паропроизводительности с тонкими паропроводными трубками, установленными в пяти последовательно расположенных КО (разделенных по ДП пополам пиллерсами с установленным на них центральным коридором на десять отдельных кочегарок). В V-VIII-м (соответственно, I-IV-e КО) основных отсеках имелось по четыре, в IX-м (V-e КО) – два паровых котла. Коллекторы котлов стояли вдоль ДП, развёрнутые лобовыми стенками в общий проход между котлами. Число КО и кочегарок, а в них число и тип котлов на обоих кораблях были одинаковыми. Каждый котёл имел по две топки. Топки котлов I и II-го КО имели по 4,06 кв.м, площади колосниковой решётки и по три топочные дверцы, остальных КО 3,5 кв.м, площади колосниковой решётки и по две топочные дверцы. Кроме естественной тяги в котлах можно было применять искусственную (наддув). Подачу воздуха для наддува осуществляли 18 воздуходувок, по девять не каждом борту, приводы которых установили на промежуточной палубе. Перепад давления в КО можно было довести до 65 мм водяного столба.

Все котлы имели одинаковую конструкцию и габариты, вырабатывая пар избыточнным давлением 16 кгс/ кв.см. Их водяная цистерна имела объём 5,5 куб.м, паросборник 2,5 куб.м. Общая площадь колосниковой решётки составляла 135 кв.м., общая поверхность нагрева паропроводных трубок 6300-6315 кв.м. В среднем все котлы обеспечивали паром развитие паровыми машинами мощности 4,44 л.с./кв.м. поверхности нагрева котлов и 207,4 л.с./кв.м. площади колосниковой решётки. I, II, III-е КО имели выход дымовых газов каждое на свою дымовую трубу элептической формы в поперечном сечении, IV и V-е КО – на общую переднюю круглой формы. Высота дымовых труб над КВЛ составляла 21 м.

Котлы отапливались углем. Консервативность немцев в сохранении этого вида топлива легко объясняется двумя факторами. Они считали уголь важным дополнением к броневой защите. Не менее важным фактором было то, что на территории Германии при почти полном отсутствии нефтяных месторождений имелись большие и легкодоступные залежи угля, в то время как доставка нефти морем из-за границы в случае войны могла быть легко прервана. Восемь котлов III и IV-гo КО оборудовали для смешанного горения (сжигания в топках) вместе с углём распыляемой через форсунки нефти.

Угольные ямы оборудовали как на броневой палубе, так и под ней. При полной ёмкости угольных ям 2000 т, верхние и нижние ямы вмещали по 1000 т. Верхние угольные ямы расположили у переднего МО и всех КО в районе 32-78-го шп. от места бронирования цитадели до продольных переборок ям. Снизу их ограничивала броневая палуба, сверху батарейная. В сплошных поперечных переборках проделали проходы с герметичными дверями для провоза тележек с углём. Вдоль всех КО в V-IX-м основных отсеках между внутренними стенками коффердамов и кочегарками на длине от 41 до 79-го шп. по высоте от внутреннего дна до скосов броневой палубы также оборудовали расходные угольные ямы, уголь из которых через герметичные люки подавался в кочегарки к топкам котлов. В IX-м основном отсеке (V-e КО) на длине 78-79-го шп. оборудовали поперечную угольную яму, разделённую пополам трапом и насосной выгородкой. Каждая её половина соединялась с продольными расходными угольными ямами своего борта. Поперечную угольную яму в V-м КО оборудовали двумя постоянно действующими шахтами для засыпки угля с батарейной палубы, закрываемыми с броневой палубы водонепроницаемыми броневыми крышками и одновременно служащими запасными выходами. Для погрузки угля использовали краны для спуска-подъёма катеров и шлюпок, установленные на 54-м шп. Для этой же цели на каждом борту имелись по три шлюпбалки. Дополнительно для погрузки угля использовали четыре лебёдки с электроприводом, предназначенные для погрузки боеприпасов, способные поднимать 200 кг груза со скоростью 2 м/с.

Для хранения 200 т нефти использовали 10 цистерн в двойном дне под I, II и III-м КО в районе 45-65-го шп. В каждой цистерне установили вентиляционную трубу. Для приёма и подачи нефти использовали две паровые помпы, установленные в водонепроницаемые выгородки угольных ям по л/б во II-м КО. Из выгородок имелся доступ в нефтяные цистерны по трапам. Насосы имели общий трубопровод, из которого побортно выходили по одному дополнительному трубопроводу с навинченными резиновыми рукавами и вентилем на конце. Для распыления нефти в III и IV отсеке установили по одной паровой помпе двухкратного действия. Каждую из этих помп рассчитали и приспособили таким образом, чтобы они обеспечивали потребности всех котлов нефтяного отопления.

Согласно Грёнеру, по проекту при рабочем давлении пара 16 кгс/ кв.см. и числе оборотов коленчатого вала в среднем 120 об/мин при суммарной работе машины должны были развивать индикаторную мощность в 26000 л.с. (удельная мощность 2,24 л.с./т нормального водоизмещения) против 19000 л.с. (1,99 л.с./т) у крейсеров типа "Roon". На испытаниях они показали более высокие данные: 28782 л.с. для "Scharnhorst" и 30396 л.с. для "Gneisenau". Проектная скорость в 22,5 узла была мна полтора узла больше, чем у крейсеров типа "Roon", а на испытаниях была ещё более превышена: "Scharnhorst" развил 23,5 узла (по другим данным 23,672 уз. при 27228 л.с.), "Gneisenau" - 23,6 уз.

При общем весе 1920 т энергетическая установка имела удельный вес 68,6 кг/л.с. Нормальный запас угля составлял 800 т., максимальный - 2000 т. Согласно Эверсу район плавания составлял 6500 миль, по Грёнеру дальность плавания крейсеров составляла 5120 миль при экономической скорости хода 12 уз. (на "Roon" 4200 миль) и 4800 миль при 14 уз.

РУЛЕВОЕ УСТРОЙСТВО

На крейсерах установили один полубалансирный руль без подпятника, как и у кораблей предыдущей постройки. Полубалансирный руль состоял из рулевой рамы с баллером и крепился на оси и кронштейне ахтерштевня. Раму с баллером (рудерписом) изготавливали из единой стальной отливки. Из-за действия постоянных больших внешних нагрузок рулевую раму заполнили брусом из тикового дерева и обшили 18-мм листовой сталью. На оси руль от проворота закрепили тремя штифтами.

Управление рулём можно было осуществлять с помощью штурвальных колёс из пяти постов: с верхнего командного мостика, из передней боевой рубки, из центрального командного поста и из помещений основной и резервной рулевых машин. В том же помещении имелось ручное управление с помощью закреплённых на одной оси четырех штурвальных колёс, для чего нужны были усилия восьми человек. Обычно поворот руля осуществлялся от двух рулевых машин – основной и резервной с помощью двухцилиндровых паровых машин однократного расширения, кривошипы которых установили под углом 90°. Ход поршня составлял 300 мм. Рулевые машины обеспечивали поворот руля при скорости хода 23 уз. на 40° в обе стороны. Из положения 40° л/б в положение 40° п/б поворот осуществляли за 30 сек., от ДП в крайнее положение за 15 сек. Для удержания руля в нужном положении использовали гидравлический тормоз.

ЭЛЕКТРООБОРУДОВАНИЕ

Электроэнергию вырабатывали четыре турбогенератора общей мощностью 260 кВт напряжением 110 В, точно такие же как и на крейсерах типа "Roon". Электропитание всех электрических устройств осуществляли четыре динамомашины постоянного тока производства фирмы “Броун, Бовери и К°” непосредственно соединённые с паровыми турбинами этой же фирмы. Две динамомашины установили в главной станции на верхней палубной платформе в III-м основном отсеке по п/б, ещё две в резервной станции в том же помещении по л/б. Каждая динамомашина вырабатывала постоянный ток напряжением 110 В мощностью 65 кВт.

Динамомашины обеспечивали электроосвещение всех внутренних помещений, на что требовалось около 1000 электролампочек; питание током шести прожекторов; 63 электродвигателей для привода различных механизмов; систем и устройств слаботочной аппаратуры и зарядку аккумуляторной батареи. На кораблях установили по шесть прожекторов, потреблявших каждый по 150 А при напряжении 61 В, по одному на марсах фок- и грот-мачты и по два побортно на специальных помостах. Электродвигатели использовали в качестве приводов: вентиляторов в МО, КО и других помещениях (19 шт.), станков (4 шт.); лебёдок и транспортёров для погрузки угля (12 шт.); в холодильных установках (6 шт.); для целей артиллерии (22 шт.).

На случай аварий и неисправностей динамомашин для электрического освещения помещений по ДП на нижней палубной платформе во П-м основном отсеке установили аккумуляторную батарею фирмы “Хаген-Вестфален”, обеспечивающую в течении получаса напряжением 110 В электроосвещение всех внутренних помещений и работу холодильных установок. Корабли типа "Scharnhorst" стали последними германскими крейсерами, на которых использовалось напряжение в 110 вольт; последующий проект, "Blücher", имел электросеть с напряжением в 225 вольт.

ВООРУЖЕНИЕ

Артиллерия главного калибра

Артиллерия главного калибра состояла из восьми 210-мм скорострельных морских орудий типа 21-cm.S.K.L/40 (Schnell Kanone Lafette) с длиной ствола с затвором 40 калибров (8400 мм). Из них четыре орудия, размещенные по два в башенных лафетах, установили в двух расположенных по ДП в носовой и кормовой оконечности в статически уравновешенных (отбалансированных) башенных установках с литерным обозначением Drh.L.C/01 (Drehscheiben Lafette, образца 1901 г.) на поворотной орудийной платформе с возможностью раздельного вертикального наведения. Лафеты установили на вращающиеся орудийные столы, опирающиеся на расположенные в неподвижных основаниях барбетов шаровые опоры. Для усиления боевой мощи крейсеров ещё четыре таких-же орудия по одному установили в каземате на верхней палубе за 150-мм щитами, защищавшими только нижнюю часть орудия, на лафетах с вращением орудия на центальной вертикальной оси, с литерным обозначением М.P.L.С/04 (Mittel Pivot Lafette, образца 1904 г.). Как погонные и ретирадные, так и используемые в бортовом залпе ближе к миделю, 210-мм орудия образовали на каждом борту одинаковую по мощности центральную батарею. При таком расположении орудий в залпе могли участвовать шесть орудий из восьми. Таким образом, по сравнению с крейсерами типа "Roon" артиллерию главного калибра увеличили на 50%.

Орудийные башни поворачивали с помощью гидравлических приводов или приводимого вручную поворотного механизма. Вертикальную наводку осуществляли точно также. Каждое башенное орудие имело два расположенных сбоку от ствола цилиндрических гидравлических тормоза отката и один накатник (воздушный аккумулятор для наката), установленный под стволом. Сила отдачи орудия при стрельбе достигала 110 т. Каждый орудийный ствол имел для осуществления отката салазки. Вес ствола с длиной канала 37,3 калибров (7833 мм) составлял 16,24 т, ствола с затвором 19,7 т. Для расположенных в каземате 210-мм орудий выбрали систему горизонтальной и вертикальной наводки с помощью электропривода или вручную. Электродвигатели соответствующей мощности установили на лафетах. Каждое установленное в каземате орудие имело четыре накатника, расположенные по два по бокам выше и ниже ствола и включавших цилиндрические пружины и один установленный под стволом орудия тормоз отката. Сила отдачи орудия при стрельбе достигала 150 т.

Каждое башенное орудие имело угол склонения -5°, угол возвышения +30°, что обеспечивало дальность стрельбы, согласно 16300 м (88 кбт.). Каждое расположенное в каземате орудие имело угол склонения -5°, угол возвышения +16°, что обеспечивало дальность стрельбы 12400 м (67 кбт.). Конструкция 210-мм орудия обеспечивала наивысшую скорострельность четыре выстрела в минуту.

Орудия использовали для стрельбы два типа снарядов одинакового веса по 108 кг с начальной скоростью у среза ствола орудия 780 м/с (фугасный), включая разрывной заряд 2,56 кг (2,4%) крупнозернистого пороха, и сплошной стальной снаряд (болванку). Единый для всех снарядов заряд в шелковом картузе включал 29,5 кг трубчатого (макаронного) пороха марки R.P.С/00 (Rohren pulver, образца 1900 г.). Общий боекомплект согласно Грёнеру составлял 700 выстрелов – по 85-90 на ствол, по другим данным: 800 выстрелов – по 100 на ствол.

Снарядные и зарядные погреба расположили в подбашенном отделении обеих башен. Снаряды и заряды калибра 210-мм хранили в стеллажах. Снарядные погреба расположили на днище трюма под размещёнными на палубных платформах зарядными погребами, сгруппировав их ближе к ДП. Для перемещения боеприпасов в погребах использовали лебёдки с электроприводом или с помощью приводимых вручную механизмов. Из погребов боеприпасы подавались в башни к орудиям с помощью храповых захватов. В качестве резервных использовали лебёдки с ручным приводом. Каждый ствол имел свой элеватор (подъёмник) боеприпасов. Погреба оборудовали рефрижераторными установками и искуственной вентиляцией, их можно было при необходимости затопить или осушить посредством гибкого прорезиненного рукава. Затопление погребов боезапаса осуществлялось насосами водой под давлением 3 кгс/кв.см. или самотёком для находящихся ниже ватерлинии. К расположенным в каземате орудиям боеприпасы подавали из мест временного складирования в цитадели с помощью четырёх храповых захватов или ручных лебёдок. Места временного складирования восполняли свой запас путём доставки боеприпасов из подбашенных погребов во II и Х-м основных отсеках по сплошному коридору подачи боеприпасов на промежуточной палубе. Рельсовый путь на промежуточной палубе, двери и сквозные проходы в подбашенных подкреплениях обеспечивали возможность транспортировки боеприпасов между башнями и расположенными в каземате орудиями.

Ось вращения кормовой башни “В” располагалась по ДП на 19-м шп., носовой башни “А” - по ДП на 87-м шп. Расстояние между осями вращения башен составляло 81,6 м, что с учетом наружного диаметра барбета 6,6 м требовало установки главного броневого пояса длиной не менее 88 м. Носовая и кормовая башни имели сектор обстрела 270°, а расположенные в каземате бортовые 210-мм орудия 125°. При высоте осей орудий над палубой 1,55 м высота осей орудий над KBЛ составляла для носовой башни “А” 9,15 м, кормовой “В” и расположенных в казематах – 6,95 м. Сектора обстрела 210-мм орудий были следующими: башня “А” 9,15 м 270° (225°- 135°), башня “В” 6,95 м270°(45°-315°), орудие №1 п/б 6,95 м 125° (358°-123°), л/б 125° (236°-1°), орудие №2 п/б 6,95 м 125° (55°-128°) л/б 125° (179°-304°). В различных секторах обстрела действовало разное число орудий. Погонный огонь в секторе 358°30'-1°30' (3°) и ретирадный в секторе 179°-180° (1°) могли вести по четыре орудия; в секторе 1°- 45° (45°) три, 45°-55° (10°) пять, 55°-123° (68°) шесть, 123°-135° (12°) пять, 135°-179° (44°) три, 180° – 225° (45) три, 225° – 236° (11°) пять, 236° – 304° (68°) шесть, 304° – 315° (11°) пять, 315° – 358° (43°) три. Причём шесть орудий действовали в двух секторах обстрела (суммарно 136°), пять в четырёх (суммарно 44°), четыре в двух (суммарно 4°), три в четырёх (суммарно, 176°). Погонный огонь в секторе 3° и ретирадный 1° могли вести четыре орудия.

Артиллерия среднего калибра

В каземате на батарейной палубе разместили шесть (по три на каждом борту) 150-мм (фактически 149,1 мм) скорострельных морских орудий типа 150-cm.S.K.L/40 с длиной ствола с затвором 40 калибров (6000 мм), отгороженных друг от друга бронированными продольными и поперечными переборками. Орудия установили на лафете с вертикальным штырём типа М.P.L.С/02 за 80-мм щитами, образовав центральную батарею в районе миделя. Каждое орудие имело один установленный под стволом орудия гидравлический тормоз отката и два расположенных сбоку от ствола накатника с цилиндрическими пружинами. Сила отдачи орудия при стрельбе достигала 85 т. Вес самого ствола с длиной канала 37,2 калибров (5580 мм) составлял 4,6 т, ствола с затвором 4,9 т. Угол снижения стволов орудий составлял -5°, а угол возвышения ограничили +27°30'. При угле возвышения +30° дальность стрельбы достигала 13700 м (74 кбт.). Конструкция орудия обеспечивала прицельную скорострельность 10 выстрелов в минуту. Горизонтальную и вертикальную наводку осуществляли только вручную.

150-мм орудия стреляли тремя типами снарядов одинакового веса по 40 кг: фугасными с головным взрывателем, фугасными повышенной бронепробиваемости с донным взрывателем и сплошными стальными снарядами (болванками) с начальной скоростью у среза ствола около 800 м/с. Выстрел состоял из снаряда и единого для всех типов снарядов заряда. Фугасные снаряды с головным взрывателем имели разрывной заряд весом 1,15 кг (2,9%), фугасные повышенной бронепробиваемости с донным взрывателем 1,62 кг (4%) крупнозернистого пороха. Единый для всех типов снарядов заряд в латунной гильзе весил 22,6 кг, включая 9,9 кг трубчатого (макаронного) пороха марки R.P.C/00. Корабли могли принять на борт 1020 выстрелов калибра 150-мм или по 170 на ствол. Весь боезапас калибра 150-мм разместили в XI-м основном отсеке в двух погребах, расположенных побортно на верхней палубной платформе. Их также оборудовали рефрижераторами, искусственной вентиляцией, с возможностью при необходимости затопить или осушить.

Выстрелы (снаряд и заряд) доставляли на промежуточную палубу с помощью двух подъёмников с электроприводом или вручную с помощью элеваторов, представлявших собой ковшовый конвейер. На промежуточной палубе их свозили по сплошному коридору подачи боеприпасов в район миделя, где создавали временные накопительные погреба, а из них через отверстия в батарейной палубе доставляли в казематы. Боезапас к орудиям подавался с помощью электропривода со скоростью подачи до 10 выстрелов в минуту. Механизм подъёма с помощью электропривода приводил в движение бесконечную цепь с захватами для боеприпасов. В казематах их развозили к орудиям по рельсам.

Сектора обстрела 150-мм орудий были следующими: каземат № 1 4,466 м п/б 130° (357°- 127°) л/б 129° (233°-2°), каземат № 2 4,434 м п/б 130° (25°- 155°) л/б 129,5° (205°-335°), каземат № 3 4,439 м п/б 128° (53°-182°) л/ б 129° (178°-307°). Сектора ведения огня для каждого орудия п/б и л/б составляли 128°-130°. При этом в различных секторах ведения огня по п/б действовало различное число орудий. Погонный огонь в секторе 357°-2° (5°) и ретирадный в секторе 178°-180° (2°) могли вести по два орудия. В секторе 0-3° (3°) два орудия, 3°-25° (22°) одно, 25°- 53° (28°) два, 53°-127° (74°) три, 127°-155° (28°) два, 155°- 178° (27°) одно, 178°-182° (2°) два, 182°-205° (23°) одно, 205°-233° (28°) два, 233°-307° (73°) три, 307°-335° (28°) два, 335°-357°(22°) одно, 357°-2° (5°) два. Причём три орудия действовали в двух секторах обстрела (суммарно 147°), два в шести (суммарно 120°), одно в четырёх (суммарно 94°). Погонный огонь в секторе 5° и ретирадный 2° могли вести два орудия. При высоте осей стволов орудий 1,17 м над палубой каземата высота осей орудий над KBЛ составляла 4,43-4,47 м.

Противоминная артиллерия

Противоминная артиллерия состояла из 18 предназначенных для стрельбы по морским целям 88-мм скорострельных орудий типа S.K.L/35, с длиной ствола с затвором 35 калибров (3080 мм), установленных на одинарном лафете с вертикальным штырём типа M.P.L.C/01. Сила отдачи орудия при стрельбе достигала 25 т, установка обеспечивала угол снижения ствола орудия -5°, возвышения +25°, что обеспечивало дальность стрельбы 9000 м (49 кбт.). Скорострельность составляла до 20 прицельных выстрелов в минуту. 88-мм орудия стреляли только осколочно-фугасными унитарными патронами (снаряд с гильзой) с начальной скоростью у среза ствола орудия 770 м/с. Снаряд весом 7 кг имел разрывной заряд весом 0,22 кг (3,1%). В латунной гильзе помещалось 1,67 кг трубчатого пороха марки R.P.C/00.

