Крейсера  
  Минные заградители  
  Плавмастерские  
  Общие учебные  
  Учебно-артиллерийские  
  Классификация  
  По алфавиту  
  По годам  
  Соединения и операции  
  Разное  

Вспомогательный крейсер - минный заградитель (Handelsschutzkreuzer, Minenleger)

 Orion 


Германия, 1939 г. 1 ед. (грузовой п/х, 1930 г.)
в 1942-1943 гг. плавмастерская/плавсклад
в 1944-1945 гг. учебный корабль

 

*
Orion
*
HSK 1
*
Schiff 36
*
Kurmark
*
Hektor
*
ОСНОВНЫЕ ДАННЫЕ
имя верфь-строитель /спуск в строю примечания
1 HSK 1 Orion = Schiff 36 <Blohm & Voss>, Гамбург, стр. № 486 / 27.03.1930 9.12.1939 грузовой п/х "Kurmark" комп. "Hamburg-Amerika Linie", Гамбург, перестроен на "Blohm & Voss", псевдонимы "Beemsterdijk" (Нидерланды), "Совет" (СССР), "Rokos" (Греция), "Maebashi Maru" (Япония), "Mandu" (Бразилия) и "Contramaestre Casado" (Испания), британское обозначение "Raider A", в 1940-1941 рейд в Атлантику и Тихий океан, с 1942 плавмастерская/плавсклад, с 12.01.1944 артиллерийский УК "Hektor", с 01.1945 УК для кадетов, с 03.1945 снова "Orion", 4.05.1945 потоплен советской авиацией в Свинемюнде, до 1972 разобран польской фирмой
ТТХ
Водоизмещение полное 15700 т
регистровое 7021 брт
Размерения длина МП 141, 28 м
полная 148 м
ширина 18,63 м
осадка 8,07...8,2 м
высота борта на миделе 12,1 и 9,35 м (2 палубы)
Энергетическая установка состав и тип 1 вал 1х4-лопастный гребной винт Ø 5,2 м
1 МО 1 ТЗА Blohm & Voss
2 КО 2 одиночных и 2 двойных цилиндрических ПК (15 атм., 1500 m²)
мощность 6200...6800 л.с. при 110 об/мин
Ходовые данные скорость 14,5 уз.
запас топлива 4100 м³ нефти и 274 м³ масла (на п/х и УК 2000 т)
дальность плавания на 10 уз. 35000 миль
на 15 уз. 12500 миль
Экипаж 372 чел. (16 оф.) + 4 призовых офицера, как п/х - 43 чел. (10 оф.), как УК - 400 чел. (150 курсантов)
Дополнительные данные корпус стальной, по поперечной схеме, 2 палубы, 9, позже 11 отсеков, 6 люков
электроснабжение 390 кВт, 220 В
управление 1 руль
ВООРУЖЕНИЕ
как рейдер, 1940 как УК, 1943
6 (х1) - 150 мм/45 (1800 снарядов) 5 (позже 4) - 150 мм/45
1 - 75 мм/35 (сигнальная на баке) ---
2 (1х2) - 37 мм (4000 снарядов) 4 (2х2) - 37 мм
4 (х1) - 20 мм (8000 снарядов)
6 (2х3) ТА - 533 мм (надводные, поворотные, 24 торпеды) ---
228 мин EMC ---
1 самолёт Arado Ar-196, с 1.02.1941 + Nakajima E8N2 ---
--- 2 радара FuMG

 

 

Сухогруз "Kurmark" компании HAPAG, построенный в 1930 г. на верфи Blohm & Voss в Гамбурге, один из шести однотипных транспортных судов (в серию входили также "Bitterfield", "Neumark", "Nordmark", "Stassfurt" и "Uckermark"), в конце 1939 на той-же верфи был переоборудован в ВКР и получил обозначение командования "HSK 1" и имя собственное "Orion". Вступил в строй 9 декабря 1939. В процессе переоборудования корабль получил оперативное обозначение "Schiff 36", а после выхода в море в британских сводках именовался как "Raider А" (так, как он был первым, который им удалось обнаружить).

"Orion" был одним из трёх турбинных рейдеров, а установленный на нём двигатель был снят с более крупного судна — пассажирского лайнера "New York" водоизмещением 22 327 брт., принадлежащего НАРАG, которой при модернизации на той-же верфи "Блом унд Фосс" получил новую и гораздо более мощную энергетическую установку. Старую решили не отправлять в металлом и установили одну из турбин на строившемся "Kurmark". Это очень спорное решение впоследствии оказало огромное влияние на всю боевую деятельность будущего рейдера. Она то и стала настоящей головной болью для командира и команды "Orion" из-за своих постоянных поломок и большого расхода топлива. К тому-же турбоход отличался повышенным расходом топлива: если моторные суда потребляли в сутки в среднем 8—9 тонн соляра, то "Orion" — около 40 тонн нефти. Время разогрева паровых котлов также не шло ни в какое сравнение со временем набора полного хода дизельными судами, плюс ко всему, турбину приходилось постоянно держать в работающем состоянии. Позднее руководство войной на море было вынуждено признать, что "Kurmark" (как и однотипный и "Neumark") ни в коем случае не должны были использоваться в качестве коммерческих рейдеров.

Главный калибр вспомогательного крейсера составляли взятые из арсенала шесть 150-мм орудий SK L/45 образца 1906 г. в установках MPL С/13 на центральном штыре, снятых в свое время с линейных кораблей и линейных крейсеров кайзеровского флота, и установках MPL С/16, изготовленных для недостроенных легких крейсеров периода Первой мировой войны. Широко распространенная информация Э. Грёнера о том, что на корабли "первой волны" ставили орудия со старых линейных кораблей "Schleswig-Holstein" и "Schlesien", очевидно, не соответствует действительности, поскольку эти орудия были сняты только в 1940 году. Большинство орудий оказалось уже порядком расстрелянными, так что реальная дальность не превышала и 10 тысяч метров. Боекомплект состоял из 300 снарядов на орудие (фугасные с донным и головным взрывателем). Всего же в погребах хранилось 1500 150-мм фугасных снарядов L/4,6 с донным и L/4,5 с головным взрывателем. Они имели одинаковый вес 15,3 кг, но различались по количеству взрывчатки (3,058 и 3,892 кг). Кроме этого, было 250 150-мм фугасных трассирующих снарядов L/4,5 с головным взрывателем и 50 150-мм осветительных снарядов весом 41 кг. Пушки были установлены на верхней палубе и кормовой надстройке и были замаскированы под бытовки или контейнеры с палубным грузом.

Кроме главного калибра имелась также погонная сигнальная пушка, установленная открыто на баке, предназначенная для подачи предупредительных выстрелов. Это было трофейное польское 75-мм скорострельное орудие французского производства ("шнейдер" или "крезо", дальность стрельбы до 8000 м). В начальном периоде боевых действий тактика действий вспомогательных крейсеров сводилась к максимально возможному сближению с жертвой, после чего сбрасывалась маскировка, делался предупредительный выстрел из этого погонного орудия и прожектором передавался приказ остановиться и не пользоваться радио. В случае невыполнения приказа, огонь вёлся на поражение главным калибром. Очень скоро выяснилось, что от сигнальных орудий совсем мало толку и в будущем предупредительные выстрелы уже делались из 150-мм орудий.

В качестве малокалиберной артиллерии устанавливались один спаренный 37-мм зенитный полуавтомат С/30 (замаскирован в кормовой надстройке) и четыре одиночных 20-мм зенитных автомата С/30 (оба типа имели боекомплект по 2000 выстрелов на ствол).

О составе СУАО имеется очень мало сведений. Известно, что на всех крейсерах стандартным было наличие одного 3-м дальномера, обычно находившегося на надстройке.

Кроме артиллерии но борту имелись два трёхтрубных поворотных 533-мм торпедных аппарата, спрятанных за откидным фальшбортом на верхней палубе. Использовались только парогазовые торпеды типа С7а (заряд 280 кг, режимы хода: 6000 м на 44 узлах, 8000 м на 40 уз. или 14000 м на 30 уз.). Они могли снабжаться контактным или магнитным взрывателем, однако в начале войны оба работали крайне ненадежно. Кроме того, в начале войны торпеды страдали от дефектов рулей глубины. Поэтому зачастую торпедные залпы оказывались безуспешными — так "Orion" выпустил в британское судно "Chaucer" восемь (!) торпед, но ни одна из них не взорвалась.

Как и три других рейдера первой волны, "Orion" был приспособлен для постановки якорных контактных мин типа ЕМС (общий вес 1135 кг, заряд 250 кг).

Для проведения воздушной разведки на корабле изначально имелся гидросамолет "Arado" Ar-196 серии А-1, администативно он принадлежал к эскадрилье 5./BoFlGr.196, 1 февраля 1941 в дополнение судно снабжения "Münsterland" доставило закупленный в Японии "Nakajima" E8N1. 10 апреля 1941 судно снабжения "Alstertor" доставило новый "Arado" (нет данных, когда был потерян старый). 26 мая 1941 "Nakajima" разбился неподалеку от Мадагаскара, пилота и наблюдателя удалось спасти. В начале августа 1941 второй "Arado" окончательно вышел из строя, и рейдер остался без авиации.

Радиоаппаратура являлась стандартной для Кригсмарине, производства фирм "Лоренц" и "Телефункен". Обеспечение связи на дальних расстояниях достигалось не увеличением мощности передающих устройств, что неизбежно привело бы к усложнению антенного и фидерного хозяйства, а за счет применения коротковолнового диапазона. Таким образом, мощность установленных на них передатчиков не превышала 800 Вт. Однако для рейдеров это не всегда являлось плюсом, так как известны жалобы радистов на недостаток мощности, когда требовалось забить сигнал о помощи атакуемого судна.

Для маскировки рейдеру необходимо было походить на конкретное судно какой-либо компании, что было не так уж просто — транспорты постройки отечественных верфей имели специфический "немецкий" облик. После изучения справочника Ллойда в качестве образцов для маскировки были выбраны насколько судов возрастом не более десяти лет, водоизмещением от 5 до 10 тысяч тонн, с крейсерской кормой и хоть немного походивших на рейдер, в частности нидерландский турбоход "Beemsterdijk", советский пароход "Совет", греческий пароход "Rokos", японские пароходы "Maebashi Maru" и "Yuyo Maru", бразильский пароход "Mandu" и испанский угольщик "Contramaestre Casado".

