Классификация  
  По алфавиту  
  По годам  
  Соединения и операции  
  Разное  

Большие маневры германского флота
31.08-18.09.1902

 

командующий манёврами и учебным флотом - адмирал фон Кестер, начальник штаба - контр-адмирал Брёйзенг.

 

31 августа 1902 начались ежегодные маневры флота.

Маневры должны были провести по следующей программе. С 17 по 30 августа — тактические упражнения и инспекторские смотры. 30-31 августа — практика в погрузке угля. С 1 по 12 сентября корабли, выйдя проливами Зунд и Бельт в Северное море, должны были упражняться в разведывательных операциях, несении дозорной службы при эскадрах, радиосвязи и тактических маневрах. 12 сентября — погрузка угля в Вильгельмсхафене. С 16 по 18 сентября — стратегическая часть маневров. Что касается стратегической части, то она состояла в захвате острова Боркум посредством высадки десанта. 18 сентября — разбор маневров и расформирование эскадр.

В Германии до создания сильного крейсерского флота задачи морской стратегии, естественно, приходилось ограничивать пределами Балтийского и Северного морей. Особое значение при этом имело побережье Северного моря, через которое шли важнейшие пути германской торговли, а именно: по Кайзер-Вильгельм каналу — из портов Балтийского моря и по рекам Эльба, Везер и Эмс — из портов Северного моря.

Таким образом, блокада этого побережья неприятельским флотом являлась для Германии делом весьма чувствительным, и все усилия германского флота должны быть направлены к воспрепятствованию этой блокады. Воюя с одним противником, нападающим со стороны Северного моря, Германия, пользуясь удобством сообщения по Кайзер-Вильгельм каналу, могла быстро сосредоточить весь свой флот в Вильгельмсхафене и отсюда стараться или уничтожить своего противника, если его флот слабее германского, или воспрепятствовать блокаде портов, опираясь при этом на укрепления на островах Гельголанд, Боркум и на материке.

При двух противниках, одного со стороны Северного моря, а другого со стороны Балтийского, задачей германского флота являлось воспрепятствование их соединению. По отделении главных сил в Северное море для действия против западного противника, остальной части германского флота необходимо было стараться удержать восточного противника и не дать ему проникнуть через проливы Каттегат и Скагеррак в Северное море. В этом случае значение Кайзер-Вильгельм канала приобретало особенно важное значение, так как он давал возможность быстро перебрасывать германские морские силы на тот или другой театр военных действий.

Хотя в основу германских морских маневров были положены строго обдуманные планы, весьма близкие к действительности, но вследствие недостаточного числа боевых кораблей, принимавших участие в маневрах, маневры 1902 г. могли представить только отдельные эпизоды военных действий в возможной войне с двумя противниками.

Когда 17 августа в Киле собрался весь учебный флот, в его командование снова вступил и руководил маневрами адмирал фон Кестер - генерал-инспектор флота, поднявший свой флаг на линкоре "Kaiser Wilhelm II". Флот, принимавший участие в маневрах, разделили на две эскадры.

Всего, считая миноносцы, в учениях приняли участие 45 вымпелов, общим водоизмещением 155000 т и 10189 человек.

По сравнению с составом судов, принимавших участие в прошлогодних маневрах, германский флот в 1902 г. сделал значительный шаг вперёд: вся 1-я эскадра состояла из сильных боевых кораблей, из которых пять первых принадлежали к серии линкоров типа "Kaiser", а три считались несколько устаревшими против современных требований, вследствие нескорострельности своих крупных 260-мм орудий и сравнительно слабой артиллерии средних калибров.

2-я эскадра состояла из устаревших кораблей: два броненосца типа "Sachsen", постройки 1877-80 гг. (модернизированы в 1897-99 гг.), четыре броненосца береговой обороны типа "Siegfried", которые только что удлинили за счёт вставки в середине корпуса для увеличения дальности действия. Тем не менее, как те, так и другие корабли ни по состоянию, ни по вооружению далеко не могли считаться линейными.

