Классификация  
  По алфавиту  
  По годам  
  Соединения и операции  
  Разное  

Ютландское сражение 31 мая - 1 июня 1916 г.
вице-адмирал Шеер

 

 

Ютландское сражение 31 мая-1 июня 1916 г., как его называют англичане, или в сражении при Скагерраке, как его называют немцы, вошло в историю войны на море как единственное генеральное сражение дредноутов. Противодействующие флоты располагали следующими силами: Гранд-Флит — 150 кораблями (28 дредноутов, 9 линейных крейсеров, 34 броненосных и лёгких крейсера и 79 лидеров и эсминцев), Флот Открытого моря — 99 кораблями (16 дредноутов, 6 додредноутов, 5 линейных крейсеров, 11 лёгких крейсеров и 61 миноносец).

Общее число орудий Гранд-Флита калибром 305 мм и выше равнялось 344, из них в бортовом залпе 332. На германском флоте общее число орудий 280-мм калибра и выше 244, из них в бортовом залпе 212. Вес бортового залпа Гранд-Флита равнялся 177948 кг против 75074 кг германского флота.

***

В середине мая вице-адмирал Шеер наметил произвести обстрел линейными крейсерами 1-й разведывательной группы Сандерленда на восточном побережье Великобритании, чем рассчитывал заставить часть английского флота выйти в Северное море. Основные силы флота Открытого моря должны были в это время находиться южнее Доггер-банки в готовности к нападению на корабли англичан.

Из-за плохой погоды Шеер не смог использовать для разведки дирижабли, и опасаясь, что без воздушной разведки набег на Сандерленд может привести к неожиданной встрече с превосходящими силами англичан, Шеер изменил план. Он решил произвести демонстрацию, послав к Скагерраку и берегам Норвегии линейные крейсера, в расчете отвлечь на них английские линейные крейсера, которые и уничтожить подошедшими основными силами флота.

В это же время адмирал Джеллико намечал 1 июня выйти с Гранд-Флитом на подходы к проливу Скагеррак и заставить германский флот принять бой в невыгодных для него условиях. С британской стороны к участию в Ютландском сражении привлекались .

***

В 20-х числах мая III-я эскадра вернулась в Северное море и к концу мая флот был готов принять участие в генеральном сражении. Из дредноутов к этому сроку не боеготовыми оказались "Bayern", ещё не прошедший курс боевой подготовки, и "König Albert", который принимал участие в боевых походах флота Открытого моря 5-7 и 26 марта, 21-22 и 24-25 апреля 1916 г., затем сказались последствия многочисленных неполадок в турбинных установках, в результате чего нельзя было откладывать замену трёх главных конденсаторов. Таким образом, "König Albert" с 29 мая по 15 июня находился в ремонте в доке имперской верфи в Вильгельмсхафене.

О готовности "Seydlitz" командованию флота Открытого моря доложили ещё 22 мая, но проведённые 23 мая испытания на водонепроницаемость показали, что продольные переборки одного из помещений бортовых ТА пропускают воду и необходимо ещё пять рабочих дней для окончательного исправления повреждений, полученных при подрыве на мине 25 апреля. 29 мая "Seydlitz" снова был в полной боевой готовности. Поскольку командующий флотом очень рассчитывал на этот корабль, уже запланированная на несколько дней раньше боевая операция флота могла состояться не ранее этого дня.

К 30 мая корабли флота Открытого моря собрались на рейдах Вильгельмсхафена и Яде. К участию в операции привлекались: флагманский корабль командующего флотом Открытого моря "Friedrich der Große"", 1-я (восемь дредноутов типа "Nassau" и "Helgoland"), III-я (семь дредноутов типа "König" и "Kaiser"), II-я линейные эскадры (шесть додредноутов), 1-я группа разведывательных кораблей (пять линейных крейсеров), 2-я и 3-я группы разведывательных кораблей (девять лёгких крейсеров), торпедные силы (два лёгких крейсера и 62 эсминца).

Авангард с линейными крейсерами вице-адмирала Хиппера вышел с рейда Яде 31 мая в 02.00. В 03.30 в Вильгемсхафене вице-адмирал Шеер приказал основным силам флота Открытого моря поднять якоря и следовать в 50 милях за авангардом. Поход проходил вдоль побережья Ютландского полуострова на север в направлении м. Скаген.

Около двух часов дня 31 мая 1918 года один из эсминцев передового дозора Первой разведывательной группы адмирала Хиппера обнаружил большое облако дыма. В-110 увеличил ход и, покинув место в ордере, пошел в сторону источника дыма. Через некоторое время стало ясно, что это маленький датский пароход “W.J. Fiord”. Вскоре для осмотра подошли крейсер "Elbing" и эсминец В-109.

Через несколько минут обнаружили еще один источник дыма. Это были британские крейсера "Galatea" и "Phaeton".

Galatea
   
Phaeton

 

Офицер с "Galatea" позднее вспоминал: “Мы как раз должны были повернуть, когда на востоке заметили торговое судно, травящее пар. Поэтому наш корабль остался на прежнем курсе и вскоре мы увидели эсминец гуннов, отходящий от торгаша. Сыграли боевую тревогу, и, поднявшись на полубак, я был оглушен выстрелом носового 6-дюймового орудия”. Так начался Ютландский бой.

Около 16.30 линейные крейсера противников обнаружили друг друга и в первой фазе Ютландского сражения (16.30 - 17.40), известной как "бой авангардов" или "бег на юг", Хиппер при появлении шести английских линейных крейсеров Битти повернул пять своих крейсеров последовательно на обратный курс с целью навести англичан на свои главные силы.

В 16.48 линейные крейсера обеих сторон открыли огонь с дистанции 15400 м (83 кбт.). В период с 17.02-17.05 от снарядов "Von Der Tann" взорвался и погиб британский "Indefatigable". В период с 17.24-17.26 "Derflinger" и "Seydlitz" потопили "Queen Mary".

Indefatigable и его последняя фотография (за полчаса до боя)
   
Queen Mary и её гибель

 

После взрыва "Queen Mary" Битти и Хиппер практически одновременно бросили свои миноносцы в атаку. Это было в 16 часов 15 минут. С британской стороны в атаке принимало участие 12 кораблей (3 дивизиона). С немецкой стороны действовала 9-я флотилия миноносцев под командой капитана 3 ранга Геле. Эскадренные миноносцы устремились на встречу друг другу, сближаясь со скоростью 120 километров в час. Вскоре завязался бой.

Вот что он писал офицера с британского эсминца "Petard": “Мы открыли огонь по немецкому миноносцу, который был нашим визави в немецком строю. Дистанция, первоначально составлявшая 5500 метров, быстро сократилась до 2700. Я точно ничего не могу сказать о результативности нашего и вражеского огня, ибо слишком был занят маневрированием “Petard”. Единственное, что мне хорошо запомнилось, это как со страшным грохотом упал прожектор, крепление которого было снесено вражеским снарядом. В это время М. Эпворт, наш командир минно-торпедной боевой части, выставил на торпеде углубление два метра и выстрелил в сторону группы из четырех эсминцев, идущих в тесном строю. Ребята из расчета торпедного аппарата видели взрыв на корме вражеского эсминца. Я надеюсь, что наша торпеда все-таки попала”. (Z. Flisowski. Bitwa Jutlandzka. с. 111-112).

Во время этого боя погибли миноносцы V-27 и V-29. Один из них был торпедирован, а второй лишился хода после взрыва снаряда в машинном отделении. Английский эсминец "Nomad" потерял ход после попадания нескольких снарядов. Практически сразу же нашлись желающие его добить. Первым в торпедную атаку вышел S-52. Торпеда прошла точно под килем неподвижного британского эсминца — видимо в горячке боя немецкие моряки забыли переставить углубление торпеды, предназначавшейся для линкоров. Вторым в атаку вышел V-27. После падания произошел взрыв, поднялось облако дыма, и британский корабль начал медленно погружаться. Второй английский эсминец погиб, засыпанный градом снарядов противоминного калибра немецких линейных крейсеров и главного калибра крейсера "Regensburg".

Об интенсивности боя свидетельствует число торпед, дошедших до вражеской линии: 18 немецких и 20 британских. Первый бой эсминцев закончился после того, как появился Флот Открытого моря. Британские линейные крейсера и примкнувшая к ним 5-я бригада линкоров, в свою очередь, развернулись и резко увеличили скорость хода. Целью этого маневра стало наведение Флота Открытого моря на главные силы Гранд-Флита. Адмирал Джеллико, не получая никакой информации от сражающихся подчиненных, приказал 3-й бригаде линейных крейсеров произвести разведку. Этому соединению был придан дивизион эсминцев, флагманом которого был эсминец "Shark", а командиром капитан 2 ранга Лофтус Джонс.

Shark

 

В 17.33 британский крейсер "Southampton" донёс командующему Гранд-Флитом адмиралу Джеллико об обнаружении на юго-востоке основных сил флота Открытого моря, шедшего на север. В голове линии германского флота, стремившегося отрезать эскадры вице-адмирала Битти от Гранд-Флита, в следующем порядке шли дредноуты: головной "König", за ним "Großer Kurfürst", "Markgraf", "Kronprinz", "Kaiser", "Prinzregent Luitpold" и "Kaiserin", в центре — флагманский корабль флота "Friedrich der Große" и восемь дредноутов типа "Helgoland" и "Nassau", а в арьергарде — шесть устаревших линкоров.

Началась вторая фаза Ютландского сражения (17.40 - 18.50) — "бег на север". С обнаружением в 11-12 милях впереди себя германских главных сил и чтобы избежать новых потерь, в 17.40 вице-адмирал Битти повернул свои крейсера последовательно на 16 румбов (180°) и лёг курсом на север на соединение с Гранд-Флитом. В 17.45 Битти донес адмиралу Джеллико об обнаружении в юго-восточном направлении неприятельского линейного флота и показал своё место.

Когда Битти пошёл на сближение со своими главными силами, Хиппер, повернув "все вдруг" на 16 румбов, последовал за ним. Бой линейных крейсеров продолжался до 18.10, когда Битти удалось оторваться от противника.

Британская V-я эскадра дредноутов вице-адмирал Томаса при повороте крейсеров Битти на север ещё в течение 2-3 минут, как бы по инерции, продолжала движение на юг. Затем, оказавшись в 3 милях сзади них, она вступила в бой с линейными крейсерами Хиппера и головными дредноутами Шеера. Два английских дредноута стреляли по немецким дредноутам, другие два по линейным крейсерам.

Обнаружив линейные крейсера Битти, головной "König" с командующим III-й линейной эскадрой контр-адмиралом Бенке на борту в 17.46 открыл огонь сначала по "Lion", затем по "Tiger".

Lion
   
Tiger
 
 
Barham
   
Malaya

 

В 17.50 на "König" увидели британские линкоры V-й эскадры и открыли огонь главным калибром по "Barham". Во время поворота "Barham" и "Malaya" получили ряд попаданий, но толстая броня защитила их жизненные части и артиллерию от тяжёлых повреждений. Следовавший вторым "Großer Kurfürst" в 17.53 также открыл огонь и в 18.07 получил первое из восьми попаданий снарядами крупного калибра.

Из сообщений Битти и Томаса в 18.05 адмирал Джеллико понял, что имеет дело со всем флотом Открытого моря.

В 18.20 закончился бой германских линейных крейсеров с V-й эскадрой дредноутов.

С точки зрения решения основной задачи — тактической разведки — Битти выполнил её только частично: обнаружил главные силы противника, но не обеспечил тактического развертывания главных сил, так как своим маневрированием вывел флот Открытого моря на середину Гранд-Флита.

Германский авангард под командой Хиппера навел часть английского флота на свои главные силы и, следовательно, решил часть своей задачи, но основную задачу — тактическую разведку — вообще не выполнил, поэтому Шеер ничего не знал о Гранд-Флите до момента визуального контакта с ним.

Флот Открытого моря, которому предстояло уничтожить крупную часть сил противника, то есть выполнить ту задачу, ради которой была предпринята операция и к которой германский флот специально готовился, успеха не имел. Чтобы отрезать силы Битти, надо было обладать преимуществом в скорости хода, чего немцы не имели ещё и потому, что были связаны тихоходными додредноутами II-й эскадры.

***

Третья фаза сражения — "бой главных сил" длился с 19.00 по 22.00.

После 18.30 главные силы Гранд-Флита полным ходом приближались к месту боя линейных крейсеров и находились в 23 милях к северу от них. Британские линкоры шли шестью кильватерными колоннами с интервалами между ними в одну милю, имея эсминцы в противолодочном охранении. I-я и II-я эскадры крейсеров следовали впереди завесой на расстоянии 6-8 миль, IV-я эскадра лёгких крейсеров — в двух милях от линкоров. III-я эскадра линейных крейсеров контр-адмирала Худа находилась на 20-25 миль впереди главных сил. Такой походный порядок флота был наиболее удобен для перестроения линкоров в боевой порядок одной кильватерной колонны в случае обнаружения противника прямо перед собой. Во всех остальных случаях перестроение могло занять продолжительное время.

В 18.33 зрительная связь между авангардом и основной частью Гранд-Флита была установлена. Линейные крейсера Битти, шедшие на северо-восток на пересечку курса немцев, между 18.40 и 18.50 имели ещё одну перестрелку с линейными крейсерами Хиппера. Благодаря изменившемуся освещению и большей дальнобойности своих 343-мм орудий, англичане добились пяти попаданий, немцы ни одного.

Вице-адмирал Шеер, находившийся на флагманском "Friedrich der Große"" в центре германской линии и ещё не знавший о близости английских главных сил, сосредоточил всё внимание на приближавшейся с северо-востока эскадре Худа, приняв её за авангард Гранд-Флита.

Корабли Худа были атакованы крейсером "Regensburg" и миноносцами 2, 6, и 9-й флотилий. В сторону британской линии выпустили 12 торпед, но из-за маневрирования линейных крейсеров все они прошли мимо. “Дивизион, возглавляемый капитаном 2 ранга Лофтусом Джонсом на "Shark", бросился на германскую эскадру, открывшую огонь из всех орудий, которые можно было направить на нас. Несмотря на свое численное превосходство, германские миноносцы отвернули прочь, встретив такое решительное нападение”. (Д. Беннет. с. 189). Выскочившие из тумана три немецких линейных крейсера открыли ураганный огонь. "Shark" был тяжело поврежден. Вскоре к нему приблизились два немецких миноносца, но они ничего не успели предпринять, так как британский корабль затонул. Его отважный командир погиб.

Адмирал Джеллико, не располагавший пока сведениями о месте, курсе, полном составе сил и боевом порядке главных сил немцев, без чего он не мог определить боевой порядок Гранд-Флита, запросил эти данные у Битти. Последний около 19.00 сообщил, что линейные крейсера противника находятся на юго-востоке.

В 19.14 Битти сообщил об обнаружении на юго-западе неприятельских линкоров. Не имея исчерпывающих сведений о противнике, Джеллико медлил с принятием решения о направлении развёртывания, упуская время для начала построения боевого порядка. На решении главнокомандующего Гранд-Флитом, несомненно, сказывалось то, что встреча с противником во второй половине дня сокращала для англичан возможность использовать подавляющее превосходство в силах, а темное время, почти уравнивавшее шансы, было невыгодно англичанам, так как увеличивалась вероятность потерь от торпедных атак.