Для того чтобы превратиться в одно из них, на борту имелось множество различных приспособлений. Силуэт изменялся при помощи деревянных щитов, полотнищ парусины. Мачты и грузовые стрелы были телескопическими — поднимались и опускались, а также устанавливались в различных положениях. Дымовая труба удлинялась, а при необходимости добавлялась фальшивая вторая, носовой кран мог убираться под палубу. Раструбы вентиляторов могли перемещаться, настоящие дополнялись фальшивыми. Имелось по два набора навигационных огней, с помощью которых создавалась иллюзия движения в противоположном направлении. Чтобы рейдер не выглядел идущим пустым, вызывая этим лишние подозрения, в трюмы в качестве дополнительного балласта засыпался песок. Для перекраски корпуса и надстроек в трюмах хранилось большее количество краски и малярных принадлежностей.

НЕКОТОРЫЕ СУДА, ПОД КОТОРЫЕ РЕЙДЕР МАСКИРОВАЛСЯ
             

Судно было мобилизовано 4 сентября 1939 г. - уже на следующий день после того, как Великобритания и Франция объявили войну Германии, и отправлено на родную верфь для переоборудования в коммерческий рейдер, при этом ему присвоили номер вспомогательного судна "Schiff-36". 9 декабря 1939 на корабле подняли военно-морской флаг, и он вступил в строй как вспомогательный крейсер номер 1 (HSK-1), его командиром стал тридцативосьмилетний корветтен-капитан Курт Вайер (Kurt Weyher), который в дополнение к кодовым обозначениям дал кораблю также собственное имя "Orion". Конец 1939 и начало 1940 года прошли в подготовке к плаванию. В этот период находящийся в Киле "Orion" маскировался под минный заградитель. На нем установили вторую фальшивую трубу и деревянные макеты пушек, которые на расстоянии нельзя было отличить от настоящих.

Из-за жестоких морозов первой военной зимы, планируемый выход корабля в плавание пришлось отложить. Только незадолго до полуночи вторника 12 марта "Orion", вместе с "Atlantis" и "Widder", ушел из Киля. Корабли прошли Кильским каналом в Северное море, где предстояло провести артиллерийские учения и тренировки экипажей. Затем рейдер снова вернулся в Киль. 20 марта его посетил с инспекцией гросс-адмирал Редер.

30 марта в 22.30, отойдя от причальной бочки 7А Кильской гавани, "Orion" вновь Кильским каналом направился в Куксхафен. Там команда завершила последние приготовления к походу. Затем корабль перешел в бухту Зюдерпип, где стал ожидать сигнала об уходе в плавание. В течение трех дней экипаж демонтировал фальшивые деревянные пушки и вторую дымовую трубу, в которой три месяца матрос Пауль Шмидт, счастливо пыхтя сигарой (даже во время вахты!), поддерживал видимость идущего из нее дыма, сжигая нефть и различную ветошь. Кроме этого полностью изменился внешний вид рейдера: "Orion" замаскировали под пароход "Beemsterdijk" (6869 брт) голландской компании "Nederlandische-Amerikaanische Stoomvart Maatschappij". Тем временем 1 апреля Курту Вайеру присвоили звание фрегаттен-капитана. Наконец 6 апреля 1940 г. в 11.44 на корабле получили приказ "приступить к загрузке", что означало "Счастливого плавания". "Orion", вышедший из Германии вторым после "Atlantis", направился в южные широты.

РЕЙД

Апрель 1940

Сначала рейдер сопровождали два самолёта, миноносцы "Seeadler" и "Luchs", и два "шнелльбота". По мере удаления от баз эскорт редел, а после преодоления Фризийского заграждения рейдер пошёл один. По планам командования, далее его должны были сопровождать две подводные лодки — U-50 (капитан-лейтенант Бауэр) и U-64 (капитан-лейтенант Шульц). Однако первая из них, вышедшая 5 апреля из Киля, к этому времени уже находилась на морском дне, погибнув на британском мине. Вторая, U-64, в 19.40 обнаружила рейдер, но после полуночи подводники потеряли контакт, который так и не удалось восстановить. 8 апреля Шульц коротким сигналом доложил об этом в штаб. Так как в это время началось вторжение германских войск в Норвегию (операция "Везерюбунг"), то U-64 получила приказ следовать в Нарвик. где вскоре была потоплена британской авиацией.

Северное море в это время напоминало оживленную трассу — многочисленные отряды военных кораблей противоборствующих сторон бороздили его в различных направлениях. Не избежал опасных встреч и "Orion". Так, 8 апреля ему повстречался пароход в охранении эсминца, двигавшиеся на северо-восток. Через семь часов наблюдатели заметили еще одно судно в окружении уже четырех эсминцев (предположительно это была группа "WS" — минный заградитель "Teviot Bank", эсминцы "Inglefield", "Ilex", "Imogen", "Isis", следующая домой после постановки минного заграждения у побережья Норвегии (операция "Уилфред"). К счастью, никто не заинтересовался одиноким голландским "купцом".

10 апреля из незашифрованных радиосообщений Вайер узнал неприятную для себя новость — настоящий "Beemsterdijk" находился в этот момент в Вест-Индии. Пришлось команде под руководством первого офицера корветтен-капитана Адальберта фон Бланка срочно менять маскировку. Теперь "Orion" превратился в советский транспорт "Совет" (порт приписки — Владивосток), причем все это пришлось делать во время сильного шторма. 11 апреля рейдер вошел в Датский пролив, попав сразу же в шторм силой 10 баллов, из-за чего он вышел в Атлантику, пройдя широту мыса Фарвел, только 13 апреля.

Первоначально Вайер получил от командования приказ не предпринимать каких-либо действий до постановки минных заграждений у побережья Новой Зеландии, и лишь затем приступить к нарушению торговых коммуникаций союзников. Однако уже 16 апреля, находясь на широте Ньюфаундленда, рейдер принял шифрованное сообщение "1814/16/57", касавшееся его и вышедшего ранее в море "Atlantis". РВМ, пытаясь оттянуть хоть какую-то часть кораблей британского флота, прежде всего авианосцы, от Норвегии, приказывало начать боевые действия незамедлительно, и только после первого успеха продолжить путь в Индийский океан. Дополнительно перед "Orion" ставилась задача своей радиоигрой для дезинформации противника изобразить транспорт, подвергшийся нападению "карманного линкора".

К концу апреля рейдер вышел в оперативный район с координатами 20 — 30° СШ, 40 — 45° ЗД - на перекресток торговых путей связывающих Британию с Панамой и Азорские острова с Мексиканским заливом. К этому времени камуфляж сменили еще раз, с 15 апреля "HSK 1" превратился в греческий пароход "Rokos", принадлежавший "Ионической пароходной компании" из Аргосталиона. 22 апреля произошла первая встреча, но Вайер никак не прореагировал на прошедший в двух милях вооруженный британский пассажирский пароход, понимая, что скорость того гораздо выше, да и проблема содержания на борту большого количества пленных встала бы очень быстро.

Только через два дня, 24 апреля 1940 года, "Orion" перехватил первое судно и таким образом стал первым вспомогательным крейсером Кригсмарине, открывшим счет во Второй мировой войне. В 5.17 утра на сходящемся курсе наблюдатели заметили небольшой английский пароход "Haxby" (5207 брт. 1929 г.) британской компании Popner & Со Lts., Вест Хартпул, который шел в балласте из Глазго в Корпус-Кристи (Техас) за грузом металлолома для английских сталелитейных заводов. Вайер позволил транспорту пересечь курс рейдера, а затем, дав предупредительный выстрел из 75-мм орудия, приказал тому остановиться и не применять радио. Однако британцы и не подумали выполнять эти требования, а сразу же отправили в эфир сигнал тревоги "RRR" с названием судна и координатами. В ответ на это фрегаттен-капитан приказал открыть огонь. В течение шести минут немецкие снаряды уничтожили на "Haxby" радиорубку и установленное на корме орудие, а из-за разрушенного борта судно получило заметный крен. Первое столкновение оказалось кровавым — погибло 16 человек из команды транспорта. Немцы спустили две шлюпки и спасли капитана Корнелиуса Арундела и еще 24 человека, один из которых умер в тот же день в лазарете рейдера. Несмотря на полученные повреждения, пароход отказывался тонуть, а из-за пожара образовался столп густого черного дыма, видимый в ясную погоду за 20—30 миль. Учитывая возможность нахождения рядом военного корабля союзников, Вайер с неохотой приказал добить "Haxby" торпедой. Разломанный взрывом пополам, транспорт затонул в 8:39. Ночью рядом с рейдером прошло еще одно судно, но его оставили без внимания.

К утру следующего дня "Orion" в очередной раз сменил обличие, став "Mandu" Бразильского Ллойда. Не будучи уверенным, что сигнал бедствия, переданный с потопленного корабля, услышали, фрегаттен-капитан приказал еще несколько раз отправить искаженный сигнал о нападении "карманного линкора" на британское судно. После этого посчитав свою миссию исполненной, Вайер вновь направил "HSK 1" на юг. Усилия не прошли даром — британское Адмиралтейство узнало о нахождение в Атлантике немецкого корабля и присвоило ему обозначение "Raider A". После этого эпизода в атаках наступил двухмесячный перерыв. "Orion" направился через Тихий океан для постановки мин у берегов Австралии и Новой Зеландии. 30 апреля рейдер впервые попал в тропический шторм, а на следующий день пересек экватор.

Май 1940

К 6 мая топлива и припасов осталось только на 57 дней похода, и Вайер сообщил об этом РВМ: недостатки турбинного судна начали вылезать наружу. Вскоре из Берлина получили приказ о встрече с судном снабжения — древним танкером "Winnetoo". Тот 9 апреля вышел на встречу с рейдером из испанского порта Лас-Пальмас на Канарах. Утром 14 мая корабельный "Arado", пилотируемый лейтенантом-цур-зее Клаусом фон Винтерфельдом, начал поиски танкера и обнаружил его через два часа. "Orion" принял с "Winnetoo" 1720 тонн нефти. Следующее рандеву назначили на 18 июня уже в Тихом океане, в районе островов Тубуаи. Заправка в море оказалась очень сложной и опасной операцией, в которой принимало участие около двухсот человек, и продолжалась весь день и ночь. Расстались немецкие суда 18 мая.