88-мм орудия установили пятью группами по два-четыре орудия в каждой: первую группу из четырёх орудий на верхней палубе под баком; вторую из двух орудий на нижнем командном мостике; третью из четырёх орудий на средней палубной надстройке; четвёртую из четырёх орудий на задней палубной надстройке; пятую из четырёх орудий на батарейной палубе в кормовой адмиральской каюте. Восемь орудий на надстройках прикрыли лёгкими 12-мм стальными щитами стандартной формы, остальные были без щитов.

Общий боекомплект артиллерии калибра 88-мм составлял 2700 унитарных патронов или по 150 на ствол. Унитарные патроны доставляли к орудиям подъёмниками с электроприводом, имеющие в качестве резервного ручной привод, или вручную с помощью элеваторов, представлявших собой ковшовый конвейер. Для установленных в кормовой оконечности орудий унитарные патроны доставляли до батарейной палубы из погреба, расположенного по л/б во II-м основном отсеке; для орудий, установленных на задней надстройке, из погреба, расположенного по п/б в том же отсеке, элеватором до броневой палубы и с этой палубы двумя следующими элеваторами до надстроечной палубы. Остальные орудия получали унитарные патроны из погребов, расположенных в X и XI-м основных отсеках, из которых их поднимали четырьмя элеваторами до броневой палубы. Для орудий, установленных на средней палубной надстройке, их доставляли по боковым рельсам до промежуточных погребов между 53-58-м шп. и оттуда двумя другими элеваторами до надстроечной палубы. Орудия на верхней палубе под баком и на нижнем командном мостике получали унитарные патроны двумя элеваторами с броневой палубы. Сектора ведения огня орудий составляли 125-155°. При высоте осей стволов орудий над палубой 0,9 м высота осей стволов орудий над KBЛ составляла от 4,23 м до 10,92 м.

Управление артиллерийским огнем осуществляли из передней боевой рубки и заднего бронированного поста.

На борту кораблей имелись также по две 60-мм десантные пушки 6-cm.S.Bts.K.L/21 (Schnellfeuer Boots Kanone) с длиной ствола 21 калибр, предназначенные для использования в десантных операциях. Пушки устанавливались на колесных лафетах Bts. и L.L. С/00 (Boots und Landung Lafette) образца 1900 г. Их можно было использовать также с катеров или баркасов. Пушка на лафете могла стрелять на дистанцию до 4300 м при максимальном возвышении ствола 19°15'. Боекомплект составлял 250 выстрелов на ствол.

В комплект вооружения крейсеров входило по четыре 8-мм пулемёта с боекомплектом 10000 боевых патронов на ствол. Дальность стрельбы составляла 2400 м, скорострельность 250 выстрелов в минуту. Обычно по-походному они хранились на батарейной палубе. В боевых условиях их устанавливали по два на боевых марсах фок-мачты и грот-мачты на высоте, соответственно, 18,1 и 16,1 м над КВЛ на съёмных поворотных штырях или на корабельных плавсредствах. Из стрелкового оружия в арсеналах хранились 225 винтовок образца 1898 г. и 27000 патронов к ним, а также 90 пистолетов образца 1904 г. и 2700 патронов к ним.

Торпедное вооружение

Традиционно на германских броненосных крейсерах торпедное вооружение состояло из четырёх подводных 450-мм ТА. Все помещения ТА находились ниже броневой палубы: по одному у ахтерштевня и форштевня и два бортовых ближе к носовой оконечности. ТА представляли собой горизонтально расположенные сплошные трубы, за исключением бортового ТА л/б, у которого часть трубы закрывалась откидной крышкой для загрузки торпед. Все ТА закрепили неподвижно, то есть их необходимо было наводить на цель маневрированием самого корабля. Кормовой и носовой ТА установили в I-м и XVI-м основных отсеках горизонтально и параллельно ДП, бортовые ТА в XIII-м основном отсеке под углом 10° вперёд. На кораблях имелись места хранения для 11 (восьми в мирное время) торпед типа С/03, из них: по три в носовом и кормовом помещениях ТА (по две в мирное время) и пять в помещении бортовых ТА (четыре в мирное время).

Торпеды с гироскопическим прибором Обри для прямого курса имели заряд пироксилина весом 98 кг. Для каждой торпеды имелись одно практическое отделение и одна головная боевая часть, а также два ударных взрывателя, запчасти и принадлежности, хранящиеся отдельно. Пуск торпеды производили электроспуском или посредством установленного на трубе курка. Торпеды из ТА выталкивались сжатым воздухом. Для обеспечения ВВД самих торпед и системы пуска установили три компрессора ВВД (давлением 100 кгс/ кв.см) типа М/03 или М/06.

Для управления торпедным оружием в передней боевой рубке оборудовали пост управления торпедной стрельбой носового и обеих бортовых ТА, в задней боевой рубке – кормового ТА. Кроме того, имелись запасные посты наведения носового и кормового ТА и резервные для бортовых в каземате.

На борту имелось тральное и подрывное оборудование новейшего типа, части которого разместили в отсеках и на надстроечной палубе.

РАНГОУТ И ТАКЕЛАЖ

Крейсера типа “Шарнхорст” стали последними немецкими броненосными крейсерами с мачтами традиционно большого диаметра в нижней части и с размещенными на боевых марсах постами управления огнем. Оснастка состояла из двух практически одинаковых составных вертикально расположенных стальных трубчатых мачт, установленных на расстоянии 55,2 м одна от другой, грот-мачта на 31½-м и фок-мачта на 77½-м шп., каждая со стальными стеньгами, гафелями и сигнальными реями, с боевым марсом, прожектором и сигнальным постом на салинге. Высота верхней кромки клотика флага обеих мачт от KBЛ составляла 50 м, верхней кромки стеньги радиоантенн 39,4 м, верхней кромки трубчатой мачты 32 м, верхней кромки салингов 27 м, днищевого настила боевых марсов фок-мачты 15 м и грот-мачты 17 м. Для сравнения высота верхних кромок дымовых труб составила 19 м.

Нижнюю часть обеих мачт собрали из наружного цилиндра диаметром 2,2 м и внутренней трубы диаметром 0,7 м разной высоты, соединённых для придания жесткости всей конструкции ступенями двух расположенных между ними винтовых трапов, с которых через герметичные двери можно попасть на верхнюю и надстроечную палубы, нижний и верхний командный мостики и переднюю боевую рубку. Наружный цилиндр грот-мачты установили на броневой палубе, фок-мачты – на верхней.

Внутреннюю сварную трубу фок-мачты установили на броневой палубе, грот-мачты на батарейной, обе они проходили до настила салингов и имели внутренний диаметр 0,7 м, выше внутренний диаметр 0,4 м. На топе наружных цилиндров мачт установили боевые марсы с крышами. Боевые марсы имели круглую форму диаметром 4,2 м и были приклёпаны к наружному цилиндру посредством кронштейнов. На них установили по два 8-мм пулемёта на съёмных поворотных штырях, а на крыше каждого по одному прожектору. Планширь высотой 1 м изготовили из 8-мм крупповской стали. На топе внутренних трубчатых мачт закрепили штанги-ванты салингов, имеющих круглую форму диаметром 4,2 м. Салинги служили наблюдательными постами (“вороньим гнездом”) и имели леер высотой 1 м.

К верхней части внутренней трубчатой мачты прикрепили стеньгу длиной 20 м и диаметром от 360 мм внизу до 180 мм наверху, изготовленную из стального листа толщиной 4 мм и 6 мм. Их поддерживали стальные канаты диаметром 40 мм. От днищевого настила боевых марсов до топа мачты для спуска-подъёма проходил вертикальный скоб-трап. Внутренние трубы использовали для подъёма коробок с патронами к установленным на каждом боевом марсе двум 8-мм пулемётам и вентиляционными каналами для выхода нагретого воздуха из проходящего под бронированной палубой центрального коридора. Нагретый воздух выходил через отверстия во внутренних трубах и наружных цилиндрах ниже настила боевых марсов.

На каждой вертикальной стеньге установили по два рея, фок-мачта имела два гафеля для флага, грот-мачта – один. Стеньги фок- и грот-мачты оборудовали деревянными стеньгами длиной 14 м для установки радиоантенн, сигнальными реями для подъёма и размещения боевых и сигнальных флагов, различных дневных и ночных средств сигнализации, включая семафор, флагштоком для подъёма флага. Реи можно было спускать.

ВЕСОВАЯ НАГРУЗКА

Весовая нагрузка обоих крейсеров (от нормального (11616 т) и от полного (12985 т) водоизмещения) была следующей: корпус и судовые системы 4160 т (35,8 % и 32,04%), бронирование 3100 т (26,7 % и 23,87%), энергетическая установка 1920 т (16,5 % и 15,55%), вооружение с башнями 890 т ( 7,65% и 6,85%), вооружение торпедное 50 т (0,44% и 0,39%), топливо (уголь) 800-2000 т (6,89%-15,4 %), топливо (нефть) 31-200 т (0,3 %-1,54%), команда и провизия 195 т (1,68% и 1,5 %), снабжение 470 т (4,04%) или 380 т (2,86%).

МОРЕХОДНОСТЬ

Крейсера имели хорошую мореходность, даже чуть лучше, чем у типов "Prinz Adalbert" и "Roon", плавный ход при пустых нижних бункерах, чуть кренились от ветра, хорошо управлялись и были устойчивы на курсе, при повороте теряли до 60 % скорости, в штормовом море теряли скорость не так сильно, нижние казематы заливались в свежую погоду. Дифферентующий момент на единицу осадки (1 м) составлял 14700 тм, поперечная метацентрическая высота 1,18 м, продольная 159 м. Остойчивость была максимальная при 41° крена и нулевой при 81°.

СУДОВЫЕ СИСТЕМЫ И УСТРОЙСТВА

Корабли оборудовали системами управления и средствами сигнализации, осушения и затопления отсеков и помещений, затопления погребов боезапаса, противопожарной, парового отопления, искуственной вентиляции помещений, холодильными установками и многими другими. Имелся опреснитель для производства пресной воды с производительностью 100 т пресной воды в сутки для питьевых нужд, помывки экипажа и для производства котельной питательной воды. Для осушения и затопления отсеков и помещений имелись три водоотливных насоса с паровым приводом производительностью 27 куб.м/час по одному в заднем МО, заднем и среднем КО, три водоотливных и три циркуляционных насоса производительностью 30 и 600 куб.м/час с механическим приводом от главных паровых машин по одному в каждом МО, три насоса Стоннеса на промежуточной и бронированной палубах. Общая производительность водоотливных насосов составляла более 800 куб.м/час. Трубопровод противопожарной системы диаметром 120 мм проходил в центральном коридоре и имел 49 отводов с местами для подключения пожарных рукавов. Максимальное давление в магистрали составляло 8 кгс/кв.см.

ЯКОРЯ И ШВАРТОВЫЕ УСТРОЙСТВА

Корабли укомплектовали тремя носовыми якорями Холла весом по 6000 кг, из них два становых и резервный, кормовым якорем Холла весом 1750 кг и верпом (стоп-анкером) весом 800 кг. Якорная цепь носовых якорей из стального прутка диаметром 60 мм имела длину 225 м, кормового якоря из стального прутка диаметром 39 мм - длину 175 м.

Носовой брашпиль (якорный шпиль) использовали для спуска-подъёма трёх носовых якорей и подтягивания троса при швартовке. От вертикальной реверсивной двухцилиндровой паровой машины однократного расширения с помощью переключения можно было приводить во вращение как каждый из трёх носовых шпилей, так и механизм подтягивания троса. Кормовой брашпиль для спуска-подъёма кормового якоря и механизм подтягивания троса при швартовке имел паровую машину несколько меньшей мощности чем носовой.

СПАСАТЕЛЬНЫЕ СРЕДСТВА

Состав спасательных средств крейсеров несколько различался, но в основном они включали: один командирский вельбот, три паровых катера, два баркаса, один полубаркас, два спасательный катера, один вельбот, три ялика, одну шлюпку и одну складную шлюпку. (по другим данным: два патрульные лодки, два катера, один пинас, два куттера, три яла и один ялик) Поворотные краны для спуска-подъёма спасательных средств установили по одному по л/б и п/б на надстроечной палубе. По л/б кран поднимал катера и баркасы весом до 16 т со скоростью 20 м/мин., по п/б до 8,5 т. Шлюпочную лебёдку использовали для спуска-подъёма вельботов и яликов.

УСЛОВИЯ ОБИТАНИЯ

Экипаж крейсеров насчитывал по 764 человека. Из них командный состав составлял 38 строевых офицеров, инженер-механиков, врачей, чиновников и корабельных гардемарин. Становясь флагманским кораблем эскадры, экипажи крейсеров увеличивались на 76 человек (из них 14 офицеров), флагманским кораблем младшего флагмана на 28 (из них три офицера). "Scharnhorst" достраивали как флагманский корабль командующего разведывательной группы с учётом возможности размещения флагмана и личного состава его штаба, для чего на нём оборудовали дополнительные помещения. Согласно Гильдебранду, экипаж "Scharnhorst" в продолжение службы насчитывал 764-770 человек, по другим данным - 731 человека, из них 26 офицеров.

С учётом требований продолжительного плавания в заграничных водах в условиях жаркого климата условия обитания экипажа и состава штаба командующего эскадрой были вполне хорошие. На кораблях имелось достаточно помещений для размещения, питания и полноценного отдыха не только всего экипажа, но и личного состава штаба эскадры. Этому способствовало наличие парового отопления, естественной и принудительной вентиляции, достаточное количество камбузов, столовых, душевых, помещений для бани, сушилок и гальюнов.

Схемы окраски:

Принята 15 апреля 1896 г. В то время использовалась только при службе в домашних водах.

серый - корпус до высоты главной палубы, позже - до высоты фальшборта главной палубы, ещё позже - до уровня полубака, если он закрывал большую часть верхней палубы
светло-серый - верхняя палуба, надстройки, трубы, вентиляторы, мачты и т.п., включая орудия, башни и щиты
золотисто-жёлтый - носовое и кормовое украшения
чёрный - отдельным распоряжением устанавливалась окраска в чёрный цвет верхнего края трубы на 1 м или всей трубы, а также мачт выше уровня трубы или чуть выше салингов, а также, временно, грот-стеньги

 

Принята 15 апреля 1896 г. Использовалась для всех кораблей при службе в заграничных водах водах и для кораблей сопровождения Кайзера.

белый - корпус до высоты главной палубы, позже - до высоты фальшборта главной палубы, ещё позже - до уровня полубака, если он закрывал большую часть верхней палубы, орудия, башни и щиты
жёлтый - верхняя палуба, надстройки, одна неширокая полоса чуть ниже верхнего края белой окраски, тонкая полоса (ок. 0,5 м) по ВЛ, носовое и кормовое украшения. (*обе полосы допускались жёлтого, красного или синего цвета)

 

 

   

Отличия и изменения

Отличались формой и расположением шлюпочных кранов. На "Scharnhorst" не было видно паровых трубок.

Сперва несли 6 прожекторов: по 1 на марсах и 4 на мостике шлюпочного крана, перед отправкой в Китай в 1910 на "Gneisenau" 4: 1 на топе фок-мачты, 1 на крыше фор-марса, 2 диагонально на крыше грот-марса, позже добавлены 2 на площадке за мостиком на высоте 14 м. над КВЛ, мостик шлюпочных кранов демонтирован, в 1912 г. таким-же образом перестроен и "Scharnhorst". По нек. данным, в 1914 г. установлены артиллерийские корректировочные посты на половине высоты стеньг.

 

изображения с сайта www.shipbucket.com, рис. Psilander

 

 

 

СЛУЖБА

  

 

ПОСТРОЙКА И ДОВОЕННАЯ СЛУЖБА

 

В соответствии с законом о флоте от 1900 г. Имперское морское министерство 8 июня 1906 г. выдало заказы двум частным верфям на постройку спроектированных в 1903-1904 гг. броненосных крейсеров сметной стоимостью около 20 млн. марок, обозначенных индексами “С” и “D”. Оба крейсера принадлежали к одному типу, позже известному как типа “Scharnhorst”, так как его спустили на воду почти на 3 месяца раньше “систершипа”. Однако, поскольку крейсер под индексом “С” (позднее “Gneisenau”) планировали сделать головным кораблём серии и заложили на стапеле на 6 дней раньше, иногда встречается обозначение этих крейсеров как тип “Gneisenau”.

Для постройки корабля, имевшего обозначение “С”, привлекли частную судостроительную верфь А.Г. “Везер” в Бремене, а для постройки второго корабля, “D”, - частную судостроительную верфь “Блом унд Фосс” в Гамбурге. Через шесть с половиной месяцев после выдачи заказа на постройку, первым, 28 декабря 1904 г., на стапеле верфи А.Г.“Везер” заложили киль крейсера “С”, строительный № 144. Вторым, через шесть дней, 3 января 1905 г. на стапеле верфи “Блом унд Фосс” заложили киль крейсера “D”, строительный № 175.

Хотя киль крейсера под индексом “D” заложили всего лишь на 6 дней позже, корпус был готов к спуску на воду почти на три месяца раньше первого, задержавшегося в постройке из-за продолжительной забастовки рабочих верфи А.Г.“Везер”в 1905 г. Корпус крейсера “D” был готов к спуску на воду через год, 2 месяца и 20 дней после закладки киля. 22 марта 1906 г. после произнесения речи и выполнения обряда крещения графом фон Хензелером состоялся торжественный спуск крейсера, получившего имя "Scharnhorst", в честь известного прусского генерала Герхарда фон Шарнхорста.

Вторым, через 1 год, 5 месяцев и 17 дней после закладки, был готов к спуску на воду корпус крейсера “С” на верфи А.Г. “Везер” в Бремене. 14 июня 1906 г. при спуске на воду на церемонии с речью выступил начальник германского генерального штаба генерал-полковник фон Шлиффен и после выполнения обряда крещения назвал его "Gneisenau", в честь известного прусского генерал-фельдмаршала Августа фон Гнейзенау и одноименного парусно-парового корвета "Gneisenau", затонувшего 16 декабря 1900 г. в шторм в порту Малага (Испания).

Достройка "Scharnhorst" происходила без задержек и через 19 месяцев после спуска на воду, 8 октября 1907 г. верфь подготовила крейсер к выходу в море на первые ходовые испытания, а 24 октября предварительно ввели в строй под командованием капитана-цур-зее Трюммлера. Ещё через 4 месяца, после окончания вооружения на государственной верфи в Вильгельмсхафене, 6 марта 1908 г. "Gneisenau" также предварительно ввели в строй, определив в состав разведывательной группы. С 26 марта, когда состоялся его первый выход на ходовые испытания, крейсер под командованием капитана-цур-зее Хиппера начал проходить длительную программу всесторонних расширенных испытаний в Балтийском море, продолжавшихся до 12 июля.

Подготовка производства и стапеля для постройки "Gneisenau" на верфи А.Г. “Везер” в Бремене продолжалась около шести месяцев, стапельный период составил 17 месяцев и 17 дней, достроечный период около 21 месяца, общее время постройки (с учётом забастовки в 1905 г.) составляло чуть больше 38 месяцев. После предварительного введения в строй проведение испытаний заняло ещё 4 месяца. В составе флота крейсер предварительно находился с 6 марта 1908 г., окончательно – с 12 июля 1908 г. Во время ходовых испытаний на Нойкругской мерной миле паровые машины развили максимальную мощность на валах 30396 л.с. (удельная мощность 2,62 л.с./т нормального водоизмещения), что при частоте вращения валов 126 об/ мин. обеспечило кораблю скорость хода 23,6 уз. (на 1,1 уз. выше контрактных 22,5 уз.). Фактическая стоимость постройки составила 19243 тыс. марок, то-есть по 1657 марок за тонну нормального водоизмещения.

Подготовка производства и стапеля для постройки "Scharnhorst" продолжалась около шести месяцев. Стапельный период составил 14 месяцев и 20 дней, достроечный период 19 месяцев и 2 дня, общее время постройки составляло около 34 месяцев, что на пять месяцев меньше, чем у “систершипа”. После предварительного введения в строй, аварии 14 января 1908 г. и последующего ремонта, испытания заняли свыше 6 месяцев. Во время ходовых испытаний на глубокой воде Нойкругской мерной мили паровые машины развили максимальную мощность на валах 27228 л.с. (удельная мощность 2,34 л.с./т нормального водоизмещения), что обеспечило крейсеру скорость хода 23,672 уз. (на 1,172 уз. выше контрактной). Фактическая стоимость постройки "Scharnhorst" составила 20 319 тыс.марок, то-есть по 1749 марок за тонну нормального водоизмещения.