Во время последовательного поворота влево V-я эскадра линкоров значительно сблизилась с германскими линейными кораблями. Но при повороте на "Warspite" заклинило руль. Описывая циркуляцию вправо, он оказался под огнем шести германских дредноутов. В результате попадания семи 305-мм снарядов корабль мог иметь ход не более 16 уз. и с трудом управлялся. "Warspite" получил приказание идти в Розайт.

Warspite
   
Iron Duke

 

В 19.20 начался "первый бой флота". Кильватерная колонна Гранд-Флита выстроилась на северо-востоке и вскоре повернула последовательно на восток. Во время перестроения скорость хода кораблей флота уменьшилась до 14 уз., они скучились, но немцы этого не заметили. В 19 часов 17 минут заговорили орудия линкора "Marlborough". Через 13 минут к нему присоединился "Iron Duke". Ещё через 3 минуты после занятия линейными крейсерами своего места в строю корабли Гранд-Флита увеличили скорость хода до 17 уз. и теперь все открыли огонь.

Marlborough

 

Огонь был успешным, но управлять им было трудно из-за плохой видимости. Тем временем главные силы германского флота начали постепенное тактическое развертывание, готовя охват линейных крейсеров Битти и V-й эскадры линкоров. Шеер хотел поставить их между двух огней - главными силами и авангардом. Дистанция была незначительна и временами сокращалась до 45 кабельтовых, хотя в основном составляла 55-70 кабельтовых. Только в 19.25 немецкий адмирал впервые узнал о приближении всего Гранд-Флита, получив данные от пленных, подобранных с английского эсминца "Nomad", которые показали, что вблизи находятся 60 больших кораблей, в том числе 28 дредноутов и шесть линейных крейсеров.

Убедившись, что он имеет дело со всем Гранд-Флитом, Шеер решил уклониться от боя и в 19.36 сигналом приказал флоту повернуть "все вдруг" на 16 румбов (180°), не останавливаясь перед трудностью этого маневра при таком большом количестве кораблей в колонне, а также рискнув иметь в голове колонны относительно слабые додредноуты II-й эскадры.

Германские линкоры всех типов под прикрытием дымзавес с эсминцев выполнили маневр безукоризненно, что говорит о хорошей подготовке экипажей, сплаванности кораблей и исправном состоянии техники. Бой временно прекратился.

Для прикрытия этого маневра 11 миноносцев из 3-й флотилии были брошены в атаку на головные корабли британского флота. При этом был тяжело поврежден V-48 (командир капитан-лейтенант Фридрих Эккольт), в него попал снаряд главного калибра с британского линкора. Миноносец тонул медленно, и хотя ему пытался помочь S-42, корабль затонул со всем экипажем.

Положение Гранд-Флита тактически было более выгодным для сближения с противником и нанесения ему потерь, тем более что до наступления темноты оставалось ещё 2 часа. Однако длинная и трудноуправляемая английская колонна продолжала идти на восток, тогда как немцы уходили на юго-запад. Плохая видимость затрудняла ведение прицельного огня.

В 19.44 Джеллико приказал флоту поэскадренно повернуть на юго-восток. Но так как к этому времени немцы повернули на запад, этот поворот к сближению с ними не привел. Через 3 минуты Гранд-Флит лёг курсом на юг.

Хотя германскому флоту удалось оторваться от противника, движение на запад в сторону английских берегов увеличивало опасность его положения. Поэтому Шеер 19.55 приказал вновь сделать поворот "все вдруг" на 16 румбов и лёг курсом на восток, имея впереди четыре линейных крейсера, ещё сохранивших способность держаться в строю.

Так как Гранд-Флит шёл в это время на юг, то, следовательно, флот Открытого моря направлялся к середине линии кораблей англичан и около 20.00 был замечен их линкорами, тут же открывшими огонь.

В 20.05 начался "второй бой флота". Оказавшаяся под сосредоточенным огнём англичан, колонна германских дредноутов пришла в беспорядок, скучилась и не была в состоянии стрелять по кораблям противника.

Шеер решил пожертвовать Первой разведывательной группой, которой временно командовал капитан 1 ранга Хартог (командир "Derflinger") в период, когда адмирал Хиппер находился на миноносце S-39 и искал себе новый флагман.

В 20.16 флот Открытого моря в третий раз начал поворот "все вдруг" на 16 румбов, чтобы ещё раз выйти из боя. "König" и эсминцы прикрыли флот дымзавесой. Однако линейные крейсера Битти снова вошли в соприкосновение с германским авангардом, достигнув попаданий в "Markgraf" и "Kaiser", но не причинив им больших повреждений.

В тот период боя в атаку послали миноносцы. Их дислокация была следующей. 3-я флотилия должна была идти на помощь поврежденному "Wiesbaden". По приказу командира минных сил Флота Открытого моря капитана 1 ранга Михельсона выделили 5 полуфлотилию (V-71, V-73, G-88). Свободными оставались S-53 (лидер), S-54, G-42. 1-я полуфлотилия получила приказ идти на помощь поврежденному линейному крейсеру "Lützow". Еще две флотилии - 5-я и 7-я отстали. Поэтому основная тяжесть последующих атак легла на миноносцы разведывательных сил. Эти корабли активно участвовали в предшествующих боевых действиях. Немецкие источники утверждают, что все они имели почти полный запас торпед, хотя некоторые из них уже израсходовали их по британским эсминцам. Приказ об атаке был получен только 6-й и 9-й флотилиями. До 2-й флотилии и примкнувшим к ней трем миноносцам 6-й флотилии приказ не дошел.

В первых двух атакующих волнах могли принять участие только две флотилии. Незадолго до атаки выяснилось, что в ней смогут принять участие только G-41 (капитан 2 ранга Макс Шульц), V-44 (капитан-лейтенант Рюманн), G-86 и G-87. 9-я флотилия тоже уже использовала часть торпед и понесла потери. Вслед за ними атаковать Гранд-Флит должна была 3-я флотилия (8 кораблей), хотя два ее корабля уже выбыли из боя: V-48 тонул, а G-42 ушел на помощь "Wiesbaden".

В 20 часов 15 минут, незадолго до получения приказа, флагман миноносцев разведывательных сил приказал идти в атаку 9-й флотилии и 11-й полуфлотилии 6-й флотилии. Поддерживать их должен был крейсер "Regensburg". Но когда он подошел к "Derflinger", то повернул назад и повел в исходную точку атаки 2-ю флотилию. После атаки уцелевшие корабли должны были вернуться к нему. Непосредственно эту атаку возглавил капитан 2 ранга Макс Шульц на G-41, за ним в V-образном строю шли к Гранд-Флиту V-44, G-87 и G-88.

В 20 часов 16 минут заговорил противоминный калибр линкора "Royal Oak", а затем и "Agincourt". В 20 часов 19 минут открыл огонь линкор "Marlborough" (он был торпедирован 18 часов 55 минут, торпедой с крейсера "Wiesbaden") а за ним и "Temeraire". Всех превзошел линкор "Vanguard", открывший огонь главным калибром. В 20 часов 20 минут первое попадание в носовую часть получил G-41. На его мостике были убиты два офицера и два матроса. Рядом с носовой частью G-86 взорвался снаряд, ранив командира и 9 матросов и повредив торпеду.

Royal Oak
   
Agincourt
 
 
Temeraire
   
Vanguard

 

Прорваться сквозь огненный заслон не удалось, и флотилия легла на обратный курс. Смертельно раненый старший офицер G-41 лично выпустил две торпеды. Остальные корабли выпустили по три торпеды в сторону авангарда Гранд-Флита. Точное время залпа неизвестно, вероятно, это произошло между 20 часами 22 минутами и 24 минутами. Когда немецкие миноносцы начали отход, по ним открыла огонь 4-я бригада легких крейсеров. Попаданий в эсминцы не было.

Теперь 9-я флотилия пошла в атаку. В отличие от предшественников, этим кораблям было легче, они выходили в атаку из дымовой завесы, поставленной 1-й полуфлотилией. Но немцам снова не повезло. В 20 часов 23 минуты флагман V-28 выскочил из дымзавесы и тут же угодил под обстрел. Снаряд попал в носовую часть и сделал огромную пробоину. Кораблю пришлось уходить на юг. Но 9-я флотилия продолжила атаку, и между 20 часами 26 и 28 минутами было выпущено 18 торпед. Град английских снарядов фактически сорвал атаку: S-51, S-36 и V-28 сумели выпустить только по одной торпеде, a S-52, V-30, S-34, S-33 и S-35 по три. Эти 20 торпед пошли в сторону бригады линейных кораблей. S-35 был потоплен огнем британских линкоров (В справочнике “Conway’s All the world's fighting ships 1906-1921 2) P. 5, указано, что S-35 был потоплен крейсером "Southampton".). По словам очевидцев, миноносец переломился пополам и тут же затонул.

V-28 двигался со скоростью 17 узлов, поэтому командир флотилии был вынужден передать командование. На S-51, получившем одно попадание, разбило один котел и вывело из строя рулевое управление. После атаки флотилии в сторону Гранд-Флита ушла 31 торпеда. Один из офицеров "Bellerophon" вспоминал что “В 19 часов 26 минут перед вражескими линейными крейсерами появились 4 миноносца. Мы открыли огонь как главными, так и носовыми орудиями противоминного калибра. Эти корабли шли свободным строем, тем же курсом, что и линейные крейсера. Замерена дистанция 7700 метров. Я тут же передал ее в батарею 102 мм орудий, но первые залпы упали недолетом. Носовая башня вела огонь самостоятельно. Ее командиру повезло больше, третий снаряд попал в немецкий миноносец около второй трубы. Корабль переломился пополам. Его нос и корма очень напоминали разломанный бильярдный кий. Огонь был прекращен в 19 часов 30 минут когда противник растворился в дыму и тумане”. (Цит. по Z. Flisowsky, с. 203).

Bellerophon
   
Neptune

 

Один из матросов линкора "Neptune" позднее вспоминал: “С верхнего сигнального поста замечательно были видны пенные торпедные следы, некоторые даже на расстоянии до 2,5 миль. Один прошел за нашей кормой и практически сразу же мы увидели другой, который шел прямо на нас. Это было ужасно, но офицеры на мостике не видели его и оставались в счастливом неведении о грозящей опасности. Наш артиллерийский офицер взревел в переговорную трубу: “Лево руля!” Штурман тут же повторил команду, и на мостике наконец-то увидели белый след. Корабль увеличил скорость и лег на циркуляцию. Но торпеда шла очень быстро. Я высунулся из нашего “курятника”, чтобы лучше ее видеть. Наш пост управления огнем страшно трясло, а железо будто стонало — корабль резко поворачивал, идя полным ходом. Внизу, под толстой броней, наши коллеги не знали о том, что смертельная опасность рядом. Я уже тонул на торпедированном "Formidable" и понимал, чем это может закончиться. "Neptune" повернул на 90°, а торпеда шла за кормой, догоняя линкор, и ее скорость была выше. Она приближалась, но мы ее не видели, так как ее закрывала кормовая часть. Мы теперь могли только ожидать, открыв рты, как перед залпом главного калибра”. Такой видели эту атаку моряки линкоров Гранд-Флита.

На командующем британским флотом адмирале Джоне Джеллико лежала страшная ответственность и ему было очень важно избежать напрасных потерь. Действовать надо было осторожно. В 20 часов 21 минуту он понял, что немецкие миноносцы занимают позицию для атаки. Гранд-Флит начал маневр уклонения, а легкие крейсера 4-й бригады (комодор Ле Мезюрье) открыли огонь по немецким миноносцам. В 19 часов 26 минут коммодор Хакслей повел свои эсминцы в контратаку, когда немецкие торпеды неслись на английские корабли. Из-за поворота головной эскадры линейных кораблей часть торпед не нашла своих целей.

В 19 часов 30 минут и в последующие 5 минут шесть торпед, выпущенных 11-й полуфлотилией, прошли между крейсерами 4-й эскадры или перед носом ее флагмана. В 19 часов 35 минут эсминец "Owl" обнаружил седьмую торпеду, которая медленно прошествовала рядом с флагманом Гранд-Флита линкором "Iron Duke". В это же время сигнальщики линейного крейсера “Inflexible” также увидели торпеду, прошедшую за кормой. Выпущенные 9-й флотилией 20 торпед шли на арьергард британского линейного флота. 5-й и 6-й дивизионы 1-й бригады линкоров выполнили маневр уклонения на торпеды. Сигнальщики линкоров 6-го дивизиона видели следы примерно 9 торпед, а 5-го трех.

Inflexible
   
Revenge
 
 
Colossus
   
Collingwood

 

Первая бригада линкоров шла, оттянувшись чуть назад, поэтому у кораблей было пространство для маневра. Линкор "Revenge" в 19 часов 43 минуты обнаружил следы двух торпед, которые, вероятно, были выпущены 9-й флотилией. Остальные торпеды, выпущенные этой флотилией, прошли между 6-м дивизионом 5-й бригады линкоров Эвана Томаса.

В 19 часов 35 минут "Colossus", флагман 5-го дивизиона, заметил идущую торпеду и круто повернул влево. В это же время "Collingwood" обнаружил торпеду, угол встречи с которой составлял 110°. Круто переложив руль, дредноут пошел параллельно торпеде, которая проскочила за кормой. Еще одна торпеда прошла перед носом корабля.

5-му дивизиону пришлось гораздо труднее. Торпедированный флагманский линкор "Marlborough" смотрел в лицо смерти. Офицер с марса вспоминал: “Следы идущих торпед хорошо были видны нам сверху, и их можно было различить на расстоянии мили. Мы тотчас же сообщили на мостик и корабль изменил курс вправо, так что одна торпеда, самая дальняя, прошла впереди; другие две дошли до нас прежде, чем корабль начал разворачиваться. Одна из них прошла так близко от кормы, что мы на марсе потеряли ее из вида. Эта торпеда несомненно попала бы в корабль, если бы он не отворачивал в сторону от нее.

Другая торпеда, которая, как я видел, выскочила на поверхность ярдах в 500 от нас по траверзу, шла прямо на корабль. След ее вел к нашей правой раковине, но, по-видимому, она шла глубже установленной нормы и прошла под днищем корабля. "Marlborough" вышел из строя вправо, а "Revenge" влево. При этом две торпеды прошли рядом с носом и кормой. Сигнальщики "Hercules" тоже сообщили о приближении торпед, линкор повернул на шесть румбов влево, и дредноут и торпеды пошли параллельно. "Agincourt" аналогичным маневром уклонился от двух торпед, которые прошли параллельно левому и правому бортам. Линкорам этой бригады удалось уклониться от девяти торпед. Этому способствовал ряд факторов — состояние моря и ясно видимые следы торпед.

Hercules
   
Agincourt
   
Constance

 

Бой прекратился в 20.22. В 20 часов 35 минут Джеллико приказал повернуть на 5 румбов, чтобы восстановить контакт. Из-за суматохи, вызванной сначала внезапным появлением Первой разведывательной группы, а потом и 7 эсминцев, англичане не заметили маневра Шеера, и контакт был потерян. Выскочившая из дымзавесы 3-я флотилия (S-53, V-71, V-73, G-88 и S-54), обнаружили английские легкие силы. В 20 часов 33 минуты между ними начался короткий бой, и G-88 выпустил торпеды по группе неопознанных кораблей. Принимая во внимание, что в 20 часов 39 минут торпеда прошла рядом с крейсером "Constance", вероятно, это была 4-я бригада легких крейсеров.