При прохождении Фолклендских островов в воду опустили венок в честь эскадры адмирала графа фон Шпее, погибшей здесь в 1914 г. 21 мая в очень тихую погоду "Orion" обогнул мыс Горн в двухстах милях к югу и пошел на север вдоль побережья Чили до 40-й широты. Дойдя до Вальдивии, рейдер повернул на запад и направился к Новой Зеландии — Вайер решил воспользоваться попутным Перуанским течением. Однако уже тридцатого числа ему пришлось остановиться, так как механики приступили к первому из нескончаемой череды ремонтов энергетической установки, которые стали настоящей чумой для фрегаттен-капитана и его экипажа.

Июнь 1940

Согласно новому приказу командования, рейдеру в период с июля по сентябрь предстояло действовать в водах Новой Зеландии и Австралии, а затем уйти к Каролинским островам для встречи с судном снабжения. 3 июня в течение 2 часов сменили маскировку — "Orion" превратился в безликий транспорт голландской "Нидерландско-Африканской компании". Через 5 дней котлы опять напомнили о себе. Линию перемены даты рейдер пересек 11 июня.

13 июня корабль достиг залива Хаураки, на берегу которого расположен крупный новозеландский порт Окленд. Стояла безоблачная погода с хорошей видимостью. Вайер дождался начала зимних сумерек и в 19.26 приступил к постановке заграждения. Первый ряд мин выставили поперек восточного прохода в порт между островами Грейт Меркюри и Кувье. В КТВ фрегаттен-капитан отметил, что из-за хорошей погоды он не стал подходить ближе, чем на 8 морских миль к маяку Кувье, чтобы не быть замеченным с сигнальной станции. Второе заграждение положили поперек подхода к проходу Колвилл зигзагом, который захватил юго-восточный конец Большого Барьерного острова. Третий и самый длинный ряд перегородил северные подходы к заливу Хаураки. Он протянулся от точки на северном конце Большого Барьера по широкой дуге длиной 6,5 миль до островов Моко-Хинау, и отсюда по прямой линии к северо-западу, проходя в шести милях от островов Маро-Тири к точке, приблизительно в пяти милях от побережья.

Во время этой дерзкой и опасной акции наблюдатели рейдера зафиксировали три судна, вышедших из порта, и одно, вошедшее в него. Кроме этого, в период С 20.00 и до полуночи, когда постановка еще продолжалась, в Окленд пришли новозеландский легкий крейсер "Achilles" и британский вспомогательный крейсер "Hector". Фортуна была на стороне немецкого корабля, и он оказался незамеченным. Возможно, что испортившаяся к одиннадцати часам вечера погода помогла рейдеру избежать фатальной встречи. Последние мины упали за борт 14 июня в 2.36 утра — всего постановка продолжалась 7 часов и 10 минут, у входа в залив было выставлено 62 мины и еще 162 мины — в самой бухте, а затем "Orion" полным ходом пошел на северо-восток в сторону Панамы.

Через пять дней эхо мировой войны докатилось и до безмятежных южных морей. Около 3.30 19 июня в точке с координатами 35°53' ЮШ, 174°54' ВД между мысом Брэм и Моко-Хинау подорвался на двух минах направлявшийся из Окленда в Суву и Ванкувер грузопассажирский лайнер "Niagara" (13 415 брт, 1913 г.), принадлежавший Королевской канадско-австралийской почтовой службе (Ванкувер). Судно тонуло долго, поэтому все 148 пассажиров и 203 члена экипажа перешли в спасательные лодки, но на дно пошли около 8 тонн золота (всего 590 слитков стоимостью около 2,5 млн. фунтов стерлингов в ценах 1940 г.), принадлежавшего Банку Англии, и большая партия боеприпасов к стрелковому оружию. "Niagara", при постройке носившая громкое прозвище "Титаник Тихого океана", затонула из глубине около 120 м. 555 слитков золота подняли со дна в 1941 г., еще 30 в 1953 г. Оставшиеся пять так и не нашли.

Новозеландские власти отреагировали очень быстро: четыре главных портовых города закрыли для плавания, пока тральщики не очистили подходы к ним, были погашены навигационные огни, приостановлена передача по радио метеосводок, началась разведка с воздуха. "Achilles" и "Hector" отправились на поиски рейдера. Не остались в стороне и австралийцы, отправившие в патрулирование легкий крейсер "Perth" и авиацию. Все эти меры запоздали — "Orion" уже ушел далеко на север-восток, направляясь к островам Общества.

Еще в течение года смертоносные "подарки" "Orion" выбрасывало волнами на берег или обнаруживали в водах залива Хаураки. "Niagara" оказалась не единственной жертвой мин рейдера. 14 мая 1941 г. от взрыва при попытке вытралить мину, запутавшуюся в сетях рыболовецкого сейнера, в точке с координатами 35°55' ЮШ, 174°50' ВД затонул вспомогательный тральщик новозеландских ВМС "Puriri" (927 брт. 1938 г.). Погибло пять человек. С 13 июня 1941 г. 25-я флотилия тральщиков начала траление, в ходе которого к концу сентября была обезврежена еще 131 мина. Таким образом, минные постановки рейдера можно считать весьма успешными, после них маршруты английских судов сильно изменились: транспортные суда прижимались к берегу или следовали в конвоях.

После минных постановок рейдер почти два месяца скрывался среди островов южных морей. 15 июня он прошел острова Кермадек, не обратив внимания на замеченное судно. На следующий день гидросамолет опрокинулся у борта рейдера из-за сильного волнения на море, а при его подъеме дополнительно повредили крылья. На 17 дней "Orion" остался без аэроразведки.

19 июня утром приблизительно в восьмистах милях к востоку от островов Кермадек в точке с координатами 28°48‘ ЮШ и 160°38‘ ЗД рейдеру удалось захватить свой первый и единственный приз — норвежский зерновоз "Tropic See" (8755 брт, 1920 г.), принадлежавший компании X. Остберга из Осло. Он вышел 8 июня из Сиднея и направлялся в Нью-Йорк через Панамский канал с 8100 тоннами пшеницы. После сигнального выстрела из 75-мм орудия с требованием остановиться, норвежцы попытались уйти, воспользовавшись своей более высокой скоростью, но "Orion" также увеличил скорость, а затем два выстрела из 150-мм орудий охладили пыл потомков викингов, которые так и не воспользовались радио. Изучив документы, Вайер установил, что владельцем груза являлось британское Министерство продовольствия, а конечный пункт маршрута — Британия. В связи с этим, 19 июня он формально объявил норвежскому капитану Хенрику Николайссену, что его судно является призом, а все 33 члена его команды (включая жену капитана) — пленными.

Через шесть дней состоялось рандеву со старым знакомым — танкером "Winnetoo". Совместное плавание, во время которого "Orion" пополнил запасы топлива и продовольствия, продолжалось до 30 июня. В этот день "Tropic See", переименованный в "Kurmark", с лейтенантом-цур-зее резерва Фрицем Штайнкрауссом и 28 моряками призовой команды (17 с "Winnetoo" и 11 с "Orion") отправился в самостоятельно плавание к мысу Горн. Конечной точкой его маршрута являлся французский порт Бордо. На приз перевели всех пленных с "Haxby".

Июль 1940

1 июля "Orion" еще раз заправился с танкера, приняв 1500 т нефти. Около месяца рейдер провел в бесплодных поисках на торговых маршрутах, дойдя при этом до Таити, а затем постепенно смещаясь на запад 19—23 июля Вайер крейсировал около островов Фиджи. 28-го севернее островов Эллиса состоялась очередная заправка, во время которой приняли 800 тонн нефти. Еще день "HSK 1" шел к экватору, а затем, находясь к востоку от островов Гилберта, повернул на юго-запад. 30 и 31 июля запускали гидросамолет, но он ничего не обнаружил. Теперь путь "Orion" лежал между островом Сан-Кристобаль и островами Санта-Круз в Коралловое море.

Август 1940

7 августа в последний раз заправились с "Winnetoo", приняв оставшиеся 400 т топлива, после чего пустой танкер ушел в Японию. В октябре 1942 г. старый танкер передали Японии где он получил наименование "Teikan Maru". 12 августа 1944 г. он был потоплен американской подводной лодкой "Puffer" у о. Самар (13°18’ СШ, 120°11 ЗД).

К тягучей скуке монотонных однообразных будней добавились высокая влажность, отсутствие свежих продуктов и нормирование пайков — все прелести долгого плавания в южных морях. Разнообразие могло внести британское судно "Triona" (4413 брт, 1931 г.), принадлежавшее "British Phosphate Commissioners (A. Weir & Co Ltd)" из Лондона, и замеченное 10 августа у Брисбена. Байер последовал за ним следом, держась вне поля зрения. Атаку отложили до наступления темноты, чтобы не смогла вмешаться береговая авиация. После захода солнца "Orion" начал сближаться с жертвой, но через 15 минут, после того как он показался в видимости парохода, тот развернулся в противоположную сторону и на высокой скорости стал уходить. Байер отметил в КТВ, что он не стал преследовать транспорт, так как "HSK 1" имел недостаточную скорость и не смог бы догнать беглеца до наступления темноты. Вдобавок фрегаттен-капитан не хотел раскрывать факт нахождения немецкого корабля в этих водах. В тот вечер "Triona" удалось избежать роковой встречи. Как выясниться позже, не на долго...

Дальше путь крейсера лежал к Нумеа — столице французской Новой Каледонии, куда он добрался 12 августа. В тот же день немного изменили облик "Orion", сняв две грузовые стрелы в носу и установив дополнительную мачту на корме. Это было связано с тем, что к этому времени британское Адмиралтейство получило точное описание однотипного с ним рейдера "Widder". 14 августа пять часов искали в море гидросамолет "Arado", который во время разведывательного полета к острову приводнился из-за проблем с топливным насосом. Пилот доложил, что в порту стоит три судна.

Через два дня повернувший на юг рейдер сумел перехватить небольшой французский угольщик "Notou" (2489 брт, 1930 г.) принадлежавший "Никелевому обществу" из Нумеа. Он шел с грузом 3602 т угля из Ньюкасла (Австралия) в Нумеа. Для решения всех возможных проблем хватило одного предупредительного выстрела. С "Notou" сняли 37 человек (10 европейцев, в их числе — один пассажир, и 27 матросов с островов Океании) и в 22.00 пустили на дно с помощью подрывных зарядов и артиллерии (23°44‘ ЮШ, 164°42’ ВД). Трап с "Notou" вскоре был выброшен волнами на берег близ Нумеа.

Через 24 часа прямо по курсу обнаружилось очередное судно, на котором в свою очередь похоже также заметили рейдер в лунном свете — неизвестный погасил навигационные огни и растворился в темноте.

