Оглавление → Крейсера → Вспомогательный крейсер "Pinguin"
→ Минные заградители →

  Крейсера  
  Минные заградители  
  Классификация  
  По алфавиту  
  По годам  
  Соединения и операции  
  Разное  

Вспомогательный крейсер - минный заградитель
(Handelsschutzkreuzer, Swerer Hilfskreuzer, Minenleger)

 Pinguin 


Германия, 1940 г. 1 ед. (грузовой п/х, 1936 г.)

 

*
Pinguin
*
HSK 5
*
Schiff 33
*
Raider F
*
Kandelfels
*
ОСНОВНЫЕ ДАННЫЕ
имя верфь-строитель /спуск в строю примечания
1 Pinguin
HSK 5
Schiff 33
<A. G. Weser>, Бремен, стр. № 917 / 12.11.1936 6.02.1940 грузовой теплоход "Kandelfels" комп. DDG "Hansa", Гамбург, в 1939-1940 перестроен на верфи Deschimag в Бремене, в 06.1940-05.1941 рейд в Атлантику, Антарктику и Индийский океан, псевдонимы: "Печора" (СССР, 06-07.1940), "Kassos" (Греция, 07-09.1940), "Trafalgar" (Норвегия, 09-11.1940) и "Tamerlane" (Норвегия, 03-05.1941), британское обозначение "Raider F" (с 08.1940), 8.05.1941 потоплен британским тяжёлым крейсером "Cornwall" у Сейшельских островов, 341 убитый.
ТТХ
Водоизмещение полное 17 600 т
регистровое 7 766 брт
Размерения длина МП 148 м
полная 155 м
ширина 18,7 м
осадка 8,7 м
высота борта на миделе 10,2 м
Энергетическая установка состав и тип 1 вал 1х4-лопастный гребной винт
1 МО 2 двухтактных 6 цил. реверсивных дизеля MAN D6-Zu53/76 двойного действия
мощность 7 600 л.с.
Ходовые данные скорость 17 уз.
запас топлива 3 000 м³ соляра
дальность плавания на 12 уз. 60 000 миль
Экипаж 415 чел. (17 оф.) + 5 призовых офицеров, как п/х - 45 чел. (11 оф.)
Дополнительные данные корпус стальной, по поперечной схеме, 2 палубы + длинная надстройка, 7 отсеков, 6 люков
электроснабжение 402 кВт, 220 В
управление 1 руль
дополнительно в гражданском варианте - каюты для 12 пассажиров
ВООРУЖЕНИЕ
6 (х1) - 150 мм/45 (1800 снарядов, 16500 м)
1 - 75 мм/35 (сигнальная на баке)
2 (1х2) - 37 мм (4000 снарядов)
4 (х1) - 20 мм (8000 снарядов)
4 (х1) зенитных пулемёта
4 (2х2) ТА - 533 мм (надводные, поворотные, 16 торпед)
1...2 самолёта Heinkel He-114, с 02.1941 - Arado Ar-196
300 мин EMC
+ снабжение для подводных лодок: 25 торпед G7a и 80 мин TMB

 

 

"Pinguin" - один из шести немецких рейдеров "первой волны" второй мировой войны. Имея общий потопленный или захваченный тоннаж 154 675 (по другим данным 154 710) брт, стал самым успешным вспомогательным крейсером в обеих мировых войнах. За 357 дней он прошёл более 59 000 миль, что более чем в два раза превышает окружность Земли, и потопил или захватил 28 судов общим водоизмещением 136 642 регистровых тонны, 52 000 из которых были отправлены в Германию с призовыми экипажами. Еще четыре корабля общим тоннажём 18 068 брт погибли на минах (включая выставленные с помощью "Passat"). Стал первым из вспомогательных крейсеров Кригсмарине, который был потоплен противником.

ОПИСАНИЕ

В середине—конце тридцатых годов XX века одна из крупнейших немецких судоходных кампаний "Hansa" заказала на отечественных верфях крупную серию сухогрузов из девяти единиц — "Goldenfels", "Ehrenfels", "Hohenfels", "Moltkefels", "Neidenfels", "Reichenfels", "Tannenfels" и очень похожие "Kandenfels" и "Kybfels". Руководством Кригсмарине эти суда с самого начала рассматривались как потенциальные вспомогательные крейсера и в проект заранее заложили подкрепления корпуса в местах установки орудий. Поэтому неудивительно, что с началом войны их планировали переделать в коммерческие рейдеры, однако эти планы были осуществлены только в отношение "Goldenfels" (вошедший в историю Второй мировой войны на море как "Atlantis") и "Kandenfels", ставших, пожалуй, одними из самых эффективных надводных единиц немецкого ВМФ.