Немецкие корабли, не понеся никаких потерь, легли на обратный курс. Концевой S-54 подошел чуть ближе, обнаружил английские линкоры и в 19 часов 45 минут выпустил торпеду. До этого в 19 часов 30 минут "Regensburg" вывел в точку атаки 2-ю флотилию миноносцев. Коммандор Хейнрих увидел, что бой закончился, решил не отправлять корабли в атаку и пошел на запад. В 19 часов 45 минут в его соединение влились 6-я и 9-я флотилии. В это же время 1-й дивизион 12-й флотилии британского флота потопил германский миноносец. Это был V-48. На этом для немецких минных флотилий дневной бой окончился.

В 20.32 с 18-й флотилии эсминцев Шееру донесли, что к юго- и северо-востоку находятся большие корабли англичан. Оценив обстановку, Шеер пришел к заключению, что англичане намерены заставить его отойти к западу, затем ночными атаками эсминцев ещё оттеснить на запад и с рассветом возобновить бой.

Гранд-Флит лёг на юго-запад, как бы стремясь отрезать флот противника от его баз. В 20.45 Битти рекомендовал главнокомандующему послать авангард линейных сил вслед за линейными крейсерами, чтобы помешать отходу германского флота. Решение по этой радиограмме последовало с промедлением, только через полчаса Джеллико приказал II-й эскадре линкоров следовать за линейными крейсерами Битти.

Германский флот к этому времени перестроился в три колонны: линейные крейсера находились в левой — ближе всего к англичанам, дредноуты — в центре, II-я эскадра додредноутов - в правой колонне. Кратчайшим путем флот шёл на юг, к Хорнс-рифу, быстро сближаясь с английскими линейными крейсерами, которые подходили с востока.

В 21.01 начался "последний дневной бой флота".

Командующий Флотом Открытого моря адмирал Р. Шеер решил для облегчения прорыва немецкого флота к родным берегам, что необходимы мощные атаки миноносцев. Вскоре приказ об этом был передан на крейсер "Rostock" — флагман миноносных сил. Но незадолго до этого, Хейнрих на "Regensburg", в 20 часов 45 минут начал формировать ударный кулак из миноносцев, имевших на борту больше одной торпеды. Это были 2-я флотилия и 3 миноносца 6-й флотилии. Они должны были атаковать британский линейный флот. Остальные корабли, а это были остатки 6-й и 9-й флотилий назначили для прикрытия Флота Открытого моря.

Капитан 1 ранга Михельсон не стал корректировать приказы своего подчиненного, а только дополнил их, отправив 5-ю и 7-ю флотилии на юг искать вражеский флот. 2-я флотилия наткнулась на 2-ю бригаду легких крейсеров и 11-ю флотилию эсминцев и прорваться к линкорам им не удалось. Позднее 2-я флотилия объединилась с 3-й и пошла в Киль. 7-я флотилия была обстреляна 3-й бригадой линкоров. Затем, чтобы дымом и искрами не выдать немецкий флот, миноносцы и корабли группы Хейнриха сбросили скорость и в результате не смогли атаковать линкоры Гранд-Флита. Они встретили только английские эсминцы, идущие за линкорами.

В 22.00 окончился "дневной бой". Гранд-Флит повернул на юг и перестроился в ночной походный порядок - в кильватерные колонны по эскадрам, с интервалами между ними в одну милю, имея линейные крейсера к юго-западу, а эсминцы в хвосте колонн.

Гранд-Флит всё ещё находился к востоку от немцев, что позволяло ему помешать флоту Открытого моря, связанному тихоходными додредноутами II-й эскадры и поврежденными линейными крейсерами, дойти до протраленных фарватеров через минные заграждения Гельголандской бухты к югу от Хорнс-рифа или вдоль северного побережья Голландии. Эти фарватеры были приблизительно известны как британскому Адмиралтейству, так и Джеллико.

Германский флот в 22.10 начал ложиться на курс SO по направлению к Хорнс-рифу, имея в арьергарде линейные крейсера, 2-ю группу разведывательных кораблей впереди эскадр линкоров, а 3-ю группу справа от них.

С 22.00 31 мая до 04.00 1 июня наступила последняя фаза сражения — "ночной бой". С наступлением темноты английский и германский флоты потеряли друг друга, и из-за отсутствия тактической разведки их командующие не имели ясного представления об обстановке. Джеллико отказался от ночного боя, учитывая, что на германском флоте были лучше отработаны приемы ночной стрельбы, а Шеер преследовал только одну цель — отойти в базы. Гранд-Флит шел в южном направлении, рассчитывая с рассветом возобновить бой.

В 22.30 флот Открытого моря начал уходить на юг. Решение Шеера идти кратчайшим путём к Хорнс-рифу было рискованным. Повернув на Хорнс-риф, немцы должны были пройти сзади Гранд-Флита вблизи значительно отставшей V-й эскадры линкоров.

В 23.41 Джеллико получил от британского Адмиралтейства сообщение, основанное на перехваченных радиограммах, о том, что германский флот, по-видимому, возвращается в базы, так как следует на юг со скоростью 16 уз.

Через 10 минут 4-я флотилия эсминцев заметила неизвестные корабли, подходившие сзади колонн Гранд-Флита сходящимся курсом и принятые поначалу за английские. Это были головные германские линкоры и четыре лёгких крейсера. Британские эсминцы атаковали их торпедами.

Головная часть германской колонны расстроилась, что создавало исключительно благоприятные условия для её повторной атаки эсминцами. Однако такого приказания не последовало. Находившиеся поблизости другие английские флотилии эсминцев инициативы не проявили и на помощь 4-й флотилии не пришли. V-я эскадра дредноутов, шедшая всего в 5500-7400 м (30-40 кбт.), продолжала следовать на юг, хотя отчетливо видела боевое столкновение в свете прожекторов и вспышек выстрелов.

Быстро выровняв строй, германский флот снова лег на прежний курс, обходя сзади колонны Гранд-Флита. 1 июня около 00.30 германский флот, шедший на восток, снова встретился с шестью английскими эсминцами 4-й флотилии. Линкоры опять отвернули, потопив артиллерийским огнем эсминцы "Fortune" и "Ardent".

Fortune
   
Ardent

 

1 июня около 01.30 германский флот прошёл позади арьергарда Гранд-Флита, и его головная часть находилась теперь к востоку от англичан. Гранд-Флит продолжал идти на юг, не обращая внимания на постепенный переход стрельбы за кормой с правой раковины на левую, свидетельствовавший о направлении движения германского флота.

В 02.56 12-я флотилия английских эсминцев обнаружила германский флот северо-восточнее Гранд-Флита. Флотилия приготовилась к атаке и вынудила германскую колонну отвернуть на юго-запад. Между 03.10 и 03.20 эсминцы выпустили 12 торпед, одной из которых был потоплен додредноут "Pommern", а другой миноносец "V-4". Уклоняясь от атак, германские корабли нарушили строй, и потребовалось время для восстановления походного порядка. Теперь флот Открытого моря находился к востоку от главных сил противника. Несколько позже германский флот безрезультатно атаковала 13-я флотилия эсминцев.

К рассвету эскадры Гранд-Флита оказались сильно разбросанными. В 03.22 Джеллико приказал им сомкнуться. В 04.00 Гранд-Флит повернул на обратный курс, и эскадры линкоров перестроились в одну кильватерную колонну, в 11.00 Гранд-Флит повернул на северо-запад и направился в Скапа-Флоу.

На долю миноносцев выпала тяжелая работа по снятию экипажей с поврежденных кораблей: "Lützow", "Elbing", "Rostock". Ночью был потерян всего один корабль — V-4. “Нашим кораблям судьба не послала такого удобного случая для атаки: ночью они не нашли английский флот и им не удалось применить свою прекрасную подготовку к такого рода заданиям”— писал позднее создатель немецкого миноносного флота адмирал А. Тирпиц. Но следует заметить, что главные силы Флота Открытого моря дошли до своих берегов, благодаря, отваге экипажей немецких миноносцев.

Около 03.00 германский флот находился в 14 милях от Хорнс-рифа. Если бы Джеллико осуществил свое первоначальное намерение идти к Хорнс-рифу, он настиг бы там главные силы противника. Но он отказался от этого намерения из-за разбросанности эскадр, туманной погоды и опасения неприятельских подводных лодок и минных заграждений. В 05.07 Шеер отдал приказание эскадрам расходиться по местам своего базирования. На последнем этапе Ютландского сражения немцы настойчиво стремились обойти Гранд-Флит и беспрепятственно отойти в базу. Джеллико, избегавший ночного боя, не противился этому маневру немцев. 1 июня в 15.00 "Friedrich der Große", а за ним и весь флот встали на якорь на рейде Вильгельмсхафена.

В ходе Ютландского сражения англичане выпустили 4598 снарядов крупных калибров (из них 1239 калибра 381-мм) и добились 100 попаданий, что составляет 2,2%, а также 74 торпеды (с линейных кораблей — 12, с крейсеров — 10, с эсминцев — 52) и добились пяти попаданий, потопив устаревший линкор и эсминец. Немцы выпустили 3597 снарядов и добились 120 попаданий, что составляет 3,3%, и 109 торпед (с линейных кораблей — восемь, с крейсеров — четыре, с эсминцев — 67) и, добившись трёх попаданий, потопили три эсминца.

Повреждения и гибель германского линейного крейсера "Lützow"

 

"Lützow", флагманский корабль германской первой разведывательной группы, шел головным и к моменту начала авангардного боя с английскими линейными крейсерами открыл артиллерийский огонь по линейному крейсеру "Lion", стреляя из носовых 305-мм орудий (двухорудийных башен) фугасными снарядами.

Он выпустил 4 залпа и с 15 часов 50 минут, пристрелявшись, перешел на поражение.

В 15 часов 45 минут по "Lützow" открыл артиллерийский огонь 343-мм артиллерией английский линейный крейсер "Princess Royal", причем в 16 часов в "Lützow" последовало первое попадание полубронебойным снарядом, не причинивших ему серьезных повреждений (место попадания осталось неизвестным). Затем один 343-мм снаряд попал в первую башню "Lützow", но не разорвался и рикошетировал во вторую башню, пробил ее 280-мм бронирование, воспламенил внутри два полузаряда, находившиеся в подъемнике, и в 16 часов 30 минут произвел пожар, распространившийся в носовой части корабля.

Правое орудие вышло из строя, а левое, защищенное траверсом, продолжало еще некоторое время стрелять, однако, башню на некоторое время пришлось вывести из действия.

Вскоре вышла из строя кормовая башня от повреждения электрической магистрали, и личному составу ее пришлось перейти на ручное заряжание.

В 17 часов 50 минут снарядом были выведены из строя главная и вспомогательная радиостанции.

С 18 часов 20 минут по "Lützow" с третьей английской эскадры (305-мм артиллерия) на дистанции 45 каб. был сосредоточен артиллерийский огонь, начавший наносить ему дальнейшие тяжелые повреждения. "Lützow" не мог развить в ответ мощного огня по противнику, так как от пожара на баке и от повреждений во второй башне носовая артиллерия не стреляла.

Надводная часть корабля представляла собой сплошные развалины, и в 18 часов 30 минут "Lützow" вышел из строя. Ниже ватерлинии в носовой части корабля имелись подводные пробоины, через которые заливалась водой носовые отсеки, постепенно увеличивая дифферент на нос.

Однако, несмотря на очень большие разрушения, "Lützow" был способен идти 15-узловым ходом потому, что его турбины, котлы и вспомо­гательные механизмы, расположенные под бро­нированием, остались неповрежденными.

По мере затопления водой носовых отсеков около 23 часов от большого давления начали сдавать переборки. К 24 часам помпы перестали справляться с водой, залившей отделение динамомашин и проникавшей далее в переднее котельное отделение.

"Lützow" принял 8000 т воды; дифферент на нос дошел до 13,25 м, вследствие чего кормовая часть корабля поднялась вверх, и из воды показались винты. Командованию стало ясно, что довести корабль до базы нет никакой надежды.

1 июня в 01 час 45 минут он был оставлен экипажем и в 02 часа он был потоплен двумя торпедами германских миноносцев, которые сопровождали "Lützow". Он затонул в 80 милях от Хорнс-Рифа. За весь период боя "Lützow" получил 24 попадания тяжелыми снарядами. Было убито 115 человек и 50 ранено. Четыре миноносца сняли с "Lützow" 960 человек.

Механизмы и котлы при столь больших повреждениях корабля остались исправными, что надо отнести за счет надежного бронирования (пояс 305 и 203 мм, палубы 25,4 и 81,2 мм).

 

 

Итоги. "Lützow" находился под обстрелом английской 343-мм артиллерии первой эскадры линейных крейсеров с дистанции 65-84 каб. в течение, вероятно, 1 часа 40 минут, под обстрелом 305-мм артиллерии линейных крейсеров на дистанции 45 каб. около 20 минут. Всего 2 часа.

За это время он получил 24 попадания 343 и 305-мм полубронебойными снарядами, которые нанесли кораблю большие разрушения во всех его частях.

В носовой подводной части корпуса корабля имелось несколько пробоин (сколько, осталось неизвестно), через которые корабль получил до 8000 т воды, что составляло 30% от водоизмещения. Дифферент на нос дошел до 13,5 м, оголившиеся винты исключали возможность кораблю самостоятельно возвратиться в базу.

На "Lützow" были повреждены вторая и четвертая башни.

В носовой части от горения пороха во второй башне произошел пожар, распространившийся по баку. Огонь и дым мешали стрельбе носовых орудий главного калибра, чем был ослаблен артиллерийский огонь.

Четвертая башня вышла из строя от повреждения электрической магистрали.

Потери личного состава: 165 человек, что составляет 15% . Сведений о борьбе за живучесть не осталось.

 

 

Повреждения германского линейного крейсера "Derflinger"

 

Германские линейные крейсеры вышли из базы в 3 часа. В походе 50% личного состава артиллерии находилось у орудий. Другая половина спала в койках близ своих мест по боевому расписанию. Противоминная артиллерия была заряжена для отражения атак подводных лодок. В 14 часов (по германскому времени) проверялось состояние артиллерийских установок, причем во второй башне соскочил подъемный трос зарядника. При починке обнаруженной неисправности оказалось, что в некоторых местах трос перетирался и требовал замены. Эту работу закончили в течение 1 часа.

После обнаружения германским крейсером "Frankfurt" противника, в 15 часов 28 минут (по английскому времени) колокола громкого боя известили личный состав о боевой тревоге.

В бою линейный крейсер "Derflinger" находился вторым в колонне первой разведочной группы, и в начале боя с английскими линейными крейсерами, вследствие происшедшей у англичан путаницы в разделении целей, он в течение 10 минут оставался необстрелянным.

Обе стороны шли параллельными курсами.

В свою очередь, "Derflinger" открыл артиллерийский огонь правого борта из 305-мм орудий по "Princess Royal" с дистанции 80 каб., которая постепенно уменьшилась до 65 каб. Первый залп лег большим перелетом и несколько вправо, второй залп — дал снова перелет. Третий и четвертый залпы оказались также перелетами, что навело старшего артиллериста на мысль о происшедшей в установке приборов управления артиллерийским огнем ошибке, как это потом в действительности и подтвердилось. "Derflinger" добился накрытия корабля противника через 4 минуты.

Это обстоятельство позволило немцам ввести в действие средний 150-мм калибр, причем стрельба в противника велась беглым огнем.

Предельная дальнобойность артиллерии главного калибра не превышала 101 каб.

Обычная скорострельность 305-мм орудий была два выстрела в минуту, но в бою "Derflinger" удалось временами производить залпы через каждые 20 секунд, что составляло 3 выстрела в минуту.