После этого Вайер увел "Orion" на юг, в Тасманово море, где 20 августа в дождевую погоду тот наткнулся на транспорт "Turakina" (9691 брт, 1923 г.) Новозеландской судоходной компании из Нью-Плимута. Он направлялся из Сиднея к проливу Кука с грузом, состоящим из 4000 т олова, 1500 т зерна, 700 т шерсти, а также фруктов и штучных товаров. В 17.50 немцы подали сигнал с требованием остановиться и не пользоваться радио. Однако капитан Дж. Лэйрд решил дать бой вражескому кораблю. "Turakina" сразу же начала отворачивать для введения в действие 120-мм орудия, расположенного на корме, развила очень приличный ход в 14 узлов и стала подавать радиосигналы о помощи "QQQ" с указанием своего названия и координат. Сигнал смогли услышать на берегу, и к месту боя ушли легкие крейсера "Achilles" и "Perth", но они опять не смогли перехватить "Черный рейдер", как прозвали в новозеландской прессе "Orion". (Одно время я новозеландской прессе даже ходил слух, что командиром немецкого корабля является граф Феликс фон Люкнер — фигура почти эпическая. Во время Первой мировой войны он командовал парусным коммерческим рейдером "Seeadler".)

102-мм орудие турбохода открыло огонь по немецкому рейдеру, а через шесть минут "Orion" ответил с расстояния 4800 метров и накрыл цель с третьего залпа. Немецкие артиллеристы быстро добились четырех попаданий в нос, мостик, между мостиком и трубой, а также сбили фок-мачту с постом наблюдения на ней. За 16 минут боя, к 19:14 "Orion" расстрелял 115 своих 150-мм снарядов. Среднюю часть торговца охватил пожар. В 18.08 команда начала покидать тонущий корабль. "Orion", который в этом момент находился на расстоянии чуть более двух километров, прекратил стрельбу, готовясь оказать помощь. Однако через две минуты с "Turakina" вновь открыли огонь по немецкому кораблю. Вайер отдал приказ добить "подранка" торпедой, но после выпуска та пошла на поверхности воды и, попав в цель, не взорвалась. Пришлось использовать еще одну, которая, поразив британца в 18.20, вызвала большое количество жертв, так как в месте взрыва экипаж гибнущего судна грузился в спасательную шлюпку. Через две минуты транспорт, горевший как огромный факел, ушел на дно в точке с координатами 38°33' ЮШ, 167°12' ВД. Капитан Лэйрд погиб вместе со своим судном, а всего из 56 членов экипажа немцы спасли только 21 моряка. Семеро полумили ранения, и вскоре один из них умер. По приказу Вайера поиски спасшихся проводились более пяти часов в очень бурном море, что вызвало недовольство команды. Сам "Orion" во время боя не получил никаких повреждений за исключением того, что фальшборт, прикрывавший орудия, немного пострадал от ударной волны. Спасательный круг с "Turakina" был найден через месяц на пляже в Новой Зеландии.

После потопления "Turakina" "HSK 1" обогнул с юга Тасманию, пройдя 24 августа в 200 милях к югу от Хобарта. Вскоре погода испортилась, и корабль попал в очень сильный шторм, который продолжался пять дней, причинив много неприятностей. Была нарушена маскировка орудий и торпедных аппаратов. За это время "Orion" прошел зигзагом через весь Большой Австралийский залив, не встретив по пути ни одного корабля.

Сентябрь 1940

Тем временем офицеру-минеру пришла оригинальная идея изготовить из пяти пустых металлических пивных бочонков макеты плавающих мин. Для придания вертикальной плавучести в них залили слой цемента, а сверху приладили свинцовую наделку для придания сходства с "рогатой смертью". Макеты снарядили 250 граммами взрывчатки, взрыв которой при попытке разминирования должен был создать полную иллюзию достоверности. При этом произошел трагический случай. Во время работ, из-за качки корабля преждевременно сработал взрыватель одного из макетов и четыре человека получили ранения. Один из их — старший матрос Ламберт Хардере умер той же ночью, став единственной потерей в личном составе рейдера за весь поход. Несмотря на это, в ночь 3 сентября у входа в гавань Олбани рейдер выставил три макета мин для дезинформации противника, правда, только один из них имел боевую часть. Эффект от этого •заграждения" оказался нулевым — оно так и не было обнаружено австралийцами.

На следующий день в 8 часов утра, когда вспомогательный крейсер находился в 130 милях от мыса Энтрекасто, прилетел австралийский патрульный самолет "Хадсон", сделавший над ним два круга, и вроде бы не обнаруживший ничего подозрительного, но из радиопереговоров пилотов сгало ясно, что самолет не один и следует уносить ноги как можно скорее. К счастью, ухудшившаяся погода и наступившая ночь помогли избежать новых встреч, хотя на рейдере несколько раз слышали гул моторов. В связи с этим 5 сентября "Orion" вновь сменил маскировку, превратившись в британское судно, причем работы производились во время 10-балльного шторма. После прохождения мыса Леувин Вайер начал действовать на маршрутах, соединявших южно-австралийские порты с Кейптауном, Коломбо и Аденом. Крейсерство не дало никаких результатов, да и погода по большой части оказалась плохой.

7 сентября из английских новостей на "Орионе" узнали о судьбе своего приза "Kurmark" (Tropic See). 3 сентября 1940 г. в Бискайском заливе приблизительно в 200 милях от бордо его перехватила британская ПЛ "Truant". Во избежание захвата экипаж затопил судно (46°50' СШ /11°50‘ ЗД), немцы и часть норвежцев 7 сентября на шлюпках достигли испанского порта Ла-Корунья, а англичан и остальных норвежцев после потопления подобрали сама субмарина и британский гидросамолет "Сандерленд".

9 сентября отправили длинное сообщение в Токио. Для дезинформации противника во время передачи рейдер двигался на запад, а после ее окончания развернулся и направился обратно. Вскоре РВМ сообщило Вайеру, что тому предстоит встретиться у атолла Аилинглапалап (Маршалловы острова) с судном снабжения "Weser" которое должно было выйти из мексиканского порта Мансанильо с топливом, припасами и запчастями к энергетической установке. Рейдер двинулся на юго-восток.

Из-за безрезультатного плавания настроение команды пришло в упадок, и 15 сентября Вайер провел церемонию награждения Железными крестами, имитации которых изготовили торпедисты из подручных материалов. На следующий день счетчик показал, что корабль прошел уже 40 000 миль с начала похода. 17-го, когда рейдер находился в 400 милях к югу от Хобарта, фрегаттен-капитан направил его на северо-восток в Тасманово море. С 21-го по 26-е "Orion" безрезультатно бродил между Сиднеем и мысом Северный в Новой Зеландии. Настроение команды снова стало падать, и Вайер объявил 26 и 27 сентября праздничными днями. Рейдер в это время отстаивался среди безлюдных островов Кермадек.

29 сентября из сообщения радио Сан-Франциско на рейдере узнали новость, оказавшуюся крупной неприятностью — столь долгожданный "Weser" 25 сентября, через несколько часов после выхода из порта, перехватил канадский вспомогательный крейсер "Prince Robert". Таким образом, в руки врага могли попасть сведения о предполагавшемся рандеву. Больше всех горевал старший механик, рассчитывавший произвести очередной ремонт с помощью деталей, которые вез снабженец, а также заправиться. В связи с этим РВМ направило к "Orion" другое судно, "Regensburg", базировавшееся на Японию. После заправки они вместе должны были идти к атоллу Ламотрек (Каролинские острова) для встречи со вспомогательным крейсером "Komet" под командованием капитана-цур-зее Роберта Айссена.

Октябрь 1940

2-м октября датированы фотографии повреждённого "Arado".

Рейдер прибыл на Аилинглапалап 10 октября, так и не встретив никого по дороге. "Regensburg", 27 сентября вышедший из Иокогамы, уже стоял на якоре рядом с атоллом. С него перекачали 3000 т нефти, пополнили запасы японским пивом, сигаретами, газированной водой, свежими яйцами, яблоками и картофелем, а также перевели на него одного из раненных при взрыве макета мины, которого необходимо было отправить в японский госпиталь. "Orion" в очередной раз сменил маскировку, превратившись в японский "Maebashi Maru". Вайер позволил команде впервые после долгого плавания прогуляться по твердой земле.

12 октября немецкие суда покинули атолл и направились к Ламотреку для встречи с "Komet". Уже на следующий день вахтенные заметили неизвестное судно, шедшее в том же направление. Фрегаттен-капитан хитроумным способом смог подобраться к нему на близкое расстояние не возбудив подозрения. Сигнальные огни на "Orion" были вначале почти пригашены, а по мере приближения постепенно разгорались таким образом, что не позволили противнику верно оценить расстояние. В 2.55 следующих суток, подойдя на дистанцию пистолетного выстрела, немцы сбросили маски, и у них в руках без сопротивления оказался норвежский "Ringwood" (7203 брт, 1926 г.), принадлежавший компании Олафа Рингдаля из Осло. Он шел в балласте из Шанхая к острову Оушен за грузом фосфатов. Команду в количестве 36 человек вместе с капитаном Альфредом Паркером перевели на "Orion", забрали кое-какие припасы и вечером потопили пароход подрывными зарядами.

На следующее утро наблюдатели засекли еще одно судно, но попытка преследования не удалась — обросшее ракушками днище рейдера не позволило развить достаточный ход. Вдобавок один котел работал с перебоями. 17 октября Вайер провел еще раз церемонию награждения Железными крестами. Ночью при подходе к Ламотреку немцы попытались преследовать неизвестное судно, впоследствии оказавшееся японским лайнером "Palao Maru". Однако оно увеличило скорость и направилось в лагуну Ламотрека, где к этому времени находилось еще два "японца" — "Komet" в "гриме" японского судна Tokyo Maru и его судно снабжения "Kulmerland", также замаскированное под японский пароход "Manyo Maru". Создалось весьма щекотливая ситуация — японцы вовсю фотографировали немецкие корабли в японской маскировке. Вскоре "Palao Maru" покинул лагуну, однако ему на смену пришло судно уже с официальными лицами на борту, которых весьма интересовал вопрос нахождения у Ламотрека четырех германских кораблей, да еще замаскированных под японские ("Regensburg" использовал псевдоним "Toyo Maru"). Айссену, применив все свои дипломатические способности, удалось отвязаться от назойливых японцев, апеллировав к недавно заключенному Трехстороннему Пакту и предъявив официальные бумаги из Токио, которые были доставлены на судах снабжения.