Наконец, и число кораблей не отвечало требованиям состава эскадры (8 линкоров). Кроме того, по правилам, принятым в германском флоте, флагманский корабль главнокомандующего флотом (Flottenflagschiff) не должен входить в состав эскадры, чтобы главнокомандующий не был связан во всех движениях маневрирующим флотом, а потому из числа кораблей 1-й эскадры следовало ещё выделить линкор "Kaiser Wilhelm II", на котором держал свой флаг адмирал Кестер. Таким образом, в манёврах 1902 г. для составления полных двух эскадр не хватало двух кораблей, что несомненно, влияло на ход тактических упражнений, характер которых при 13 кораблях должен быть несколько иной, чем при полном составе, то есть при 16 кораблях.

Состав крейсеров ни в качественном, ни в количественном отношении далеко не отвечал требованиям флота. В германском флоте каждой эскадре из 8 линкоров придавали две группы крейсеров-разведчиков (в каждой по одному бронированному и трём небронированным крейсерам), что на две эскадры составляло 4 бронированных и 12 небронированных крейсеров.

На самом деле в маневрах участвовали 7 крейсеров, и из них один ("Freya") только короткое время. Из крупных крейсеров только один броненосный крейсер "Prinz Heinrich" отвечал современным требованиям, а два других "Freya" и "Victoria Louise" не могли считаться годными для боевой эскадры, вследствие слабой и неполной броневой защиты, недостаточной скорости хода и малого запаса угля. Из небронированных крейсеров отвечали современным требованиям только три новейшие типа "Gazelle", а именно "Nymphe", "Niobe" и "Amazone", а четвёртый, "Hela", по своим качествам далеко не соответствовал современным требованиям.

Миноносцы, принимавшие участие в маневрах в составе эскадры, были все новейшего типа, в 350 т, построенные на заводах "Шихау" и "Германия" (завод Круппа в Киле). Последний завод впервые приступил к постройке быстроходных кораблей с торпедным вооружением, и маневры должны были показать сравнительные достоинства кораблей постройки обеих верфей.

Число же миноносцев, принимавших участие в маневрах, не отвечало действительной потребности. В германском флоте на каждую эскадру полагалось иметь две флотилии миноносцев (по два дивизиона по 5 кораблей), всего на две эскадры 40, а на самом деле были назначены две флотилии, и то не полные (18 миноносцев).

Что касается личного состава эскадр, то только 1-я эскадра и 1-я флотилия миноносцев имели полностью укомплектованные экипажи.

В манёврах время от времени принимали участие броненосный крейсер "Freya" (с 1 сентября), плававший в составе учебно-артиллерийских судов минный транспорт "Pelikan", корабль защиты рыболовства "Zieten" (оба с 14 августа), госпитальное судно "Hansa" и в качестве транспортов с углем два зафрахтованных парохода.

Для осенних манёвров 1902 г. была объявлена следующая официальная программа: 17 августа флот собирался в Киле, где тотчас же командующий флотом приступал к производству отдельных смотров, затем флот выходит в море для тактических упражнений и эволюции и 23 августа приходит в Данциг. После однодневной стоянки до 30-го августа ежедневные выходы в море для производства эволюции на различной скорости хода. 31-го августа приёмка угля в Данциге. 1-го сентября выход всей эскадры и переход в Северное море через проливы Зунд и Бельт. На переходе — практика разведывательной службы крейсеров с использованием радиосвязи. По приходе в Северное море, до 16-го сентября включительно, стратегическая часть маневров. 17-го сентября заключительные маневры (Schlussmanover), в присутствии кайзера в устье реки Эльба. 18-го сентября окончание маневров, после чего проводился их разбор и флот распускался по своим базам.

Действительный ход маневров был следующим. 17-го августа в Киле главнокомандующий флотом адмирал Кестер поднял свой флаг на репетичном корабле авизо "Grille", что и послужило сигналом к началу маневров.

фламан

 

К этому времени в Киле сосредоточилась только 1-я эскадра под командованием вице-адмирала принца Генриха в составе 8 линкоров, 2 броненосных крейсеров, 2 крейсеров и 1-й флотилии миноносцев.

1-я эскадра
1-я разведывательная группа
1-я флотилия миноносцев
 
 
 
 
 
 
 
 
 

 

 2-я эскадра, состоявшая из 6 устаревших броненосцев, 1 крейсера и 2-й флотилии миноносцев, находилась в Данциге.