"Kandenfels" заложили в 1936 г. на стапеле завода "A. G. Weser" в Бремене. 12 ноября того-же года судно сошло на воду, а 8 февраля 1937 года было принято владельцем. Перед войной сухогруз ходил маршрутами Восточно-Азиатской линии и еще в августе 1939 грузился в Калькутте, после чего направился в Европу, придя в Антверпен 29 августа. В первый день войны "Kandenfels" вернулся в Гамбург. Через четыре дня Кригсмарине мобилизовало транспорт и отправило его на бременскую верфь «Дешимаг» для перестройки во вспомогательный крейсер номер пять (HSK 5). Для оперативных целей бывший сухогруз получил обозначение "Schiff 33". В этом же месяце командиром на него назначили очень опытного 41-летнего фрегаттен-капитана Эрнста-Феликса Крюдера.

 

Эрнст-Феликс Крюдер (Ernst-Felix Krueder) родился 6 декабря 1897 г. в Гамбурге. В декабре 1915 г. поступил на службу в германский военно-морской флот матросом, начав карьеру с самых низов. Участвовал в Ютландском сражении на линкоре «König», с 1917 г. служил на легком крейсере «Breslau» который находился на Чёрном море. Войну Крюдер закончил там-же, уже офицером на линейном крейсере «Goeben». В послевоенное время он служил на различных должностях, больше специализируясь по миннотральному делу. В 20-х годах Крюдер командовал тральщиком М-145, затем последовало еще несколько назначений, среди которых — учебное кругосветном плавание на легком крейсере «Karlsruhe». Затем была штабная должность, после - опять легкий крейсер — теперь уже «Königsberg». С 1934 г. Крюдер командовал 1-й флотилией тральщиков в Пиллау, став одним из самых опытных специалистов по минному делу германского флота. Кроме этого, он входил в состав комиссии по отбору кандидатов в офицеры, а перед началом войны служил в кораблестроительном отделе ОКМ. Немецкий историк Бреннеке писал, что отличительными чертами характера Крюдера были «непоколебимое спокойствие и ясность мысли, которые он неизменно демонстрировал, невзирая на сложность ситуаций, в которые попадал на своем жизненном пути».

Подчинённые считали Крюдера работоспособным и трудолюбивым офицером. Если верить заявлениям членов команды, Крюдер старался предотвратить ненужные человеческие жертвы. Однако он был безжалостен, если какая-либо жертва бросала ему вызов, и приказывал давать залп за залпом, пока корабль противника не пылал из конца в конец. В своей теории рейдерской тактики он основывался на чисто научных принципах и совершенно не смог понять человеческого начала в своих противниках. Например, он, казалось, был искренне озадачен тем, что плохо вооруженные и тихоходные торговые суда осмеливаются сражаться или пытаться уйти за пределы досягаемости, вместо того, чтобы сразу подчиниться превосходящей силе. Он взял за правило допрашивать всех захваченных в плен британских капитанов относительно причин их сопротивления, заявляя, что, если бы он был на их месте, то сразу признал бы превосходящую силу. Справедливости ради стоит отметить, что в последнем бою с заведомо превосходящим по всем параметрам британским крейсером он сам поступил именно так, как непонятые им жертвы - открыто вступил в заведомо проигрышный бой и погиб.

 