Первые попадания полубронебойными 343-мм снарядами "Derflinger" получил с "Princess Royal" с дистанции 63 каб. в 15 часов 58 минут. Два снаряда попали в каземат 150-мм орудий правого борта, пробив 178-мм бронирование. Следующий снаряд вывел из строя среднее казематное орудие и осколками убил и ранил часть орудийной прислуги.

Одним из снарядов выбило из лафета носовое 150-мм орудие (того же борта), причем в личном составе оказались потери.

К "Princess Royal" присоединился линейный крейсер "Queen Mary", который, стреляя 8 орудиями в залпе, достиг нескольких попаданий в "Derflinger" 343-мм снарядами (Хаазе и Вильсон указывают на два попадания главного калибра с "Queen Mary"). Из 8 снарядов залпа — попал только один; остальные ложились недолетами и перелетами.

Английские полубронебойные снаряды наносили сильные разрушения в кормовой части корабля. Один из них пробил палубу у четвертой башни под правым орудием на стыке между горизонтальными и вертикальными плитами. Кроме того, в кормовой части корабля снарядами были разбиты противоторпедные сети; свисая в воду, они угрожали наматыванием на винт.

Старший офицер доложил командиру корабля о необходимости остановить корабль для исправления повреждений. Часть личного состава двух кормовых башен под руководством боцмана (всего 49 человек) в течение 2 минут закончила крепление разбитого троса и сетей, после чего корабль снова дал ход. Вследствие нарушения телефонной связи и повреждения переговорных труб с марсом, где находился артиллерист, управление огнем становилось затруднительным.

Одним из 343-мм снарядов в носовой части с левого борта у ватерлинии оторвало две 127-мм броневых плиты, причем образовавшаяся надводная пробоина имела размеры 6x5 Во время хода на волне через эту пробоину вода поступала внутрь корабля, постепенно затапливая его помещения.

Вскоре следующий попавший снаряд крупного калибра нанес подводную пробоину в районе торпедного аппарата (левого борта), вследствие чего отделение было залито водой, распространявшейся по соседним помещениям.

Всего в корабле насчитывалось до 3400 т воды.

По мере вступления в бой английских линейных кораблей первой эскадры, положение "Derflinger" значительно ухудшилось, потому что их 305-мм артиллерия (линейного корабля "Colossus" (Вильсон предполагает, что снаряды попадали с линейного корабля "Revenge", что мало правдоподобно)), наносила ему сильные повреждения, проникая внутрь корабля и разрушая помещения.

Вскоре в башни "Derflinger" снова начали попадать 343-мм снаряды. Один из них попал в третью башню, пробил ее 280-мм броню с левого борта, проник внутрь и произвел взрыв находившегося там боезапаса.

От взрыва воспламенились полузаряды, приготовленные к стрельбе, огонь перебросился в перегрузочное отделение, где от горения четырех полузарядов произошел сильный пожар. К счастью, они только горели, но не взрывались, и языки пламени громадной высоты вырывались из башни. Огнем было уничтожено все оборудование и 75 человек команды. Спаслось только 5 человек, которым удалось выбраться из башни через люк.

Спустя несколько минут следующий тяжелый снаряд ударил в броню крыши второй башни и, пробив, разорвался внутри нее. Из личного состава башни погибло 79 человек, за исключением одного человека, которого давлением газа выбросило наружу через входной люк. И в этом случае пламя проникло в рабочее отделение и зажгло в нем полузаряды, от которых возник сильный пожар. Когда пламя несколько утихло, из обеих башен повалил густой желтый дым, который распространялся по нижним помещениям, в том числе и в центральном посту, где люди стали задыхаться от удушливых газов и от сгоревшего пороха. В машинном отделении и кочегарках стоял удушливый газ, заставивший личный состав надеть противогазы.

Отравляющие газы (от разрыва снарядов) распространялись по переговорным трубам в другие помещения корабля.

Один из инженер-механиков (По Хаазе, это был не инженер-механик, а "один из гальванеров"), желая предотвратить дальнейшее распространение газов, по своей инициативе отправился (в противогазе) в зараженное помещение и забил деревянными пробками отверстия переговорных труб, а затем там же пустил электрическую вентиляцию, которая, спустя несколько минут, очистила от газов центральный пост.

Попадания в "Derflinger" следовали один за другим, и каждый удар неприятельского снаряда о броню вызывал сотрясение корпуса.

Часть снарядов, проникших внутрь корабля, взрывалась с глухим грохотом, разносившимся по переговорным трубам; он также был слышен и в телефонах.

Одним, наиболее сильным ударом и разрывом снаряда в районе боевой рубки вызвало детонацию боезапаса (вероятно, второй башни), от которого подбросило вверх боевую рубку, но затем она снова встала на свое место; от сильного сотрясения погасло электрическое освещение в помещениях, расположенных в районе боевой рубки.

Один 381-мм снаряд ударился в броню центрального поста (толщина которого была, вероятно, 305-мм), но не пробил ее потому, что удар произошел под невыгодным углом; он отломил лишь несколько больших кусков брони, причем в районе удара имелись трещины, через который проходил темно-зеленый газ, замеченный личным составом не сразу; позднее противогазы были надеты по приказанию старшего офицера, и люди находились в них до полного очищения воздуха.

Несколько осколков снаряда влетело в боевую рубку и ранило часть личного состава. Несмотря на сильное сотрясение от удара снаряда в рубку, все артиллерийские приборы оказались в исправности, благодаря пружинным креплениям.

Сильным ударом взрыва открыло броневую дверь командного пункта; дверь не удалось закрыть, потому что ее заклинило. Только после попадания следующего 381-мм снаряда, разорвавшегося под командным мостиком, полетели большие листы металла палубы, а давлением газов броневую дверь поставило обратно на свое прежнее место. Из штурманской рубки с силой выбросило карты и штурманскую принадлежность. Один из следующих тяжелых снарядов (вероятно, 305-мм с "Colossus") попал в первую башню, нанеся ей серьезные повреждения, но быстрым исправлением их удалось восстановить ее боеспособность.

В 19 часов 37 минут вся боевая рубка была объята пламенем и дымом от пожара, который возник в помещениях, несмотря на то, что все горючее было заблаговременно убрано с корабля, на верхней палубе тлел линолеум, а в жилых по­мещениях горели масляная краска (которой они были окрашены) и обмундирование команды.

Третья и четвертая башни также дымились, и было видно, как из них выходили желтые струи дыма.

Благодаря энергичной работе личного состава по борьбе с пожарами, огонь был сбит к 20 часам, и только в некоторых местах наблюдались тлевшие остатки.

Артиллерия среднего калибра (150-мм) продолжала получать новые повреждения; второе орудие было совершенно разбито, Третье орудие вышло из строя, четвертое — треснуло. Таким образом, только два кормовых 150-мм орудия левого борта могли поддерживать огонь по противнику.

В течение боя были разбиты снарядами почти все каюты командного состава, за исключением каюты старшего офицера.

По всему кораблю имелись большие нагромождения развороченного металла палубы, надстроек и разбитых устройств. Корабль был усеян множеством мелких осколков.

"Derflinger" был лишен средств внешней связи, так как через 8 минут после первых попаданий на нем были разбиты антенны. Позднее на корабле были сбиты фок- и грот-мачты. Сигнальные флаги сгорели. Сигнальный прожектор был унесен за борт.

Потери личного состава составляли: убитыми 154 человека, ранеными 26 человек. Часть людей погибла от действия дыма и удушливых газов после сгоревшего боезапаса.

Корабль получил 17 попаданий снарядами крупного калибра: 343-мм — с линейного крейсера "Princess Royal" и 305-мм снарядами — с линейного корабля "Colossus". Кроме того, "Derflinger" получил 9 попаданий снарядами среднего калибра (102-мм).

Благодаря надежному бронированию борта (305-мм по ватерлинии и 203-мм верхнего пояса) и палуб (25-мм верхняя палуба и 91,4-мм — броневая) английские снаряды в машинное и кочегарные отделения не проникали; поэтому машины, котлы, гребные валы и рулевое устройство оставались исправными и действовали бесперебойно на всем протяжении боя, несмотря на значительные разрушения, полученные кораблем в верхней его части.

За весь бой "Derflinger" находился в сфере действительного артиллерийского огня около 2 часов 38 минут на дистанциях от 57 до 80 каб., причем из этого времени 1 час он вел бой правым бортом, и в связи с маневрированием его курсовые углы, вероятно, менялись от 85° до 104°; в некоторые моменты боя они то уменьшались до 26°, то вновь возрастали до 65°.

В течение 51 минуты "Derflinger" вел бой левым бортом, и его курсовые углы изменялись в следующей последовательности: 88°-58°-70°-180°( а затем в течение 11 минут он снова стрелял правым бортом на курсовых углах около 153° и после поворотов — левым бортом от 22°-45°. В некоторые периоды боя "Derflinger" находился по отношению к противнику кормою.

1 июня "Derflinger" возвратился в базу без посторонней помощи и находился в заводском ремонте до 7 ноября 1916 г.

На схемах - с треногой фок-мачтой (так в источнике). На самом деле был ещё с обычной мачтой.

И т о г и. За 2 часа 38 минут, в течение которых "Derflinger" находился в сфере действительного артиллерийского огня противника, он получил семнадцать 305- и 343-мм полубронебойных и девять 102-мм снарядов фугасного действия с дистанций 80 - 57 каб., которые нанесли ему следующие повреждения: в носовой части корпуса имелась надводная пробоина; броня в 127 мм близ ватерлинии имела пробоину размером 6 х 5 м, через которую на волне корабль принимал воду в количестве до 3400 т, что составляло 12,7% водоизмещения.

Разбитые надстройки, палуба и жилые помещения представляли сплошные развалины и нагромождения развороченного металла.

Разбитые противоторпедные сети свисали в воду, и была опасность, что они намотаются на винты, что повлекло бы за собой потерю хода. Потеря артиллерии главного калибра составляла 6 орудий 305-мм, т.е. 75%, а среднего калибра 4 орудия 150-мм правого борта, т.е. 33,3% от всего количества (12 орудий).

280-мм и более тонкое бронирование башен пробивалось 343 и 305-мм снарядами противника, которые проникали внутрь и производили пожары, уничтожавшие материальную часть и личный состав.

Телефоны и переговорные трубы в районах попаданий были перебиты; переговорные трубы являлись средством распространения удушливых газов, которые заполнили первую, третью и четвертую башни, центральный пост, машинное и котельное отделения. Кроме того, вследствие повреждения средств внутренней связи, сильно затруднялось управление артиллерийским огнем. Бронирование главного пояса, броневой рубки и центрального поста отвечало своему назначению, так как оно не пробивалось английскими снарядами. Лишь в некоторых местах наблюдались трещины и куски поврежденных плит.

Силою взрывов снарядов сдвигалась (в двух направлениях) броневая дверь командного пункта, и тонкие листы металла повреждались на большом протяжении, образуя большие нагромождения.

Воспламенение боезапаса происходило от разрыва снарядов, попавших в башни, а детонация боезапаса в других башнях (второй) — от сильного удара снаряда.

Потери личного состава составили 16%.

Ремонт корабля продолжался 156 суток.

К мерам борьбы за живучесть относились: заблаговременное удаление с корабля всего того, что могло стать очагом пожара (кроме обмундирования команды); тушение пожаров силами личного состава и освежение воздуха вентиляцией; забивание деревянными клиньями переговорных труб для предотвращения распространения удушливых газов; исправление поврежденной первой башни.

 

Повреждения германского линейного крейсера "Seydlitz"

 

Линейный крейсер "Seydlitz", входивший в состав первой разведочной группы, в 15 часов подходил к месту боя с английскими линейными крейсерами.

По мере обнаружения противника, на "Seydlitz" около 16 часов забили колокола громкого боя, извещавшие экипаж о боевой тревоге. Весь личный состав быстро занял свои боевые посты. Одновременно было произведено задраивание водонепроницаемых дверей, горловин и люков.

Старший инженер-механик по боевому расписанию направился в машинное отделение, расположенное под броневой 83,2-мм палубой, в центральный пост управления машинами. По мере изготовления подразделений корабля к бою, на командные пункты посредством телефонов, переговорных труб, записками, доставленными передаточными трубами и ординарцами, поступали донесения о готовности устройств и обслуживающего персонала.

Старший инженер-механик тоже получал доклады о готовности котлов, главной и рулевой машин и электрических устройств; подобные доклады старший инженер-механик получал от ремонтных и пластырных партий, а затем все донесения шли к командиру корабля. Командование корабля, в свою очередь, извещало личный состав о всех происходивших изменениях в обстановке и, тем самым, мобилизовало его внимание к предстоящему бою с сильным противником.

В 15 часов 49 минут начался артиллерийский бой с дистанции 80 каб., причем "Seydlitz" был под обстрелом 343-мм артиллерии английского линейного крейсера "Queen Mary", а позднее с 17 часов 25 минут, в него стрелял также английский крейсер "Tiger".

Английские полубронебойные снаряды сначала поражали правый борт "Seydlitz". Часть снарядов падала в воду; силою подводных взрывов и действием осколков снарядов наносились повреждения подводной части корабля.

Снаряды, попадавшие в корпус корабля, проникали внутрь. В 16 часов 57 минут была выведена из строя носовая электростанция правого борта; вскоре была разрушена кают-компания кондукторов, в которой, кроме того, начался пожар.

Один из снарядов разбил часть вентиляторных устройств; в результате в некоторых задраенных помещениях, без притока свежего воздуха, быстро поднялась температура, и положение людей в них сделалось невыносимым. Об этом был извещен старший инженер-механик, который, сознавая всю тяжесть пребывания личного состава в непровентилированных помещениях, все же приказал людям оставаться на своих боевых постах и только в перерывах боя разрешил производить их временную смену.

Вскоре пришло донесение о произведенном переключении тока на другую действующую электростанцию.

Следующее попадание тяжелого 343-мм снаряда произошло вблизи поста управления машинами по правому борту в пятом отделении. Электричество погасло; осколками снаряда вывело из строя часть пожарной магистрали, и вода из трубопровода начала распространяться по помещениям.

От разрыва снаряда некоторые помещения заполнились удушливым газом и дымом, которые проникли и в правое турбинное отделение.

Старший инженер-механик приказал рабочей (аварийной) группе надеть противогазы, восстановить свет и наладить вентиляцию в отделении главной машины.

Ремонтный (аварийный) инженер-механик при очистке от газов пятого отделения пробовал использовать повышенное давление воздуха кочегарок, но, когда для удаления газов открыли люк в палубе, из него хлынула вода, лившая из поврежденной снарядом пожарной магистрали. Вода была остановлена после того, как трубопровод перекрыли клапанами.

Вследствие громадного разрушения вентиляторной шахты и прилегающего к ней района, машинное отделение по-прежнему оставалось без свежего воздуха; наоборот, через испорченную вентиляторную магистраль в машинное отделение нагнетались дым и удушливые газы.

Люди изнывали от духоты и высокой температуры воздуха, но, несмотря на тяжелую обстановку, в которой протекала работа машинного персонала, все оставались на своих местах, выполняя боевые функции, а старшина правой турбины даже подбадривал подчиненных, говоря им: "не петушитесь, сейчас будет лучше". На самом же деле они не могли рассчитывать на улучшение обстановки потому, что старший инженер-механик приказал открывать броневой люк только в случае крайней необходимости.