24 октября 1907 "Scharnhorst" предварительно ввели в строй. Ходовые испытания были прерваны в период с 6 по 16 ноября, так как крейсер совместно с "Königsberg" сопровождали кайзеровскую яхту "Hohenzollern" с визитом в Флиссинген и Портсмут. 14 января 1908 г. "Scharnhorst" сел на мель у Булка, поскольку затонула обозначавшая фарватер бочка. Повреждения устранили на верфи “Блом унд Фосс” только к 22 февраля, затем продолжили испытания. В конце апреля их закончили, и 1 мая 1908 г. крейсер окончательно ввели в строй и он вступил в кампанию в составе флота Открытого моря, где, сменив броненосный крейсер "Yorck", начал службу флагманским кораблём командующего разведывательными силами контр-адмирала фон Хеерингена. Младший флагман капитан-цур-зее Каллау фон Хофе держал свой флаг на броненосном крейсере "Roon".

На "Gneisenau" подняли вымпел 12 июля 1908 г., корабль был принят в казну, и вступил в кампанию в составе того же разведывательного соединения, приняв участие в учебном походе в Атлантику и в осенних манёврах.

В сентябре на крейсерах сменились командиры. Командира "Gneisenau" капитана-цур-зее Хиппера сменил командир "Scharnhorst" капитан-цур-зее Трюммлер. В свою очередь последнего сменил фрегаттен-капитан, затем капитан-цур-зее Филипп, командовавший "Scharnhorst" до марта 1909 г.

После плановых учений и манёвров кораблей разведывательного соединения в феврале-марте, оба крейсера приняли участие в учебном походе флота Открытого моря в Атлантику.

До 11 марта 1909 "Scharnhorst" оставался флагманским кораблём разведывательных сил, принимая участие во всех манёврах и учебных походах флота Открытого моря. Затем флагманским снова стал "Yorck", поскольку "Scharnhorst" под командой нового командира капитана-цур-зее Маасса решили сделать флагманским кораблём командующего "восточно-азиатской крейсерской эскадры". Крейсер дооборудовали, снабдили всем необходимым для действий в тихоокеанском районе и 1 апреля он навсегда покинул Киль. На его борту находился контр-адмирал фон Ингеноль - будущий командующий восточно-азиатской крейсерской эскадры, назначенный указом кайзера от 13 марта 1909 г. сначала как младший флагман.

29 апреля в Коломбо "Scharnhorst" встретился с возвращавшимся в Германию его предшественником на посту флагманского корабля на Дальнем Востоке – броненосным крейсером "Fürst Bismarck". Отныне "Scharnhorst" стал флагманом эскадры, а контр-адмирал фон Ингеноль, ещё как младший флагман, вместо капитана-цур-зее Вурмбаха возглавил станцию, а после того, как 18 мая командующий крейсерской эскадрой вице-адмирал Кёрпер, находившийся в это время на лёгком крейсере "Leipzig" в районе о. Сува, вернулся в Германию, фон Ингеноль официально стал командующим эскадрой. В это время в состав базирующейся на Циндао восточно-азиатской эскадры, кроме "Scharnhorst", входили лёгкие крейсера "Leipzig" и "Arcona". При станции также были 4 морские и 3 речные канонерские, и 2 миноносца.

В июле-августе "Scharnhorst" совершил поход в район северной группы островов южной станции, в сентябре посетил порты Жёлтого моря, 18 ноября ушёл в район южной группы станций. Поход прервали в Гонконге, где вместе с лёгким крейсером "Leipzig" отпраздновали наступление нового 1910 г.

В январе 1910 "Scharnhorst", "Leipzig" и канонерская лодка "Luchs" снова ушли из базы Циндао в совместный поход по району германских восточноазиатских колоний, временами их пути расходились, но после посещения Бангкока, о. Суматра и Северного Борнео они вместе зашли в Манилу, откуда 22 марта вернулись в Циндао. В феврале из состава восточно-азиатской эскадры выбыл крейсер "Arcona" и во время возвращения в Германию 9 апреля в Сингапуре встретился с сменившим его более современным лёгким крейсером "Nürnberg". С 18 апреля по 31 мая "Scharnhorst" и "Leipzig" совершили поход вокруг Японских о-вов.

6 июня 1910 на посту командующего крейсерской эскадрой вице-адмирала фон Ингеноля сменил контр-адмирал Гюлер, а командиром "Scharnhorst" вместо капитана-цур-зее Маасса стал капитан-цур-зее Крафт. Контр-адмирал Гюлер поднял свой флаг на "Scharnhorst" и 20 июня вместе с "Nürnberg" вышел из базы Циндао в поход в район южных морей, во время которого инспектировали лагерь ссыльных на о. Самоа вблизи Сайпана, затем корабли зашли на атолл Трук и посетили неспокойное Понапе. На о. Апиа 27 июля к отряду присоединился новый лёгкий крейсер "Emden". В дальнейшем посещение островов продолжили как в составе всей эскадры, так и отдельными кораблями. Снова "Scharnhorst" и "Emden" встретились в базе Циндао только 17 сентября. 25 ноября "Scharnhorst" направился на подходы к Нанкину и Гонконгу.

***

"Gneisenau"-же в июне 1909 г. вместе с "Hamburg" сопровождал яхту кайзера "Hohenzollern" в финские шхеры по случаю встречи и переговоров кайзера Вильгельма II с русским царём Николаем II, в июле-августе 1909 г. нанёс визит в Испанию. По итогам 1908-09 гг. "Gneisenau" удалось завоевать приз кайзера за лучшую артиллерийскую стрельбу среди броненосных крейсеров. Корабль славился своими артиллеристами: всего "Gneisenau" брал кубок Кайзера по стрельбе четыре раза: в 1908, 1909, 1910 и 1911 гг.

После обычных летних учений в июле 1910 крейсер сходил с флотом Открытого моря в Норвегию, а осенью последовали значительные изменения в составе командования разведывательных сил. Командующим назначили контр-адмирала Бахмана, 2-м флагманом контр-адмирала графа фон Шпее, поднявшего свой флаг на борту "Yorck". 9 сентября "Gneisenau" вывели из состава разведывательного соединения для того, что-бы присоединить к базирующейся в Восточной Азии крейсерской эскадре. Хиппер оставил корабль и был назначен командовать первым дивизионом миноносцев в Киле.

10 ноября "Gneisenau" с новым командиром капитаном-цур-зее фон Узларом вышел из Вильгельмсхафена. По пути "Gneisenau" нанёс визиты в Малагу (16 ноября, где на кладбище отдали почести экипажу затонувшего в шторм 16 декабря 1900 г. одноимённого крейсера-фрегата), в Порт-Саид (22-25 ноября), в Коломбо (6-12 декабря, где 12 декабря на борт поднялся кронпринц Вильгельм со своей свитой), в Бомбей (14 декабря 1910-04 января 1911, где высокие гости покинули корабль для посещения Калькутты и в Дакке в устье р. Ганг снова поднялись на борт), в Яйгарт к югу от Бомбея (4-12 января), в Корхин (Индия, 14-18 января), снова в Коломбо (19-29 января) и в Калькутту (2-17 февраля). К тому времени во многих портах Индии выявились случаи заболевания лёгочной чумой, и кронпринц по приказу кайзера прервал путешествие и вернулся в Германию, а крейсер последовал в Сингапур (23-27 февраля), в Гонконг (5-7 марта), в Амой (8-10 марта) и 14 марта 1911 г. прибыл на место базирования в Циндао.

                   

В январе 1911 при посещении британской колонии в Гонконге командующий крейсерской эскадрой контр-адмирал Гюлер сломал ногу и его положили в местный госпиталь. В госпитале адмирал заразился тифом. Возникшие в это время на о. Понапе беспорядки потребовали немедленной посылки туда "Nürnberg" и "Emden", в то время как "Scharnhorst", оставив лежащего в госпитале командующего эскадрой, вышел, как было запланировано, в район южной группы германских станций, а затем посетил Сайгон, Сингапур и Батавию. Там на крейсере стало известно о кончине 21 января в Гонконге контр-адмирала Гюлера.

"Scharnhorst" сразу же прервал свой поход (его присутствие потребовалось также из-за возникших в южных районах Китая беспорядков) и 1 марта с заходом в Гонконг и Амой вернулся в базу Циндао, где его уже ожидал новый командующий крейсерской эскадрой контр-адмирал фон Крозигк. До его официального вступления в должность, состоявшегося 25 марта, обязанности командующего эскадрой временно исполнял командир "Scharnhorst" капитан-цур-зее Крафт.

14 марта 1911 в базу Циндао прибыл "Gneisenau", вместе с вышедшим ранее его встречать "Leipzig".

С 30 марта по 12 мая новый командующий крейсерской эскадрой контр-адмирал фон Крозигк предпринял на "Scharnhorst" поход к берегам Японии. 7 апреля в Иокогаме к нему присоединился прибывший из Таку "Gneisenau", который доставил вновь назначенного германского посла в Японии графа фон Рекса.

5 июля, как раз в тот момент, когда в результате возникновения политического кризиса вокруг Марокко в отношениях между европейскими странами напряжение усилилось до того предела, за которым могла начаться война, контр-адмирал фон Крозигк на "Scharnhorst" вышел из Циндао и во время похода сделал всё возможное, чтобы смягчить напряжение в отношениях между странами в Восточной Азии и принял соответствующие меры по обеспечению безопасности германских колоний на тихоокеанских островах. Во время этого похода "Scharnhorst" посетил порты в Жёлтом море и только 15 сентября возвратился в Циндао.

"Gneisenau" также был вынужден преждевременно прервать свой поход в районы северных японских островов и вблизи русских приморских территорий, чтобы находиться в боеготовом состоянии в распоряжении командования в Циндао, прежде всего как корабль, оборудованный мощной радиостанцией и обеспечивающий дальнюю радиосвязь. Экипажу "Gneisenau", как лучшему среди кораблей крейсерской эскадры, удалось завоевать приз кайзера по итогам 1910-1911 гг.

В начале 1911 г. в Китае начались революционные выступления, которые постоянно разрастались и привели к восстанию. В противоположность боксерскому восстанию 1900-01 гг. оно уже не было направлено против иностранцев, а представляло собой революционное движение внутри китайского общества при кризисном состяния дел в тогдашнем императорском Китае. В начале октября восставшие почти полностью захватили власть в районе Нанкина. Задачей крейсерской эскадры было обеспечение безопасности германских подданных и защиты значительно возросших германских интересов в Китае. С началом революции "Gneisenau" находился в основном в качестве стационера на подходах к районам Нанкина, Шанхая, на рейде Вузунг, однако его прямого вмешательства не потребовалось.

Поскольку "Scharnhorst" в это время встал в док в Циндао для проведения ежегодного ремонта (при этом его командира капитана-цур-зее Крафта сменил капитан-цур-зее Розинг), командующий крейсерской эскадрой контр-адмирал фон Крозигк перешёл на борт "Gneisenau". Особенно тяжёлое положение создалось в Нанкине, где поселения различных китайских национальностей выступили в вооружённое противостояние. Аналогичное положение сложилось и в районе Шанхая. Однако особые нарушения прав иностранцев не наблюдались, так что вмешательства кораблей крейсерской эскадры не потребовалось. 24 ноября в Циндао вице-адмирал фон Крозигк снова перешёл на "Scharnhorst", на котором с заходом в Таку и Чифу 12 декабря прибыл в Шанхай.

Первая четверть 1912 г. также прошла в решении проблем, вызванных китайским революционным движением. В конце апреля закончился ежегодный ремонт "Gneisenau" в Циндао. В Шанхае вице-адмирал фон Крозигк перешёл на борт лёгкого крейсера "Nürnberg" и 1 января прибыл в Нанкин, 11 января снова вернулся в Шанхай на канонерской лодке "Luchs" и опять перешёл на борт "Scharnhorst", на котором с 15 по 24 января совершил поход вдоль побережья средней части Китая, и уже из Гонконга перешёл в Циндао, куда прибыл 3 марта и где к тому времени собрались все корабли восточно-азиатской эскадры.

13 апреля фон Крозигк на борту "Scharnhorst" отправился в поход к побережью Японии, откуда 13 мая вернулся в Циндао. В период с 18 июля по 4 сентября он совершил поход в японские воды на борту "Scharnhorst" вместе с "Gneisenau" и несколькими кораблями эскадры, посетил Владивосток с заходом в порты Жёлтого моря. До конца года "Gneisenau" с новым командиром капитаном-цур-зее Брюнингхаусом находился в районе Шанхая.

30 июля скончался японский микадо Муцухито, во время правления которого Япония выиграла русско-японскую войну 1904-05 гг. и стала мощной державой. "Scharnhorst" в сопровождении лёгкого крейсера "Leipzig" доставил в Японию принца Генриха Прусского (с 5 по 26 сентября) на торжество коронации нового японского микадо Хирохито, которое объединили с траурными мероприятиями по умершему микадо. Сразу после этого все крупные боевые корабли собрались в базе Циндао, где грос-адмирал принц Генрих Прусский в рамках своей должности генерального инспектора кайзеровского флота произвёл смотр кораблей эскадры. После этого "Scharnhorst" поставили в док для проведения ремонта.

                               

30 ноября фон Крозигк на борту "Scharnhorst" прибыл в Шанхай, где 4 декабря на посту командующего восточно-азиатской эскадры его сменил контр-адмирал граф Максимилиан Иоган Мария Гумберт граф фон Шпее. Под его командованием 27 декабря 1912 г. оба крейсера вышли из Циндао в поход вокруг Индонезийских островов и в район южной группы островов колониальных владений Германии, а 3 января 1913 г. вместе отплыли из Амоя с заходом в архипелаг Сунда, Сингапур и Батавию, откуда 2 марта вернулись в Циндао.

В период с 1 апреля по 7 мая корабли провели поход вдоль берегов Японии, во время которого Шпее со штабом и обоими командирами броненосных крейсеров удостоился аудиенции нового японского микадо Хирохито, после чего "Gneisenau" семь недель стоял в Циндао, а Шпее на "Scharnhorst" 22 июня отправился в новый поход в район южных морей, во время которого посетил Марианские острова, острова Адмиралтейства, атолл Хермит, зашёл на о. Рабаул, о. Яп, в Эйтапе и Фридрих-Вильгельмсхафен на о. Новая Гвинея.

Во время длительной стоянки в Рабауле 21 июля Шпее получил приказ о немедленном возвращении в Китай, где в это время вновь возникла революционная ситуация. 30 июля "Scharnhorst" прибыл на рейд Вузунг. Восставшие располагались в районе Шанхайских фортов Вузунг и вдоль железнодорожной линии Нанкин-Шанхай. Китайский флот остался верен правительству и обстрелял находившиеся в руках повстанцев форты. В зону боевых действий уже прибыл сильный соединённый флот европейских держав. К моменту прибытия "Scharnhorst" все форты вне и внутри Нанкина уже были очищены от повстанцев, но ещё продолжалась борьба на полуострове Шиакван. В августе "Gneisenau" также привлекли для защиты германских подданных во время активизации повстанцев в Шанхае. Восстание вскоре удалось подавить, и 6 сентября оба крейсера покинули Нанкин.

После наступления относительного спокойствия, 11 ноября Шпее на "Scharnhorst" с несколькими кораблями эскадры отправился из Циндао в поход к берегам Японии, откуда 29 ноября возвратился в Шанхай, где на флагманском корабле сменился командир, новым стал капитан-цур-зее Шульц. 12 декабря корабль отплыл в район южной группы островов германских колониальных владений, попутно нанеся визит королю Сиама.

За походом по Жёлтому морю с заходом в Порт-Артур, в октябре последовал продолжавшийся до конца декабря обычный ежегодный ремонт "Gneisenau". Как лучшему среди кораблей крейсерской эскадры, его экипажу снова удалось завоевать приз кайзера по итогам 1912-13 гт.

В начале 1914 г. "Scharnhorst" и "Gneisenau" вышли из Циндао в поход в район южной группы островов германских колониальных владений. Посетив о. Суматра, Северное Борнео и Манилу, корабли эскадры в ночь с 18/19 марта возвратились на базу. С середины апреля до конца мая "Gneisenau" посетил порты Китая и Японии.

В мае вице-адмирал Шпее на "Scharnhorst" в сопровождении миноносца "S.90" посетил Порт-Артур и с рейда Таку на миноносце поднялся вверх по реке от Тяньцзиня до Пекина, где со своим штабом нанес визит китайскому генералиссимусу Яншикаю. Возвратившись в Таку 11 мая, он на "Scharnhorst" вернулся в базу Циндао.

Тем временем корабли эскадры готовились к очередному походу по району германских тихоокеанских колоний, который должен был состояться в последний раз под командованием Шпее - осенью 1914 г. его должен был сменить на посту контр-адмирал Гедике. 20 июня флагманский "Scharnhorst" с командующим эскадрой, штабом и своим последним командиром капитаном-цур-зее Меркером на борту и крейсерами эскадры навсегда покинул базу Циндао. В тот же день "Gneisenau" под командой капитана-цур-зее Шульца также вышел из Циндао, чтобы после визита в Нагасаки присоединится к флагману в районе Марианских островов для совместного посещения германских станций на островах Тихого океана. Обострение политического положения в Европе и начавшаяся вскоре война помешали осуществлению этих планов.

К этому времени германские военно-морские силы на Тихом океане состояли из броненосных крейсеров "Scharnhorst" и "Gneisenau", легких крейсеров "Leipzig", "Nürnberg", "Emden", канонерских лодок "Iltis", "Geier", "Jaguar", "Tiger", речных канонерских лодок "Vaterland", "Otter", "Tsingtau", миноносца "S.90", промерного судна "Planet" и вспомогательного "Titania".

Крейсер "Leipzig" еще 7 июня вышел из Циндау, чтобы сменить в мексиканских водах "Nürnberg", котлы которого требовали ремонта. "Emden" остался в Циндау, и его командир стал "старшим офицером" этой станции, приказом на него возлагались обязанности по снабжению эскадры углем. Остальные германские корабли значительной боевой ценности не представляли и в случае войны должны были передать свои орудия и команду для оснащения вспомогательных крейсеров.

28 июня, в момент убийства в Боснии эрцгерцога Франца-Фердинанда, "Gneisenau" находился на острове Паган (Марианские острова), а на следующий день им была перехвачена телеграмма радиостанции Циндау о сараевской трагедии (в мирное время не всегда велось прослушивание эфира). Однако адмирал Шпее узнал об этом событии лишь 7 июля, когда "Gneisenau" присоединился к "Scharnhorst" и "Titania" на островах Трук.

В этот день на Трук прибыл зафрахтованный японский транспорт "Fukoku-Maru" с 6000 т угля для эскадры. Тогда же была получена телеграмма из адмирал-штаба с указанием ожидать событий на Труке или Понапе. С этого времени адмирал-штаб через радиостанцию в Циндау постоянно информировал М. Шпее о политическом положении в Европе. 15 июля эскадра вышла из Трука на Понапе, куда и прибыла 17 июля. Здесь Шпее находится до 6 августа, сюда же 28 июля пришел легкий крейсер "Nürnberg". Адмирал-штаб принял меры для обеспечения скрытности передвижений эскадры и с 7 июля прекратилась публикация сведений о движении кораблей.

Из крейсеров Антанты в этом районе только один — линейный крейсер "Australia" — превосходил в силе "Scharnhorst" и "Gneisenau", тихоходный броненосец "Triumph" был также сильнее германских крейсеров, но при встрече не смог бы их догнать, "Minotaur" — флагман адмирала Т.-М, Джеррама — считался равным одному германскому броненосному крейсеру. "Australia" к началу войны стоял в Сиднее, то есть в 4472 милях от Гонконга, где находился "Minotaur", у которого, можно сказать, "под боком", во всяком случае, разделяя сильнейшие английские корабли, находились оба германских броненосных крейсера.