СИЛОВАЯ УСТАНОВКА

Как и однотипный HSK 2, в отличие от турбинных HSK 1, HSK 3 и HSK 4, "Pinguin" имел дизельную энергетическую установку, двухмоторную, работавшую через редуктор на один винт. Это позволяло во время плавания отключать один двигатель для ремонта, профилактики, а также в целях экономии топлива. И хотя из-за долгого нахождения в плавании и, зачастую, продолжительной эксплуатации судовых установок в экстремальных режимах, проблемы по механической части имелись у всех рейдеров, однако, у дизельных кораблей новой постройки они не оказали большого влияли на результаты боевой деятельности. "Pinguin" потреблял в сутки в среднем 8—9 тонн соляра, что было гораздо меньше, чем у турбинных собратьев, как и время набора полного хода. Основная силовая установка состояла из двух двухтактных дизелей мощностью по 5000 л.с., способных совершать 320 оборотов в минуту. Редуктор мог вращать винт со скоростью 92 оборота в минуту. "Kandenfels" был заложен с проектной скоростью пятнадцати узлов, но последующие усовершенствования увеличили её до 17,6 узлов (были заменены две поршневые накладки и увеличена компрессия). На момент потопления, когда, включая испытания, он пробыл в море без полной чистки днища более года (в марте 1941 выполнили лишь частичную, очистив верхнюю подводную часть с использованием кренования), моряки рейдера считали, что он не был способен развить скорость более 14 узлов.

АРТИЛЛЕРИЯ

Как и HSK 2, "Pinguin" имел заранее сделанные при постройке усиления палубы под установку пушек. Главный калибр вспомогательного крейсера составляли взятые из арсенала шесть 150-мм орудий SK L/45 образца 1906 г. в установках MPL С/13 на центральном штыре, снятых в свое время с линейных кораблей и линейных крейсеров кайзеровского флота, и установках MPL С/16, изготовленных для недостроенных легких крейсеров периода Первой мировой войны. Согласно информации Э. Грёнера, эти орудия были сняты со старого линейного корабля "Schlesien", в своё время установленные на него в 1931 году. Большинство из них оказалось уже порядком расстрелянными, так что реальная дальность не превышала и 10 тысяч метров. Боекомплект состоял из 300 снарядов на орудие (фугасные с донным и головным взрывателем). Всего же в погребах хранилось 1500 150-мм фугасных снарядов L/4,6 с донным и L/4,5 с головным взрывателем. Они имели одинаковый вес 15,3 кг, но различались по количеству взрывчатки (3,058 и 3,892 кг). Кроме этого, было 250 150-мм фугасных трассирующих снарядов L/4,5 с головным взрывателем и 50 150-мм осветительных снарядов весом 41 кг.

Хотя, как и у однотипного HSK 2, четыре пушки также были установлены под надстроенной палубой и прикрывались щитами, которые откидывались вверх с помощью противовесов, но они не все располагались в передней части, а как на HSK 4: по две спереди и сзади надстройки, в данном случае - в районе мачт. Носовая пушка стояла на полубаке перед фок-мачтой. Эта часть корабля была построена таким образом, чтобы скрыть её и 7,5-см пушку. Чтобы привести эти орудия в действие, навесные экраны, установленные вдоль перил, опускались за борт. Пушка в кормовой части имела разнообразную маскировку. Сперва она напоминала камбуз, будучи прикрыта надстройкой, украшенной реалистично нарисованными иллюминаторами и увенчанной небольшой трубой, из которой мог идти дым. Дуло орудия, выступавшее из этой надстройки, было скрыто рядом брёвен, которые хотя и были зафиксированы на месте, но легко могли быть откачены в сторону. Для завершения этого обмана, когда рейдер приблизился к новым жертвам, рядом с «камбузом» посылали пройти моряка в поварском колпаке и фартуке. В других случаях надстройку раскрашивали так, чтобы она напоминала мебельный фургон, отправляющийся из Сиднея, или какого-то другого возможного порта захода - название было написано на нем большими черными буквами. При этом опущенный ствол орудия был выполнен в форме дышла фургона. Третий метод камуфляжа заключался в том, чтобы замаскировать надстройку под палубный груз и превратить ствол орудия в заднюю часть палубной скамьи. Позже заднюю пушку не маскировали, потому-что она стала уже привычной для торговых судов противника.

Подъемники для боеприпасов имели сравнительно современную конструкцию и электрический привод. Один подъемник предназначался для передних 15-см орудий, второй - для кормовых. Они были достаточно большими, чтобы вместить человека, и утверждалось, что одновременно можно было поднять от девяти до двенадцати снарядов. Подъемники работали не по роторной системе, а имели два независимых контейнера, так что пока один поднимался, другой можно было пополнять. Утверждалось, что это была более эффективная система. Во время затопления носовой подъемник заклинило, что привело к гибели нескольких рядовых, которые в противном случае могли бы выйти на верхнюю палубу. Из этого заявления следует, что подъемник был единственным средством выхода из погреба. Впереди было два погреба: один был постоянный, в котором боезапас хранился в запечатанном виде, а другой, меньшего размера, использовался для готовых боеприпасов. Носовой погреб № 2 находился ниже ватерлинии и вмещал боеголовки торпед, бомбы, заряды взрывчатого вещества и бензин для самолета. В кормовой части погреда были устроены аналогично, за исключением того, что место погреба авиазапасов занимал минный трюм, который, вероятно, был значительно больше. Погреба неизменно держались запертыми, чтобы исключить доступ посторонних лиц.