Встретившись, Вайер и Айссен решили действовать сообща. Командир "Komet", как старший по званию, возглавил соединение. 20 октября германские корабли покинули лагуну Ламотрека, направившись сначала на юг, к Науру, а затем в воды восточнее Новой Зеландии. "Orion" вновь изменил внешний вид, выбрав в качестве образца японское судно, встреченное на Ламотреке. Более подробно совместное плавание описано на странице, посвященной "Komet". Отметим только, что энергетическая установка "Orion" периодически ломалась, и часто приходилось останавливаться для ее ремонта. Вдобавок, однажды более ста человек получили сильное отравление из-за испорченного салата и на время стали недееспособны.

Ноябрь 1940

Только 3 ноября вахтенные наконец-то заметили дым на горизонте. Однако к разочарованию немцев, это оказался американский транспорт "Town Elwood" — его пришлось отпустить с вежливыми извинениями.

24 ноября состоялось очередная встреча командиров рейдеров, где они приняли решение атаковать остров Науру, на котором находились крупнейшие фосфатные прииски на Тихом океане. "Дальневосточная эскадра" пошла на север. Уже на следующий день отряд германских кораблей повстречал свою первую жертву — маленький новозеландский каботажный пароходик "Holmwood" с грузом из 1370 овец, лошадей и шерсти с острова в Литтелтон. Айссен и Вайер кратко обсудили возможность использования небольшого каботажного судна в качестве вспомогательного минного заградителя, но отвергли эту идею из-за его малой скорости, всего 9 узлов, и решили потопить его. 17 человек экипажа и 12 пассажиров, в том числе 4 женщины и 5 детей, перевели на "Kulmerland", а пароход был потоплен артиллерией "Komet". Из груза "Ориону" досталось 192 живых овцы, что поначалу внесло приятное изменение в корабельные меню, однако уже вскоре баранина не вызывала ничего, кроме отвращения. Вайер в своих мемуарах вспоминал, что овцы очень быстро стали настоящей помехой, и восемь специально выделенных забойщиков в течение двух дней работали без продыха.

Еще через двое суток, в три часа ночи 26 ноября, наблюдатели "Orion" заметили крупное судно идущее без сигнальных огней. Им оказался британский грузопассажирский лайнер "Rangitane" (16 712 брт, 1929 г.), идущий из Окленда в Ливерпуль через Панамский канал. Он остановился только после перекрестного обстрела немецкими кораблями. С него сняли пассажиров и экипаж. "Ориону" досталось 92 человека, в том числе 16 женщин, а затем "Komet" отправил его на дно торпедой.

Декабрь 1940

6 декабря наблюдатели HSK 1 на расстоянии около двадцати миль заметили дым от какого-то судна. Длившаяся более восьми часов погоня окончилась успешно. Очередной жертвой стал британский пароход "Triona", ускользнувший от Вайера еще 10 августа. После погони и обстрела, при котором трое членов ее экипажа были убиты, 68 выживших были взяты в плен. С парохода забрали некоторые съестные припасы, а затем "Orion" потопил его торпедой. Пока Вайер разбирался с пароходом, Айссен ушел к Науру, договорившись о встрече 8 декабря. Рандеву состоялось в назначенное время к западу от острова. Затем рейдеры разделились — в два часа ночи "Orion" отправился к южной оконечности острова, а "Komet" к северной.

Хотя начало атаки наметили на 6.30 утра, уже в полчетвертого наблюдатели "Orion" обнаружили два ярко освещенных судна — одно в миле к востоку, а другое более удаленное — к северо-востоку. Оба стояли у Науру в балласте, ожидая загрузки. Вайер решил не дожидаться назначенного часа и начал с ближнего. На сигнал с рейдера оно никак не прореагировало — похоже, что вахта просто не видела нападавшего. Только после предупредительного выстрела на транспорте погасли сигнальные огни, и он попробовал ускользнуть. Точно также отреагировал и второй. Всего четыре 150-мм снаряда потребовалось немецким канонирам, чтобы остановить беглеца, оказавшегося британским теплоходом "Triadic" (6378 брт. 1939 г.), принадлежавшем "Бритиш Фосфат Комишинерс". Согласно показаниям капитана Коллендера, второй и третий снаряд уничтожили радиорубку, в результате чего сигнал о помощи не успели подать. Кроме этого, повреждения получила рулевая машина и погиб один человек. На транспорте начался пожар, и команда срочно покинула его на двух спасательных шлюпках. Вайер тут же бросился в погоню за вторым судном, сигнализировав "Kulmerland", чтобы тот подобрал людей. Снабженец подобрал одну из лодок, другая досталась "Komet".

"Orion" тем временем преследовал вторую цель. Несмотря на проблемы с котлами, удалось дать ход в 12 узлов и расстояние постепенно сокращалось. Когда до беглеца оставалось четыре с половиной мили, рейдер дал залп из четырех орудий. Этого оказалось достаточно, и еще один принадлежавший "Бритиш Фосфат Комишинерс" теплоход "Triaster" (6032 брт, 1935 г.) остановился, спустив спасательные шлюпки. И в этот раз жертва не подала сигнал тревоги. 64 члена команды, включая капитана А. Роудса, к 11.54 быстро перевели на борт крейсера. Что бы не тратить боеприпасы, Вайер решил потопить судно подрывными зарядами. Фрегаттен-капитан с некоторой долей иронии отметил в КТВ, что когда раздался первый взрыв в носовом трюме, часть абордажной команды находилась еще на судне, и им пришлось галопом нестись к катеру, пришвартованному к корме и спешно убираться от тонущего судна. После второго взрыва "Triaster" ушел на дно носовой частью вперед.

Затем рейдер вернулся к пылавшему "Triadic". Для быстроты решили добить судно торпедой, однако и после этого оно не желало тонуть. И здесь пришлось воспользоваться подрывными зарядами, прикрепленными к внешней части корпуса, чтобы пустить упрямца на дно. После этого Вайер направился на соединение с коллегами. Так как погода лучше не стала, высадку отменили. Затем рейдеры расстались — "Komet" с "Kulmerland" ушли к Аилинглапалапу, а "Orion", пробыв еще один день у острова в надежде высадить пленных, направился к Понапе (Каролинские острова). Результатов этот поход не принес, и к назначенной дате, 13 декабря, он вернулся обратно к Науру, попав при этом в 11-бальный шторм. Вайер не стал рисковать и ушел на север, где 16-го встретился с Айссеном. Командующий отрядом, видя, что высадку на острове так и не удастся произвести, повел корабли к Эмирау — небольшому островку в архипелаге Бисмарка, где 22 декабря наконец-то избавились от пленных, высадив их на берег. Однако Вайер, еще раз поспорив с Айссеном, отказался отпустить всех белых мужчин, содержавшихся на "Орионе" в количестве 150 человек, из-за "соображений безопасности", а высадил только женщин, "цветных" и негодных к строевой службе.

Окончательно распрощавшись 22 декабря с "Komet", "Orion" неспешно направился к Ламотреку, придя туда на Рождество. В лагуне его ожидал танкер "Ole Jakob" (приз "Atlantis"). После заправки рейдер ненадолго покинул атолл, отправившись на юг в поисках другого места для стоянки. Несколько раз для этой цели запускали корабельный "Arado". 28-го "Orion" сделал остановку у атолле Юрипик, где команде сделали массовую прививку и немного изменили камуфляж. Не найдя ничего более лучшего чем Ламотрек, рейдер вернулся туда уже под самый Новый год. К этому времени туда уже пришел "Regensburg", вышедший из Иокогамы 20 декабря.

Январь 1941

Забыв на время о войне, экипажи трех немецких кораблей отпраздновали наступление нового десятилетия. Пиво, только что доставленное из Японии, текло рекой. Но уже на следующий день праздник закончился. Механики отключили один из котлов и приступили к ремонту и переборке машинной установки. Остальная команда занялась перегрузкой припасов с "Regensburg", который ушел назад в Японию 4 января. На следующий день все работы были окончены, однако старший механик Эрвин Кольш доложил командиру, что ремонт временный, и для дальнейшего успешного плавания необходимо полностью перебрать котлы и турбину. Понимая, что после событий у Науру противник усиленно ищет рейдеры, Байер решил найти для капитального ремонта другое место. Кроме ремонта энергетической установки, в очередной раз поменяли маскировку.

5 января в Ламотрек из Кобэ пришло еще одно немецкое судно-снабженец — "Ermland" (6528 брт, 1922 г.). На него перевели 183 остававшихся на борту пленника. После этого Вайер повел "Orion", "Ole Jakob" и "Ermland" на север к Марианским островам. 9 января снабженец отделился и ушел в одиночное плавание к берегам Европы, благополучно достигнув Бордо 4 апреля.

Рейдер с танкером 12 января пришли к острову Мауг, изменив в пути свой камуфляж под японский транспорт "Maebasi Maru". На месте машину разобрали, и начался ее глобальный ремонт. Кроме этого, команда занялась очисткой и покраской бортов. Уже на второй день туда с Сайпана пришло небольшое японское судно "Marana Maru" с целью выяснения обстоятельств появления немецких кораблей. При помощи большого количества пива Вайер установил дипломатические контакты и добился благожелательного отношения. Тем временем работы шли полным ходом. 18 января на Мауг из Кобэ пришел "Regensburg" в личине японского транспорта "Тоуо Maru", доставивший провиант и 100 т пресной воды, однако при этом почти весь картофель пришлось выбросить за борт, так как он оказался гнилым.

Февраль 1941

1 февраля появился и "Münsterland"(командир — Убель), покинувший Кобэ 27 января. Он доставил припасы, 55 000 бутылок японского пива и запчасти, необходимые для окончания ремонта силовой установки. Главным подарком оказался гидросамолет "Nakajima" E8N1, купленный военно-морским атташе в Японии контр-адмиралом Паулем Веннекером. В КТВ рейдера отметили, что японская машина оказалась медлительной, неповоротливой, но при этом весьма надежной и удобной, и обладала ко всему прочему очень малой посадочной скоростью (50 км/ч). Кроме этого, на "Münsterland" прибыл новый корабельный врач Мюллер-Остен. Прежний доктор, Раффер, был смертельно болен раком, и его на снабженце отправили в Японию. К 5 февраля ремонт окончили, и в тот же день провели ходовые испытания, во время которых японский гидросамолет осуществлял прикрытие с воздуха.