2-я эскадра
2-я флотилия миноносцев
 
 
 
 
 
 
 
 
 

 

Первую часть учений провели в Балтийском море, вторую — в Северном. Желая на переходе в Данциг иметь в составе 1-й эскадры полное число линкоров в линии при проведении маневров и эволюции, главнокомандующий ввёл свой флагманский "Kaiser Wilhelm II" в состав эскадры, а сам поднял флаг на небольшом корабле, не имеющем боевого значения. Чтобы с большей пользой использовать время, необходимое для соединения обеих эскадр, флоту с самого начала маневров была задана стратегическая задача, и вся обстановка была по возможности приближена к реальной.

Первый этап

В течение всего дня 17-го августа ни на одной эскадре не знали ни дальнейшего назначения, ни срока, когда корабли должны быть готовыми к выходу в море. В 20 ч. начальник 1-й эскадры, которому в это время сообщили о начале манёвров и представили их план, отдал приказание крейсерам и миноносцам спешно разводить пары. В полночь они уже вышли из гавани. Линкоры вышли на следующее утро, то есть 18-го августа в 9 ч., и направились полным ходом курсом на восток.

Обстановка на театре военных действий на Балтийском море была следующей. Из Данцига вышла неприятельская эскадра (представленная 2-й эскадрой) с намерением напасть на Киль; однако, являясь слабее германской эскадры (представленной 1-й эскадрой), неприятель был намерен по пути соединиться с другой дружественною ей эскадрой, прибытие которой ожидалось через Датский Зунд (эта эскадра не была представлена кораблями, а только предполагалась существующей).

Таким образом, германской эскадре ставилась задача встретить противника до его соединения с союзником, принудить к бою и, пользуясь преимуществом в боевых возможностях, уничтожить неприятельскую эскадру. Начальнику германской эскадры было приблизительно известно время, когда противник покинул Данциг, и так как германская эскадра имела преимущество в скорости хода, то она могла рассчитывать встретить неприятеля до его соединения с союзником.

Затруднение заключалось лишь в том, что время ожидаемой встречи приходилось либо на вечер, либо на ночь и, кроме того, конечно, был неизвестен избранный неприятелем курс, в распоряжении которого была вся ширина Балтийского моря, а времени было достаточно, чтобы идти на соединение с союзником не прямым курсом от Данцига к южной части входа в Зунд, а избрать для этого обходной путь.

Сознавая это, начальник германской эскадры выслал вперед все свои крейсера и миноносцы с задачей, отыскав неприятеля и держа его все время в пределах видимости, сообщить о месте его нахождения своему линейному флоту.

Разведывательным кораблям предстояла нелегкая задача, в виду того, что приходилось обследовать район Балтийского моря, представлявший в самом узком месте, где остров Борнхольм делит его на два фарватера (общая ширина около 75 миль), неприятель же мог для своего курса избрать, по желанию, тот или иной фарватер. Между тем для разведки по всей этой линии имелось всего 5 крейсеров, а посланные им в помощь миноносцы имели вследствие малой высоты мостика небольшой горизонт видимости и потому приносили мало пользы.

18-го августа, около 20 ч. 1-я эскадра находилась по расчету близко от места возможной встречи с противником и по сигналу флагмана приготовилась к бою. С наступлением темноты наружные огни погасили и расчёты дежурили повахтенно у орудий. Вскоре после полуночи с кораблей эскадры заметили лучи электрических прожекторов и услышали отдалённые выстрелы со стороны, где должны были находиться корабли разведывательной группы, что заставило предположить встречу крейсерами неприятельской эскадры. Линкоры взяли курс по направлению выстрелов, но ни неприятель, ни крейсера-разведчики встречены не были, и с рассветом пришлось убедиться, что он достиг своей цели и успел соединиться с союзным флотом.

Причиной неудачи германской эскадры было недостаточное число разведывательных кораблей при эскадре, 2-я же эскадра, держась ночью ближе к шведскому берегу, несмотря на встречу с германскими крейсерами, проскочила беспрепятственно. Таким образом, основная тяжесть при проведении обеих частей учений пришлась на долю разведывательных кораблей и привела к осознанию того, что как раз в этой области организационно и количественно ещё многое надо сделать.

19-го августа обе эскадры, соединившись, вошли в Данцигскую бухту и стали на якорь в бухте Путцигер-Вик (Пуцкий залив).

С 20-го августа, во время стоянки в Данцигской бухте, командующий манёврами производил смотры обеим эскадрам, выходя в море для производства эволюции и тактических учений, представлявших сражения между двумя эскадрами. Ночью производились минные атаки.