Кроме главного калибра имелась также погонная сигнальная пушка, установленная открыто на баке, предназначенная для подачи предупредительных выстрелов. Это было трофейное польское 75-мм скорострельное орудие французского производства ("шнейдер" или "крезо", дальность стрельбы до 8000 м). В начальном периоде боевых действий тактика действий вспомогательных крейсеров сводилась к максимально возможному сближению с жертвой, после чего сбрасывалась маскировка, делался предупредительный выстрел из этого погонного орудия и прожектором передавался приказ остановиться и не пользоваться радио. В случае невыполнения приказа, огонь вёлся на поражение главным калибром. Очень скоро выяснилось, что от сигнальных орудий совсем мало толку и в будущем предупредительные выстрелы уже делались из 150-мм орудий.

Пленные матросы после гибели корабля утверждали, что на нём также имелось 10,5-см орудие, расположенное между авиационным ангаром и мостиком. Этому нет подтверждений в документах, и кажется странным такое неудобное расположение. Возможно, на самом деле это было 102-мм орудие, захваченное на "Solglimt" вместе с запасом снарядов и предназначавшееся для вооружения какого-либо приза.

В качестве малокалиберной артиллерии устанавливался один спаренный 37-мм зенитный полуавтомат С/30 (обычно прикрывался разборной рубкой) и четыре одиночных 20-мм зенитных автомата С/30 (оба типа имели боекомплект по 2000 выстрелов на ствол) - два на миделе корабля (по другим данным* - перед надстройкой) и два на юте. Кроме того, имелось четыре ручных пулемета: по одному на крыльях мостика (по другим данным* - на крыше ходовой рубки) и по одному на каждом борту сразу за трубой (по другим данным* - на траверзе грот-мачты) *видимо переставлялись в разные периоды службы. 20-мм автоматы лежали на палубе и поднимались в боевые позиции с помощью гидравлических подъемников. Ручные пулеметы были закрыты упаковочными ящиками, которые можно было легко откинуть в сторону.

При выходе корабля из Киля огонь можно было вести только под местным контролем для каждого орудия. Офицер-артиллерист, которого коллеги описывали как чрезвычайно изобретательного человека, во время похода провел несколько недель, устанавливая систему управления огнём, которая указывала на готовность всех орудий, позволяя вести огонь из них одновременно с центральной позиции управления на мостике. Эта система оказалась успешной, и утверждалось, что залп можно было производить каждые 6 секунд.

Сперва рейдер имел один 3-м дальномер на надстройке, 14 декабря 1940 появился второй, захваченный на пароходе "Port Wellington".

ТОРПЕДНОЕ И МИННОЕ ВВОРУЖЕНИЕ

Кроме артиллерии но борту имелись два двухтрубных поворотных 533-мм торпедных аппарата, спрятанных за откидными щитами на главной палубе под надстройкой, чуть позади мостика. Использовались только парогазовые торпеды типа С7а (заряд 280 кг, режимы хода: 6000 м на 44 узлах, 8000 м на 40 уз. или 14000 м на 30 уз.). Они могли снабжаться контактным или магнитным взрывателем, однако в начале войны оба работали крайне ненадежно. Кроме того, в начале войны торпеды страдали от дефектов рулей глубины. Поэтому зачастую торпедные залпы оказывались безуспешными. Утверждалось, что торпедные аппараты были разных типов: аппараты правого борта были более старой модели, и такая компоновка снижала боеспособность, поскольку возникала вероятность сбоев в подаче торпед в аппараты.

Как и большинство рейдеров первой волны, "Pinguin" был приспособлен для постановки якорных контактных мин типа ЕМС (общий вес 1135 кг, заряд 250 кг), причём их запас был самым большим среди "собратьев": при выходе в рейд он принял их 300 штук. Это не удивительно, если учесть, что командир рейдера, фрегаттен-капитан Крюдер, по основному своему флотскому опыту был минёром. Ему предстояло выставить заграждение у побережья Австралии.