Дислокация Класс корабля Наименование корабля Год спуска Водоизмещение, т. Скорость,  уз. Артиллерия, калибр в мм
Британская Восточно-Азиатская эскадра — контр-адмирал Т. -М. Джеррам
Гонконг — Вейхайвей ЛКДД "Triumph" 1903 11800 20 4-254, 14-190, 14-76, 4-57
Гонконг БРКР "Minotaur" 1906 14800 23 4-234, 10-190, 16-76
Гонконг БРКР "Hampshire" 1903 11000 23,5 4-190,6-15220-47
Нагасаки — Вейхайвей КРЛ "Newcastle" 1909 4900 26,3 2-152, 10-102,4-47
Гонконг КРЛ "Yarmouth" 1911 5300 26 8-152,4-47
Британская Австралийская эскадра — контр-адмирал Дж. Пэти
Сидней ЛКР "Australia" 1911 19500 26,9 8-305, 16-102,4-47
Сидней КРЛ "Sydney" 1912 5700 25,5 8-152, 4-47
Сидней КРЛ "Melbourne" 1912 5700 25,5 8-152,4-47
Сидней КРЛ "Encounter" 1902 5970 21,1 11-152,8-76
Фримантл КРЛ "Pioneer" 1899 2200 20,5 8-102, 8-47
Дивизион в Новой Зеландии
Велингтон КРЛ "Psyche" 1898 2200 20,5 8-102, 8-47
Велингтон КРЛ "Pyramus" 1897 2200 20,5 8-102, 8-47
Велингтон КРЛ "Philomel" 1890 2600 19 8-120, 8-47
Южная Америка
Побережье Чили КРЛ "Glasgow" 1909 4900 25,8 2-152, 10-102
Французские силы — контр-адмирал Угэ
На пути из Южной Америки БРКР "Montcalm" 1900 9500 21,4 2-194, 8-164,4-100
Сайгон БРКР "Dupleix" 1900 7700 20,7 8-164,4-100
Русские силы Сибирской флотилии — контр-адмирал М.Ф. фон Шульц
Владивосток БРКР "Аскольд" 1900 5950 23,4 12-152, 12-75, 8-47
Владивосток КРЛ "Жемчуг" 1903 3180 24 8-120,6-47
Германская Восточно-Азиатская эскадра — вице-адмирал М . фон Шпее
Понапе БРКР "Scharnhorst" 1906 11600 23,8 8-210,6-150, 18-88
Понапе БРКР "Gneisenau" 1906 11600 23,8 8-210,6-150, 18-88
Циндау КРЛ "Emden" 1908 3650 24,1 10-105


 

БОЕВОЙ ПОХОД


 

27 июля вице-адмирал М. Фон Шпее узнал об ультиматуме, предъявленном Сербии. А на следующий день о возможности войны узнал и противник М. Шпее — вице-адмирал Т.-М. Джеррам, вернувшийся в этот день в Вейхайвей с крейсерами "Minotaur", "Hampshire" и "Yarmouth". Английский адмирал не знал, где эскадра М. Шпее, кроме того, он не доверял своей разведке; последняя же, между прочим, доносила, что "Gneisenau" находится в... британском Сингапуре. М. Шпее же оставалось только ожидать развития событий, так как главным для него являлось сохранение скрытности, чтобы не дать англичанам сосредоточить против себя превосходящие силы в определенном месте и уничтожить его эскадру с началом войны. Все необходимые распоряжения по снабжению соединения углем и прочими запасами были оставлены фрегаттен-капитану К. фон Мюллеру, оставшемуся старшим морским начальником в Циндау.

В оперативном плане М. Шпее изложил возможные варианты использования своей эскадры, прежде всего, против стран Антанты, и, в первую очередь, Англии, а не Японии. Друг и сослуживец М. Шпее в 1897 и 1898 годах на линкоре "Deutschland", будущий гросс-адмирал и командующий флотом нацистской Германии Э. Редер сообщал, что в "оперативные намерения" М. Шпее в случае войны против Японии входили операции эскадры в удаленных территориальных водах Южной Америки. 5 августа он получил радиограмму об объявлении войны Англией. В этот же день от офицера этапа в Шанхае пришло сообщение, что японский консул в Гонконге получил указания заявить, что "Япония останется нейтральной в случае, если британские морская торговля и колонии Восточной Азии не подвергнутся нападению со стороны германских ВМС".

Видимо, для спокойного захвата германских колоний японцы решили избавиться от немцев дипломатическим путем и, применяя извечные "азиатские хитрости", пудрили всем мозги, дабы обеспечить внезапность своих действий. Однако эти хитрости никого не обманули, а М. фон Шпее и не собирался ждать, пока японский флот, располагавший к тому времени двумя линейными крейсерами, 14 линкорами додредноутного типа, 10 броненосными и 14 легкими крейсерами, захватит его врасплох на каком-нибудь безвестном атолле.

Но эскадра нуждалась в угле. Организация снабжения им была продумана еще в мирное время, германские агенты в нейтральных странах, организованные в так называемые этапы, заранее закупали уголь, фрахтовали пароходы, грузили их и отправляли в точки рандеву, которые были определены предварительно. 6 августа эскадра вышла из Понапе к о. Паган на Марианских островах — сборному пункту для угольных транспортов — и прибыла туда 11 августа. 13 августа фон Шпее собрал совещание командиров крейсеров, на котором изложил свой план: "беспокоить неприятеля в качестве "Fleet in Being", совершая скрытный переход к берегам Южной Америки". Командир "Emden" К. фон Мюллер предложил отделить его крейсер от эскадры и отправить в самостоятельное крейсерство в Индийский океан, начальник штаба эскадры капитан цур зее Филитц и другие командиры крейсеров поддержали Мюллера. Шпее уклончиво ответил, что подумает над этим вопросом, но решение, видимо, принял мгновенно, потому что после совещания отвел К. Мюллера в сторону для последних инструкций и прощания.

Уже 11 августа англо-австралийская эскадра с десантом появилась у Рабаула на о. Новая Померания. Японцы поняли, что надо действовать решительнее, и еще за день до предъявления Токио ультиматума Берлину, командующий 2-й японской эскадрой К. Садакичи объявил 14 августа блокаду Циндау.

В судовом журнале флагманского корабля эскадры "Scharnhorst", доставленном из Вальпараисо в Берлин, 13 августа появилась следующая запись: "Ночью из искаженной телеграммы было восстановлено послание из Циндау: "Сообщение из Токио... Объявление войны... Флот противника, очевидно, направляется в Южные моря". Таким образом, стало невозможно оставлять флотилию на якоре у Пагана. Под покровом темноты она оставит залив и направится на восток. Той же ночью придется связаться с островом Гуамом для дальнейшей информации. Если новости подтвердятся, кораблям эскадры придется рассеяться, чтобы избежать ненужной конфронтации с превосходящими силами противника. После этого их задачей станет осуществление набегов на суда противника, появляясь тут и там из ниоткуда и исчезая также быстро, как они появились.

Бросок по направлению к Индийскому океану будет невозможен для эскадры, даже если ей удастся преодолеть вражеский кордон, потому что она не сможет пополнять запасы угля. Отправляясь к западному побережью Америки, она все еще имеет шанс найти нейтральные порты и агентов, которым можно доверять. Японцы не захотят преследовать из опасения вызвать недовольство Соединенных Штатов. Это определенно будет более выгодно для эскадры.

Одиночный легкий крейсер, которому требуется гораздо меньше угля и который в любом случае пополняет свои запасы набегами на пароходы противника, может гораздо дольше действовать в Индийском океане против объединенного судоходства Индии, Восточной Азии и Австралии".

Во второй половине дня 13 августа на "Gneisenau" с "Scharnhorst" пришла шлюпка с приказом для К. Мюллера следующего содержания: "Латан, 13 августа 1914 года, № 151. В сопровождении парохода "Markomannia" приказываю вам изменить дислокацию на Индийский океан, чтобы вести там яростную крейсерскую войну в меру ваших возможностей. Прилагаются копии телеграфных сообщений от нашей южной сети поставок за последние несколько недель. В них указано количество угля, заказанного на будущее, и этот уголь передается вам. Сегодня вечером вы останетесь с эскадрой. Завтра утром этот приказ будет запущен в действие сигналом "Отделиться". Я намереваюсь отплыть с остающимися судами к западном побережью Америки. Подпись: Граф Шпее".

В 18 ч эскадра, подняв якоря, начала выходить из лагуны. Первой вышла колонна транспортов во главе с вспомогательным крейсером "Prinz Eitel Fredrich". За ним шли угольщики "Yorck", "Holsatia", "Markomannia", "Prinz Waldemar", "Gouverneur Jaschke", "Staatssekretar Kratke", "Longmun". В 18 ч 30 мин стала выходить вторая колонна эскадры в составе "Scharnhorst" (капитан цур-зее Ф. Шульц), "Gneisenau" (капитан цур зее Меркер), "Nürnberg" (капитан цур зее К. фон Шенберг), "Emden" и "Titania" (капитан-лейтенант Богг).

На следующее утро около 7 часов М. Шпее отправил "Emden" флажным семафором сигнал: "Отделиться! Желаем всяческих успехов". К. Мюллер ответил: "Благодарю за оказанное доверие. Желаю эскадре легкого плавания и больших успехов". И "Лебедь Востока", как называли "Emden" в южных морях, в сопровождении "Markomannia" отправился навстречу своей судьбе, а эскадра М. Шпее—своей.

19 августа эскадра встала на якорь у аттола Эниветок, где грузилась углем. 22 августа она вышла далее, причем "Nürnberg" был послан в Гонолулу для того, чтобы отправить телеграммы в Адмирал-штаб и по возможности узнать обстановку. М. Шпее шел на юго-восток к атоллу Маюро (Маршалловы о-ва), куда прибыл 26 августа. Сюда, на Маюро, пришли "Cormoran" (корветтен-капитан А. Цукшвердт) - бывший русский пароход "Рязань", переделанный во вспомогательный крейсер, с двумя угольщиками, а два угольщика были отпущены. 30 августа эскадра продолжила путь, направляясь к о. Кристмас (Рождества).

6 сентября к ней присоединился "Nürnberg", доставивший известия о ходе военных действий в Европе, а также сведения о дислокации союзных морских сил на Тихом океане. В свою очередь, "Nürnberg" получил сигнал с флагманского корабля: совместно с "Titania" перерезать телеграфный кабель Австралия - Канада у о. Фаннинг. Эта операция была успешно выполнена на рассвете следующего дня, причем удалось ввести в заблуждение губернатора острова, который опознал в "Nürnberg" французский крейсер. Немцы высадили десант, разрушили все сооружения радио- и телеграфной станции, захватили кассу и, самое главное, газеты, где было сказано о захвате англичанами немецких владений на Самоа.

8 сентября М. Шпее собрал совещание командиров кораблей, на котором было решено атаковать Самоа. Судя по плану атаки, главной ее целью было уничтожение линейного крейсера "Australia", а не "желание Шпее освежить личный состав", как пишет Гельмерсен. Иначе нельзя объяснить факт, что эскадра, показавшись 14 сентября у Алии, не сделала ни одного выстрела. Корветтен-капитан Поххаммер, старший офицер "Gneisenau", как будто подтверждает этот вывод в своих воспоминаниях: "Некоторые из нас были уверены, что мы найдем вражеский флот в Апии. Другие утверждали, что англичане не так глупы, чтобы попасться в ловушку. Большинство считало, что мы встретим 2 легких крейсера... Но были и те, кто утверждал обратное. Я присоединился к большинству в основном для того, чтобы не погасить энтузиазм, охвативший кают-компанию". Энтузиазм сменился разочарованием, когда выяснилось, что гавань пуста. "Australia" же, вместе с "Sydney" и "Melbourne", в это время находилась у Рабаула на о. Новая Померания (сейчас Новая Британия), где поддерживала высадку отряда из 1500 австралийцев полковника Холмса.

Ничего не предприняв, немцы двинулись к французским островам Таити в надежде запастись свежей провизией, пополнить запасы угля, а также встретить корабли Антанты. 21 сентября крейсера бросили якорь в бухте Тавануи на о. Бора-Бора в 160 милях от Таити. На "Scharnhorst" подняли французский флаг, и местные власти приняли немцев за своих. Главный начальник - жандармский бригадир, не только оказал радушный прием офицерам эскадры, говорившим по-французски, но и нанес визит М. Шпее на "Scharnhorst". Адмирал, в салоне которого портрет кайзера Вильгельма II был заменен портретом английского короля, свободно общался с этим бригадиром на его языке и угощал последнего французским же коньяком. Коньяк был, видимо, настолько хорош, что бригадир, не заметив подвоха, оказал всемерное содействие для пополнения запасов провизии, пребывая в полной уверенности, что эскадра французская. Однако Бора-Бора слишком маленький остров, чтобы реально пополнить на нем запасы продовольствия для почти двух тысяч человек эскадры, так, сотня-другая кокосовых орехов. Но словоохотливый бригадир сообщил, между прочим, что в Папеэте, главном городе Таити, находятся 20 жандармов под командой Аджюдана и примерно 25 солдат со своим лейтенантом, в гавани же стоит французская канонерка "Zelee" и захваченный ею в качестве приза германский пароход "Valkiria" с 3000 тоннами угля.

Распрощавшись со славным бригадиром, М. Шпее собрал совет командиров кораблей. Было решено идти на Таити, зайти в порт Папеэте, освободить угольщик, и, пополнив запасы провизии и одежды, заодно захватить в плен губернатора в отместку за пленение германского губернатора Самоа. На всякий случай готовились вступить в бой с французскими крейсером "Montcalm" и шлюпом "Kersaint", правда, в то, что эти корабли им могут встретиться, на эскадре, думается, и сами не верили. Зато знали другое: официальная германская история сообщает, что на эскадре имелись сведения о том, что в Папеэте имелись три береговые батареи (№ 1, № 2 и № 3), с 16 орудиями калибра 164-мм, 4 — 138-мм, и 2 —90-мм соответственно. Может, немцы рассчитывали, что 20 жандармов, 25 солдат и 98 моряков с канлодки "Zelee" не смогут справиться с таким количеством орудий?

Во второй половине дня 21 сентября эскадра покинула о. Бора-Бора и направилась в открытое море. Французский триколор на гафеле был заменен германским военно-морском флагом. Так что, как пишет А.Г. Больных, "ошеломленным обитателям Бора-Бора" вовсе не было нужды ждать "несколько месяцев", чтобы узнать, "что их посетила германская эскадра". Однако представляется, что местные туземцы, какими мы их знаем по книгам Т. Хейердала и Даниэльсона, и вряд ли сильно изменившиеся с 1914 года, были просто счастливы увидеть белых людей на огромных стальных кораблях, пообщаться с ними и продать несколько кокосов. Ведь на Бора-Бора даже шхуны торговцев копрой заходили едва ли раз в полгода, а здесь такое событие! Пищи для разговоров и даже для новых песен хватило, и видимо, надолго.

22 сентября в 6 ч утра эскадра находилась уже в 10 милях от Папеэте на Таити. В половине седьмого утра французы заметили корабли с наблюдательного поста батареи № 1. В 7 ч 14 мин батарея № 2 дала с расстояния 6000 м "два или три метких выстрела" по немецким крейсерам. Корабли увеличили дистанцию, но открыли ответный огонь по батарее № 2 только в 7 ч 58 мин с дистанции 7000 м, идя курсом SSW, и прекратили его в 8 ч 05 мин. В это время с крейсеров открылась гавань, в которой стояли канонерка "Zelee" и пароход "Valkiria". Пройдя еще немного тем же курсом, они в 8 ч 20 мин развернулись на NO и через девять минут снова открыли огонь по батарее № 2, закончив его в 8 ч 33 мин на расстоянии 6200 м. Всего по батарее было выпущено 32 210-мм снаряда, и она замолчала. Далее настал черед "Zelee". Крейсера приблизились к противнику на расстояние 3400 м и с 9 ч 17 мин до 9 ч 22 мин вели огонь по гавани, выпустив 14 210-мм и 35 150-мм снарядов. В 9 ч 25 мин "Zelee" с развевающимся флагом перевернулась и затонула. К этому времени французы подожгли свои угольные склады, а часть германских снарядов залетела в город и разорвалась в складе копры. На эскадре поняли, что заправиться углем тут не светит, и отошли.

По "частным сведениям" впоследствии сообщалось, что на французской сигнальной станции подняли сигнал по международному своду сигналов "имеем здесь 30 заложников". И хотя в журнале боевых действий эскадры об этом не сообщается, не исключено, что это стало причиной прекращения операции, которая в итоге не дала никаких существенных результатов для немцев, кроме возможного укрепления боевого духа. Вместе с тем, если после нападения на Самоа англичане могли лишь теряться в догадках относительно дальнейшего курса М. Шпее, то теперь ясно обозначилось его движение к берегам Южной Америки. Правда, английское Адмиралтейство не воспользовалось возможностью сосредоточить превосходящие силы на пути движения германской эскадры.

24 сентября "Nürnberg" и угольщики прибыли на о. Нукухива - главный на французских островах Маркезас (Маркизских). Через два дня туда прибыли "Scharnhorst" и "Gneisenau". Произведя конфискацию денежных средств у местных властей и дав продолжительный отдых экипажам, эскадра 3 октября уже находилась на пути к о. Пасхи. 6 октября была установлена радиосвязь с легким крейсером "Dresden", который также шел к о. Пасхи, но со стороны Южной Америки. Командир "Dresden" фрегаттен-капитан Людеке уведомил М. Шпее о дислокации неприятельских сил в водах Южной Америки. Выяснилось, что британская эскадра, в составе броненосных крейсеров "Good Hope" и "Monmouth", легкого - "Glasgow" и вспомогательного — "Otranto", 28 сентября вышла из Пунта Аренас (уединенная стоянка в районе Огненной земли) для поиска в западном направлении. 9 октября немцы установили радиосвязь с легким крейсером "Leipzig" (фрегаттен-капитан Хаун), который двигался на соединение с эскадрой от побережья Перу. 12 октября корабли М. Шпее бросили якоря у о. Пасхи. В тот же день туда прибыл "Dresden", пришедший из Карибского моря вокруг Южной Америки, а 14 октября - "Leipzig".

Так произошло соединение всех кораблей эскадры М. Шпее, что усилило, хотя и не очень значительно, ее боевую мощь. Длительное и безмятежное пребывание эскадры на таинственном острове, с его колоссальными идолами, стало подготовкой к дальнейшему походу и бою. М. Шпее был уверен, что у берегов Чили ему предстоит встреча с противником. Такая уверенность подкреплялась тем, что в последние дни на пути к о. Пасхи "Dresden" и "Leipzig" перехватывали радиопереговоры британских крейсеров. Соотношение сил вселяло оптимизм в германского адмирала, что отразилось и в его письме к жене: "Мои перспективы выглядят достаточно благоприятными, в любом случае они лучше, чем были ранее". 18 октября немецкие корабли покинули о. Пасхи, жители которого так и не знали, что уже два с половиной месяца идет мировая война.

Так закончился первый этап в действиях германской крейсерской эскадры. Он характеризовался тем, что немцы, пользуясь скрытностью своих передвижений, недостатком опорных пунктов, баз и средств связи у противника в районе Тихоокеанского театра военных действий, а также отвлечением военно-морских сил союзников для решения второстепенных задач, вывели свою эскадру из-под удара превосходящего ее англо-японского флота. В то же время германские корабли сохранили свою боеспособность, которую вскоре с блеском доказали в Коронельском бою.

 

БОЙ У КОРОНЕЛЯ

 

В канун сражений на реке Изер и у Ипра, 19 октября 1914 года, эскадра М. фон Шпее была на пути к чилийскому о. Мас-а-Фуэра. Двигаясь на зюйд-ост, она сближалась с британской эскадрой контр-адмирала сэра К. Крэдока, которая после поиска вернулась на Фолклендские острова и 22 октября вновь вышла в море. В составе британской эскадры находился старый линейный корабль "Canopus", максимальная скорость которого не превышала 12 уз. Но так как Крэдок боялся упустить Шпее, предполагая, что германская эскадра уже находится вблизи чилийских берегов, он оставил "Canopus" для конвоирования угольщиков. Британское же Адмиралтейство, постоянно вмешиваясь в управление ВМС на этом театре, отменило приказ К. Крэдока броненосному крейсеру "Defence" присоединиться к эскадре и послало его в распоряжение адмирала Стоддарта к восточному побережью Южной Америки. Такое разделение сил (силы Стоддарта: броненосные крейсера "Defence", "Cornwall", легкий - "Bristol", вспомогательные - "Macedonia" и "Edinburgh Castle") отвечало оборонительным намерениям Адмиралтейства, по словам сэра Ю. Корбетта: "...Иметь достаточные силы на обоих побережьях на случай появления неприятельских крейсеров на торговых путях". Но эти оборонительные действия входили в противоречие с указанием "искать неприятеля", посланным Адмиралтейством К. Крэдоку, которое он понял как указание "отыскать и разбить неприятельскую эскадру". Таким образом, британская эскадра, оставив далеко позади "Canopus", начала движение к северу вдоль побережья Чили.

Тем временем эскадра М. фон Шпее 26 октября подошла к о. Мас-а-Фуэра, где приступила к погрузке угля. Спустя два дня она вышла оттуда в полной боевой готовности. Из донесения транспорта "Yorck", заранее посланного Шпее в Вальпараисо, видно, что германская разведка в Южной Америке была довольно прилично осведомлена о дислокации британских ВМС на этом театре. В телеграмме, между прочим, указывалось, что линкор типа "Queen" с тремя угольщиками находится в Пунта Аренас. Действительно, радиограмма "Yorck" была направлена 27 октября, a "Canopus" вышел в море из Пунта Аренас на следующий день. М. Шпее же, основываясь на сведениях разведки и перехвате большого количества радиограмм противника, заключил, что силы англичан разделены на три группы, слабейшая из которых — легкий крейсер "Glasgow" — и должна подвергнуться первому удару. То есть операция, приведшая к Коронельскому бою, планировалась как облава на "Glasgow", это было зафиксировано 29 октября 1914 года в оперативном приказе по эскадре. Адмирал К. Крэдок, идя на север, также рассчитывал встретить лишь один "Leipzig", ибо на германской эскадре радиотелеграфирование было налажено так, что при перехвате радиограмм у противника складывалось впечатление, что радирует только один корабль. Подтверждает это и Ю. Корбетт, который пишет, что "адмирала (Крэдока) заботило отсутствие сведений разведки", и что он считал вероятным противником лишь "Leipzig".