Ночная атака, произведенная на ходу, соответствовала следующему заданию. Неприятельская эскадра, представляемая 1-й эскадрой, бомбардировала и разрушила Данциг, при этом она задержалась у Данцига несколько дольше, чем было предположено ранее. Это последнее обстоятельство являлось весьма невыгодным, так как командир эскадры был извещен, что более сильный флот противника находится на пути для освобождения Данцига. Чтобы избегнуть встречи с противником, начальник эскадры решается покинуть вечером Данцигскую бухту и ночью выйти в открытое море, полагая, что неприятель догадывается об этом намерении. С наступлением темноты корабли 1-й эскадры снялись с якоря и, приготовившись к бою и с потушенными огнями, вышли в море.

Ночь была ясная, лунная, облегчавшая крейсерам-разведчикам задачу нахождения неприятеля, но в то же время дававшая линкорам достаточные шансы для успешного отражения минной атаки и для уничтожения неприятельских миноносцев. Разведывательные корабли противника расположились близ Пиллау на пути, по которому должна была пройти 1-я эскадра, но, за недостатком крейсеров для охраны линии во всю ширину Данцигской бухты, часть миноносцев поставили в одну линию с крейсерами, а за этой линией расположились остальные миноносцы, готовые по сигналу атаковать обнаруженного разведывательными кораблями неприятеля.

Около полуночи с передовой линии просигналили ракетами, что неприятельский флот обнаружен. С неприятельских броненосцев обнаружили силуэт большого крейсера, подошедшего слишком близко к 2-й эскадре, так что в действительности он бы подвергся сильному огню.

Флагманский корабль противника открыл по крейсеру огонь, крейсер стал уходить полным ходом и скоро скрылся из виду, сообщая ракетами миноносцам второй линии о присутствии вражеской эскадры. Если даже предположить, что крейсер был уничтожен, то все же положение 2-й эскадры было открыто миноносцами, извещенными как ракетами, так и перестрелкой с обеих сторон.

Полчаса спустя последовала прекрасно проведенная атака миноносцев, на одном из которых находился сам командующий маневрами. Здесь проявились хорошие боевые качества новейших миноносцев, значительная скорость хода и отличная маневренность которых обеспечили большие шансы на успех.

Перед уходом из Данцига, 30-го августа корабли эскадры пополнили запасы угля в Нейфарвассере. Для этой цели заблаговременно зафрахтовали 5 пароходов, вмещавших каждый около 1000 т угля. Для погрузки угля пароходы подходили к кораблям борт к борту. Перед уходом из Данцига адмирал Кестер поднял свой флаг на линкоре "Kaiser Wilhelm II", который, таким образом, до конца манёвров вышел из состава 1-й эскадры. 31-го августа обе эскадры ушли из Нейфарвассера в Северное море через Бельт и Зунд. По пути они произвели стратегические маневры, тема которых была следующая.

Второй этап

Германия находится в состоянии войны на Северном и Балтийском морях с двумя противниками, значительно превосходящими её своими морскими силами. Главные силы германского флота встретились с неприятелем в Северном море, причём часть германского флота — одна дивизия броненосцев (в данном случае броненосцы береговой обороны "Hagen", Heimdall, и Hildebrand под командованием контр-адмирала Гальстера) и один дивизион миноносцев отрезали от главных сил и оттеснили к северу. Начальник германской дивизии принял решение возможно скорее идти через проливы Каттегат и Бельт в Киль, а оттуда Кайзер-Вильгельм каналом снова выйти в Северное море и соединиться там со своими главными силами.

"отрезанная" часть

 

 
 
 
 

 

В это время в Балтийском море, близ Арконы, то есть недалеко от южных входов в проливы Зунд и Бельт, находился сильный неприятельский флот. Командующий этим флотом получил сведения о том, что германская дивизия прошла мыс Скаген курсом на восток, и так как ему достаточно хорошо известно положение дел на театре военных действий в Северном море, он догадывался о планах начальника германской дивизии.

Чтобы помешать выполнению этого плана и уничтожить германскую дивизию или в крайнем случае оттеснить её обратно в Северное море, командующий неприятельской эскадры разделил свой флот на три отряда, из которых каждый в отдельности сильнее германской дивизии, и послал эти отряды на север.

Один - через Зунд (броненосцы 3-го класса "Baden", "Württemberg" и "Beowulf", крейсер "Niobe" и один дивизион миноносцев), под командованием контр-адмирала Фритце.