Теперь фрегаттен-капитан Вайер получил от РВМ приказ следовать в Индийский океан, которому он подчинился с видимой неохотой, считая, что четвертый рейдер в придачу к находившимся там в эго время "Atlantis", "Pinguin" и "Komet" — это уже перебор. Оперативная зона для "Orion" находилась в восточной части океана к югу от экватора и ограничивалась с запада 80-м меридианом, за которым уже действовал "Pinguin". Некоторое время потратили на артиллерийские учения: крейсер стрелял по мишени, которую буксировал "Ole Jakob".

6 февраля немецкие корабли покинули гостеприимный Мауг и расстались: снабженцы направились обратно в Японию, а Вайер повел "Orion" и танкер на юг, причем теперь рейдер был замаскирован под французское судно. Маленький отряд шел уже знакомым маршрутом в Коралловое море, держа расстояние между судами в 25 миль и охватывая таким образом фронт шириной в 75 миль. Это продолжалось недолго — 16 февраля неподалеку от острова Бугенвиль их заметил патрульный самолет •Сандерленд" Королевских Австралийских ВВС, сразу же после контакта вызвавший по радио Порт-Морсби. Во избежание неприятностей, Вайер отослал "Ole Jakob", назначив рандеву сначала в точке между Новыми Гебридами и Новой Каледонией, а если оно не состоится, то к северо-востоку от островов Кермадек. Сам же "Orion" направился к острову Фиджи.

20 февраля, пройдя Фиджи, рейдер перенес сильный ураган, во время которого получил немалый ущерб. Через пять дней, приблизительно в 180 милях к северо-востоку от островов Кермадек, состоялась запланированная встреча с танкером. После заправки, во время которой на рейдер закачали 4000 т топлива, они продолжили совместное плавание, пройдя 2 марта к западу от островов Чатем. Обойдя Новую Зеландию с востока и спустившись затем на юг, немецкие корабли проследовали мимо австралийского континента на запад. Следуя "ревущими сороковыми" в Индийский океан, рейдер и его компаньон постоянно находились в зоне плохой погоды, при этом часто из-за туманов видимость сокращалась до 50 метров.

Март 1941

15 марта "Orion" достиг отведенной ему операционной зоны в Индийском океане. Через пять дней в точке "Герман" зоны "Сибирь" вспомогательный крейсер начал заправку топливом с танкера, продлившуюся более суток. Тогда же "Nakajima" отправился в первый боевой вылет. 21 марта Вайер расстался с "Ole Jakob". отослав его в секретную точку "Теодор" (26° ЮШ/80° ВД), для встречи с "Komet".

Вскоре после начала одиночного плавания японский гидросамолет потерпел аварию, повредив при взлете пропеллер и поплавки. Ремонт закончили к 29 марта, и в первом же вылете фон Винтерфельд обнаружил в 70 милях неизвестное судно, движущееся к Зондскому проливу. Рейдер бросился в погоню. Дождавшись вечера, Вайер начал сближаться, однако радость оказалась преждевременной: при ближайшем рассмотрении выяснилось, что это вишистское судно "Pierre Louis Dreyfus". После этого крейсер прошел множество миль в юго-западной части Индийского океана в районе к востоку от острова Мадагаскар.

Апрель 1941

10 апреля 1941 в точке "Георг" (23° ЮШ/80° ВД) "Orion" вновь встретился с "Ole Jakob", а затем с судном снабжения "Alstertor". которое доставило свежее продовольствие, непременное пиво (14 000 бутылок), боеприпасы, лекарства, запасные части для радио и электроники, новый гидросамолет "Arado", а главное — столь долгожданные 58 мешков почты. Следом ожидалась встреча с еще одним призом "Atlantis" — бывшим норвежским танкером "Ketty Brøvig", но он не появился в назначенном месте. После этого все трое направились к южной оконечности Мадагаскара. Положительного эффекта это не принесло — рейдер никак не мог пополнить счет своих побед. "Alstertor" ушел 25 апреля.

Май 1941

Тем временем, удача, похоже, окончательно отвернулась от Вайера и его команды. Не помогло и наличие уже двух действовавших гидросамолетов, которые совершили за время нахождения в Индийском океане 38 разведывательных полетов. Единственное встреченное 3 мая судно оказалось нейтралом — американским транспортом "Illinois". 7 мая рейдер заправил в свои цистерны 970 т топлива с танкера и отпустил его, договорившись о новой встрече. На следующий день из расшифрованной британской радиограммы немцы узнали о потоплении "Pinguin" английским крейсером "Cornwall" между Сейшельскими островами и островом Сокотра. Через девять дней "Orion" оказался в водах, ставших роковыми для его собрата по ремеслу. Вайер приказал выставить у зенитной артиллерии боевые расчеты, а механики напряженно колдовали над машиной, так как скорость опять упала с 13 до 10 узлов (хотя впоследствии старший механик говорил о том, что для рейдера это 6мл довольно приличный ход, так как "не сосчитать, сколько дней и миль мы прошли со скоростью 4-5 узлов"). Вечером старший механик Кольш доложил фрегаттен-капитану, что машина отремонтирована. Во многом именно это и спасло рейдер от гибели на следующий день.

18 мая "Orion" находился в 340 милях к северо-востоку от Сейшельских островов. С рассветом погода стояла пасмурная, но видимость составляла от 20 до 25 миль. В 6.52 на воду спустили "Arado" и фон Винтерфельд отправился в разведывательный полет. Уже через 10 минут наблюдатели доложили командиру, что самолет резко набрал высоту и ушел в облачность. Полагая, что пилот заметил какое-то судно, Вайер приказал идти полным ходом в том направлении для перехвата потенциальной жертвы. В 8.02 гидросамолет вывалил из облаков с совсем неожиданной стороны, выпустил две красные ракеты, что являлось сигналом об опасности, и торопливо пошел на посадку. Поднявшись на мостик, пилот доложил: "В 7.44 замечен тяжелый крейсер, приблизительно в 45 милях, пеленг 312°. Курс 60°, средний ход". Из последующего описания стало понятно, что это британский крейсер типа "каунти", шедший курсом, ведущим к неминуемому столкновению (Это был "Cornwall", вышедший 17 мал с Маврикия вместе с лёгким крейсером "Glasgow" на розыски немецкого судна, и ходившего, по данным радиоперехвата, примерно в двухстах милях от о. Диего-Гарсия: британским радистам удалось перехватить сообщение "Kormoran", адресованное "Alstertor"). Вайер приказал немедленно отворачивать на юго-запад и идти самым полным ходом. Еще никогда "Orion" не был так близок гибели, и счастье, что ремонт машины удалось закончить вовремя. Рейдер развил свои максимальные 13 узлов. Теперь все зависело, заметил ли противник самолет, работает ли на нем радар и как долго машина протянет без поломки. Полтора часа прошли в нервном ожидании, и в 10.00 лейтенант фон дер Декен, который заменил вахтенных наблюдателей, доложил сначала о появившемся на горизонте дыме, а затем и мачтах. Все застыли в крайнем напряжении. К счастью через полчаса и дым и мачты скрылись за горизонтом. На этот раз все обошлось.

Вайер доложил об этом инциденте в РВМ и уведомил, что покидает ставший чересчур опасным Индийский океан и отправляется в Атлантику. 26 мая неподалеку от Мадагаскара при взлете разбился японский гидросамолет, пилота и наблюдателя удалось спасти.

Июнь 1941

Путь из Индийского в Атлантический океан оказался не из приятных, так как несколько раз ломался испаритель пресной воды, заставляя постоянно ее экономить. В довершении старший механик принес на мостик очередную порцию плохих известий. Бакаутные прокладки в сальниках протерлись, в результате чего гребной вал свободно болтался, представляя опасность для корабля, а ремонт можно было осуществить только в сухом доке. 6 июня "Orion" в последний раз заправился с "Ole Jakob" и отпустил его прорываться в Европу (танкер успешно добрался до Франции 19 июля). Во время заправки вновь изменили маскировку рейдера.

Мыс Доброй Надежды рейдер прошел 20 июня, попав в сильный шторм, достигавший 12 баллов по шкале Бофорта, при этом крен достигал 30°, маскировка частью была разбита волнами, частью сорвана. Очередные повреждения получила энергетическая установка. Из-за того, что корабль очень высоко сидел в воде, досталось и рулю с винтом. В связи с этим Вайер принял рискованное решение принять в качестве балласта 1500 т воды.

Получив от фрегаттен-капитана информацию о его проблемах, командование предоставило ему право выбора: либо сразу прорываться во Францию, либо продолжить действия в юго-восточном секторе Атлантики до новолуния в конце сентября. В любом случае, уже сейчас "Orion" нуждался в пополнении запасов топлива, но танкер "Egerland", а затем и посланный ему на замену "Lothringen", перехватили англичане. Поэтому РВМ организовало рейдеру рандеву с "Atlantis"

Июль 1941

1 июля корабли встретились в зоне "Андалузия", приблизительно в 300 милях к северу от островов Тристан-да-Кунья. Рогге в своих мемуарах вспоминал, что Вайер очень злился из-за проблем с двигательной установкой, постоянной нехватки топлива и почти восьмимесячного "простоя". Командир "Atlantis" смог выделить для своего коллеги только 581 т горючего. Фрегаттен-капитан пытался добиться большего, но РВМ согласился с Рогге. На следующий день начали заправку, которую закончили уже в сумерках. Потом "многоликий" "Orion" в который уж раз поменял камуфляж, превратившись в японское судно "Yuyo Maru". Несмотря разногласия в топливном вопросе, 6 июля командиры рейдеров и их команды дружески расстались.

"Orion" продолжал безрезультатно утюжить воды Атлантики, встретив 9 июля только нейтральное бразильское судно "Juazeiro", после чего вновь радикально поменял внешность. Затем рейдер временно остался без воздушной разведки — 19 июля во время посадки получил серьезные повреждения "Arado". К этому времени безрезультатное плавание фрегаттен-капитана Вайера и его команды продолжалось уже восемь месяцев. 25 июля он в последний раз пересек экватор. Учитывая бедственное техническое положение корабля, РВМ разрешил проводить только те действия, которые гарантировали успех.