Неприятельский 343-мм снаряд, попавший в вентиляторную шахту, не пробил осколками 83,2-мм бронирования палубы.

Следующее попадание на "Seydlitz" произошло в каземат над второй угольной ямой. 343-мм снаряд пробил 203-мм бронирование борта, внутренние переборки и разорвался в угольной яме. В результате этого попадания в девятом отделении электрическое освещение погасло, вышли из строя еще два вентилятора, а паропровод оказался перебитым. Кочегарное отделение быстро заполнилось паром.

От разрыва снаряда в угольной яме стояла угольная пыль, затруднявшая осмотр и исправление повреждений, но, несмотря на огромные трудности, электрическое освещение было восстановлено, и работа кочегаров по перегрузке угля к котлам не прерывалась.

При попадании неприятельских 343-мм снарядов в борт, корабль испытывал сильные толчки, от которых люди в кочегарных отделениях сбивались с ног, а водомерные стекла у котлов лопались. Внутри корабля наблюдалось сильное сотрясение тонких переборок. Несколько поперечных переборок было изрешечено осколками снарядов, причем в некоторых местах площадь пробоин доходила до 1 м².

Края пробоин были острые, и некоторые листы металла на 1 м оказались оторванными и загнутыми.

При попадании снарядов в левый борт наблюдалась аналогичная картина разрушения борта и внутренних переборок. От подводных пробоин угольные ямы затапливались водой, и кочегарам приходилось в тринадцатом отделении изыскивать новые обходные пути для переноса угля к котлам.

Один из снарядов попал по левому борту в третью башню, проник в погрузочное отделение, произвел в нем пожар, грозивший взрывом всего боевого запаса башни, уничтожил почти весь личный состав. Ввиду опасности взрыва корабля, пришлось немедленно затопить артиллерийские погреба башни. Эту трудную работу произвел трюмный боцманмат; задыхаясь от удушливых газов, он хватался за раскаленные маховики клапанов, к которым припекались его руки, но все-таки открывал их.

В результате артиллерийских попаданий нарушилась водонепроницаемость переборок, и вода стала проникать в погреб четвертой башни, где оставалась на уровне 1 м от палубы. За время боя в четвертую башню попало два 343-мм снаряда, которыми была убита вся прислуга.

В носовой части корабля от подводных пробоин было затоплено водой четырнадцатое отделение правого борта ниже броневой палубы и коридор броневых труб. Вода попадала в основание первой башни через трещины разошедшихся швов переборок, расшатанных от артиллерийских попаданий противника и от своей артиллерийской стрельбы.

Трюмный пост также был залит водой, и его личному составу пришлось перейти в другое, более безопасное место.

За этот период боя "Seydlitz" получил 24 попадания английскими 343-мм снарядами и 3 попадания 150-мм артиллерией. Вследствие подводных повреждений корабль принял 2000 т воды, что составляло 8% от водоизмещения. Корабль получил небольшой крен на правый борт и дифферент на нос. Углубление форштевня увеличилось на 1,8 м, корма приподнялась на 0,5 м, а общее углубление корабля увеличилось на 0,6 м. Скорость хода постепенно падала с 20 до 15 узлов, а затем она уменьшилась до 12 узлов.

К концу дневного боя из 10 - 280-мм орудий остались исправными только четыре; потери артиллерии главного калибра составляли 60% .

Несколько 150-мм орудий (количество неизвестно) было выведено из строя.

Около 19 часов в тринадцатое отделение правого борта "Seydlitz" попала английская торпеда с эскадренного миноносца "Petard", которая нанесла большую пробоину в 15,24 м². От взрыва вышла из строя носовая электростанция с двумя турбодинамомашинами и несколькими умформерами. Произведенное переключение тока на кормовую электростанцию создало ей значительную перегрузку.

От сильного толчка подводного взрыва лопнул корпус турбины и подскочил вверх предохранительный клапан, который и остался в таком положении.

Турбинное отделение заполнилось паром, но, несмотря на это, машинисты с большими трудностями все же нашли места повреждений и исправили их через 15 минут.

Вследствие повреждения рулевой машины на некоторое время пришлось перенести управление рулем в румпельное отделение. Руль был вскоре исправлен.

После торпедного попадания вода проникла с обоих бортов в тринадцатое отделение через поврежденный район и через поперечный траверс, разделявший тринадцатый и четырнадцатый отсеки.

Вода заполнила почти всю носовую часть до верхней палубы полубака; на ходу дифферент увеличивался как бы под действием рулей глубины.

Носовая переборка пятой кочегарки выдерживала давление воды, но через ее многочисленные отверстия для переговорных труб и кабелей и через отверстия вышибленных заклепок проникала вода. В местах деформации переборки ставились подпоры.

В связи с дальнейшим распространением воды внутри корабля ее количество достигло 5300 т, что составляло 21,2% водоизмещения.

В течение дня в боевых условиях "Seydlitz" приходилось форсировать котлы, которые на протяжении всего дневного боя не чистились.

Старший инженер-механик, предвидя новые встречи с противником, решил заблаговременно произвести чистку топок котлов. Эта тяжелая работа выполнялась 100 кочегарами, которые в сильном жаре, при выделении из угля газа с серой, дробили мощные пласты образовавшегося шлака.

Трудной задачей было удаление с корабля больших кусков шлака через мусорные эжекторы.

Вечером старшему инженер-механику пришло донесение о том, что испортились нефтяные фильтры; они засорились плавившимися кусками смолы от горячего трубопровода. За отсутствием запасных фильтров на корабле старший инженер-механик приказал их убрать совсем.

Кочегары, удивленные таким смелым распоряжением, приступили к работе; они сняли палубный настил в кочегарке и, ползая по дну, вывинчивали коробки фильтров. Эту работу они закончили через час, и отопление нефтью снова наладилось. Ночью 1 июня все котлы "Seydlitz" перестали подавать пар к механизмам от происшедшего вскипания вследствие попавшей забортной соленой воды.

Питательные помпы, динамомашины и другие механизмы, получая воду вместо пара, прекращали свою работу и останавливались.

Корабль временами погружался в полный мрак. Вентиляция периодически переставала действовать.

Для улучшения работы механизмов старший инженер-механик приказал продуть котлы, переключить холодильники и питательные помпы пустить полным ходом. Эта мера дала свой положительный результат, так что работа механизмов постепенно наладилась.

К мерам борьбы за живучесть надо отнести следующие мероприятия:

1. Перед началом боя по сигналу боевой тревоги задраивались водонепроницаемые переборки, люки и горловины.

2. Во время боя при получении подводных пробоин затопленные помещения обнаруживались посредством "штепсельной доски", благодаря чему командование знало, откуда грозит наибольшая опасность.

3. Поврежденную пожарную магистраль, распространявшую по кораблю воду, при повреждении переключали посредством клапанов.

4. Тушение пожаров производилось посредством шлангов. Трюмные с надетыми противогазами направляли струи воды в очаг пожара и, несмотря на дым и горячий воздух, сбивали огонь.

5. Пластырная партия заделывала пробоины от снарядов заблаговременно приготовленными щитами, досками и брусьями.

Особое внимание личного состава было обращено на исправление в первую очередь тех переборок, которые пропускали воду в смежные исправные помещения.

Наибольшую опасность представляла собой артиллерийская пробоина по левому борту, которую заткнули большим пластырем. Вследствие острых, сильно выступавших краев пробоины, аварийная партия полной водонепроницаемости все же не добилась.

Люди работали, стоя в воде, устанавливая подпоры и забивая клинья, пригнанные заблаговременно.

Количество повреждений превзошло всякие ожидания, и часть крепежного материала приходилось подготавливать на местах.

Большую пользу по заделыванию пробоин принесли подушки, употребляемые при гимнастике, и шерстяные одеяла, укрепляемые клиньями и распорами.

При деформации палуб между ними вертикально ставились подпоры.

6. Для уничтожения крена, дошедшего до 8°, и деферента на нос затоплялись средние и кормовые цистерны противоположенного борта, но по мере понижения остойчивости корабль получал новый крен, выравнивавшийся с большим трудом.

Вследствие большого дифферента на нос корабль плохо слушался руля, и, кроме того, малейшее изменение его положения вело к образованию новых кренов.

7. Откачивание воды из затопленных помещений производилось частью уцелевших водоотливных средств; кроме того, воду откачивали ведрами.

Когда помещения носовой башни оказались затопленными водой, один из инженер-механиков пустился вплавь к водоотливному клапану, нырнул, открыл его, и тогда большие водоотливные помпы начали откачивать воду из торпедного отделения, создавая в носовой части воздушный пузырь, придавший кораблю некоторую плавучесть.

Когда некоторые водонепроницаемые переборки от большого давления воды во время хода начали сдавать, "Seydlitz" пошел задним ходом, кормой вперед, и, несмотря на огромные трудности, через 57 часов баз посторонней помощи возвратился в свою базу.

Корабль был поставлен в заводской ремонт, длившийся 105 суток. Потери экипажа составляли 148 человек убитыми и ранеными, т.е. 13% личного состава. "Seydlitz" снова вступил в строй 16 сентября 1916 г.

 

 

Итоги. "Seydlitz" получил двадцать четыре 343-мм снаряда и три попадания 102-мм снарядами с линейных крейсеров "Queen Mary" и "Tiger". Английские полубронебойные снаряды, падавшие вблизи борта, силою подводных взрывов производили разрушения в подводной части корабля. Тяжелые снаряды, проникавшие внутрь корабля, осколками повреждали продольные и поперечные переборки, причем размер некоторых внутренних пробоин достигал 1 м2.

При повреждении вентиляционной системы работа личного состава сильно затруднялась, и люди изнемогали от жары и удушливых газов.

Выход из строя электрического освещения погружал помещения корабля в темноту, в результате чего исключалась возможность обнаруживать и исправлять повреждения.

Удары от снарядов противника и сотрясения корпуса корабля при своей артиллерийской стрельбе расшатали внутренние крепления и нарушили водонепроницаемость некоторых переборок.

Попадания снарядов в башню вели к возникновению в них пожаров.

Личный состав, отлично знавший свой корабль и на многочисленных учениях изучивший методы борьбы за живучесть, быстро переключал питание тока, выключал поврежденные районы пожарной магистрали; исправные районы пожарной системы использовали для тушения пожара.

Пробоины заделывались пластырями, шерстяными одеялами и деревянными щитами; деформирующиеся переборки и палубы подкреплялись подпорками.

Удаление воды из затопленных помещений производилось при помощи уцелевших водоотливных средств и ведрами, хотя все они в данном случае оказались маломощными.

Уменьшение кренов и дифферента достигалось затоплением отделений с противоположного борта в средней и кормовой частях корабля. Корабль имел сначала 2000 т, а затем 5300 т воды.

Для уменьшения давления воды на переборки часть пути "Seydlitz" шел задним ходом, кормой вперед.

Ремонт продолжался 105 суток.

Старший врач "Seydlitz" доктор Амелунг в отрывочных, но ярких и жутких по содержанию фразах описывает свои впечатления и деятельность в перевязочных пунктах корабля во время Ютландского боя.

"Боевые перевязочные пункты были устроены следующим образом: в отделении N6 располагался носовой перевязочный пункт в ведении третьего врача; пятое отделение было предназначено для помещения трупов, и во время боя в него перенесли многих; непосредственно в четвертом отделении по левому борту, позади батарейной палубы находился главный перевязочный пункт в ведении старшего врача, и по правому борту — вспомогательный перевязочный пункт в ведении второго врача, однако в отдельном помещении, сообщавшемся с главным пунктом; в третьем отделении был приемный пункт для раненых."

"Боевая тревога около 17 часов. Период ожидания полон беспокойства. Я вышел на минуту на мостик, но уже началась стрельба. Я вернулся на свой пост. Опять ждем. Корабль сотрясается от грохота артиллерии. Распоряжения приходится передавать знаками, все звуки голоса тонут в оглушающем гуле боя."

"Первый неприятельский снаряд, поразивший корабль, разорвался в отделении N6 и разрушил носовой перевязочный пункт. Водонепроницаемые двери открылись на мгновенье, и третий врач, парикмахер и священник, голова которого была перевязана, нашли убежище в главном перевязочном пункте. Остальной персонал носового пункта был убит."

"Пошли раненые. Невозможно обследовать их тщательно друг за другом. И в то время как я быстро накладываю первоначальную повязку, я вижу пламя. Помещение наполняется густыми клубами дыма и газа, образовавшимися при взрыве неприятельского снаряда над перевязочным пунктом. Каждый надевает свой противогаз. Жара удушливая и совершенно не позволяет работать, и я срываю его и нахожу, что можно дышать, и занимаюсь перевязкой раненых. В это время вследствие тушения пожара в левой бортовой башне отделение N3 стало озером. Тогда раненых стали носить во вспомогательный перевязочный пункт, где работают два младших врача. Еще один врач помогает мне у операционного стола."

"Вентиляция очень слабая. Температура в помещении держалась около 40°С все время боя. Водопровод пресной воды перебит. Имеющаяся в лазарете пресная вода отдана раненым, которых мучает жажда. Врачи мыли свои руки в загрязненной воде, но вытирали их стерилизованными материалами, которых, к счастью, было запасено достаточно. Угольная пыль садится на все. Лужи крови видны повсюду. То и дело пожарный рукав протаскивают через перевязочный пункт и пачкают все."

"Каждый перерыв боя был использован для очистки лазарета и смены пропитанных кровью повязок. Невозможно сделать какую-нибудь крупную операцию — нет времени. Было слишком сложно использовать обезболивающие средства. Антисептика — миф, поэтому заражение ран будет наверняка. Качка и крен, от которых раненые падают даже с операционного стола, делают невозможным точно работать хирургическими инструментами, а сотрясения от взрывов поминутно гасят электрические лампочки, так что приходится прибегать к свечам. К полуночи основная электропроводка не работает.

Широко применяется морфий. Переломанным конечностям энергично придается нормальное положение, и быстро накладываются шины. Серьезные кровотечения останавливаются жгутовыми повязками, о правильной перевязке сосудов не может быть и речи. Пятую часть всех раненых составляют болезненные ожоги, при которых применяются все имеющееся на корабле лекарства, масла, мази и порошки. Но наличный запас совершенно не соответствует потребности. Морфий едва в состоянии успокоить жестокие страдания обожженных. Несмотря на все наши усилия, трое наиболее сильно обожженных умерли до рассвета."

"Когда вспомогательный перевязочный пункт был переполнен, раненых стали оставлять в главном перевязочном пункте, где осталось только незначительное пространство для прохода вокруг операционного стола. Один снаряд попал в помещение, где были сложены трупы погибших и умерших от ран, другой 381-мм снаряд застрял в броне недалеко от перевязочного пункта."

"Положение раненых ужасно. Скученные в маленьком помещении без света и воздуха, не знающие, что происходит наверху, они чувствовали себя заживо погребенными. Когда корабль кренится на один борт, они чувствуют это, но не знают, меняет ли он свой курс или тонет. Командир крейсера для воодушевления команды приказал объявить по кораблю, что один из неприятельских кораблей взорвался и затонул. Даже раненые почувствовали себя приподнято, но часы томительного ожидания медленно тянулись в перевязочном пункте."