"Зундский" отряд

 

 
 
 
 
 

 

Другой - через Большой Бельт (четыре линкора, 3 броненосных крейсера и один дивизион миноносцев под командованием вице-адмирала принца Генриха).

"Бельтская" эскадра

 

 
 
 
 
 

 

и, наконец, третий - через Малый Бельт (три линкора, три крейсера и один дивизион миноносцев) под командованием контр-адмирала фон Притвица.

эскадра "Малого Бельта"

 

 
 
 
 

 

Перед началом манёвров, 2-го сентября в 6 ч. утра каждый из этих трёх отрядов находился у южного входа предназначенного ему фарватера, а германская дивизия могла уже двинуться к югу через пролив Каттегат четырьмя часами раньше этого срока. Последнее обстоятельство было известно только командующему манёврами, шедшему во главе эскадры принца Генриха через Большой Бельт. Хотя было маловероятно, что германская дивизия избрала бы для прохода в Балтийское море Датский Зунд, узкий пролив через который вряд ли возможно пройти незамеченным, но оставлять этот проход совсем без наблюдения было рискованно, а потому часть флота отправили туда.

Задача, поставленная перед тремя отрядами неприятельского флота, представляла значительные трудности. Как Зунд, так и проливы Большой и Малый Бельт представляют собой, как известно, довольно узкие фарватеры, в особенности для глубоко сидящих судов. Прохождение этих фарватеров в осеннюю неясную погоду затрудняется плохой видимостью, сильным течением и многочисленными отмелями. Разведка при неясной погоде представляла собой значительные трудности для командиров кораблей.

Не меньшие трудности представляла задача другой стороны. Дивизия должна была постараться дойти до Киля, избегая встречи с сильнейшим противником, имевшим возможность запереть все три фарватера.

Начальник "германской" дивизии контр-адмирал Гальстер для прохода своей дивизии избрал проход Малый Бельт и 2 сентября в 2 ч. ночи, находясь близ острова и маяка Хессали в проливе Каттегат, взял курс на вход в пролив.

В 6 ч. утра 2 сентября, когда отдельные отряды "неприятельского" флота двинулись в путь по назначенным им фарватерам, погода была сравнительно благоприятная, но вскоре берега стали покрываться туманом, что значительно затрудняло ведение разведки. Корабли медленно продвигались на север, тщательно обследуя все мелкие фарватеры и бухты.

После полудня крейсера-разведчики отряда, проходившего проливом Малый Бельт, выйдя из пролива к северу, приблизились к прошедшей проливом Большой Бельт эскадре и сообщили сигналом, что германская дивизия ими обнаружена и повернула обратно на север. Оказалось, что отряд линкоров типа "Brandenburg", шедший проливом Малый Бельт, из-за сильного тумана вынужден был стать на якорь и выслать вперед свою разведывательную группу в составе крейсеров и миноносцев. Последние вскоре встретились с германскими миноносцами и вступили с ними в "бой", а дивизия тем временем повернула обратно и стала уходить полным ходом на север.

К вечеру того же дня все три отряда "неприятельского" флота, прошедшие назначенными им фарватерами, соединились в проливе Каттегат и направились в погоню за уходящей на север германской дивизией. Значительная ширина фарватера в этом проливе и туманная погода благоприятствовали "германской" стороне, и, воспользовавшись наступившей темнотой, контр-адмирал Гальстер сумел пройти к югу не замеченным передовой линией крейсеров. Так закончился этот этап маневров.

Третий этап

В ночь на 4 сентября весь флот стоял на якоре у острова Лазо, к югу от мыса Скаген, в проливе Каттегат.

4 сентября флоту задали новую стратегическую задачу. Предположили, что германская дивизия, оттесненная к северу, в проливе Скагеррак получила подкрепление от главных сил из Северного моря (три броненосца 3-го класса, броненосный крейсер и один дивизион миноносцев), и командующий германской стороной хочет попытаться, обойдя мыс Скаген уйти под защиту фортов острова Гельголанд. Поэтому неприятельская сторона должна постараться принудить германскую эскадру к бою и, пользуясь преимуществом в боевом составе и скорости хода, уничтожить её.