Итак, обе эскадры шли навстречу друг другу, но если на эскадре М. Шпее еще 18 октября состоялось совещание командиров кораблей, на котором был выработан план возможного боя с британской эскадрой, то о каком-либо совещании у К. Крэдока сведений не имеется.

1 ноября в 2 ч 50 мин утра М. Шпее получил сообщение о том, что на рейд Коронеля 31 октября пришел британский легкий крейсер. Радиограмму отправили с транспорта "Gattingen", высланного в море начальником германской разведки в Вальпараисо, на "Yorck" к этому времени чилийские власти уже опечатали радиостанцию. М. Шпее двинулся к Коронелю, рассчитывая прибыть в этот район до истечения 24-часового срока пребывания корабля воюющей державы в нейтральном порту. Но "Glasgow" вышел из Коронеля раньше — в 9 ч утра 1 ноября — и в 14 ч 05 мин прибыл к месту рандеву с эскадрой К. Крэдока. После соединения английские крейсера разошлись веером на норд-норд-ост, кроме флагмана, который зачем-то пошел на норд-норд-вест, с тем чтобы образовать некое подобие завесы с интервалами по приказу, в конечной точке примерно в 15 миль между судами, и двинулись на норд-норд-ост к побережью Чили. В 15 ч 50 мин (время германское, на 30 мин впереди английского) "Glasgow" донес, что видит на ост дымы, и через 6 минут повернул к востоку, чтобы их разглядеть. В 16 ч 10 мин он донес, что видит "Scharnhorst", "Gneisenau" и легкий крейсер "Leipzig". А через семь минут на германской эскадре опознали англичан. Между тем "Glasgow" развернулся на 12 румбов и стал отходить на соединение с флагманом. То же сделали идущие слева от него "Otranto" и "Monmouth". К. Крэдок же на "Good Hope", находившийся в 25 милях к западу от "Glasgow", повернул на восемь, а затем еще на два румба вправо по направлению к "Glasgow".

Видимость была хорошей, небо чистое, но в это время флагманские корабли обеих эскадр разделяло около 50 миль. Крэдок не видел Шпее, Шпее не видел Крэдока.

Ветер был южный, — доносил впоследствии Шпее, — силою в 6 баллов, иначе говоря, по шкале Бофорта это "Сильный ветер" 15—19 узлов (до 31 км/ч), заходивший к юго-востоку. От юга шла сильная волна, в соответствии с прибрежным течением и еще ранее разведенная ветром до 6 —7 баллов. При такой погоде парусники "не выходят в море, а находящиеся в море ложатся в дрейф", волны громоздились, ветер срывал с гребней белую пену и стелил ее полосами по ветру. Корабли зарывались носом в волну, которая иногда разбивалась о барбеты носовых башен броненосных крейсеров. На легких крейсерах стоять на палубе было практически невозможно, люди, давно уже мокрые насквозь, цеплялись за все, что подвернется под руку. Эскадра М. Шпее довернула на противника и увеличила ход с 14 уз до полного. Немецкие крейсера шли лагом к волне. В 17 ч 34 мин К. Крэдок повернул эскадру "все вдруг" на противника, через минуту Шпее ответил поворотом эскадры последовательно влево. Он не хотел начинать боя до захода солнца, так как заходящее светило слепило бы глаза германским комендорам. Обе эскадры шли на юг против волны. Немцы занимали наветренное положение. Граф М. Шпее писал в своем рапорте: "Ветер и волнение были встречными, поэтому корабли сильно качало, особенно малые крейсера обоих противников. Наблюдение и определение дистанции были крайне затруднены, так как волны захлестывали мостики. Волна была так велика, что закрывала цель нашим наводчикам 6-дюймовых орудий на средней палубе, которые вообще не могли видеть корму вражеских кораблей. Форштевни они замечали лишь изредка".

Солнце садилось в штормовых облаках. По описаниям германских офицеров, свинцовые тучи и налетавшие дождевые шквалы затемняли свет наступающих сумерек, однако западная часть горизонта была ясной. Пока не зашло солнце, выгоды освещения оставались на стороне Крэдока, но затем обстановка переменилась. Немецкие крейсера терялись в темноте восточного горизонта, а английские четко вырисовывались на освещенном западном.

В 18 ч 34 мин, с расстояния 10 400 м, немцы открыли огонь. Сначала они взяли в вилку "Otranto", вынудив капитана Эдвардса отвернуть вправо и выйти из строя за пределы дальности огня германских орудий. Британские корабли имели между собой интервалы в 2 кб, немцы же несколько растянулись: "Leipzig" следовал за "Gneisenau" в 5 кб, за ним в 7 кб шел "Dresden". "Scharnhorst" и "Gneisenau" перенесли огонь на английские броненосные крейсера, "разделив цели слева", то есть "Scharnhorst" стрелял по "Good Норе", a "Gneisenau" — по "Monmouth". Первый трехорудийный залп "Scharnhorst" дал недолет в 2,5 кб и весьма кучные разрывы. А уже третий залп попал в "Good Hope" и вывел из строя носовую 234-мм орудийную башню, вызвав пожар в носовом каземате, а также уничтожил систему управления огнем. "Gneisenau" стрелял залпами по Monmouth, и через три минуты на его баке начался пожар.

Обер-лейтенант Кнооп, офицер с "Scharnhorst", вспоминал: "Во многих случаях сразу вслед за попаданием наших фугасных снарядов следовала вспышка огня... Два раза я видел то, что можно было принять за взрыв боеприпасов. После взрывов фугасных снарядов поднимались столбы пламени, отличающиеся от остальных вспышек формой и размерами. Некоторые попадания, вероятно, в палубы, посылали вверх широкие фонтаны искр. Когда снаряд попадал в броню, наблюдалось густое черное облако с четко очерченными краями. Попадания были такими частыми, что невозможно описать их по порядку. "Good Hope" получил серьезные попадания в носовую часть, верхний мостик, в мачту примерно в 30 футах над палубой, в заднюю часть фор-марса. Он также получил несколько попаданий в среднюю часть, где возник пожар. Несколько снарядов попали в кормовую батарею, где тоже начался пожар. Сквозь орудийные порты можно было видеть пожары во внутренних помещениях. Два снаряда попали возле кормовой башни... "Monmouth" получил попадание в носовую 152-мм башню. Фугасный снаряд сорвал крышу. Последовал ужасный взрыв пороховых зарядов, который сорвал всю башню с полубака. Она просто исчезла. Я видел, как множество снарядов попали в среднюю часть корабля. Огромная стена огня высотой почти в мачту и шириной от 60 до 90 футов (18,3-27,4 м) внезапно поднялась у него на правом борту. Я насчитал от 30 до 40 попаданий. Одновременно были видны 3 или 4 пожара".

Бой вскоре сделался общим. "Leipzig" стрелял по "Glasgow" и через 10 мин добился накрытия. "Dresden" также стрелял по "Glasgow". С каждой минутой тактические условия для англичан ухудшались: волны били в стреляющий борт, обдавая комендоров и заливая прицелы. Орудия батарейных палуб британских крейсеров и вовсе не могли стрелять, так их заливало; темнота сгущалась, и корректировать огонь становилось невозможным. Вдобавок еще и дым германских крейсеров скрывал "Leipzig" от "Glasgow". О местоположении немцев англичане могли судить лишь по вспышкам выстрелов. Германские крейсера посылали залпы каждые 15 с из трех 210-мм и трех 150-мм орудий, англичане же давали залп через 50 с, и то в начале боя их 152-мм снаряды не долетали до противника.

Вот как описывал избиение один из офицеров крейсера "Glasgow": "На борту "Good Hope" и "Monmouth" стояли стены огня, с которыми не могли справиться даже высокие волны. Дым из труб подсвечивался снизу тусклым свечением пожаров. Часто корабли освещали яркие вспышки, когда снаряд взрывался на надстройках. К 19.45 (по английскому времени, по немецкому 19.15), когда совсем стемнело, "Good Hope" и "Monmouth" находились в бедственном положении. "Monmouth" выкатился из строя вправо. Он ярко пылал и имел небольшой крен. На "Good Норе" после 45 минут боя действовали лишь отдельные орудия. Его пожары пылали все ярче. В 19.50 произошел ужасный взрыв между четвертой трубой и грот-мачтой. Столб пламени взлетел на 200 футов (около 70 м.), осветив массу обломков, которые взлетели еще выше. Крейсер превратился в низкий черный силуэт, освещенный только тусклым заревом. Никто на борту "Glasgow" не видел, как он погиб, однако он мог продержаться лишь несколько минут".

Стрельба с "Good Hope" прекратилась, и через несколько минут он затонул, но в темноте этого никто не увидел. Теперь огонь германских крейсеров сосредоточился на "Monmouth," однако как только показывались вспышки выстрелов "Glasgow", огонь тут же переносился на него. Поэтому после 19 ч 30 мин "Glasgow" прекратил огонь и повернул направо. Стрельба немцев также прекратилась. Вскоре с "Glasgow" увидели "Monmouth", ворочающий к северу с целью стать кормой к волне. Он имел сильный дифферент на нос и крен на левый борт. Сквозь иллюминаторы виднелись отсветы внутренних пожаров. В это время тучи разогнало, и вышла луна. В лунном свете с "Glasgow" обнаружили германские крейсера, идущие от ост-зюйд-ост строем фронта. Командир "Glasgow" Люс решил уходить, корабль имел пять попаданий в ватерлинию, но все в угольные ямы, а снаряд, попавший в каюту капитана, не взорвался, поэтому крейсер сохранил свою скорость. Он стал отходить на северо-запад. Дважды "Glasgow" видели с германских легких крейсеров, высланных М. Шпее в торпедную атаку против англичан, но они тут же теряли его в темноте.

В это время на сцене появился "Nürnberg". Он отстал от эскадры на 25 миль и не принимал участия в бою. Только в 17 ч 30 мин с него далеко на горизонте увидели "Scharnhorst", а после сгущения темноты крейсер и вовсе шел на вспышки выстрелов. В 19 ч 30 мин радиостанция "Nürnberg" приняла приказ М. Шпее: "Легким крейсерам произвести торпедную атаку". Капитан цур зее Шёнберг, ранее ориентировавшийся по вспышкам выстрелов, после того как стрельба прекратилась вынужден был идти наугад. В 20 ч он увидел на зюйд-вест отблески пожара и повернул туда, однако, двигаясь в течение 25 мин в этом направлении, ничего не обнаружил. Но затем Шёнберг разглядел смутное свечение на норд-вест и пошел туда.

О том, что происходило далее, рассказывал Отто Шпее, младший сын адмирала: "В 20.05 наблюдатель сообщил, что видит справа по носу столб дыма. Мы сразу повернули туда. Сначала казалось, что дым приближается, но потом корабль начал уходить полным ходом. Хотя мы делали 21 узел, он быстро скрылся в темноте. Это был "Glasgow". Во время погони мы случайно заметили крейсер, похожий на "Leipzig", который шел параллельным курсом в двух милях на правом траверзе. Но потом он отвернул. Когда одна цель ушла от нас, мы повернули на вторую и обнаружили тяжело поврежденный "Monmouth". Он имел крен около 10 градусов на левый борт. Когда мы подошли ближе, он накренился еще больше, и уже не мог использовать орудия борта, обращенного к нам. Мы открыли огонь в упор. Мне было невыразимо тяжко стрелять по несчастному, не могущему защищаться крейсеру. Но... флаг его был поднят, и когда мы прекратили огонь, он все еще развевался. Пришлось провести еще одну атаку, и под нашим огнем "Monmouth" перевернулся. Корабль так и затонул с поднятым флагом. Мы не смогли спасти ни одного человека, так как сильное волнение не позволило нам спустить шлюпки. Кроме того, наблюдатели сообщили о новых дымах, которые мы приняли за вражеские. Мы сразу пошли на них. Но это оказались наши большие крейсера, которые тоже искали противника".

Адмирал Э. Редер в своей истории крейсерских операций германского флота, говорит следующее: "Крейсер был опознан как "Monmouth", его флаг был поднят. Носовая 15-см башня пропала. Но машины работали, а рулевое управление действовало, так как он легко маневрировал до самого конца. Так как он не спускал флаг, в 21.20 "Nürnberg" открыл огонь с дистанции от 10 до 6 гектометров (1000 — 600 м.) и выпустил торпеду из аппарата левого борта. Она прошла мимо. "Nürnberg" прекратил огонь, так как противник не отвечал, и выключил прожектора. Однако "Monmouth" не спустил флаг и повернул на "Nürnberg", пытаясь либо таранить его, либо ввести в действие орудия правого борта. Поэтому капитан цур зее фон Шёнберг снова открыл огонь, дал полный ход и прошел под кормой "Monmouth". Незащищенные части корпуса "Monmouth" и его палубы были разворочены нашими снарядами. Он кренился все больше и больше, и в 20.58 медленно перевернулся и затонул с поднятым флагом".

Позднее капитан цур зее фон Шёнберг узнал, что два немецких офицера, находившиеся на палубе, слышали, как офицеры "Monmouth" вызывали матросов к орудиям. Очевидно, команда пыталась заделать течь. Не было никаких шансов заняться спасением команды, так как появились два столба дыма, приближающиеся с различных направлений. Это могли быть "Good Hope" и "Glasgow". Так как корабельные шлюпки перед боем были заполнены водой, спустить их при сильном волнении было просто невозможно. В 21.15 "Nürnberg" передал на флагман по радио: "Имел честь потопить вражеский крейсер". На это граф М. фон Шпее ответил сигналом: "Браво, "Nürnberg"! Шеф эскадры".

Германские корабли почти не пострадали. В "Scharnhorst" попали всего два снаряда, один 102-мм с "Glasgow" и 76-мм с "Good Hope", в трех местах броня была незначительно вдавлена, очевидно, осколками недолетавших снарядов. Незначительные повреждения получила антенна радиостанции, человеческих жертв не было. "Gneisenau" получил четыре попадания, трех человек из его команды ранило, единственное серьезное попадание пришлось в барбет 210-мм башни, в результате чего её на несколько минут заклинило и вспыхнул небольшой пожар. Еще один снаряд попал в правый борт выше броневого пояса и также вызвал пожар. Легкие крейсера попаданий не имели. "Scharnhorst" выпустил 188 фугасных и 234 бронебойных снарядов из 210-мм орудий и 148 фугасных и 67 бронебойных из 150-мм орудий. После боя на "Scharnhorst" осталось 115 фугасных, 245 бронебойных снарядов и 195 стальных бронебойных "болванок" к 210-мм орудиям, а также 443 фугасных, 627 бронебойных и 30 шрапнельных снарядов к 150-мм орудиям. "Gneisenau" израсходовал 244 бронебойных 210-мм снаряда и 198 150-мм фугасных. "Leipzig" расстрелял 407 105-мм снарядов, "Dresden" — 102 и "Nürnberg" — 135, все были бронебойными. На английских броненосных крейсерах не спасся ни один человек, погибли 1654 моряка, включая и адмирала К. Крэдока, 919 на "Good Hope" и 735 — на "Monmouth".

Повреждения германского броненосного крейсера "Scharnhorst"

 

"Scharnhorst" являлся флагманским кораблем и шел головным. В 19 часов, когда дистанция до противника сократилась до 60 каб., он открыл артиллерийский огонь, стреляя в "Good Hope" фугасными и бронебойными снарядами. "Good Hope" ответил ему 234-лие снарядами, давая залпы через 50 секунд, добился попадания в противника через 3 минуты и затем ввел в действие и 152-мм артиллерию Крупным снарядом "Good Hope" попал в носовое 210-мм орудие "Scharnhorst", которое до конца боя больше не стреляло; кроме того в носовой части корабля произошел пожар кордита. Второе попадание произошло в борт в район средней жилой палубы. Один снаряд малого калибра пробил насквозь третью дымовую трубу в ее верхней части.

Итоги. За 26 минут "Scharnhorst" получил 3 снаряда, один из которых принадлежал артиллерии малого калибра. Один снаряд попал в правое 210-мм орудие и вывел его из строя, что составляло 17% от главного калибра. Количество пострадавших неизвестно.

 

 

Повреждения германского броненосного крейсера "Gneisenau"

 

Gneisenau шел в кильватер "Scharnhorst" и в 19 часов открыл артиллерийский огонь по "Monmouth", который ответил 150-мм снарядами. Одно попадание произошло в барбет 210-мм кормовой башни "Gneisenau", которая в течение нескольких минут оставалась в заклиненном состоянии; кроме того в ней возник пожар. Второй снаряд попал в правый борт "Gneisenau" и прошел сквозь обшивку корпуса над поясной броней, разорвался внутри и вызвал пожар. Голова снаряда была найдена на левом борту. Третий снаряд прошел через фор-марс у переднего края с правого борта. По левому борту четвертым снарядом был поврежден командирский мостик; далее снаряд пролетел на правый борт и попал в 120-мм бронирование кормового каземата у верхней палубы. Пострадавших было 2 человека.

Итоги. В течение боя "Gneisenau" получил 4—150-мм фугасных снаряда с дистанции 60 каб., с двумя попаданиями в корпус корабля, причем была пробита 120-мм броня. Одно попадание было в надстройку; один снаряд, попав в барбет, повредил (временно) башню.

 

 

 

МЕЖДУ БОЯМИ

 

Коронельский бой закончился. Утро следующего дня застало германскую крейсерскую эскадру идущей на север со скоростью 10 уз. Легкие крейсера образовали разведывательную завесу перед флагманом. В 11 ч утра экипажи были построены и приветствовали адмирала троекратным: "Ура!". Граф Шпее приказал поднять флажный сигнал: "С божьей помощью [одержана] блестящая победа, я выражаю мою признательность и поздравления экипажам".

После полудня 2 ноября Шпее сообщил командирам эскадры свой план на следующий день. Он с обоими броненосными крейсерами и "Nürnberg" 3 ноября заходит на 24 часа в Вальпараисо. "Titania", назначенная репетичным кораблем, берет на буксир захваченный норвежский парусник "Helicon" с 2600 кардифского угля (у Корбетта ошибочно назван пароходом с 1600 т) и следует на о. Мас-а-Фуэра. "Dresden" со своим призом, угольщиком "San Sacramento" (бывший германский пароход "Alexandria" Гамбург-Американской линии, проданный "Нортерн энд Зюйтерн Стимшип Компании" из Сан-Франциско), идет на рандеву с "Titania" в точке 30° 12' S и 76° 31' W, а затем также идет на Мас-а-Фуэра. При телеграфировании используется только аппарат Маркони. "Leipzig" держится в 150 милях к западу от Вальпараисо, принимает угольщики, вышедшие оттуда, и затем конвоирует их также к Мас-а-Фуэра.

На следующий день, 3 ноября, в 11 ч утра "Scharnhorst", "Gneisenau" и "Nürnberg" вошли на рейд Вальпараисо и бросили якоря. Эскадра была встречена с ликованием, на флагман тут же приехал германский посол фон Эркердт. Многие резервисты из числа экипажей 32 германских пароходов, стоявших в гавани, изъявили желание служить на эскадре, однако было отобрано всего 127 человек. Эскадра сразу же начала погрузку угля и продовольствия. Фон Эркердт предложил устроить в посольстве грандиозный прием для германских моряков, по случаю победы над англичанами, но Шпее отказался. Хотя он посетил посольство со своим штабом и командирами крейсеров, его больше заботили сведения о противнике, которые могли добыть немецкие агенты в Южной Америке, связь с Адмирал-штабом и организация снабжения эскадры углем и продовольствием. На следующий день ровно в 11 ч утра эскадра Шпее покинула Вальпараисо и взяла курс на о. Мас-а-Фуэра где он назначил рандеву крейсерам своей эскадры. В тот же день, 4 ноября, в 16 ч в Вальпараисо пришел "Prinz Eitel Fredrich" и начал грузиться углем и продовольствием, однако чилийское правительство разрешило загрузить только 1800 т угля, на что корветтен-капитан Тирихенс заявил решительный протест, но ничего не добился.

Эскадре нужен был уголь, суточное пребывание в нейтральном порту не могло решить этой проблемы. За сутки смогли лишь частично запастись свежей провизией. Однако Шпее понимал, что после длительного трехмесячного перехода через океан, во время которого будни были наполнены бесконечными изнуряющими погрузками угля, перемежающимися боевыми тревогами, требовать от команд дополнительных усилий в мирном нейтральном порту, полном всяческих соблазнов, просто невозможно. Команды посменно отпускались в увольнение на берег, после чего ни о какой слаженной работе по погрузке нельзя было и думать. Кроме того, крейсера стояли на внешнем рейде, и поэтому пополнение запасов на них можно было осуществлять только с лихтеров, а это также делало невозможной погрузку большого количества угля.