"После сравнительно долгого перерыва вечером бой возобновился с новой силой. Приток раненых все возрастает. Внезапно страшный взрыв приводит всех в смятение. Все надевают противогазы и бегут в отделение N 5. Но в полумраке передо мной появляется кто-то и протягивает правую руку, у которой нет кисти. Я быстро накладываю повязку на кровоточащую культю и укрепляю бандаж вокруг нижней части руки, а затем, хотя и нет пожара, но газы от взрыва могли еще остаться, я возвращаюсь к своей работе у операционного стола. Новый взрыв производит сотрясение, которое выбивает световой люк, летящий мне на голову. Я падаю на колени, на мгновенье теряю возможность ориентироваться, но быстро прихожу в сознание и поднимаюсь. У меня нет серьезных ран, и я продолжаю свою работу.

Около полуночи бой окончательно затихает. Санитары приготавливают чай и поят им раненых, достают лед и вино. На рассвете раненые под руководством священника поют молитвы. В 5 часов утра 1 июня 1916 г. после 12 часов непрерывной работы я поднимаюсь на палубу и представляю рапорт командиру корабля капитану 1-го ранга фон Эгиди. Семеро раненых умерли ночью, двое из них от тяжелых ранений, а один, вероятно, от шока, так как на нем не было следов явных наружных или внутренних повреждений."

 

Повреждения германского линейного крейсера "Moltke"

 

"Moltke" входил в состав первой германской разведывательной группы (линейных крейсеров) и в колонне шел третьим.

В авангардном бою он стрелял по "Tiger", а с английской стороны по "Moltke" сосредоточили огонь "Tiger" и "New Zealand", нанеся ему 4 попадания ("Tiger" - 8-343-мм, "New Zealand" - 8-305-мм орудиями).

Крейсер "Moltke" первым получил попадания в Ютландском бою.

В 15 часов 50 минут произошло первое попадание 343-мм снарядом, который прошел в угольную яму правого борта, взорвал трубу подачи 150-мм артиллерии, пламенем обжег прислугу и пробил казематную палубу, которая провалилась.

Через 10 минут следующий тяжелый полубронебойный снаряд попал в кормовую часть корабля, пробил угольную яму и отделение бортовых коридоров, но, благодаря исправным поперечным переборкам, вода в главные части корабля не прошла, так как переборки давление воды сдержали.

Через 1 минуту следующий снаряд сделал над ватерлинией в 280-мм броне круглую пробоину в 0,5 м диаметром.

Четвертый снаряд, разорвавшись в угольной яме, пробил 25,4-мм броню, но броневую 82,5 мм палубу ему пробить не удалось.

Несмотря на перечисленные повреждения, полученные "Moltke", он не утратил своей боеспособности, и командующий первой разведочной группой, после повреждений, полученных на его флагманском корабле (Lützow), поднял свой флаг на "Moltke". За время авангардного боя вышло из строя 46 человек.

Ночью поступление воды внутрь корабля дошло до 1000 т.

Корабль отдельно и без посторонней помощи дошел до базы 1 июня и встал в заводской ремонт, который окончился 30 июля 1916 г. О борьбе за живучесть сведений нет.

 

 

Итоги. "Moltke" за короткий промежуток времени боя в течение нескольких минут (вероятно, около 15 минут) получил 4 попадания 343 -305-мм полубронебойными снарядами. Все четыре снаряда попали в надводную часть борта, причинив пробоины выше ватерлинии, за исключением одного, который сделал подводную пробоину и открыл доступ воде внутрь корабля. В затопленных отделениях количество воды достигло 1000 т, что составляет 4% водоизмещения. Из экипажа пострадало 4%, корабль находился в заводском ремонте 59 суток.

* время указано летнее, на схеме места попаданий показаны некорректно.

 

Повреждения германского линейного крейсера "Von der Tann"

 

 В 17 часов 06 минут (По германскому времени) германские линейные крейсеры, находясь в строе пеленга на NW, сближались с английскими линейными крейсерами. В начале боя дистанция была 76,5 каб.

В 17 часов 18 минут английский линейный крейсер "New Zealand" открыл артиллерийский огонь по "Von der Таnn", но в течение 15 минут не мог добиться попадания.

Далее, за 11 минут стрельбы "New Zealand" в "Von der Tann" последовали попадания 305-мм полубронебойными снарядами.

Первый снаряд ударился в кормовую подводную часть корабля, прошел между двумя броневыми 102-мм плитами и, разорвавшись, разбросал тяжелые куски брони, которые летели с достаточной силой, пробивая несколько палуб и повреждая поперечные переборки, в том числе и заднюю переборку машинного отделения. От этого повреждения было залито водой рулевое отделение, но руль продолжал действовать.

Через пробоину корабль принял 600 т воды, что увеличило дифферент на корму на 2°, и ее углубление достигло 10 м (увеличение на 1,9 м). Через 14 минут последовало второе попадание в носовую башню; снаряд пробил 288-мм бронирование, разорвался внутри башни и вывел из строя часть личного состава, в том числе и командира башни. Ее артиллерийские погреба пришлось затопить водой, опасаясь пожара и взрыва. Башня вышла из действия.

Три минуты спустя, третий снаряд пробил батарейную броневую палубу, проник внутрь кормовой башни, произвел в ней некоторые разрушения и убил 6 человек. Башня была затоплена водой и могла поворачиваться на правый борт только после удаления обломков и осколков палубы.

Сквозь поврежденные вентиляционные шахты удушливый газ и дым от снарядов проникали в оба помещения рулевых машин. Через 20 минут из-за присутствия газа и дыма эти помещения были покинуты личным составом. Руль продолжал работать по-прежнему.

Значительно позднее, т.е. в 20 часов 19 минут, 381-мм снаряд (вероятно, с "Barham") с дистанции 97,5 каб. попал в нижний край кормового командного пункта; часть осколков снаряда проникла внутрь через главную прорезь, убила там третьего артиллериста, второго дальномерщика, ординарца и ранила несколько человек; другие осколки прошли через верхнюю и батарейную палубы и по вентиляционной шахте проникли в машинное отделение, где осыпали холодильник. В машинном отделении распространился удушливый газ и дым; электрическое освещение в нем погасло.

С самого начала боя (вероятно) от сильных сотрясений при стрельбе и от ударов неприятельских снарядов в средних башнях был затруднен накат орудий, который удалось исправить только к 20 часам 30 минутам. После упорной работы удалось исправить кормовую башню, очистить трубы вдувной и вытяжной вентиляции и откачать воду из артиллерийских погребов. Башня могла разворачиваться только вручную. Таким образом, за весь период боя (3 часа 01 минута) в "Von der Tann" попало только 4 снаряда крупного калибра (305 и 381 -мм). Потери личного состава: убито 11 чел., ранено 25 чел. Всего 36 человек, что составляло 4% экипажа.

В заводском ремонте корабль находился до 2 августа 1916 г., т.е. в течение 93 суток.

 

 

Итоги. 305 и 381-мм английские полубронебойные снаряды вывели из действия две 280-мм башни, защищенные 288-мм бронею. В результате корабль лишился 50% артиллерии главного калибра. От одного попадания в слабо бронированную часть, в основание кормового командного пункта осколки повредили две палубы, вентиляционную шахту и проникли в машинное отделение.

Снаряд, попавший в подводную кормовую часть, пробил 102-мм плиты, причем его осколки разлетелись на большое пространство, повреждая палубы и поперечные переборки.

Корабль принял 600 т воды в корме, что увеличило дифферент на корму.

К мерам борьбы за живучесть относились:

1. Затопление водой погребов носовой и кормовой башен для предотвращения от пожаров и взрывов.

2. Исправление башен путем устранения осколков, нагромождений металла, восстановления поврежденных частей и осушения затопленных погребов.

Потери личного состава составляли 4%. В ремонте корабль находился в течение 93 суток.

 

Повреждения германского линейного корабля "König"

 

"König", флагманский корабль третьей эскадры германских линейных кораблей, шел в колонне головным.

В 16 часов 40 минут германские главные силы подходили к месту боя авангардных сил — линейных крейсеров, произведя маневрирование для уменьшения дистанции с противником.

В течении 1 часа 36 минут (16 часов 50 минут — 18 часов 26 минут) между "König" и кораблями пятой эскадры английских линейных кораблей (по 8-381-мм орудий) происходил бой на меняющихся дистанциях от 102 до 42 каб. при скорости хода в 22 узла.

В 18 часов 27 минут немцами был произведен поворот последовательно вправо для отхода, а в 18 часов 56 минут германский флот совершил второй поворот "все вдруг вправо", чтобы сблизится с англичанами, причем на дистанциях действительного артиллерийского огня бой продолжался до 19 часов 20 минут, когда противники начали расходиться и уходить.

За 2 часа боя "König" получил 10 попаданий полубронебойными снарядами англичан.

В 18 часов 32 минуты в носовую часть "König" попало несколько 381-мм снарядов, которые произвели пожар. Один из них попал в левый борт ниже ватерлинии и нанес на борту пробоину, через которую вода поступала внутрь корабля, создав крен на левый борт до 4,5°. Его осколки и облако газа (после разрыва) долетели до командирского мостика. Один из снарядов крупного калибра попал позади третьей башни, но особых разрушений не нанес, башня осталась действующей.

280-мм бронирование казематов противоминной артиллерии было пробито 381-мм снарядом, причем вышли из строя два 150-мм орудия и в их погребах загорелся боезапас. Опасаясь взрыва, их пришлось затопить.

Во многих местах было пробито осколками 38 и 76-мм бронирование палуб.

От одного попадания вышла из строя (одна) кочегарка (вероятно, левого борта).

Три следующих 381-мм полубронебойных снаряда ударили почти одновременно в носовую часть; один из них задел верхнюю кромку командного пункта, другой попал в переднюю 355-мм броневую плиту и, не пробив ее, рикошетировал. Третий снаряд попал в бак, но также отскочил и затем разорвался, не принеся существенных повреждений.

Бортовые коридоры и угольные ямы левого борта в разных местах были затоплены водой, так что для возвращения корабля на ровный киль пришлось затоплять противоположные отделения правого борта. Осколками снарядов были повреждены грот-мачта и прожекторы, расположенные на площадках за второй трубой, а также броневые марсы.

Потери экипажа составили 72 человека. Корабль принял 1600 т воды; "König" возвратился в базу без посторонней помощи и встал в ремонт, закончившийся 21 июля 1916 г.

Итоги. За 1 час 36 минут боя "König" получил десять 381 -мм. полубронебойных лиддитовых снарядов, большинство которых попало в носовую часть корабля по левому борту, причинив большие разрушения в надводной и подводной частях "König".

Снаряды, попадавшие в 152-мм носовой броневой пояс, свободно проникали внутрь корабля, наносили там разрушения, и был один случай сдвигания разрывом поперечной переборки на 0,5 м к корме. Через подводные пробоины вода поступала внутрь, затопляя бортовые коридоры, угольные ямы и носовые отделения. 203-мм броня каземата противоминной артиллерии пробивалась 381-мм снарядами, при этом два 150-мм орудия вышли из строя, что составляло 14% среднего калибра.

355-мм бронирование башни английскими снарядами не пробивалось.

Горизонтальная 38 и 76-мм броня палубы пробивалась осколками снарядов.

Корабль получил 1600 т воды, что составляло 6,23% от водоизмещения. Личного состава экипажа пострадало 6%. Корабль находился в заводском ремонте 50 суток.

 

Повреждения германского линейного корабля "Großer Kurfürst"

 

"Großer Kurfürst" шел в колонне третьей эскадры германских линейных кораблей вторым.

Он находился под обстрелом тяжелой 381-мм артиллерии пятой эскадры английских линейных кораблей (по 8-381 -мм орудий), получая попадания с меняющихся дистанций от 102 до 42 каб. при скорости хода 22 узла.

За весь период боя (2 часа) "Großer Kurfürst" получил 8 попаданий английскими полубронебойными снарядами, причем был случай, когда в течении 2 минут в линейный корабль попало четыре 381-мм снаряда.

Два тяжелых снаряда попали в левый борт; один из них вдавил две 355-мм плиты главного броневого пояса у самой ватерлинии. От повреждений, полученных в корпусе корабля, постепенно была затоплена водой вся носовая его часть, за исключением отделения торпедных аппаратов и дифферентной цистерны. Уровень воды поднялся до средней жилой палубы.

Другой снаряд прошел сквозь 280-мм бронирование каземата противоминной артиллерии и куском брони пробил поперечную переборку по левому борту.

От следующего 381-мм снаряда, который разбился на барбете носовой части корабля, пострадала верхняя палуба полубака. Снарядом, разорвавшимся, вероятно, на стыке 355 и 280-мм броневых плит, была разрушена вентиляционная шахта первой кочегарки.

Два последующих снаряда попали в главный броневой пояс (355-мм) и ослабили его так, что задние бортовые коридоры и угольные ямы по левому борту заполнились водой.

В результате повреждения подводной части в носу и корме корабль получил крен до 4° на левый борт.

С большими трудностями пробоина была заделана, почти вся вода откачана, и тогда крен корабля уменьшился до 1°, так как в корабле еще осталось 800 т воды. Два последних попадания были в главный броневой пояс, который остался неповрежденным. Из экипажа пострадало 25 человек. Корабль без посторонней помощи возвратился в базу, где встал в заводской ремонт, длившийся до 21 июля 1916 г.

Итоги. За 2 часа боя с английскими линейными кораблями "Großer Kurfürst" получил 8-381-мм попаданий полубронебойными снарядами, которые нанесли ему существенные повреждения. В главный броневой 355-мм пояс попало 5 тяжелых снарядов; в трех случаях бронирование было повреждено, и в результате нарушенной водонепроницаемости борта, при наличии в некоторых местах подводных пробоин, появилась сильная течь по левому борту. От принятой воды в носу и корме корабль получил 4° крена.

Однако два попадания 381-мм снарядами по­вреждений главному броневому поясу не принесли. В двух случаях 280-мм бронирование каземата пробивалось тяжелыми снарядами, причем куском брони была пробита поперечная его переборка. Барбет и верхняя палуба подверглись разрушению от тяжелого снаряда.

По механической части снарядом была разрушена вентиляционная шахта первой кочегарки.

Борьба за живучесть корабля выражалась в заделывании подводной пробоины и откачивании воды корабельными водоотливными средствами. Все же внутри корабля осталось 800 т воды. Крен с 4° был уменьшен до 1°. Из экипажа пострадало 2%. Корабль находился в заводском ремонте 50 суток.

 

Повреждения германского линейного корабля "Markgraf"

 

"Markgraf" входил в состав третьей эскадры германских линейных кораблей и шел в колонне четвертым.

Подобно своему флагманскому кораблю, "Markgraf" участвовал в бою с пятой эскадрой английских линейных кораблей (по 8-381-мм орудий) на меняющихся дистанциях от 102 до 42 каб., при скорости хода в 22 узла.

В течении всего периода боя (около 2 часов) "Markgraf" получил пять попаданий английскими полубронебойными снарядами, один из которых вывел из строя каземат 150-мм артиллерии, пробив 203-мм бронирование левого борта.

В кормовой части корабля снаряд попал ниже ватерлинии и нанес повреждение, в результате которого отделение под броневой палубой заполнилось водой, а от взрыва гребной вал левой турбины был изогнут и левая турбина вышла из строя.

Следующий снаряд пробил 203-мм броню казематной артиллерии и вывел из строя прислугу орудий.

Орудия среднего калибра и приборы управления артиллерийским огнем получили некоторые повреждения.

381 -мм снаряд осколками повредил вооружение фок-мачты, радиооборудование корабельной станции, и осколками, кроме того, попали в запасной наблюдательный пункт. Один из тяжелых английских снарядов попал в 355-мм броневой пояс, но не пробил его.