Цель подвернулась 29 июля в виде британского "Chaucer" (5792 брт, 1929 г.) компании "Гловер Бразерс", шедшего в балласте из Миддлсбро в Буэнос-Айрес. Рейдер всю вторую половину дня следовал на расстоянии от него и только в сумерках приступил к боевым действиям. В 20.46 Вайер приказал атаковать торпедами. Но так как на борту находились те же "угри", которые стали причиной "торпедного кризиса" еще во время операции "Везерюбунг" в 1940 г., то залп оказался безрезультатным. На транспорте сначала подумали, что атакованы подводной лодкой и дали сигнал тревоги "SSS", ошиблись при этом со своим местоположением в 200 миль. В ответ "Orion" ввел в действие свою артиллерию. Только теперь британцы поняли, что стали объектом атаки рейдера и в 21.07 начали отвечать из 102-мм орудия и 40-мм "бофорса". В 21.25 немцы дали второй торпедный залп, уже аппаратами правого борта, но с тем же результатом. При этом с "Orion" зафиксировали по крайне мере одно точное попадание, но торпеды вновь не взорвались, приведя в ярость офицера-торпедиста Клауса Томсена. После этого транспорт сразу остановился, и вскоре все 48 человек его команды (из них 13 раненых), включая капитана Чарльза Брэдли, оказались на борту рейдера. Первоначально "британца" попытались отправить на дно торпедами, выпустив с тем же эффектом еще четыре! Плюнув на это бесполезное занятие, Вайер приказал добить судно артиллерией. Всего крейсер израсходовал более 400 150-мм снарядов. Во время боя "Orion" не получил никаких повреждений, за исключением нанесенных дульными газами собственных орудий и сотрясениями от выстрелов.

Август 1941

Плавание продолжилось. 6 августа в час ночи наблюдатели заметили какое-то судно, но подобраться к нему близко не удалось. Днем гидросамолет в 40 милях засек еще один транспорт, но фрегаттен-капитан решил ничего не предпринимать. Вскоре "Arado" окончательно вышел из строя, и рейдер остался без авиации. Всего же за время рейда гидросамолеты крейсера совершили 85 вылетов.

Проверив еще раз техническое состояние своего корабля, Вайер понял, что дальнейшее пребывание в море не оправдано. В связи с этим он сообщил РВМ о своем намеренье идти домой. Вскоре "Orion" такое разрешение получил, и ликующая команда начала готовиться к встрече с родными и близкими.

15 августа в последний, двадцатый (!) раз сменили маскировку, превратив "Orion" в испанский флотский угольщик "Contramaestre Casado". 16-го в 15.43 в заранее оговорённой точке с координатами 37° СШ, 37° ЗД западнее Азорских островов состоялись рандеву с U-75 (командир — капитан-лейтенант Гельмут Рингельман). Лодка перекачала у рейдера топливо для дальнейшего патрулирования, но 19 августа на ней вышел из строя один из дизелей, и субмарине пришлось вместе с рейдером возвращаться для ремонта во Францию. 20 августа встретились с ещё одной подводной лодкой, U-205 (командир — Франц Георг Решке). Маленький отряд медленно двинулся на восток. На следующий день уже на U-205 осталось мало топлива, и ее пришлось заправлять с рейдера, передав 21 тонну. Характерно, что на рубках лодок (впрочем, как и на борту рейдера) были изображены большие испанские флаги.

22 августа в 5.05 установили контакт с самолетами, оказавшимися немецкими дальними разведчиками "Кондор". Через 50 минут над рейдером прошли несколько Не-115, один из которых пилотировал родной брат офицера-торпедиста Томсена. Вечером в эскорт вступили эсминцы Z-15 "Erich Steinbrinck", Z-23 и Z-24. После полуночи к отряду присоединялась флотилия тральщиков. На вопрос командующего флотилии: "Откуда Вы?", остроумный Вайер с полной серьезностью ответил: "Прямо из Киля!". 23 августа в 7.28 наблюдатели заметили землю, а в 10.44 рейдер отдал якорь на рейде Руайяна. Затем, 24 августа 1941 года он перешел в Бордо, где его приветствовали гудками и флагами старые компаньоны — "Ole Jakob", "Regensburg" и "Ermland". Одиссея длиной 511 дней и протяженностью 127 337 миль окончилась. За время рейдерства в Атлантическом, Индийском и Тихом океанах "Orion" его жертвами пали 11 судов (70302 брт), включая подорвавшиеся на его минах, и участвовал в задержании ещё двух, потопленных "Komet".

результаты рейда (развернуть)
дата тип имя тоннаж владелец груз позиция примечания фото
захвачены и потоплены
1 24.04.1940 грузовой пароход Haxby 5207 Popner & Со Lts., Вест Хартпул, Британия балласт 31°38' СШ, 51°40' ЗД оказал сопротивление и расстрелян у Азорских островов, добит торпедой, 16 убитых, 25 пленных
2 19.06.1940 грузовой пароход Tropic See 8755 H. Ostenberg, Осло, Норвегия зерно --- взят, как приз, 33 пленных, переименованный в "Kurmark" и отправлен в Германию, но 3.09.1940 затоплен призовой командой у Бордо во избежание захвата
3 16.08.1940 грузовой пароход Notou 2489 Société Le Nickel (S.L.N.), Нумеа, Франция 3602 т угля 23°44' ЮШ, 164°42' ЗД потоплен подрывными зарядами и артиллерией у Нумеа, 37 пленных
4 20.08.1940 грузовой турбоход Turakina 9691 New Zealand Shipping Со., Плимут, Британия 4000 т олова. 1500 т пшеницы, 700 т шерсти, а фрукты и штучные товары 38°33' ЮШ, 167°12' ЗД оказал сопротивления и расстрелян артиллерией и добит торпедой у Нумеа, 45 убитых (в т. ч. командир), 21 пленный
5 14.10.1940 грузовой теплоход Ringwood 7203 Ringdal Olaf (Skibs A/S Gdynia), Осло, Норвегия в балласте 5°29' СШ, 159°42' ЗД потоплен подрывными зарядами, 36 пленных
- (6) 25.11.1940 грузовой пароход Holmwood 546 Holm & Co. Shipping, Веллингтон, Нов. Зеландия 1370 овец и лошадей + шерсть + 12 пассажиров 43°44' ЮШ, 173°30' ЗД потоплен артиллерией "Komet", сняты 192 живых овцы, 29 чел. переданы на судно сопровождения
- (7) 27.11.1940 пассажирский теплоход Rangitane 16712 New Zealand Shipping Company, Лондон, Британия 111 пассажиров 36°48' ЮШ, 175°07' ЗД потоплен торпедой "Komet", взяты в плен 96 чел., остальных приняли другие корабли
6 (8) 6.12.1940 грузовой пароход Triona 4413 British Phosphate Commissioners (A. Weir & Co Ltd), Лондон, Британия фосфаты 5°12' СШ, 165°39' ЗД обстрелян и потоплен торпедой "Orion" в присутствии "Komet", 3 убитых, 68 пленных
7 (9) 8.12.1940 грузовой теплоход Triadic 6378 British Phosphate Commissioners (A. Weir & Co Ltd), Лондон, Британия в балласте 0°43' ЮШ, 167°20' ЗД обстрелян и потоплен торпедой "Orion" и подрывными зарядами в присутствии "Komet", 1 убитый, 68 пленных взяты на другие корабли
8 (10) 8.12.1940 грузовой теплоход Triaster 6032 British Phosphate Commissioners (A. Weir & Co Ltd), Лондон, Британия в балласте 0°54' ЮШ, 167°24' ЗД затоплен подрывными зарядами в присутствии "Komet", 69 пленных
9 (11) 29.07.1941 грузовой пароход Chaucer 5792 Shakespear Shipping Co., Лондон, Британия в балласте 16°46' ЮШ, 38°01' ЗД потоплен артиллерией в Атлантике, 48 пленных
погибли на выставленных минах
10 (12) 19.06.1940 пассажирский пароход Niagara 13415 Canadian Australasian Line Ltd., Ванкувер, Канада 148 пассажиров и 8 тонн золота 35°53' ЮШ, 174°54' ЗД подорвался и затонул у Окленда, Нов. Зеландия, все пассажиры и экипаж спасены
11 (13) 14.05.1941 тральщик Puriri 927 т ВМФ Нов. Зеландии --- 35°55' ЮШ, 174°50' ЗД подорвался и затонул при попытке вытралить мину, запутавшуюся в сетях рыболовецкого сейнера, 5 убитых
Нек. источники указывают также "Port Bowen" и "Baltannic", но это не соответствует действительности.

 

ПОСЛЕ РЕЙДА

В дальнейшем судьбы фрегаттен-капитана Курта Вайера и "Orion" сложились по-разному. 21 августа, еще до прихода в Руайан, Вайер стал кавалером Рыцарского креста. Он оставался командиром корабля до ноября 1941 г., а затем его карьера развивалась по восходящей: ноябрь 1941 г. — март 194 г. первый флаг-офицер Адмирала Эгейского моря, апрель 1942 г. — январь 1944 г. первый флаг-офицер военно-морской группы "Юг", с января по июнь 1944 г. начальник германского военно-морского командования в Констанце и начальник эскортных сил в Черном море, командир 10-й дивизии сил охранения и, заодно, начальник штаба ВМС Румынии, июнь — октябрь 1944 г. военно-морской комендант Крита, и далее с октября 1944 г. до конца войны — командующий береговой обороной Восточной Фризии. Войну он окончил в чине контр-адмирала, который получил 1 января 1945 г. Сам Вайер впоследствии шутил, что во время капитуляций Германии в мировых войнах, он сначала был самым молодым кадетом кайзера, а затем самым молодым адмиралом Гитлера. В период с 22 июля 1945 г. по 6 июня 1947 г. Вайер находился в плену, выйдя в отставку на следующий день после освобождения. После войны бывший адмирал некоторое время занимался бизнесом, а в начале пятидесятых годов издал мемуары о походе на "Орионе" под названием "Черный рейдер". С 1961 г. Вайер стал политическим обозревателем и общественным лектором, уделяя много времени обществу изучения военной науки. Его сын стал офицером Бундесмарине. Умер командир "Orion" 17 декабря 1991 г. в девяностолетием возрасте в Вильгельмсхафене, надолго пережив своих коллег и корабль.

В отличие от Вайера "Orion" был "разжалован" — с него сняли вооружение и различное специальное оборудование, которое затем использовалось при оснащении рейдеров "второй волны". С 1942 по 1943 год судно использовалось в качестве плавучей мастерской, ему вернули исходное имя "Kurmark". В 1943 г. началось переоборудование его в учебный артиллерийский корабль и 12 января 1944 г. бывший рейдер вернулся в состав флота под наименованием "Hector". Оставшиеся полтора года войны им командовали: корветтен-капитан Герхард Майер (Meyer, январь — октябрь 1944 г.), корветтен-капитан Вильгельм Кизеветтер (Kiesewetter, с октября до ноября 1944 г.) и капитан-цур-зее Иоахим Асмус (Joachim Asmus, с ноября 1944 г. до конца войны). С января 1945 г. "Hector" стал учебным кораблем для кадетов, а в марте по личному приказу вице-адмирала Б. Рогге, в прошлом — командира рейдера Atlantis, ему вернули прежнее наименование "Orion". По некоторым данным он был возвращён в класс вспомогательных крейсеров, но другие документы это не подтверждают, и даже в мае 1945 упоминают его под прежним именем "Hector". Видимо, сказался хаос последних дней войны.