Впрочем, за обеспечение эскадры углем граф Шпее мог не волноваться. Германская "система этапов" работала как часы. На западном побережье обеих Америк управление этой системой осуществляли фактически два человека, корветтен-капитан фон Кнорр, бывший военно-морской атташе в Токио, перебравшийся с началом войны в Сан-Франциско, и обер-лейтенант цур зее доктор Р. Ридигер, находившийся в Вальпараисо на коммерческом пароходе "Yorck". Эти активные молодые офицеры уже к 20 октября обеспечили погрузку на пароходы: 4300 т угля на "Seydlitz" (8008 брт, 14,5 уз) в Сент-Квентине, 2000 т на "Ramses" (7127 брт) и 3900 т на "Santa Isabel" в Вальпараисо, 2500 т на "Memphis" (7074 брт) в Пунта-Аренас и на "Sacramento" (бывший пароход Гамбург-Американской линии "Alexandria", проданный САСШ, и остававшийся под командованием прежнего капитана). Кроме того, к 7 ноября в Сан-Франциско готовилось для эскадры 7000 т угля. Этап в Вальпараисо доносил, что в чилийских гаванях готовы пароходы "Seydlitz", "Santa Isabel", "Ramses" и "Memphis", в совокупности имеющие на борту 12 700 т угля.

Кроме того, в нейтральных портах стояли в ожидании приказов следующие пароходы: "Yorck", вышедший из Вальпараисо и державшийся вблизи этого порта в течение 10—14 дней, пароход компании "Космос-Дампфер" — "Rhakotis" (6982 брт) в Вальпараисо, "Luxor" (7109 брт) в Коронеле и "Sisak" в Коррале, пароход Гамбург-Американской линии "Abessinia" в Кальяо и "Alda" компании "Роланд-линие" в Талькахуано. Также американской компанией были зафрахтованы для эскадры английский пароход "Vienna" с 12 000 т угля в Коронеле и два немецких парусника с 8000 т в Талькахуано. Эскадра пожирала огромное количество угля.

Однако Шпее требовалась информация, которая из-за уже описанных трудностей связи сильно запаздывала. Радиосвязь с Вальпараисо поддерживалась через передатчик парохода "San Sacramento", на котором стояла радиостанция "Маркони", что маскировало место пребывания эскадры. На германских кораблях устанавливались радиостанции фирмы "Телефункен", с их очень характерным звуком ключа, поэтому использование германской станции фактически выдавало присутствие в данном районе немецкого корабля. Между тем из Вальпараисо дошло сообщение, что в Чили распространяются слухи о гибели в бою у Коронеля "Leipzig" и "Dresden". В связи с этим граф Шпее приказал этим крейсерам идти в Вальпараисо, дабы показать флаг и получить возможно более полную информацию о противнике. На "Dresden" отправился 2-й офицер Адмирал-штаба корветтен-капитан фон Беттихер, начальник разведки эскадры, с задачей доставить свежую информацию о противнике, отослать письма и телеграммы и поддержать престиж Германии, сильно страдавший от "английской лживой пропаганды". В полночь с 13 на 14 ноября германские крейсера вошли в гавань Вальпараисо. Простояв положенные 24 часа, "Leipzig" и "Dresden" вышли в море и направились на рандеву с эскадрой в бухту Сент-Квентин в 300 милях к северу от Магелланова пролива. 15 ноября граф Шпее получил известие о захвате японцами Циндао, об уничтожении "Emden" и о том, что сильная англо-японская эскадра двигается от побережья Северной Америки на юг. В тот же день, после полудня, "Scharnhorst", "Gneisenau" и "Nürnberg" с угольщиками "Baden", "Amasis" и "Santa Isabel" вышли в бухту Сент-Квентин с Мас-а-Фуэра. У острова остался лишь "Prinz Eitel Fredrich" с пароходами "San Sacramento", "Titania" и призами "Helicon" и "Valentine".

К 17 ноября перегрузку с парусников завершили и "Valentine" затопили, a "Prinz Eitel Fredrich" и "Helicon" отправились в Вальпараисо. "Dresden" 16 ноября в 200 милях от мыса Консепсьон захватил английский угольщик "North Wales" (3661 брт, 8 уз), посланный еще Крэдоком на острова Хуан-Фернандес. Этот пароход не был оборудован радиотелеграфом, и его команда ничего не знала о сражении под Коронелем. На нем удалось захватить карты и вахтенный журнал, которые капитан не сумел уничтожить.

21 ноября эскадра графа Шпее собралась в бухте Сент-Квентин. Помимо крейсеров и угольщиков, которые шли с эскадрой, сюда же прибыли угольщики "Luxor" капитана В. Вальтера, "Memphis" капитана И. Эбелинга, "Seydlitz" капитана Лейтца, также в бухте стоял угольщик "Ramses" капитана В. Биленберга. Перегрузив с "Ramses" на "Seydlitz" 2000 т угля и материалов, первый отправили в Вальпараисо. На "Rhakotis" пересадили экипаж затопленного "North Wales" и приказали двигаться в порт Кальяо. "Amasis" с обер-лейтенантом морского резерва Хелле на борту отправился в Пунта-Аренас, с тем чтобы организовать отправку оттуда зафрахтованного американского парохода "Minnesotah" в точку рандеву 40° S и 50° W в 400 милях к юго-востоку от Ла-Платы. С эскадрой, таким образом, оставались угольщики "Seydlitz", "Baden" и "Santa Isabel", имевшие в общей сложности 17 000 т угля на борту. Только 26 ноября эскадра со своими угольщиками вышла из бухты Сент-Квентин и направилась к мысу Горн.

В обычных условиях на преодоление этих 300 миль потребовалось бы не более 30 часов экономического хода, т. е. чуть больше суток. Однако как только эскадра вышла за мыс Пенас, прикрывавший бухту, она попала в страшнейший шторм, шедший от мыса Горн. Моря, омывающие крайнюю южную точку Южной Америки, всегда славились своими штормами, но в данном случае это было что-то исключительное. Температура воздуха быстро снижалась, с юга стали заходить снежные заряды, волны громоздились гигантскими горами и обрушивались на палубы кораблей. Вода не успевала уходить в шпигаты, она тут же замерзала. Часть палубного груза просто смыло за борт. Командам приходилось скалывать лед, но вода проникала и во внутренние помещения кораблей, ее приходилось откачивать, помпы не справлялись. Команды выбивались из сил. Шторм был чрезвычайно опасен даже для броненосных крейсеров, а что уж говорить о маленьких легких крейсерах. И ладно бы, если бы это продолжалось день-два, но шторм бушевал целую неделю. В этих условиях корабли эскадры не могли выдерживать никакого строя, они рассеялись, и собрать их было очень непросто. В 100 милях от мыса Горн пришлось лечь в дрейф и ждать улучшения погоды, люди были так измотаны, что едва держались на ногах. Таким образом, когда 2 декабря эскадра все же приблизилась к мысу Горн, оказалось, что отрезок пути в 300 миль эскадра шла со средней скоростью 1,8 узла! Как будто сама природа противилась планам графа Шпее.

2 декабря утром адмирал передал флажным семафором на корабли эскадры, что намерен идти к Фолклендским островам, чтобы захватить английскую угольную станцию, и просил командиров высказать свое мнение о возможности проведения данной операции. В этот день эскадра находилась в 20—30 милях на долготе мыса Горн, шторм немного утих, и корабли легли в дрейф уже из-за тумана. Видимость была практически нулевая. После полудня по правому борту обнаружили айсберг в 600 м длиной и 46 м высотой, вслед за этим с левого борта показался парусный корабль. Это был канадский барк "Drummuir" (1844 брт) с 2750 т кардифского угля на борту, направлявшийся в Сан-Франциско. С "Leipzig" послали призовую команду и захватили барк. Было принято решение отвести захваченное судно к острову Пиктона и там, в Бигль-канале, перегрузить с него уголь на корабли эскадры. Барк не имел радиопередатчика и даже не мог послать в эфир сигнал SOS. Таким образом, по чистой случайности эскадра не пришла к Фолклендским островам уже 4 декабря. В связи с этим возникает вопрос: зачем графу Шпее нужен был этот уголь с парусника, ведь и без него эскадра имела около 17 000 т? Видимо, не весь уголь был кардифским, а доподлинно известно, что именно кардифский уголь ценился моряками того времени больше всего из-за высокого КПД и меньшей дымности по сравнению с другими сортами угля. Поэтому в роковом решении не было ничего удивительного.

Придя 3 декабря на остров Пиктона, эскадра занялась погрузкой угля. Офицеры пытались использовать время для охоты на тюленей. Утром 6 декабря, после того как затопили "Drummuir", командующий эскадрой собрал своих командиров на совещание по поводу атаки на Фолклендские острова. Мнения на совете разделились: сам граф Шпее, начальник штаба эскадры капитан цур зее Филитц и командир "Nürnberg" капитан цур Зее фон Шенберг стояли за операцию, а командиры "Gneisenau", "Dresden" и "Leipzig", соответственно капитаны цур Зее Меркер, Людеке и фрегаттен-капитан Хаун, были против операции. Хаун доказывал, что сведения, которые сообщали об уходе английских кораблей с Фолклендов в Южную Африку, — фальшивка, и верить им нельзя, лучше обойти острова в 100 милях с востока и внезапно обрушиться на торговое судоходство в районе Ла-Платы. Командир "Scharnhorst" капитан цур зее Феликс Шульц воздержался при голосовании, именно это дало основание графу Шпее настоять на своем плане — атаковать Фолкленды и захватить в плен губернатора в отместку за захват англичанами германского губернатора на Самоа. Жребий был брошен, 6 декабря после полудня эскадра Шпее вышла в поход курсом на юго-восток от Огненной Земли.

 

БОЙ У ФОЛКЛЕНДСКИХ ОСТРОВОВ

 

8 декабря 1914 г. у Порт-Стэнли (Фолклендские острова) немецкая эскадра была перехвачена отрядом противника, ядро которого составляли вооруженные 305-мм орудиями скоростные линейные крейсера "Invincible" и "Inflexible". Немцы немедленно легли на обратный курс (легким крейсерам было приказано рассредоточиться и уходить в одиночку), а через некоторое время вдогонку за ними устремились англичане. После трехчасовой погони британские линейные крейсера открыли огонь с расстояния, предельного для вражеских 150-мм снарядов, затем увеличили ее до 13,5 км. Шпее всячески старался сократить дистанцию боя, чтобы задействовать вспомогательный калибр, и это ему удалось — в 15.00 германские корабли внезапно открыли шквальный огонь с 11 км.

Флагманский "Scharnhorst" занял почетное концевое место в ордере — ближе к противнику. К 15.10 корабль, засыпаемый 12-дюймовыми снарядами, был весь охвачен огнем, две дымовые трубы упали за борт. "Gneisenau" в это время уже заметно кренился, поэтому его 150-мм артиллерия не могла вести огонь. Через полчаса германский флагман был совершенно закрыт дымом от разрывов снарядов и внутренних пожаров. Очевидец писал, что "его палуба представляла собой груду развороченных, перекрученных кусков стали и железа, через пробоины в борту даже с большого расстояния ясно виднелось пламя, постепенно распространявшееся между палубами". Однако "Scharnhorst" сумел развернуться противоположным бортом и снова открыл огонь из всех уцелевших орудий. К тому времени по нему стреляли уже оба линейных крейсера.

К 16 часам сильно накренившийся, имевший сильный дифферент на нос немецкий корабль отстал от обоих противоборствующих отрядов (на нем осталась только одна труба, мачты были сбиты, он сильно парил), но по-прежнему вел беглый огонь из оставшихся орудий.

В 16.04 он дал последний залп из носовой башни, затем рыскнул вправо, в сторону противника. Вода уже доходила до носовых 150-мм казематов, через несколько секунд крейсер лег на левый борт, перевернулся вверх дном и в 16.17 с вращающимися винтами носом ушел под воду. Вместе с "Scharnhorst" погиб весь экипаж (860 чел.), включая адмирала Шпее; англичане продолжали преследовать "Gneisenau", поэтому спасение организовано не было.

К тому времени "Gneisenau" постепенно терял ход — одна из котельных была залита, носовая труба сбита. В 17.00 к обоим линейным крейсерам присоединился еще и броненосный крейсер "Carnarvon". открывший огонь по другому борту "немца". Ход "Gneisenau" упал до 8 узлов, его стрельба замедлилась, нос и корма горели. Все же крейсер еще полчаса отстреливался залпами. В 17.30 он полностью потерял ход и стал все больше и больше крениться на правый борт. Пожар на нем принял страшные размеры, но временами он открывал огонь из шестидюймовок, получая в ответ полные залпы со стороны англичан. Затем стрельба немцев приостановилась, и британский адмирал Стэрди приказал прекратить огонь, ожидая появления белого флага. Все же немцы снова собрались с силами, и борт "Gneisenau" опять засверкал редкими выстрелами. Причины перерыва в стрельбе объясняются просто: кормовую 210-мм башню взрыв снаряда развернул на 90 градусов и заклинил, а в носовой кончился боезапас, который пришлось подавать из разбитых бортовых казематов. Этот момент англичане и приняли за капитуляцию "Gneisenau". Однако, после получения боезапаса в башню A, крейсер вновь открыл огонь и бой опять принял ожесточенный характер.

Через 15 минут германский крейсер опять замолчал, на этот раз окончательно. Как выяснилось позже, после выхода из строя всей артиллерии, кроме одного 210-мм орудия в носовой башне, немцы открыли кингстоны и подорвали заряды в машинном отделении. Корабль быстро опрокинулся на правый борт и в 18.01 скрылся под водой. На "Gneisenau" погибли от 680 до 700 человек, включая командира — капитана-цур-зее Меркера. Англичане спасли из ледяной валы 187 человек, многие из которых вскоре умерли от переохлаждения.

Несмотря на страшное поражение, германские крейсера продемонстрировали великолепную живучесть, не в пример своим британским аналогам. Так, "Scharnhorst" находился под обстрелом 305-мм орудий почти два часа, получив не менее 13 попадании. "Gneisenau" вел почти пятичасовой бой, получив от 27 до 35 попаданий 12-дюймовых снарядов, не считая нескольких 190-мм с крейсера "Carnarvon". На дно корабль пошел, расстреляв боезапас и лишившись всей артиллерии.

Повреждения и гибель германского броненосного крейсера "Gneisenau"

 

"Gneisenau" шел в кильватер флагманскому кораблю ("Scharnhorst"). Английские линейные крейсеры, имея превосходство в скорости, быстро нагоняли германские корабли и в 13 часов 20 минут, когда дистанция уменьшилась до 70 каб., "Invincible" открыл артиллерийский огонь из З05-мм орудий, причем сначала снаряды ложились недолетами на 5 каб.
 Германский флагман произвел поворот на 4R, чтобы уменьшить дистанцию до 65 каб., а затем лег на параллельный курс с противником, добившись попадания в "Invincible". Англичане немедленно повернули на 2R для того, чтобы несколько увеличить дистанцию.

В этот период боя "Gneisenau" получил 2—305-мм попадания, одно из которых было ниже ватерлинии; потери в личном составе— 11 человек.

 Первое попадание произошло в заднюю часть третьей дымовой трубы, а осколками этого снаряда была пробита 35-мм верхняя палуба; осколками в каземате было выведено из строя одно 210-мм орудие.

Второе попадание полубронебойным снарядом разбило две шлюпки (2 катера) и произвело опустошение надстроек по левому борту. Часть осколков снаряда изрешетила палубу, проникнув в гардемаринскую и офицерскую кают-компании, другие, разлетевшись к корме, повредили дальномер кормовой боевой рубки. При ударе снаряда дверь кормовой батареи левого борта соскочила с петель, и ее нельзя было закрыть. Один из 305-мм снарядов, упавший недолетом, пробил бортовую обшивку левого борта в кормовой части, так что артиллерийский погреб 88-мм артиллерии был затоплен водой. Личный состав, находившийся в нем, успел его оставить и на крышку люка поставить подпоры.

В 14 часов 25 минут 305-мм снаряд попал в верхнюю палубу (35-мм) между 2 и 3-й дымовыми трубами, прошел вниз, разбил камбуз (54—58-й шпангоуты), радиорубку, вывел из строя радиоаппарат. В 150-мм погребе он повредил вентиляционные шахты и погнул патроны 150-мм артиллерии. От разрыва снаряда погреб наполнился дымом и газами.

В 14 часов 30 минут произошло второе попадание в палубу над камбузом, только несколько ближе к правому борту. Бронирование 35-мм палубы деформировалось, и дверь из носового 210-мм каземата правого борта заклинило так, что ее нельзя было открыть, чтобы пройти в камбуз.

В это же время снаряд попал в 150-мм броню каземата вспомогательного калибра у второго орудия левого борта, причем плита, оставшись не пробитой, была отогнута.

В 14 часов 35 минут через верхнюю, палубу снаряд попал под полубак на правом борту, где был сложен хлеб — у носового крайнего 210-мм каземата, в котором возник пожар, но личный состав огонь быстро ликвидировал.

От попадания снаряда (в 14 часов 40 минут) в офицерской каюте, расположенной в кормовой батарее правого борта, также возник пожар.

В 15 часов крупный снаряд попал в 150-мм бронирование по левому борту и разрушил карцеры и кладовые для хранения имущества; однако, пробоину в борту личному составу удалось заделать.

В 15 часов 10 минут десятый по счету снаряд попал в левый борт ниже ватерлинии и прошел через угольную яму в 3-е котельное отделение, которое вышло из строя. В нем появилась вода, все попытки откачать ее остались безрезультатными, и личному составу пришлось его покинуть.

В 15 часов 15 минут в результате подводного попадания в 1-м котельном отделении появилась вода, не поддававшаяся откачиванию водоотливными средствами; она постепенно заполнила бортовые коридоры и отделения по правому борту, создавая крен, достигший 7°.

Командир корабля приказал через переговорную трубу попытаться выровнять крен, так как вода на ходу даже при небольшой волне попадала через орудийные порты 150-мм орудий правого борта. Это не представилось возможным, наоборот, аварийному инженер-механику пришло донесение о том, что по правому борту вода из батарейной палубы течет в нижнюю, увеличивая крен корабля. Упорной борьбой личного состава и работой водоотливных средств крен удалось уменьшить на 2°, доведя его до 5°.

В 15 часов 30 минут 305-мм снаряд пробил 150-мм бронирование борта и вывел из строя машину правого борта. Появившаяся вода заливала машинное отделение, и, несмотря на исправную работу циркуляционных помп, уровень ее понизить не удалось. В конце концов отделение пришлось оставить. Вода стала проникать в бортовые отделения кормовой кочегарки, снова увеличивая крен корабля.

В 15 часов 45 минут снаряд попал в переднюю дымовую трубу, согнув верхнюю ее половину.

В 16 часов осколками попавшего снаряда с "Invincible" были повреждены вентиляционные машины правого борта, от которых стали плохо работать котлы 4-й кочегарки. В верхней угольной яме возник небольшой пожар, и в ней распространились клубы угольной пыли, дыма и газа. Однако пожар не разгорелся, а повреждения удалось личному составу заделать. При этом вышло из строя 4 вентилятора и паропровод 4-й кочегарки. Последний удалось заделать.

Для поддержания должного давления воздуха в 4-й кочегарке, вентиляцию 5-й кочегарки переключили через нижнюю палубу, но давления этого в 4-й кочегарке оказалось недостаточно. Пар, сначала несколько упавший, достиг все же давления 12 кг. В это же время следующий снаряд попал в коечные сетки правого борта и, разорвавшись под кормовым мостиком, разрушил его.

В 16 часов 15 минут снаряд попал под полубак правого борта и, не разорвавшись, дошёл до обшивки левого борта. Над местом его разрыва верхняя палуба имела деформацию, а бортовые переборки носовой батареи - большие пробоины.

В это же время шестнадцатый снаряд попал в среднюю палубу 3-го отделения — в главный боевой перевязочный пункт между 76—82-м шпангоутами, заполненный ранеными, которых он уничтожил. Снаряд достиг подачи запасного боезапаса для носовой башни и разрушил ее, чем была прервана подача. Из башни был запрос о причине прекращения подачи, но сообщением от инженер-механика это было выяснено. Через пробоину в борту свежий воздух свободно проникал внутрь корабля.