"подкрепление"

 

 
 
 
 

 

Для того чтобы выполнение задачи стало реальным, корабли "германской" стороны направили вперед несколькими часами раньше, чтобы они могли скрыться из виду, скорость хода же этим кораблям была назначена меньше скорости хода кораблей "неприятельской" стороны, чтобы у них имелась возможность догнать противника.

Главнокомандующий на флагманском линкоре вышел в море вместе со всеми кораблями германской стороны. После полудня с кораблей "германской" стороны на горизонте с различных направлений обнаружили "неприятельские" миноносцы и крейсера, следовавшие за германской эскадрой вне её видимости для определения направления движения и периодически сообщавшие об этом своим главным силам.

Единственный крейсер-разведчик германской стороны броненосный крейсер "Prinz Heinrich" повернул в направлении преследовавших крейсеров с целью уничтожить их по одиночке или заставить отступить. Завязался "бой" между ним и двумя устаревшими броненосными крейсерами "Freya" и "Victoria Louise". По решению посредников, оба эти крейсера были выведены из строя, а "Prinz Heinrich" во время боя получил повреждение одной из паровых машин, почему его скорость хода на несколько часов приняли меньше обычной.

Ночью эскадры продолжали проведение манёвров. Около 2 ч. миноносцы "неприятельской" стороны произвели атаку германских линкоров. Чтобы уклониться от атаки, начальник германской эскадры быстро изменил курс и стал уходить, освещая нападавшие миноносцы прожекторами и отстреливаясь из мелкокалиберных скорострельных пушек.

Миноносцы германской стороны также произвели атаку "неприятельской" эскадры.

С рассветом обе эскадры, догоняющая и уходящая, были друг от друга в расстоянии пушечного выстрела, а до Гельголанда было ещё далеко, так что, принимая во внимание преимущество в скорости хода нападающей эскадры, становилось очевидным, что "германской" стороне не удалось выполнить свой план.

На этом стратегическая задача учений была исчерпана, и оставалось решить дело артиллерийским боем, но по сигналу командующего манёвры прервали, и обе эскадры, соединившись, пошли на якорною стоянку к острову Гельголанд.

Эти учения флота в Бельте и Северном море сопровождались активным применением радиосвязи, что явилось большой заслугой корветтен-капитана (впоследствии контр-адмирала) Мауве. Все боевые корабли, принимавшие участие в маневрах, оборудовали радиостанциями системы Сляби-Арко с достаточно подготовленным и получившим обширную практику личным составом.

Помимо удобства пользования радиосвязью для передачи приказаний и распоряжений на большие расстояния, радиосвязь давала возможность переговариваться кораблям, идущим в составе эскадры на близком друг от друга расстоянии, то есть отчасти заменяла обычную флажную сигнализацию, и главнокомандующий мог иметь постоянную связь со всеми кораблями и быстро отдавать приказания, не пользуясь для этого шлюпками и посыльными судами.

Четвёртый этап

С 5 по 11 сентября происходили стратегические маневры в Северном море. План этой части манёвров представлял войну Германии с более сильным противником на Северном море. Флот разделили на две эскадры — нападающую и обороняющуюся. Обороняющийся флот потерпел неудачу, был "разбит" и поспешил укрыться под защиту береговых укреплений в устье реки Эльба.

11 сентября манёвры временно приостановили, и флот собрался в Вильгельмсхафене. На 14 сентября назначили заключительный этап манёвров в присутствии Вильгельма П.

Пятый этап

14 сентября корабли вышли из Вильгельмсхафена и заняли свои места сообразно плану предстоящего заключительного этапа манёвров. Решили, что германский флот в последнем сражении разбит и уничтожен, за исключением четырёх устаревших броненосцев, нескольких крейсеров и миноносцев, которым остается один исход - расположиться под защитой береговых батарей и совместно с ними оказать наступающему противнику последнее отчаянное сопротивление.

Главнокомандующий германской стороны, не сомневаясь на счет дальнейшего плана своего противника и не будучи в состоянии защитить всё побережье, принял решение защитить наиболее важные его пункты — входы в реку Эльба к Гамбургу и в Кайзер-Вильгельм канал.

Остатки оборонительной эскадры под командованием контр-адмирала Фритце состояли из одного линкора и трёх броненосцев 3-го класса, одного броненосного крейсера, одного малого крейсера "Hela" и двух дивизионов миноносцев неполного состава.