Корабль активно участвовал в эвакуации окружённых войск из Восточной Пруссии (Пилау) в Готенхафен (ныне Гдыня), а затем из Данцигской бухты на запад. Корабль совершил три или четыре рейса с беженцами в Копенгаген: 10 марта 1945 года с 1760 беженцами, 17 марта с 2793 беженцами, 26 марта с несколькими беженцами и 1661 раненым солдатом. Сперва бывшему рейдеру везло: атаки советской авиации были эпизодическими, а обилие зенитной артиллерии позволяло успешно отгонять самолёты. Везение кончилось незадолго до конца войны.

Утром 4 мая в Свинемюнде был сформирован конвой в составе "Orion", транспорта "Russelheim", тральщика М-603 и миноносца Т-36. Основную противовоздушную силу представляли собой многочисленные зенитные орудия бывшего рейдера. На его борту находилось около 4000 человек пассажиров — часть гражданских лиц, до 200 человек эвакуируемых раненых и значительная часть экипажа учебного корабля (старого линкора) "Schlesien", который незадолго до этого подорвался на мине и был обречён оставаться в Свинемюнде. В ходе выполнения плана "Гром", главной целью которого и являлся учебный линкор, советские самолеты Ил-2 и А-20 "Бостон" из 7-го гвардейского штурмового авиаполка ВВС КБФ нанесли удар по немецким кораблям, находившимся на внешнем рейде военно-морской базы. Первая бомба попала в "Orion", в помещение судового лазарета, вторая пробила крышку люка и разорвалась в трюме. При этом был повреждён паропровод, и корабль окутался облаком дыма и пара. Всего корабль получил попадание пяти бомб, и на нем вспыхнул пожар. Толпа неуправляемых пассажиров металась по кораблю, мешая экипажу бороться с пожаром и повреждениями. Эвакуируемые, число которых доходило до тысячи, начали покидать корабль.

Вечером того же дня в карьере бывшего рейдера поставили точку: горящий корабль, дрейфовавший по рейду, пустили на дно торпеда миноносца Т-33 и артиллерия эсминца Z-38 в четырёх милях от Свинемюнде. Корабль затонул в мелком месте, часть палубы и надстройки выступали над водой. Немецкая сторона подтверждает гибель в результате налета 15 человек из экипажа. Потери среди эвакуируемых неизвестны. Когда после окончания боевых действий советская комиссия осматривала полузатонувший "Orion", то обнаружила множество трупов, точный подсчет которых не производился из-за невозможности проникнуть в трюмы.

В полузатопленном состоянии "Orion" просуществовал до 1952 года, когда польские водолазы из Polskiego Ratownictwa Okretiwego подняли корабль и отбуксировали на слом.

***

"Orion" можно назвать везучим кораблем. Имея постоянные проблемы с машинной установкой и нехваткой топлива, он, тем не менее, провел в море 511 дней и совершил кругосветное путешествие. Два раза британские военные корабли находились от него на расстоянии "одного шага", но в обоих случаях рейдеру удавалась ускользнуть. Везение распространилось и на экипаж, ведь несмотря на то, что в отдельных случаях жертвы оказывали ожесточенное сопротивление, потерь в людях не было, за исключением одного несчастного случая. К числу несомненных достижений фрегаттен-капитана Курта Вайера и его корабля следует отнести постановку минного заграждения в новозеландском заливе Хаураки, а также совместное плавание с "Кометом". В заключение приведем слова официального историка британского флота С. Роскилла: "Орион" был старым кораблём, и хотя ему не удалось стать очень удачливым рейдером, команда совершила подвиг, поддерживая корабль в боеготовом состоянии столь долгое время и в такой удалённости от хорошо оборудованных баз".

ГАЛЕРЕЯ МОДЕЛЕЙ

               
                   

 

ЛИТЕРАТУРА И ИСТОЧНИКИ
на немецком
1 Groner E., Mickel P., Mrva F. - Die Deutschen Kriegsschiffe.1815-1945. Vol. 3., Bernard & Graefe Verlag, Munchen, De, 1982.
2 Groner E., Mickel P., Mrva F. - Die Deutschen Kriegsschiffe.1815-1945. Vol. 5., Bernard & Graefe Verlag, Munchen, De, 1988.
на русском
3 Кащеев Л. - Вспомогательные крейсера Кригсмарине. // журнал "Морская коллекция".-2010.-№2 (доп. выпуск).
4 Галыня В. - Рейдеры Гитлера. Вспомогательные крейсера Кригсмарине. Эксмо. М., 2009.
5 Платонов А., Апальков Ю. - Боевые корабли Германии 1939-1945. СПб., 1995.
6 Патянин С., Морозов М., Нагирняк В. - Кригсмарине. Военно-морской флот третьего рейха. Эксмо. М., 2009.
7 Патянин С. - Корабли второй мировой войны. ВМС Германии. Часть 2. // журнал "Морская коллекция".-2005.-№10 (79).
+
некоторые другие материалы с интернет-форумов и энциклопедий, в т.ч.

последнее обновление: 06.12.2022

 




 

 
Флот Третьего рейха, 1939-1945
Торговый флаг Германии, 1930-1935
Торговый флаг Германии, 1935-1939
Orion
Курт Вайер, не ранее 24 августа 1941.
Orion
"Arado" Ar-196 в трюме "Orion".
Orion
"Orion", замаскированный под голландский п/х.
Orion
Модель "Orion".
Orion
Модель "Orion".
Orion
Модель "Orion".
Orion
Модель "Orion".
Orion
Модель "Orion".
Orion
Модель "Orion".
Orion
Модель "Orion".
Orion
Модель "Orion".
Orion
Модель "Orion".
Orion
Модель "Orion".
Orion
Модель "Orion".
Oldenburg
Модель "Orion".
Orion
Модель "Orion".
Orion
Модель "Orion".
Orion
Модель "Orion".
Orion
Модель "Orion".
Orion
Вид на корму "Orion".
Orion
Обломки "Orion".
Orion
"Orion" горит, 4 мая 1945 г.
Orion
"Orion" горит, 4 мая 1945 г.
Orion
"Orion" в конце службы.
Hector
"Hector"
Orion
"Orion".
Cornwall
"Cornwall"
Orion
"Orion" заправляется топливом с "Ole Jakob".
Orion
"Orion"
Orion
Повреждённый Arado поднимают на борт "Orion".
Orion
Повреждённый Arado у борта "Orion".
Orion
Досуг экипажа "Orion".
Niagara
Гибель "Niagara".
Niagara
Место гибели на минах "Niagara" и "Puriri".
Orion
"Orion", замаскированный под греческий пароход.
Orion
"Orion" на Балтике перед выходом в рейд.
Orion
"Orion", под кормой - гидросамолёт.
Orion
Совместные действия "Orion" и "Komet" декабрь 1940 - январь 1941.
Orion
Возвращение "Orion", на заднем плане "Erich Steinbrinck", 22 августа 1941 г.
Orion
Повреждённый "Arado".
Chaucer
"Chaucer"
Alstertor
"Alstertor"
Ermland
"Ermland"
Orion
Карта потопления "Triadic" и "Triaster"
Ole Jacob
"Ole Jacob"
Triaster
"Triaster"
Triadic
"Triadic"
Triona
"Triona"
Rangitane
"Rangitane"
Holmwood
"Holmwood"
Ringwood
"Beljeanne", буд. "Ringwood"
Regensburg
"Regensburg"
Orion
Изготовление макетов железных крестов "Orion".
Turakina
"Turakina"
Notou
"Notou"
Tropic See
"Tropic See"
Tropic See
Предупредительный выстрел по носу "Tropic See".
Orion
Подъём повреждённого Arado на борт "Orion".
Puriri
"Puriri"
Niagara
"Niagara"
Orion
"Orion" в Киле перед походом, начало 1940.
Winnetoo
Танкер "Winnetoo".
Orion
"Orion", замаскированный под "Mandu", апрель 1940.
Haxby
"Haxby"
Orion
"Orion", замаскированный под "Rokos", апрель 1940.
Rokos
Настоящий "Rokos".
Orion
"Orion" в апреле 1940.
Orion
"Orion", замаскированный под "Beemsterdijk", апрель 1940.
Orion
"Orion", замаскированный под "Beemsterdijk", апрель 1940.
Orion
Курт Вайер
Orion
Курт Вайер
Orion
"Orion" (слева на заднем плане) и "Atlantis" в Киле перед походом, март 1940.
Orion
"Orion" и "Atlantis" (на заднем плане) на учениях перед походом.
Orion
"Orion" в Киле перед выходом в рейд.
Contramaestre Casado
Настоящий "Contramaestre Casado".
Mandu
Настоящий "Mandu".
Maebashi Maru
Настоящий "Maebashi Maru".
Совет
Настоящий "Совет".
Beemsterdijk
Настоящий "Beemsterdijk".
Orion
"Накадзима" E8N1 на "Orion".
Orion
"Arado" Ar-196 в трюме "Orion".
Orion
"Arado" Ar-196 на "Orion".
Orion
Мины на "Orion".
Orion
"Orion", замаскированный под голландский "Beemsterdijk".
Orion
Торпедный аппарат на "Orion".
Orion
"Orion", замаскированный под голландский "Beemsterdijk".
Orion
Замаскированная кормовая 150-мм пушка на "Orion"
Orion
Расположение артиллерии на "Orion"
Orion
"Orion", замаскированный под голландский "Beemsterdijk".
Orion
"Orion", замаскированный под голландский "Beemsterdijk".
Orion
"Orion"
Orion
"Orion"
Orion
"Orion"
Orion
"Orion"
Orion
150-мм пушка на "Orion".
Orion
150-мм пушка на "Orion".
Orion
Пост управления турбиной на "Orion".
Orion
"Kurmark"
Orion
"Kurmark"
Orion
"Kurmark"
Orion
"Kurmark"
Следующая страница - германский вспомогательный крейсер "Wolf" (I)
Предыдущая страница - вспомогательный крейсер 1-й мировой "Triumph"
Следующая страница - вспомогательный крейсер "HSK-2 Atlantis"