В 16 часов 30 минут в носовой 210-мм каземат правого борта сверху попал снаряд, который разорвался в одном из помещений, но его осколки разлетелись в разные стороны, попав в 150-мм каземат и пекарню, убив при этом прислугу двух орудий правого и левого бортов. Он же вывел ив строя запасный сигнальный пост. В носовом 210-мм погребе загорелся боезапас, приготовленный для стрельбы. Огонь не принес основных разрушений, только газы и дым распространились по центральному посту и прилегавшим к нему помещениям.

Следующий снаряд (по счету восемнадцатый) попал в верхнюю 35-мм палубу, которая и была сильно исковеркана, и прошел под кормовым 210-мм казематом левого борта.

В 16 часов 45 минут, вследствие повреждения руля попаданием с броненосного крейсера "Carnarwon" (4—190, 6—152-мм орудий), Gneisenau описал циркуляцию вправо и развернулся к противнику левым бортом. "Invincible" в это время был закрыт паром, дымом из труб, газами от артиллерийской стрельбы и всплесками на недолетах.

В 16 часов 50 минут девятнадцатый снаряд взорвался в носовой батарее у коечных сеток, расположенных у фок-мачты, воспламенил койки, которые горели, разнося большой дым.

В 17 часов скорость корабля упала по причине выхода из строя кочегарок и машины. В это время снаряд попал в барбет кормовой башни и разорвался в кормовой батарее, где возник пожар в коечных сетках. Здесь пострадало много личного состава.

В 17 часов 10 минут потребовалось распределить главный и вспомогательные калибры для одновременной стрельбы по "Invincible" и "Carnarwon". 210-мм артиллерию предполагали использовать по первому кораблю противника, 150-мм — более скорострельную и менее дальнобойную — по "Carnarwon". Однако в действительности получилось несколько иначе, так как большинство орудий вспомогательного калибра вышло из строя. Поэтому по "Carnarwon" пришлось стрелять некоторыми 210-мм орудиями. Черев 3—4 выстрела вышли ив строя казематные установки крупного калибра левого борта, а кормовую башню развернуло на 90°; осталась боеспособной только одна носовая башня. Последняя не имела возможности стрелять за отсутствием боезапаса, вследствие чего пришлось ожидать его подачи из каземата. Таким образом получился естественный перерыв в стрельбе, принятый на "Invincible" за капитуляцию "Gneisenau", но, по мере получения боезапаса в первую башню, "Gneisenau" вновь открыл артиллерийский огонь по противнику, и бой снова принял ожесточенный характер тем более, что к прежним кораблям, при стрельбе по Gneisenau, присоединился и "Inflexible", который выпустил в него 14—15 крупных снарядов.

В 17 часов 15 минут произошло два попадания в подводную часть правого борта в 1-й кочегарке, которая вышла из строя, и недостаток в паре отражался на ходе корабля и на работе водоотливных средств.

Другой снаряд, пробив 150-мм броню каземата среднего калибра, попал в 3-е орудие правого борта. Весь личный состав, кроме одного человека, там был убит. Орудие вышло из строя, а боезапас взорвался, распространяя по помещениям дым и газ. Палуба в направлении верхней угольной ямы была уничтожена взрывом. Осколки проникли в кормовой 210-мм погреб правого борта, после чего подача боезапаса перестала действовать.

В 17 часов 20 минут произошло попадание снаряда крупного калибра в офицерскую каюту правого борта (в корме), где возник пожар.

Одним снарядом, попавшим в 55-мм броневую палубу, вдавило ее, и рулевая машина вышла из строя.

Вскоре командиру пришло сообщение о необходимости вывода некоторых котлов из действия за недостатком воды для их питания. В 17 часов 30 минут снаряд попал в борт между палубой над камбузом и кормовым 2\0-мм казематом левого борта. В 150-мм каземате оказалась большая пробоина. Электрическое освещение погасло; осколками, разлетевшимися в разные стороны, убило много людей. Черев несколько минут следующее попадание произошло в кормовую батарею левого борта, причем возник пожар, который был быстро потушен.

В 17 часов 40 минут двадцать девятый снаряд попал в помещение по левому борту, оборудованное под запасный перевязочный пункт; осколки снаряда проникли в помещение подачи и в 5-ю кочегарку, которую они вывели ив строя. В 17 часов 45 минут снарядом была снесена фок-мачта.
 Корабль, будучи весь избит тяжелыми снарядами, все же держался на воде в виде разбитого остова. Все орудия, кроме одного, вышли из строя, боезапас иссяк. Из экипажа осталось непострадавшими 187 человек.

Командир, несмотря на безнадежное положение корабля, пытался запросить о состоянии оставшихся орудий для того, чтобы продолжать стрельбу, но ответа не получил, ввиду огромных повреждений, которые имел Gneisenau. Тогда он отдал распоряжение приготовить корабль к взрыву, заложив в машинных отделениях подрывные патроны. Эти работы были проведены под руководством инженер-механика. Кроме того, были открыты все отверстия в подводной части.

Часть экипажа, оставшаяся в живых, собралась на корме среди обломков развороченного металла. Для спасения личного состава командир приказал иметь пар для малого заднего хода; кроме того, он распорядился всем веять подвесные койки и другие плавучие предметы, а затем приказал личному составу прыгать в воду, температура которой была 7—8°.

Корабль, имевший 10° крена на правый борт, медленно опрокинулся, затем перевернулся вверх килем и, уходя в 18 часов 02 минуты кормой в воду, затонул в водах Атлантического океана.

В воде оказалось 187 человек, которые были спасены шлюпками английских кораблей. С "Invincible" подняли 10 человек, с "Inflexible" — 62, с "Carnarwon" —17 человек. Убитых и погибших было 701 человек.

Итоги. За 4 часа 42 минуты нахождения под артиллерийским огнем 305-лш артиллерии противника "Gneisenau" получил не менее 27 полубронебойных снарядов с "Invincible" и "Inflexible". Один или два 190-мм снаряда попало с броненосного крейсера "Carnarwon", повредив "Gneisenau" руль.

В корпусе корабля имелось не менее 8 попаданий 305-мм бронебойными снарядами, которые пробивали 150-мм бронирование главного пояса, проходили глубоко внутрь корабля и, разрываясь, наносили большие пробоины в продольных и поперечных переборках.

Через бортовые пробоины вода поступала внутрь корабля, заливая кочегарки (1, 3 и 5-ю), отделение кормовых торпедных аппаратов и рулевое отделение. В надводной части борта также имелись пробоины в 150-мм броне, причем их насчитывалось по менее восьми.

При попадании снарядов в казематы артиллерия главного и вспомогательного калибров выходила из строя: к концу боя действовало только 1 орудие, и потери составляли 93% (не считая 88-мм мелкокалиберных).

В артиллерийские башни попало только два снаряда, которые не нанесли им больших повреждений, так как снаряды лишь задевали 170-мм бронирование и далее проходили через палубу корабля; броня палубы в 35-мм легко пробивалась крупными снарядами. В 7 случаях последние проходили в помещения, производя при разрыве сильные повреждения в переборках. Зарегистрирован случай, когда 305-мм снаряд, пройдя через верхнюю палубу, ударился о броневую 55-мм палубу и произвел в ней деформацию.

Надстройки в средней части корабля, кормовой мостик, дальномеры сильно страдали от разрывов снарядов еще в начале боя, но в конце его вся верхняя часть корпуса корабля представляла собой сплошные развалины и нагромождения металла.

Сильные сотрясения корпуса при ударах и взрывах снарядов в воде у борта корабля приводили к повреждениям водонепроницаемых дверей переборок, которые или совсем соскакивали с петель, или же заклинивались под влиянием деформации палубы. Причинами возникновения пожаров были разрывы снарядов в местах скопления боеприпаса (артиллерийские погреба батареи, где имелся приготовленный для стрельбы боезапас), а также в угольных ямах, в жилых помещениях и кладовых.

Во время боя вышли из строя: рулевое устройство, вентиляционные шахты, паропровод и подача боезапаса, что отразилось на маневрировании, ходе и стрельбе корабля. Гибель корабля продолжалась несколько минут; он медленно лег на правый борт, перевернулся вверх килем и затонул кормой.

Борьба личного состава за живучесть заключалась в постановке подпор на крышки горловин (артиллерийский погреб 88-мм калибра в корме), в ликвидации 8 пожаров и одного взрыва; личному составу удавалось быстро справляться с огнем. Затем имела место заделка бортовых пробоин в 150-мм броне, хотя это были единичные случаи, потому что личный состав, при возрастающем количестве повреждений и при возрастающих потерях в личном составе, не успевал ликвидировать последствия ожесточенного боя. К борьбе за непотопляемость относилось откачивание воды из затопленных отделений (1 и 3-й кочегарок), но эти мероприятия должной эффективности не имели, вследствие чрезмерно больших повреждений, с которыми не справлялись водоотливные средства корабля. Крен, достигший 7°, после работы водоотливных средств уменьшился только до 5°.

По линии вентиляционной системы происходили переключения магистрали из одной кочегарки в другую (из 5 в 4-ю), причем это мероприятие дало некоторый положительный результат, повысив давление упавшего пара до 12 кг.

Потери экипажа составляли 80%.

 

Повреждения и гибель германского броненосного крейсера "Scharnhorst"

 

"Scharnhorst", являясь флагманским кораблем крейсерской эскадры, с 13 часов 20 минут шел головным. Англичане, имея преимущество в ходе и идя со скоростью 25 узлов, быстро сближались, и, когда дистанция сократилась до 70 каб., завязался артиллерийский бой, причем вскоре после открытия огня со стороны германских кораблей последовали попадания в английские линейные крейсеры. По "Scharnhorst" стреляли оба английских корабля, один за другим, вследствие изменения целераспределения, вызванного перестроением германских кораблей. После 13 часов 20 минут в "Scharnhorst" стрелял "Inflexible", нанося ему большие повреждения. Вскоре полетела за борт третья дымовая труба, за ней в 15 часов 10 минут последовала четвертая — задняя.

Через многочисленные пробоины в обоих бортах вырывались высокие языки пламени бушевавшего внутри корабля пожара. Несмотря на огромные повреждения, "Scharnhorst" продолжал поддерживать по кораблям противника оживленный огонь главными и вспомогательными калибрами. Из четырех труб осталась только одна; корабль сильно парил, и ход его уменьшился. Вероятно произошло попадание в рулевое устройство, так как корабль неожиданно рыскнул вправо — в сторону противника, имея большой крен на левый борт и дифферент на нос. Углубление носовой части было настолько велико, что уровень воды сначала доходил до 150-мм казематов, а затем было видно, как корабль постепенно начал погружаться в воду. В 16 часов 04 минуты "Scharnhorst" дал последний залп из носовой башни, затем стал медленно крениться на левый борт. Через несколько секунд он лег на левый борт с вращающимися еще винтами, перевернулся вверх дном и в 16 часов 7 минут, уходя носом, скрылся в воде.

Итоги. Можно предположить, что "Scharnhorst" получил повреждения, подобные "Gneisenau", так как однотипность их конструкций, одинаковое вооружение кораблей противника и обстановка боя говорят за это. Под огнем 305-мм артиллерии он находился в течение 1 часа 47 минут, за которые он мог получить не менее 13 попаданий. Большая часть последних, невидимому, находилась в носовой части левого борта корабля..

Уменьшение хода произошло, вероятно, от уничтожения дымовых труб, от чего уменьшилась тяга, а, кроме того, вследствие повреждений паропровода и котлов.

Сведений о борьбе личного состава за живучесть не осталось.

 

Доклад представителя Российского флота при Гранд-Флите капитана-цур-зее Г.К. Шульца о Фолклендском бое 8 декабря 1914 года

 

"Поражение у чилийского берега адмирала Крэдока (1 ноября) повлекло за собою немедленное усиление отряда адмирала Стоддарта линейными крейсерами "Invincible" и "Inflexible", высланными из Девонпорта 13 ноября под командой вице-адмирала Стэрди, а так же броненосным крейсером "Kent", имевшим перед тем другое назначение.

Соединившись 26 ноября с отрядом Стоддарта у Аброльских островов (Бразилия), пополнив запасы угля и воды, вице-адмирал Стэрди принял командование над всею эскадрой и 28 ноября вышел в море. Сильно растянутым по параллели строем пеленга (между судами расстояние 12 миль) эскадра спустилась вдоль берегов Южной Америки и утром 7 декабря прибыла к Фолклендским островам, не встретив ни одного германского судна.

О месте нахождения германских крейсеров никаких сведений не было, но начальник эскадры предполагал, что отряд контр-адмирала (в подлиннике ошибка, следует читать "вице-адмирала") графа фон Шпее не останется в Тихом океане, а пойдет Магеллановым проливом в Атлантический, и на эскадре ожидали скорого похода. Однако, за недостатком угольщиков погрузка топлива требовала нескольких дней, в виду чего офицерам был разрешен съезд на берег, крейсера находились в положении 4- и отчасти 6-часовой готовности (крейсер "Bristol" совсем прекратил пары для исправления котлов, а на "Kent" была разобрана одна из двух главных машин).

8 декабря в 8-м часу утра береговой наблюдательный пост, установленный броненосцем "Canopus", донес о появлении с юга двух крейсеров, за которыми виднелись на горизонте дымы нескольких судов.

Погрузка угля была немедленно остановлена, баржи и пароходы отосланы в глубину гавани; крейсера без всякого приказания начали форсированно поднимать пары, и когда в 9 ч утра на "Invincible" пробили боевую тревогу, эскадра уже усиленно дымила. В начале 10-го часа в приближавшихся судах были опознаны германские крейсера "Scharnhorst" и "Nürnberg"; в 9 ч 35 мин, когда расстояние до них не превышало 10 миль, броненосец "Canopus" открыл по ним огонь из своих 12-дюймовых орудий и поспел сделать пять залпов, пока они вышли из угла его обстрела.

В 10 ч утра английская эскадра начала выходить из гавани. На флагманском крейсере еще поднимали якорь, когда из бухты выскочил легкий крейсер "Glasgow", за которым последовали "Kent", успевший в 2 ч собрать свою машину, "Carnarvon" и "Inflexible"; "Cornwall" вышел почти одновременно с "Invincible", а немного отставший "Bristol" получил приказание остаться в гавани вместе с вспомогательным крейсером "Macedonia" и броненосцем "Canopus".

При легком ветре море было спокойно, и яркое солнце хорошо освещало линию горизонта, на котором явственно проектировались верхушки труб и мачты неприятельских крейсеров.

В 11 ч команде дали обедать (уже к полудню во главе эскадры оказались линейные крейсера, развившие не менее 27 уз), а в 12 ч 45 мин "Inflexible" открыл огонь по заднему мателоту германского отряда, крейсеру "Leipzig", находившемуся от него в расстоянии 17 000 ярдов (85 кб), 10-ю минутами позже начал стрелять и "Invincible". Крейсер "Leipzig" вскоре не выдержал огня и повернул вправо, куда направились и легкие крейсера "Dresden" и "Nürnberg", тогда как главные силы неприятеля, броненосные крейсера "Scharnhorst" и "Gneisenau", повернули влево и открыли огонь левым бортом. Следуя сигналу Стэрди ("Invincible"), англ. крейсера "Glasgow", "Kent" и "Cornwall" последовали за легкими германскими крейсерами, а линейные крейсера и "Carnarvon", вытянувшись в кильватерную колонну, повернули влево и легли на курс, параллельный курсу неприятельских броненосных крейсеров. Когда расстояние уменьшилось до 16 000 ярдов (80 кб), неприятельские снаряды, ложившиеся очень кучно, стали попадать в "Invincible", и английские крейсера немного отвели влево, но уже в 2 ч легли на прежний курс и стали уменьшать расстояние.

В 2 ч 10 мин, когда расстояние достигло 15 000 ярдов (75 кб), "Scharnhorst", шедший теперь впереди несколько отставшего "Gneisenau", повернул вправо, и расстояние почти не менялось до 2 ч 45 мин, когда германские крейсера снова повернули влево. Погода в это время стала меняться к худшему, начались шквалы с дождем от NW 3/4. Адмирал Стэрди также повернул влево, но, принимая во внимание ухудшение погоды и видимости, остался на сближающемся курсе с неприятелем.

К 3 ч дня расстояние уменьшилось до 12000 ярдов (60 кб), в носовой части "Scharnhorst" открылся пожар, но крейсер продолжал стрелять с поразившей англичан быстротой и точностью: в 3 ч 6 мин "Invincible" получил целый залп в правый борт. Чтобы увеличить расстояние, адмирал Стэрди повернул влево, сделал петлю и, приводя противника на свой левый борт, продолжал его обстреливать. Повернувший вправо "Scharnhorst" вскоре потерял 3-ю дымовую трубу (3 ч 28 мин), пожар на нем усилился, а расстояние уменьшилось до 11 000 ярдов. В 4 ч "Scharnhorst" накренился влево и уменьшил ход, но продолжал стрелять. Не уменьшая своего хода, англичане сделали 2 петли на его правом траверзе и подошли к крейсеру "Scharnhorst" на расстояние 10 000 ярдов (50 кб), когда он лег на левый борт и затонул. Это было в 4 ч 17 мин.

Между тем, крейсер "Carnarvon", сильно отставший в начале погони, подоспел к месту боя и принял участие в обстреле крейсера "Gneisenau", несколько раз пытавшегося прикрыть "Scharnhorst", несмотря на собственные повреждения и пожары, открывшиеся на нем после 3 ч дня. Одновременно с гибелью "Scharnhorst" крейсер "Gneisenau" получил несколько серьезных повреждений, ход его сильно упал, и в 4 ч 23 мин расстояние до него от английского флагманского крейсера не превышало 10 000 ярдов.

Успев потушить пожар, "Gneisenau" продолжал стрелять и даже попадать в своих противников, снова увеличивших расстояние до 13 000 ярдов (65 кб). Но в 4 ч 47 мин на германском крейсере снова вспыхнул пожар, в 5 ч 8 мин на нем была сбита передняя дымовая труба, и через несколько минут крейсер получил сильный крен на правый борт, потеряв одновременно способность управляться. Зайдя с носа, английские крейсера медленно приближались к переставшему стрелять противнику, приспустили шлюпки и подошли к нему на расстояние 4000 ярдов (20 кб), когда "Gneisenau" медленно повернувшись на правый борт, показал на момент винты и затонул носом вперед. Это было в 6 ч 2 мин вечера, когда уже начинались сумерки.

Подойдя к месту крушения, английские крейсера спустили шлюпки и стали поднимать из воды плававших на кругах и койках людей. Но вследствие холодной воды (+4° С) и погоды большая часть подобранных людей оказались безжизненными. Немецкие спасенные утверждали, что "Gneisenau" расстрелял все свои снаряды и в момент гибели представлял собою совершенную развалину...

 

Рапорт лейтенанта Литцмана о попаданиях вражеских снарядов в крейсер "Gneisenau" во время Фолклендского боя

 

1. 1.15. 26 Снаряд взорвался в задней части третьей дымовой трубы. Осколки пробили в нескольких местах верхнюю броневую палубу, и им удалось проникнуть, в том числе, в казематы 21-см и 15-см орудий. В результате этого пострадали орудийные расчеты и легко повреждено одно орудие.

2. 1.20. Попадание в близи средней палубы. Осколки повредили дальномер кормовой боевой рубки, привели в негодность два катера, продырявили палубу во многих местах и проникли в офицерскую каюту и гардемаринскую кают-компанию у кормовой батареи левого борта. В этих помещениях, как и в офицерской кают-компании, все было уничтожено хаотично разлетевшимися осколками. Пожара не было. Дверь кормовой батареи левого борта соскочила с петель и ее нельзя было закрыть.

3. 1.22. Осколки, по-видимому недолетевшего снаряда, повредили бортовую обшивку над ватерлинией, проникли в офицерские помещения в межпалубном пространстве и некоторые [осколки], по-видимому, пробили борт ниже ватерлинии в районе погреба боеприпасов № 12. Помещение было оставлено и задраено.

4. 2.25. Попадание в верхнюю палубу между 2 и 3 дымовыми трубами; снаряд поразил нижележащие камбуз (между передним и задним казематами 21-см орудий) и рубку радиотелеграфа. Небольшое задымление в кормовом 21-см каземате левого борта. Передача приказов от левобортного дальномерного поста, так же как и радиотелеграфирование прекратилось. В 15-см погребе разорвана вентиляционная шахта и погнуто несколько 15-см гильз. Дым и газ в погребе.

5. 2.30. Попадание в палубу над камбузом; несколько ближе к правому борту, чем 4-е попадание. Верхняя броневая палуба была вмята, так что дверь из переднего 21-см каземата правого борта в камбуз невозможно было открыть.

6. 2.30. Попадание в броню 15-см каземата левого борта у 2-го орудия. Броневая плита раскололась. Броня не пробита.

7. 2.35. Снаряд проник через верхнюю палубу в хлебный склад на правом борту под полубаком, перед краем 21-см каземата и вызвал пожар, который тотчас был потушен.