"остатки оборонительной эскадры"

 

 
 
 
 
 
 

 

Нападающая эскадра под командованием вице-адмирала принца Генриха состояла из 6 линкоров, 3 броненосцев, 2 броненосных крейсеров, 3 малых крейсеров "Amazone", "Niobe", "Nymphe" и корабля защиты рыболовства "Zieten" (в данном случае изображавшего малый крейсер), одного дивизиона миноносцев и госпитального судна "Hansa".

"нападающая эскадра"

 

 
 
 
 
 

 

Утром 15-го сентября "неприятельский" флот находился к западу от острова Гельголанд вне выстрелов расположенных на острове батарей. Остров не был занят "неприятелем" и находился ещё в руках германской стороны. Но "неприятель" был полным хозяином в Северном море, "уничтожив" главные силы германского флота и осуществив блокаду всех портов германского побережья Северного моря.

Около острова Боркум нападающий флот разделили на два отряда для обстрела острова с двух сторон. Остров захватили с целью взять под контроль телеграфные кабели и отрезать Германию от телеграфного сообщения извне.

К вечеру нападающий флот отошел от острова Боркум и направился к устью Эльбы, оставив крейсера в устье реки Эмс для проведения блокады порта Эмден. От посланных для блокады устья рек крейсеров получили сведения, что броненосцы обороняющейся эскадры поднялись вверх по реке Эльба, оставив в устье свои крейсера и миноносцы для наблюдения.

Таково было положение к концу первого дня заключительного этапа манёвров.

Ночь на 17-е сентября была темная, дул штормовой ветер. В эту ночь миноносцы обороняющейся эскадры произвели торпедную атаку и им удалось условно уничтожить один неприятельский крейсер, находящийся в устье Эльбы, а другой сильно повредить. Ночью линкоры нападающей эскадры во избежание атаки миноносцев уходили в море и держались на значительном удалении от берега.

Утром 17 сентября линкоры эскадры противника снова подошли к устью Эльбы. Произведя рекогносцировку фарватера, нападающая эскадра двинулась вперед и открыла огонь по предполагаемым пунктам расположения береговых укреплений, чтобы заставив их отвечать, обнаружить их места. Крейсера обороняющейся стороны, находящиеся в устье реки, вынуждены были уйти вверх по реке, преследуемые броненосным крейсером "противника""Prinz Heinrich".

Нордвестовый шторм развёл в устье Эльбы огромную волну, что в значительной степени затрудняло действия нападающих. Особенно тяжело приходилось миноносцам. Не обошлось без аварий. На одном из миноносцев волной сбило матроса с ног и ударило об орудие так, что он вскоре умер. В виду столь неблагоприятных условий кайзер, находившийся в устье Эльбы на яхте "Hohenzollern", решил приостановить манёвры до утра. Это распоряжение передали на корабли по радиосвязи.

Корабли стали на якорь в устье Эльбы, а нападающая эскадра пошла на якорную стоянку к острову Гельголанд, укрывшись от нордвестового шторма под защитой острова. К рассвету следующего дня "неприятельский" флот снова вошел в устье Эльбы и "открыл огонь" по укреплениям, после чего вся "неприятельская" эскадра полным ходом вошла в устье реки. Корабли обороняющейся германской эскадры двинулись ей навстречу вместе со своими миноносцами, и завязался бой между двумя эскадрами на контргалсах. По решению посредников было признано, что нападающая эскадра выполнила свой план, лишившись при этом двух линкоров. Несмотря на свежий штормовой ветер и сильный дождь, стоя на мостике яхты "Hohenzollern", Вильгельм II всё время наблюдал за ходом учебного боя.

Последнюю часть учений пришлось прервать 17 сентября из-за разразившегося сильного шторма. Кайзер дал сигнал прекратить манёвры, и весь флот стал на якорь в одну линию близ "Hohenzollern".

Манёвры 1902 г. прошли без особых происшествий и закончились 18 сентября в Вильгельмсхафене. По завершении учений состоялся запланированный парад кайзера в заливе Яде. Он, оставшись весьма довольным манёврами, сигналом поздравил флот по случаю награждения командующего флотом адмирала фон Кестера высшей прусской наградой — орденом Чёрного Орла. После окончания манёвров 18-го сентября флот распустили по портам постоянного базирования.

ЛИТЕРАТУРА И ИСТОЧНИКИ
Страница составлена на основе материалов этого сайта