Потери экипажа были сравнительно малы — 24 человека. "Markgraf" без посторонней помощи возвратился в базу 1 июня и встал в заводской ремонт, окончившийся 20 июля 1916 г.

Итоги. За 2 часа боя "Markgraf" получил пять попаданий английскими полубронебойными 381-мм снарядами. 355-мм главный броневой пояс снарядом пробит не был.

Попаданием ниже ватерлинии в корме был пробит борт корабля, и взрывом снаряда был погнут гребной вал левой турбины. Вода залила отделение по левому борту.

203-мм бронирование казематов 150-мм артиллерии не могло противостоять крупным снарядам противника, вследствие чего один каземат был выведен из строя вместе с личным составом.

Надстройки повреждались осколками снарядов, была прервана радиосвязь, вследствие уничтожения антенны и радиоаппарата.

Потери личного состава экипажа составляли 2%.

Продолжительность заводского ремонта — 49 суток.

 

Повреждения германского линейного корабля "Kaiser"

 

Флагманский корабль третьей эскадры германских линейных кораблей "Kaiser" (Флаг младшего флагмана (6-ой дивизии линейных кораблей)) вел бой с английскими линейными кораблями типа "Marlborough" (10-343-мм орудий). Дистанция артиллерийской стрельбы была около 65 каб. Осколки английских полубронебойных лиддитовых снарядов (с взрывателями без замедления) попадали в борт корабля и повреждали противоминные сети. Некоторые осколки, пробивая небронированные части борта, проникали внутрь жилых помещений.

Только один 343-мм снаряд попал непосредственно в корабль с правого борта, пробил 197-мм броню каземата 150-мм артиллерии (вероятно, в корме) и разорвался внутри корабля в коечных сетках (рис.63), а осколки второго снаряда нанесли повреждения жилым помещениям.

Убитых на корабле не имелось и только 1 человек был ранен.

Корабль пришел в базу 1 июня, встал в заводской ремонт, который закончился 14 июня 1916 г.

Итоги. Осколки полубронебойных лиддитовых 343-мм снарядов пробивали небронированный борт и попадали в жилые помещения. Один снаряд пробил 197-мм бронирование каземата артиллерии среднего калибра, но не причинил внутри корабля никаких особых повреждений. Потери экипажа 1 человек (ранен). Корабль находился в ремонте 13 суток.

 

Повреждения германского линейного корабля "Helgoland"

 

"Helgoland" входил в состав первой эскадры германских линейных кораблей и шел четвертым в колонне.

В период времени с 17 часов 40 минут до 18 часов между германской эскадрой и английскими линейными кораблями пятой эскадры (по 8-381-мм орудий) шел артиллерийский бой на дистанциях около 100 каб.

В "Helgoland" попал один 381-мм полубронебойный снаряд, который вырвал кусок 196-мм броневой плиты с левого борта; при этом никто из личного состава не пострадал и корабль не утратил своей боеспособности. Корабль принял 80 т. воды. После ремонта вступил в строй 19 июня 1916 г.

Итоги. "Helgoland" имел одно попадание в носовую 196-мм броню, кусок который откололся. Ремонт длился 18 суток (по другим данным с 3 по 16 июня).

 

Повреждения германского линейного корабля "Oldenburg"

 

Когда первая эскадра германских линейных кораблей, в которую входил "Oldenburg", возвращалась к своим базам, английские эскадренные миноносцы четвертой и двенадцатой флотилий, осуществляя торпедные атаки, глубокой ночью наткнулись в темноте на германские линейные корабли, по которым миноносцами был открыт артиллерийский огонь из 102-мм орудий. Один фугасный снаряд попал в верхний носовой прожектор и, взорвавшись, осколками ранил командира корабля, убил артиллерийского офицера, управляющего противоминной артиллерией, двух офицеров (связиста и прожекторного специалиста) и четырех человек из команды.

На мостике ранило еще 3 офицеров и 9 человек команды; среди них оказались вахтенный офицер и рулевой.

Через прорезь артиллерийского поста проникли осколки снаряда, которые ранили двух человек.

У командира корабля (по другим данным это был старший офицер - корветтен-капитан Vollmer) возникло опасение, что корабль, оставшись без управления (вследствие ранения рулевого), может столкнуться с задним мателотом; тогда он, несмотря на ранение, обливаясь кровью, бросился к рулю и стал лично управлять кораблем.

Артиллерия среднего калибра (150-мм) продолжала отражать атаку миноносцев, причем, по утверждению германских источников, один из них был потоплен.

Обращает на себя внимание большая цифра вышедшего из строя командного состава: убито 4 человека, ранено — 4; рядовых убито 4 человека и ранено — 10 человек. Итого убито 8, ранено 14 человек, всего 22 человека.

Корабль благополучно дошел до базы, встал в заводской ремонт, в котором находился до 19 июня 1916 г.

Итоги. Один 102-мм фугасный снаряд, попавший с английского эскадренного миноносца, разорвавшись от удара о прожектор, расположенный над носовым мостиком, вывел из строя 22 человека, что составило 2%. В ремонте корабль находился 18 суток.

 

Повреждения германского линейного корабля "Nassau"

 

В течение дневного боя Nassau получил одно попадание снарядом крупного калибра (какого калибра, не установлено). В его носовой части в 152-мм бронировании над ватерлинией имелась пробоина шириной в 3,5 м. Прежде чем она была заделана, корабль мог идти только 15-узловым ходом.

В 23 часа 25 минут, идя курсом на Хорнс Риф, Nassau встретился с английским эскадренным миноносцем "Spitfire" (3-102-мм орудия и 2-533-мм торпедных аппарата), который в упор на дистанции прямого выстрела открыл по Nassau артиллерийский огонь. Один снаряд попал около боевой рубки и разорвавшись, убил 11 человек, вместе с командиром корабля. Другим фугасным 102-мм снарядом было выведено из строя 150-мм орудие, которое было вырвано из палубы вместе с установкой. Третьим снарядом "Spitfire" попал в прожектора кормовой группы, два из которых он вывел из строя.

Nassau без посторонней помощи прибыл в базу 1 июня. Всего корабль получил три 102-мм фугасных снаряда и один снаряд крупного калибра.

Итоги. Снаряд крупного калибра попал в 152-мм бронирование в носовой части и нанес пробоину шириной до 3,5 м (высота была, вероятно, такого же размера).

Снаряды среднего калибра (102-мм фугасные) осколками вывели из строя 11 человек, что составило 1%. Потеря прожекторов составляла 25%.

Борьба за живучесть состояла в заделывании надводной носовой пробоины.

 

Повреждения и гибель германского крейсера "Wiesbaden"

 

"Wiesbaden" из состава второй германской разведывательной группы, шел в колонне вторым и по вступлении в бой находился под обстрелом нескольких английских кораблей различных классов.

Первым нанес ему существенные повреждения "Defence" (4 - 234-мм орудия), когда в 17 часов 05 минут он накрыл его вторым залпом; далее попадания следовали одно за другим. Снаряды, попавшие в машинное отделение, вывели из, строя обе турбины, и корабль остался без движения. Кроме того, на корабле начался пожар.

Около 17 часов 36 минут английский крейсер "Chester" приблизился к "Wiesbaden" на 30 каб., но был отогнан огнем артиллерии кораблей второй германской разведывательной группы, которые находились в этом районе.

Звуки артиллерийской стрельбы привлекли внимание третьей эскадры английских линейных кораблей (305-мм орудия), которые через некоторое время с дистанции 53 каб. открыли по "Wiesbaden" оживленный огонь; в результате пострадавшему кораблю пришлось зажечь дымовые коробки, чтобы укрыться за дымовой завесой.

Около 18 часов 50 минут эскадренный миноносец "Onslow" (3-102-мм орудия) вел бой с "Wiesbaden" на дистанции 10-20 каб., выпустив в него до 50 снарядов; он же выпустил в "Wiesbaden" и одну торпеду, которая попала в район носовой боевой рубки.

Несмотря на сильные артиллерийские повреждения, пожары и торпедную пробоину, "Wiesbaden" оставался на плаву и временами развивал интенсивный огонь в ответ противнику.

В 18 часов 54 минуты у "Wiesbaden" была сорвана носовая таранная переборка до ватерлинии. Примерно, в это же время упали за борт две дымовые трубы.

Пламя распространялось по кораблю по всем направлениям, спускаясь к воде, но, достигая ватерлинии, оно тухло. К 19 часам, получив много попаданий (сколько, неизвестно), "Wiesbaden" был окончательно разбит, и командующий Флотом Открытого моря послал на помощь ему 3-4 миноносца с тем, чтобы снять команду, но выполнение этого намерения не состоялось, так как англичане отогнали миноносцы артиллерийским огнем.

Корабль держался на плаву (по английским сведениям) до 19 часов, а затем он медленно лег на борт и затонул. Погибло 589 человек экипажа, спасся только один кочегар.

Итоги. За 1 час 55 минут боя "Wiesbaden" получил много попаданий полубронебойными и фугасными снарядами различных калибров (305, 234 и 102-мм), которые привели его к гибели.

Положение его сделалось тяжелым после попаданий 234-мм снарядов "Defence" в турбины, когда он лишился хода и стал неподвижной мишенью, постепенно превращаясь в развалины. В конце концов, он был весь охвачен огнем, распространившимся по всем направлениям. Из экипажа спасся один человек.

 

Повреждения и гибель германского крейсера "Elbing"

 

"Elbing" входил в состав второй германской разведывательной группы. В 23 часа 25 минут в крейсер попал снаряд (с какого английского корабля, осталось неизвестным) в радиорубку, убил там 4 человек, а также вблизи ее ранил 14 человек. Через 1 час 5 минут другой снаряд попал в правый борт на корме.

Позднее "Elbing" столкнулся с германским линейным кораблем "Posen" (18900 т); форштевень последнего врезался в борт крейсера в районе машинного отделения, в котором были затоплены водой турбины. Крейсер остановился, и пустить в ход его механизмы было невозможно. Рулевая машина и динамомашины были также выведены из строя. Корабль получил 18° крена, но водоотливными средствами удалось временно откачать воду и вернуть его осадку на ровный киль.

Крейсер стал плохо управляться, начал отставать от своих кораблей и его положение становилось критическим.

К борту "Elbing" подошел эскадренный миноносец пятой германской полуфлотилии "S-53", на который, по приказанию командира корабля, был передан почти весь экипаж в количестве 477 человек; на корабле остались командир, старший офицер, минер и несколько человек из подрывной партии. Были приложены все усилия, чтобы корабль сдрейфовало к берегам Дании, где он мог получить соответствующую помощь, но в 3 часа "Elbing" заметил неприятельские эскадренные миноносцы, и командир, учитывая беспомощное состояние корабля, решил его затопить, приказав партии взорвать "Elbing". Личному составу удалось пересесть на катер, который через 5 минут был подобран голландским рыболовным пароходом.

Место гибели "Elbing" в 55°46'N и 6°25'О. Из экипажа пострадало 18 человек.

Итоги. Из артиллерийских повреждений имелось два: в радиорубку и в кормовую часть корабля.

 

Повреждения и гибель германского крейсера "Frauenlob"

 

"Frauenlob" входил в состав четвертой разведывательной группы, которая после 22 часов, повстречавшись со второй эскадрой английских линейных крейсеров, находилась под обстрелом 152-мм артиллерии. В 22 часа 30 минут один из фугасных снарядов попал в левый борт "Frauenlob", в отделение вспомогательных механизмов, вследствие чего электрическое освещение погасло, подача снарядов прекратилась, и, когда крейсер от поступавшей внутрь воды получил крен на левый борт, снаряды, приготовленные для стрельбы, стали скатываться и падать в артиллерийский погреб, причем в кормовой части даже возник пожар.

Несмотря на это, прислуга восьмого орудия, стоя по пояс в воде, продолжала стрельбу до тех пор, пока огонь и поступавшая в батарею вода не заставила личный состав покинуть свои боевые посты. Положение крейсера стало безнадежным после торпедного попадания с "Southampton". "Frauenlob" быстро лег на левый борт и потонул со всем личным составом — 319 человек.

Итоги. "Frauenlob" находился под обстрелом 152-мм английских фугасных снарядов, которые нанесли ему разрушения в надводной и подводной частях корабля; последнее подтверждается возникновением крена на левый борт. По электромеханической части было повреждение электростанции. Электрический свет погас, что, вероятно, сильно помешало личному составу бороться за живучесть (тушить пожары, бороться с водой и т.п.).

Крен корабля способствовал скатыванию снарядов, один из которых от удара разорвался и произвел пожар. Почти весь экипаж погиб.

 

Повреждения и гибель германских миноносцев

 

Погибшие

"V-27". Ранено 3 чел. = 4 % от экипажа. Число попаданий снарядов - 1.

"V-29". Убито 33 чел., ранено 4 чел., итого 37 = 46 % от экипажа. Число попаданий снарядов - 1.

"S-35". В "S-35" в 19 часов 30 минут попал снаряд, который взорвал корабль, после чего он разломился пополам и быстро затонул со своим экипажем и с людьми, спасенными с эскадренного миноносца "V-29". Погибло 88 человек экипажа, не считая спасенных, число которых неизвестно.

"G-87". Убит 1 чел., ранено 5 чел., итого 6. Число попаданий снарядов - 1.

Повреждённые

"S-31". Убито 3 чел., ранен 1 чел., итого 4 = 5 % от экипажа. Число попаданий снарядов - 3, ремонт - до 31 июля (30 суток)

"S-36". Ранено 4 чел. = 5 % от экипажа. Число попаданий снарядов - 1.

"G-41". Ранено 5 чел., = 6 % от экипажа. Число попаданий снарядов - 1.

"S-51". Неприятельский снаряд попал в котел и вывел из строя рулевую машину. Скорость миноносца упала. Пострадало из личного состава миноносца 3 человека, т.е. 3%. Миноносец вернулся в строй 19 июня, т.е. через 18 суток.

"S-52". Убит 1 чел., ранен 1 чел., итого 2. Число попаданий снарядов - 1.

"G-86". Убит 1 чел., ранено 7 чел., итого 8 = 4 % от экипажа. Число попаданий снарядов - 1.

"B-98". Убито 2 чел., ранено 11 чел., итого 13 = 13 % от экипажа. Число попаданий снарядов - 1, ремонт - до 20 июня (19 суток).