8. 2.40. Пожар в офицерской каюте правого борта у кормовой батареи. Путь снаряда не установлен.

9. 3.00. Попадание с левого борта в карцер и баталерку; последняя была уничтожена. Пробоина над ватерлинией была заделана.

10. 3.10. Попадание в левый борт, через угольную яму снаряд проник в котельное отделение № 3. Последнее вышло из строя. Через пробоины от осколков появилась вода, откачать ее не удалось, личному составу пришлось его покинуть.

11. 3.30. Правая машина вышла из строя. Путь снаряда не был определен.

12. 3.45. Прямое попадание в переднюю трубу, причем верхняя ее часть надломилась.

13. 4.00. 4-е котельное отделение вышло из строя, так как вентиляционная машина правого борта была уничтожена вероятно осколками.

14. 4.00. Попадание в коечные сетки правого борта. Снаряд взорвался под кормовым мостиком, который был уничтожен.
 15. 4.15. Снаряд попал с правого борта в помещения под полубаком и прошел не разорвавшись до обшивки левого борта. От его взрыва палуба полубака была сводообразно выгнута. С обеих сторон имелись большие пробоины в бортовых переборках в носовой батарее и под полубаком.

16. 4.15. Попадание в правый борт в среднюю палубу 3-го отделения, в главный боевой перевязочный пункт, где уничтожил почти всю команду. Этот снаряд сделал пробоину в борту, через которую свежий воздух проникал внутрь судна.

17. 4.30. Попадание сверху в носовой 21-см каземат правого борта. Снаряд разорвался в помещении. Осколки ударили в 15-см каземат и пекарню. Кроме двух человек весь орудийный расчет обеих бортов погиб. Оба орудия вышли из строя (подветренное орудие [левого борта] поражено многочисленными осколками). Резервный сигнальный пост вышел из строя. В носовом 21-см погребе правого борта загорелись подготовленные для стрельбы заряды, хотя серьезных разрушений все-таки не было. Дым в центральном посту и проходе.

18. 4.45. Попадание в верхнюю броневую палубу под кормовым 21-см казематом левого борта. Палуба погнута. Другого видимого воздействия не было.

19. 4.50. Снаряд попал в носовую батарею у коечных сеток, рядом с фок-мачтой. Койки загорелись, очень сильно дымя.

20. 5.00. Снаряд попал в переднюю кромку барбета кормовой башни и, отскочив, разорвался в кормовой батарее, где из помещения, в котором хранились коечные сетки, вырвалось огромное пламя.

21. Около 5.00. 19-см снаряд попал в орудийную маску кормового 21-см каземата левого борта. Краска задымилась.
 22. и 23. 5.15. Два попадания в подводную часть корабля по правому борту. Котельное отделение № 1 вышло из строя. Сильное сотрясение испытали элеваторы подачи боеприпасов среднего калибра.

24. 5.15. Снаряд пробил броню 15-см каземата правого борта; пролом от него был больше 0,5 м в диаметре. Кроме одного человека [в каземате], все люди были убиты. Орудие вышло из строя. Заряды загорелись. Огонь в палубном офицерском камбузе. Дым и газ. Палуба над верхним угольным бункером разворочена. Осколки и куски горящих зарядов проникли в кормовой 21-см погреб правого борта. Подача боеприпасов вышла из строя.

25. 5.20. Попадание в офицерскую каюту у кормовой батареи правого борта. Здесь вспыхнул пожар, вскоре все же погашенный.

26. 5.20. Попадание в корму. Румпельное отделение и кормовой торпедный отсек вышли из строя, броневая палуба над рулевой машиной была сильно вдавлена, помещение элеватора торпедного отсека наполнилось водой.

27. 5.30. Попадание в край левого борта между камбузом и кормовым 21-см казематом левого борта. Огромная пробоина в палубе 15-см каземата. Освещение погасло. Угольный дым целиком заполнил помещение. Осколки проникли в элеватор подачи боеприпасов и в кормовой 21-см погреб, где все люди были убиты. Угольный дым заполнил также элеватор.

28. 5.20. Снаряд целиком разрушил кормовую батарею левого борта. Там вспыхнул огонь, вскоре погашенный.

29. 5.40. Снаряд попал с левого борта в запасной перевязочный пункт и под углом проник через верхнюю кромку бортовой брони около верхней палубы. Осколки попали в носовую шахту элеватора и, вероятно, также в 5-ю кочегарку, так как она вышла из строя.

За исключением этих попаданий, многочисленные осколки попадали в такелаж, где была снесена радиомачта, в дымовые трубы, шлюпки и т. д. Вышеуказанные попадания, насколько возможно точно, были зафиксированы оставшимися в живых офицерами [крейсера]. Также время, указанное здесь, является лишь приблизительным.

Подпись: Литцман, лейтенант цур Зее.

 

 

 

10.1907 - 09.1908 капитан-цур-зее Konrad Trummler
1.10.1908 - 22.03.1909 фрегаттен-капитан /
капитан-цур-зее
Otto Philipp
03.1909 - 06.1910 капитан-цур-зее Leberecht Maaß
06.1910 - 11.1911 капитан-цур-зее Hugo Kraft
11.1911 - 12.1913 капитан-цур-зее Bernhard Rösing
12.1913 - 12.1914 капитан-цур-зее Felix Schultz
03.1908 - 09.1908 капитан-цур-зее Franz Hipper
09.1908 - 09.1910 капитан-цур-зее Konrad Trummler
09.1910 - 06.1912 капитан-цур-зее Ludolf von Ußlar
06.1912 - 06.1914 капитан-цур-зее Wilhelm Brüninghaus
06.1914 - 12.1914 капитан-цур-зее Otto Maerker

 

 

ГАЛЕРЕЯ МОДЕЛЕЙ

                 
                       
                           

 

 

ЛИТЕРАТУРА И ИСТОЧНИКИ
на немецком
1 Groner E., Mickel P., Mrva F. - Die Deutschen Kriegsschiffe.1815-1945. Vol. 1., Bernard & Graefe Verlag, Munchen, De, 1982.
2 Hans Pochhammer: Graf Spee's letzte Fahrt, Erinnerungen an das Kreuzergeschwader. Verlag der täglichen Rundschau, Berlin 1918.
на русском
3 Мужеников В. Б. - Броненосные Крейсера “Шарнхорст”, “Гнейзенау” И “Блюхер” (1905-1914). C-Пб.: P.P. Муниров, СПб, 2010.
4 Корбет Ю. - Эскадра адмирала Шпее в бою. СПб, 1994.
5 Невский А.В. - Гибель эскадры вице-адмирала М. фон Шпее. // журнал "Гангут".-№№40-45. СПб, 2007.
6 Ненахов Ю. Ю. Энциклопедия крейсеров 1860-1910, Харвест, Минск, 2006.
7 Кофман В. - Нелюбимые корабли кайзера. // журнал "Моделист-конструктор".-2008.-№4.
8 Смирнов Г., Смирнов В. - Срезанный цветок, обречённый на смерть. // журнал "Моделист-конструктор".-1979.-№1.
+
некоторые другие материалы с интернет-форумов и энциклопедий

последнее обновление: 16.04.2021

 




 

 
Флот Германской империи (Kaiserliche Marine) 1907-1915


Схема боя у Фолклендов.

Эскадра у Вальпараисо.
Gneisenau
"Gneisenau" в штормовом море.
Scharnhorst
"Scharnhorst" в Вальпараисо.

Эскадра, в центре "Leipzig" и "Nürnberg" (не хватает "Dresden").
Scharnhorst
Повреждения "Scharnhorst".

Схема боя у Коронеля.
Gneisenau
"Gneisenau"
Gneisenau
"Gneisenau" в 1914 г.
Gneisenau
Эскадра перед войной.
Scharnhorst
"Scharnhorst" в начале службы.
Scharnhorst
"Scharnhorst" в Апиа на Самоа, 1910 г.
Gneisenau
"Gneisenau" в начале службы.
Scharnhorst
"Scharnhorst" в начале службы.
Gneisenau
"Gneisenau" в доке на достройке.
Scharnhorst
"Scharnhorst"
Scharnhorst
Интерьеры кают-компании и кают командира и адмирала на "Scharnhorst".
Scharnhorst
Схема размещения артиллерии.
Scharnhorst
Система проводки валопроводов от носовой боевой рубки до рулевой машины.
Scharnhorst
Схема котельных отделений с указанием системы вентиляции.
Scharnhorst
Внутреннее расположение.
Scharnhorst
Планы палуб.
Scharnhorst
Планы трюма и платформ.
Scharnhorst
Конструкция штевней.
Scharnhorst
Гибель "Scharnhorst", рисунок.
Scharnhorst
"Scharnhorst"
Scharnhorst
"Scharnhorst" в Китае.
Scharnhorst
Модель "Scharnhorst".
Scharnhorst
"Scharnhorst" в Циндао перед войной.
Scharnhorst
Модель "Scharnhorst".
Scharnhorst
Модель "Scharnhorst".
Scharnhorst
"Scharnhorst", "Gneisenau" и "Emden" в Апиа. Рисунок.
Scharnhorst
"Scharnhorst" в Апиа на Самоа, 12 апреля 1910 г.
Gneisenau
"Gneisenau"
Gneisenau
"Gneisenau" в 1914 г.
Gneisenau
"Gneisenau" в 1914 г.
Scharnhorst
"Scharnhorst" и британский "Minotaur" в Циндао, 16-17 июня 1914 г.
Scharnhorst
"Scharnhorst" на испытаниях.
Gneisenau
"Gneisenau" на испытаниях.
Gneisenau
Средний и малый калибр "Gneisenau", рядом с бортом - миноносец "S-90".
Gneisenau
Gneisenau
Scharnhorst
"Scharnhorst"

Бой у Фолклендских островов, рисунок.
Scharnhorst
Гибель "Scharnhorst", рисунок.
Scharnhorst
"Scharnhorst" перед войной.
Gneisenau
"Inflexible" спасает моряков "Gneisenau".
Gneisenau
Гибель "Gneisenau", рисунок.
Scharnhorst
Гибель "Scharnhorst", рисунок.
Scharnhorst
"Scharnhorst" в бою, рисунок.
Scharnhorst
Scharnhorst
Scharnhorst
Scharnhorst
Слева направо: первый - фон Шонберг - командир крейсера "Nürnberg", четвёртый - Людеке - командир крейсера "Dresden", шестой - Меркер, командир "Gneisenau", седьмой - Филиц - начальник штаба, девятый - сам Шпее, десятый - Хаун, командир крейсера "Leipzig", одиннадцатый - Тирихенс - командир ВКР "Prinz Eitel Friedrich" и двенадцатый - Шульц - командир "Scharnhorst".
Scharnhorst
Scharnhorst
"Scharnhorst" на рейде Вальпараисо перед уходом 4 ноября 1914 г.

Граф Шпее на площади Пратта в Вальпараисо 3 ноября 1914 г.

Граф Шпее встречается с послом фон Эркертом и консулом Гумпрехтом на берегу в Вальпараисо 3 ноября 1914 г.
Scharnhorst
"Scharnhorst" на рейде Вальпараисо 3-4 ноября 1914 г.
Gneisenau
"Gneisenau" на рейде Вальпараисо 3 ноября 1914 г.

"Scharnhorst", "Gneisenau" и "Nürnberg" покидают рейд Вальпараисо 4 ноября 1914 г. - последняя фотография крейсеров.
На переднем плане - чилийская эскадра.
бой у Коронеля
бой у Коронеля
Scharnhorst
"Scharnhorst" ведёт огонь.
Scharnhorst
"Scharnhorst" в первоначальном виде.
Scharnhorst
"Scharnhorst" в первоначальном виде.
Scharnhorst
"Scharnhorst" на Дальнем Востоке.
Scharnhorst
"Scharnhorst" ведёт огонь.
Gneisenau
"Gneisenau" на Дальнем Востоке.
Gneisenau
"Gneisenau" в начале службы.
Scharnhorst
"Scharnhorst" в начале службы.
Scharnhorst
"Scharnhorst" в начале службы.
Scharnhorst
"Scharnhorst" в начале службы.
Scharnhorst
"Scharnhorst" в начале службы.
Scharnhorst
"Scharnhorst" в начале службы.
Scharnhorst
"Scharnhorst" в начале службы.
Gneisenau
"Gneisenau" в начале службы.
Scharnhorst
"Scharnhorst" в начале службы.
Gneisenau
"Gneisenau" в начале службы.
Scharnhorst
"Scharnhorst" в начале службы.
Gneisenau
"Gneisenau" в начале службы.
Scharnhorst
"Scharnhorst" в начале службы.
Scharnhorst
"Scharnhorst" в начале службы.
Gneisenau
"Gneisenau" в начале службы.
Scharnhorst
"Scharnhorst" в начале службы.
Gneisenau
"Gneisenau" после 1912 г.
Gneisenau
"Gneisenau".
Scharnhorst
"Scharnhorst" до 1912 г.
Gneisenau
Построение на баке "Gneisenau".
Gneisenau
"Gneisenau" в море.
Gneisenau
"Gneisenau" в штормовом море.
Gneisenau
"Gneisenau" в штормовом море.
Gneisenau
"Gneisenau" в штормовом море.
Gneisenau
"Gneisenau" в штормовом море.
Командир "Gneisenau" Отто Мэркер
Gneisenau
"Gneisenau" после 1912 г.
Командир "Scharnhorst" Феликс Шульц
Scharnhorst
"Scharnhorst" в первоначальном виде.
Gneisenau
Поход "Gneisenau" в 1910-1911 гг.
Scharnhorst
"Scharnhorst" в Китае.
Gneisenau
Подъём торпеды на "Gneisenau", 1910 г.
Gneisenau
Шлюпочные учения на "Gneisenau", 1910 г.
Gneisenau
Спуск шлюпки "Gneisenau" в Порт-Саиде, ноябрь 1910 г.
Gneisenau
Погрузка угля на "Gneisenau" в Порт-Саиде, ноябрь 1910 г.
Gneisenau
Импровизированный бассейн на "Gneisenau", 1911 г.
Gneisenau
Погрузка снабжения на "Gneisenau" с транспорта "Titania" в одной из сибирских бухт, 1911 г.
Gneisenau
Удаление зуба в лазарете "Gneisenau", 1911 г.
Gneisenau
Посол граф Рекс и офицеры "Gneisenau", 1911 г.
Gneisenau
Шлюпочные учения на "Gneisenau", 1911 г.
Gneisenau
Визит на "Gneisenau" губернатора Циндао Оскара фон Труппеля, 1911 г.
Gneisenau
Почётный караул и бортовой оркестр "Gneisenau", 1911 г.
Gneisenau
На мостике "Gneisenau", 1911 г.
Gneisenau
Час отдыха на "Gneisenau", 1911 г.
Gneisenau
Погрузка угля на "Gneisenau" в Циндао, 1911 г.
Gneisenau
Десантная группа "Gneisenau" точит штыки, 1910 г.
Gneisenau
Десантная группа на баке "Gneisenau" во время учений, 1910 г.
Gneisenau
Индийские рыбаки у форштевня "Gneisenau", Бомбей, декабрь 1910 г.
Gneisenau
Кронпринц Вильгельм с супругой на борту "Gneisenau", Коломбо, декабрь 1910 г.
Gneisenau
Принц (махараджи) Траванкурский на "Gneisenau", Бомбей, декабрь 1910 г.
Gneisenau
Лодочники Порт-Саида доставили продукты на "Gneisenau", ноябрь 1910 г.
Gneisenau
Воскрестный оркестр на палубе "Gneisenau", 1911 г.
Gneisenau
Офицеры "Gneisenau", 1911 г.
Gneisenau
Отдых на баке "Gneisenau", 1911 г.
Gneisenau
Миноносец "S-90" у борта "Gneisenau", 1911 г.
Gneisenau
Церковная служба на юте "Gneisenau", Средиземное море, осень 1910 г.
Gneisenau
Члены экипажа на баке "Gneisenau".
Gneisenau
Унтер-офицеры на баке "Gneisenau".
Gneisenau
Командир "Gneisenau" и лоцман на р. Янцзы.
Gneisenau
"Gneisenau", погрузка угля в Вильгельмсхафене, 1910 г.
Scharnhorst
"Scharnhorst" в доке, виден кормовой торпедный аппарат, смещённый к левому борту.
Gneisenau
"Gneisenau" в доке.
Gneisenau
"Gneisenau" в доке.
Gneisenau
"Gneisenau" в доке.
Scharnhorst
"Scharnhorst" в доке в Китае, виден носовой торпедный аппарат.
Gneisenau
"Gneisenau" в доке на достройке.
Scharnhorst
"Scharnhorst" в Китае.
Scharnhorst
"Scharnhorst", за кормой - британский броненосный крейсер.
Gneisenau
"Gneisenau" салютует японцам в Нанкине.
Scharnhorst
"Scharnhorst" в начале службы.
Scharnhorst
странный рисунок: "Scharnhorst", погибший в 1914, а на переднем плане тральщик "М-134", вступивший в строй только в 1920 г.
Scharnhorst
"Scharnhorst" в Китае.
Yorck
"Scharnhorst" на испытаниях.
Yorck
"Gneisenau" перед отправкой на Дальний Восток, 10 ноября 1910 г.
Scharnhorst
"Scharnhorst" в Кильском канале.
Шпее
граф Шпее
Scharnhorst
"Scharnhorst" в Циндао.
Gneisenau
"Gneisenau" во Владивостоке, 1913 г.
Gneisenau
"Gneisenau" перед отправкой на Дальний Восток.
Gneisenau
Носовое украшение "Gneisenau".
Scharnhorst
"Scharnhorst" в Кильском канале.
Gneisenau
"Gneisenau" в первоначальном виде.
Scharnhorst
"Scharnhorst" в первоначальном виде.
Yorck
Поперечные сечения "Scharnhorst".
Yorck
Поперечные сечения "Scharnhorst".
Scharnhorst
План палуб "Scharnhorst".
Scharnhorst
План палуб "Scharnhorst".
Scharnhorst
"Scharnhorst" в первоначальном виде.
Scharnhorst
План палуб "Scharnhorst".
Scharnhorst
Мостики "Scharnhorst".
Scharnhorst
"Scharnhorst"
Scharnhorst
Продольный разрез "Scharnhorst".
Scharnhorst
"Scharnhorst"
Scharnhorst
Продольный разрез "Scharnhorst".
Scharnhorst
Теоретический чертёж корпуса "Scharnhorst".
Scharnhorst
Схема бронирования "Scharnhorst"
Scharnhorst
"Scharnhorst"
Scharnhorst
Кормовая башня "Scharnhorst".
Граф Август Вильгельм Антон Нейтхардт фон Гне́йзенау (1760—1831) — прусский военачальник (генерал-фельдмаршал) эпохи наполеоновских войн .Автор большого числа военно-теоретических и военно-топографических работ. Принимал активнейшее участие в реорганизации прусской армии. В огромной степени именно Гнейзенау принадлежит слава успехов прусской армии — особенно при Кацбахе и Лейпциге.
Герхард Иоганн Шарнхорст (нем. Gerhard Johann David von Scharnhorst; 1755-1813) Прусский генерал и военный реформатор. Вместе с генералом А. Гнейзенау Шарнхорст провёл военную реформу, в результате которой было подготовлено введение воинской повинности. Во время войны с Францией в 1806 г. начальник штаба главнокомандующего герцога Брауншвейгского, участвовал в сражениях при Ауэрштедте и Пройсиш-Эйлау. Во время освободительной войны с наполеоновской Францией в 1813 году был начальником штаба Силезской армии генерала Г. Блюхера. 2 мая тяжело ранен в сражении под Лютценом. Несмотря на ранение, вел переговоры с Радецким и Шварценбергом о вступлении Австрии в союз с Пруссией и Россией. Умер от ран 28 июня 1813 г. в Праге.
Gneisenau
В котельном отделении "Gneisenau".
Scharnhorst
Схема бронирования "Scharnhorst"
Scharnhorst
"Scharnhorst" во время войны.
Scharnhorst
"Scharnhorst" в первоначальном виде.
Scharnhorst
"Scharnhorst" в первоначальном виде.
Roon
Scharnhorst
"Scharnhorst" перед войной.
Scharnhorst
"Scharnhorst" в первоначальном виде.
Scharnhorst
"Scharnhorst" в первоначальном виде.
Scharnhorst
"Scharnhorst" перед войной (размещение прожекторов не совсем верно)
Scharnhorst
"Scharnhorst" перед войной (размещение прожекторов не совсем верно)
Scharnhorst
"Scharnhorst"
Scharnhorst
"Scharnhorst"
Scharnhorst
"Scharnhorst" перед войной (размещение прожекторов не совсем верно)
Следующая страница - германский большой (броненосный) крейсер "Blücher"
Предыдущая страница - германские большие (броненосные) крейсера типа "Roon"