 

 


 
СОСТАВ
 

1-я разведгруппа
(вице-адмирал Франц фон Хиппер, начальник штаба корветтен-капитан Эрих Рёдер на Lützow) - 5 линейных крейсеров
Lützow затоплен на обратном пути из за повреждений
капитан цур-зее Harder, старший артиллерийский офицер (флагманский) корветтен-капитан Paschen
Derflinger сильно повреждён, ремонт закончен 15 октября, вернулся в строй в декабре 1916
капитан цур-зее Hartog, старший артиллерийский офицер корветтен-капитан G. von Hase
Seydlitz сильно повреждён, вернулся в строй 16 сентября 1916
капитан цур-зее von Egidy, старший артиллерийский офицер капитан-лейтенант Forster
Moltke легко повреждён, вернулся в строй 30 июля 1916
капитан цур-зее Harpf, старший артиллерийский офицер капитан-лейтенант Scharmacher
Von Der Tann повреждён, вернулся в строй 2 августа 1916
капитан цур-зее Zenker; старший артиллерийский офицер корветтен-капитан Marholz
 
прикрытие 1-й разведгруппы - IX-я флотилия эсминцев, корветтен-капитан Werner Tillessen (на V30)
флагман
V.30 ---
обер-лейтенант цур-зее Ernst Wolf
17-я полуфлотилия
V.27 потоплен артиллерией британских крейсеров
обер-лейтенант цур-зее Buddecke
V.26 ---
капитан-лейтенант Hans Kuhler
S.36 повреждён
капитан-лейтенант Franz Fischer
S.51 ---
капитан-лейтенант Dette
S.52 ---
капитан-лейтенант Wilhelm Ehrentraut
18-я полуфлотилия - корветтен-капитан Goehle (на V.28)
V.28 тяжело повреждён артиллерией британских крейсеров
капитан-лейтенант Lenssen
V.29 потоплен торпедой британского эсминца Petard
капитан-лейтенант Erich Steinbrinck
S.33 ---
капитан-лейтенант von Munch
S.34 ---
капитан-лейтенант Andersen
S.35 потоплен артиллерией британских крейсеров
капитан-лейтенант Fredrich Ihn
 
2-я разведгруппа
(контр-адмирал F. Boedicker на Frankfurt) - 4 малых крейсера
Frankfurt повреждён
капитан цур-зее Thilo von Trotha
Wiesbaden потоплен артиллерией британских крейсеров
фрегаттен-капитан Reiss
Pillau ---
фрегаттен-капитан Konrad Mommsen
Elbing погиб в столкновении
фрегаттен-капитан Madlung
Graudenz не участвовал, в ремонте после подрыва на мине
Stralsund не участвовал, на перевооружении под 150 мм пушки
 
миноносная группа разведсил
(коммодор A. Michelsen, офицер адмирал-штаба - корветтен-капитан Junkermann на Rostock)
1-й лидер эсминцев
Rostock тяжело поврежден торпедой и затоплен экипажем
фрегаттен-капитан Otto Feldmann
 
II-я флотилия эсминцев - фрегаттен-капитан Schuur (на B 98)
3-я полуфлотилия, корветтен-капитан Boest (на B 98)
B.98 ---
капитан-лейтенант Theodor Hengstenberg
B.97 ---
капитан-лейтенант Leo Riedel
B.112 ---
капитан-лейтенант August Claussen
G.101 ---
капитан-лейтенант Rudolf Schulte
G.102 ---
капитан-лейтенант von Barendorff
4-я полуфлотилия, корветтен-капитан Dithmar (на B 109)
B.109 ---
капитан-лейтенант Victor Hahndorff
B.110 ---
капитан-лейтенант Bollheim
B.111 ---
капитан-лейтенант Schickhardt
G.103 ---
капитан-лейтенант Fritz Spiess
G.104 ---
капитан-лейтенант von Bartenwerffer
 
VI-я флотилия эсминцев - корветтен-капитан Max Schultz (на G 41)
11-я полуфлотилия, капитан-лейтенант Wilhelm Rumann (на G 41)
G.41 ---
капитан-лейтенант Hermann Boehm
G.86 ---
капитан-лейтенант Karstens
G.87 ---
капитан-лейтенант Grimm
V.44 ---
капитан-лейтенант Holleuffer
12-я полуфлотилия, капитан-лейтенант Lahs (на V 69)
V.69 ---
капитан-лейтенант Stecher
G.37 ---
капитан-лейтенант Wolf von Trotha
V.45 ---
капитан-лейтенант Lassmann
V.46 ---
капитан-лейтенант Krumhaar
S.50 ---
капитан-лейтенант Recke
*S.49 и V.43 оставлены в базе.
 

ГЛАВНЫЕ СИЛЫ Ф.О.М.
(командующий ФОМ: вице-адмирал Reinhard Scheer, начальник штаба: капитан цур-зее Adolf von Trotha, начальник оперативного отдела: капитан цур-зее von Levezow на Friedrich der Grosse)
Friedrich der Grosse не повреждён
капитан цур-зее Theodor Fuchs
 
III-я эскадра
(контр-адмирал Paul Behncke, старший офицер адмирал-штаба - корветтен-капитан барон von Sagern на König, младший флагман - контр-адмирал H. Nordmann на Kaiser)
5-я дивизия
König легко повреждён, ремонт закончен 21 июля
капитан цур-зее Bruninghaus
Großer Kurfürst легко повреждён, ремонт закончен 16 июля
капитан цур-зее Goette
Markgraf легко повреждён, ремонт закончен 20 июля
капитан цур-зее Seiferling
Kronprinz не повреждён
капитан цур-зее Konstanz Feldt
6-я дивизия
Kaiser не повреждён
капитан цур-зее барон von Keyserlingk
Prinzregent Luitpold не повреждён
капитан цур-зее Heuser
Kaiserin не повреждён
капитан цур-зее Sievers
König Albert не участвовал - в доке, ремонт турбины или конденсатора
 
I-я эскадра
(вице-адмирал E. Schmidt, старший офицер адмирал-штаба - корветтен-капитан Wolfgang Wegener на Ostfriesland, младший флагман - контр-адмирал W. Engelhart на Posen)
1-я дивизия
Ostfriesland легко повреждён, ремонт закончен 26 июля
капитан цур-зее von Natzmer
Thuringen не повреждён
капитан цур-зее Hans Kusel
Helgoland легко повреждён, ремонт закончен 16 июля
капитан цур-зее von Kamecke
Oldenburg не повреждён
капитан цур-зее Hupfner
2-я дивизия
Posen не повреждён
капитан цур-зее Richard Lange
Rheinland не повреждён
капитан цур-зее Heinrich Rohardt
Nassau легко повреждён, ремонт закончен 10 июня
капитан цур-зее Hans Klappenbach
Westfalen легко повреждён, ремонт закончен 17 июня
капитан цур-зее Johannes Redlich
 
II-я эскадра
(контр-адмирал Mauve, старший офицер адмирал-штаба - корветтен-капитан Kahlert на Deutschland, младший флагман - контр-адмирал барон F. von Dalwigk zu Lichtenfels на Hannower)
3-я дивизия
Deutschland не повреждён
капитан цур-зее Meurer
Pommern торпедирован британским эсминцем, погиб со всем экипажем
капитан цур-зее Bulken
Schlesien не повреждён
капитан цур-зее Fr. Behncke
4-я дивизия
Schleswig-Holstein не повреждён
капитан цур-зее Barrentrapp
Hannower не повреждён
капитан цур-зее Wilhelm Heine
Hessen не повреждён
капитан цур-зее Bartels
 
IV-я разведгруппа
(коммодор L. von Reuter, офицер адмирал-штаба - корветтен-капитан Heinrich Weber)
Stettin не повреждён
фрегаттен-капитан Friedrich Rebensburg
Stuttgart не повреждён
фрегаттен-капитан Hagedorn
Munchen не повреждён
корветтен-капитан Oscar Bucker
Frauenlob потоплен торпедой британского крейсера Southampton
фрегаттен-капитан Georg Hoffman
Berlin не участвовал, на ремонте в доке
Придан IV-й разведгруппе (командующий подводными лодками капитан цур-зее Bauer)
Hamburg не повреждён
капитан цур-зее Bauer
 
миноносная группа главных сил
(коммодор P. Heinrich, офицер адмирал-штаба капитан-лейтенант Meier на Regensburg)
2-й лидер эсминцев
Regensburg не повреждён
фрегаттен-капитан Heuberer
 
I-я флотилия эсминцев, капитан-лейтенант Conrad Albrecht (на G 39)
1-я полуфлотилия
G.38 ---
капитан-лейтенант Metger
G.39 ---
обер-лейтенант цур-зее Loefen
G.40 повреждён
капитан-лейтенант Richard Beitzen
S.32 повреждён
капитан-лейтенант Richard Beitzen
*флотилия в процессе замены старых кораблей на новые, 7 старых оставлены в базе
 
III-я флотилия эсминцев, корветтен-капитан Hollman (на S 53)
флагман
S.53 ---
капитан-лейтенант Friedrich Gutting
5-я полуфлотилия, капитан-лейтенант Gautier (на V 71)
V.71 ---
обер-лейтенант цур-зее Friedrich Ulrich
V.73 ---
капитан-лейтенант Delbruck
G.88 ---
капитан-лейтенант Scabell
6-я полуфлотилия, капитан-лейтенант Karlowa (на S 54)
S.54 ---
капитан-лейтенант Karlowa
V.48 погиб
капитан-лейтенант Friedrich Eckoldt
G.42 ---
капитан-лейтенант Bernd von Arnim
*V.74, G.85, V.70 и S.55 оставлены в базе.
 
V-я флотилия эсминцев, корветтен-капитан Heinecke (на G 11)
флагман
G.11 ---
капитан-лейтенант Adolf Muller
9-я полуфлотилия, капитан-лейтенант Hoefer (на V 2)
V.2 ---
капитан-лейтенант Hoefer
V.4 потоплен торпедой британского эсминца Moresby
капитан-лейтенант Barop
V.6 ---
обер-лейтенант цур-зее Hans Behrendt
V.1 ---
обер-лейтенант цур-зее Nuthig
V.3 ---
капитан-лейтенант Manfred von Killinger
10-я полуфлотилия, капитан-лейтенант Friedrich Klein (на G 8)
G.8 ---
обер-лейтенант цур-зее Rodenberg
G.7 ---
капитан-лейтенант Meinecke
V.5 ---
обер-лейтенант цур-зее Tils
G.9 ---
капитан-лейтенант Anschutz
G.10 ---
обер-лейтенант цур-зее Haumann
 
VII-я флотилия эсминцев, корветтен-капитан von Koch (на S 24)
флагман
S.24 ---
капитан-лейтенант Fink
13-я полуфлотилия, капитан-лейтенант G. von Zitzewitz (на S 15)
S.15 ---
обер-лейтенант цур-зее Christian Schmidt
S.17 ---
капитан-лейтенант von Puttkammer
S.20 ---
капитан-лейтенант Benecke
S.16 ---
капитан-лейтенант Walter Loeffler
S.18 ---
капитан-лейтенант Haushalter
14-я полуфлотилия, корветтен-капитан Hermann Cordes (на S 19)
S.19 ---
обер-лейтенант цур-зее Reimer
S.23 ---
капитан-лейтенант Arthur von Killinger
V.189 ---
обер-лейтенант цур-зее Keil
V.186 в 07:15 31 мая отослан назад у Гельголанда из-за текущих конденсаторов
капитан-лейтенант W. von Keyserlingk
 

Подводные лодки
патрульная линия для предыдущей операции, обстрела Сандерленда 23 мая
 
Патрульная линия у Ферт-о-Форта
U.66 получила повторный сигнал тревоги 31 мая в 01:00
капитан-лейтенант von Bothmer
U.63 ---
?
U.51 ---
?
U.32 получила первый сигнал тревоги “31 Gg.2490”, когда ФОМ был в море 31 мая в 10:04
капитан-лейтенант Kurt Hartwig
U.70 получила первый сигнал тревоги “31 Gg.2490”, когда ФОМ был в море 31 мая в 10:04
?
U.24 ---
капитан-лейтенант Rudolf Schneider
U.52 ---
?
Патрулировали у британского побережья
U.47 разведка у Сандерленда ночью 21/22 мая, затем патрулирование у Питерхэда
?
U.46 позиция у Терсхеллинга
?
U.67 позиция у Терсхеллинга
?
UB.21 позиция у Хамбера
?
UB.22 позиция у Хамбера
?
UB.27 позиция у Форта, должна была попытаться туда проникнуть
?
U.43 к востоку от Пентланд Фирт
?
U.44 к востоку от Пентланд Фирт
капитан-лейтенант Wagenfuhr
U.63 у Форта
капитан-лейтенант O. Schultz
Возвращались на базу
U.46 с повреждённым перископом
капитан-лейтенант L. Hillebrand
UB.27 с повреждённым левым винтом, после очистки его от сетей у Ферт-о-Форта 25 мая
капитан-лейтенант Dickson
Заградительные операции подводных лодок
U.72 должна была выставить 22 мины в Moray Firth, но вернулась 25 мая из за протечки топливной цистерны
?
U.74 должна была выставить 22 мины в Firth of Forth, но была потоплена со всем экипажем артиллерийским огнём 4 вооружённых траулеров 27 мая
?
U.75 должна была выставить 22 мины к западу от Орнкейских островов. 29 мая выставила мины в канале, обычно используемом вспомогательным флотом в 2 милях к западу от Орнкея. Фактически мины были выставлены с ошибкой: U75 их выставила у Марвик-Хэд, к NW от главного острова Орнкеев, спутав его с островом Хой. Однако, на этих минах подорвался и погиб крейсер Hampshire, с лордом Китченером на борту 5 июня.
?
Фландрская флотилия подводных лодок
UC.10 выставила мины у Гарвича и устья Темзы в ночь 31 мая – 1 июня
?
UC.6 выставила мины у Гарвича и устья Темзы в ночь 31 мая – 1 июня
?
UC.1 должна была выставить мины у Гарвича и устья Темзы в ночь 31 мая – 1 июня, но обнаружился дефект в ЭУ и лодка вернулась на базу
?
UB.17 патрулировала у побережья Саффолка с 03:00 1 июня до 16:00 2 июня
?
UB.29 патрулировала у побережья Саффолка с 03:00 1 июня до 16:00 2 июня
?
UB.19 патрулировала у побережья Саффолка с 03:00 1 июня до 16:00 2 июня
?
UB.12 патрулировала у побережья Саффолка с 03:00 1 июня до 16:00 2 июня
?
UB.10 патрулировала у побережья Саффолка с 03:00 1 июня до 16:00 2 июня
?
UB.6 патрулировала у побережья Саффолка с 03:00 1 июня до 16:00 2 июня
?
UB.18 патрулировала у голландского побережья до Терсхеллинга, затем присоединилась к патрульной линии у побережья Саффолка
?
UB.23 патрулировала у голландского побережья до Терсхеллинга, затем присоединилась к патрульной линии у побережья Саффолка
?
 

Цеппелины
корветтен-капитан Peter Strasser, командующий воздушными кораблями
 
5.1 группа разведывательных воздушных кораблей между Скагерраком и Фламборо-Хэд с 11:30, 31 мая: Погода была очень туманной, облака от 1000 футов, которые не давали вести разведку.
L-9 находился в 100 милях к O от Сандерлэнда, но вернулся из за проблем с моторами
?
L-14 должен был патрулировать в Скагерраке, но не успел, так как поздно взлетел (?)
?
L-16 находился в 80 милях к O от Фламборо-Хэд (вне Хамбера)
?
L-21 находился в 120 милях к E от Питерхэда
капитан-лейтенант Dietricht
L-23 находился в 240 милях к O от Носс-Хэд (Пентланд-Фёрт), но изменил планы и решил провести разведку на север вместо "L14"
капитан-лейтенант von Schubert
5.2 группа разведывательных воздушных кораблей вызвана к Хорнс-рифу на рассвете 1-го июня, имела 6 дирижаблей, которые взлетели вскоре после полуночи: погода была туманной, с нижним краем облаков от 3200 до 1000 футов.
L-11 разведка к NW от Гельголанда
корветтен-капитан Schutze
L-13 поиск к N и к W от Терсхеллинга
?
L-17 патрулировал в 50 милях от SSW на WNW от Хорнс-Рифа
?
L-22 патрулировал к NW от Хорнс-рифа
?
L-24 патрулировал к NW от Хорнс-рифа
?
 

 


 

ЛИТЕРАТУРА И ИСТОЧНИКИ
по материалам этого сайта
+
Р. фон Шеер. Германский флот в Первую мировую войну, Эксмо, Изографус; СПб. 2002.