Минный трюм располагался в кормовой части и был защищен двойным корпусом, пространство между стенками шириной около 30 см было заполнено песком. Мины, размещенные на палубе «С», переносились лифтом на два комплекта рельсов на палубе «В», которые шли параллельно ДП и сбрасывались в корме. Обычно по штату того времени мины устанавливались строем «W» группами по двенадцать штук, однако у берегов Австралии и Тасмании их сбрасывали беспорядочно, нерегулярными группами, чтобы сделать траление более трудным и опасным.

Кроме этого в трюмах изначально находились 25 торпед, 80 магнитных мин типа ТМВ и другое снаряжение, предназначавшееся для подводных лодок. 12 торпед в самом начале рейда передали на подводную лодку U-А.

БОРТОВАЯ АВИАЦИЯ

Для проведения воздушной разведки на корабле изначально имелось два гидросамолета "Heinkel" He-114. Они имели складные крылья и размещались в трюме перед мостиком один над другим, причем верхний самолет находился на платформе лифта, который поднимался и опускался с помощью лебедок. При подготовке к полёту платформа поднималась вровень с палубой, самолет снимали краном, трос которого был прикреплен к четырем проушинам, охватывающим верхнее крыло на ширине фюзеляжа, и опускали на воду, предварительно запустив двигатель. На протяжении всей операции самолёт находился лицом вперед и мог взлететь практически сразу после касания воды. Всего с момента принятия решения о вылете до подъема самолета в воздух обычно проходил один час. Второй самолёт находился в трюме в разобранном состоянии и мог использовался в качестве источников запасных частей. Администативно машины и экипаж относились к эскадрилье 5./BoFlGr.196.

На He-114 стоял мотор BMW 132 с трехлопастным винтом изменяемого шага. Запас топлива составлял от 600 до 700 литров бензина, а полеты ограничивались примерно четырьмя часами. Крейсерская скорость обычно составляла 155 миль в час. К декабрю 1940 из-за износа двигателя "Хейнкель" стал потреблять на сорок процентов больше топлива чем обычно.

Никакого четкого плана поиска у пилотов не было, но охваченная территория была примерно четырехугольной, в одну сторону от корабля. Первый этап длился до 130 миль, второй — немного короче, а третий — от 100 до 130 миль назад до корабля. Эти патрули проводились на высоте от 150 до 500 метров в зависимости от условий видимости. Ручная камера была с собой, но использовалась только один раз. После потери первого самолета, который был единственной машиной, оснащенной радиотелефонной аппаратурой, возникли трудности со связью с кораблем. В конце концов прибегнули к использованию цветных ракет: они запускались группами красного или зеленого цвета, числом до пяти, что определяло пеленг и тип любого замеченного корабля. Когда прибыл новый самолет, было большое разочарование: выяснилось, что он тоже не имел радиотехнической аппаратуры.

Первоначально самолёты были оснащены пушкой в каждом крыле, одним пулеметом, стреляющим через пропеллер, и одним свободным задним пулеметом для наблюдателя. Две 50-кг бомбы можно было уложить горизонтально в фюзеляже, они сбрасывались наблюдателем "на глаз", бомбового прицела не имелось. Ранее такой практики не было, и фактически использование машины в качестве бомбардировщика оказалось затруднительным: после выполнения всего около пяти полетов, 5 сентября 1940 в первый из "Хейнкелей" были загружены бомбы с целью отработки стрельбы по брошенной в воду бочке, но они оказались непосильными для самолета, который в совершенно безветренную погоду не смог взлететь. Он поднялся в воздух всего на несколько метров, а затем рухнул в море с горящим двигателем. Экипаж выбрался из машины и был спасен, но машина затонула. В результате этого опыта со второго самолета было решено убрать пушку и передний пулемет, чтобы максимально облегчить его и позже он смог сбросить бомбы при задержании «Maimoa» 20 ноября 1940 года.

При обнаружении торгового судна на его борт сбрасывалось сообщение или приказ в частично заполненном мешке с песком, в котором находилась жестяная канистра, которая должна придавать плавучесть, если мешок не попадет на корабль. Самолёты использовали висячий крюк против корабельных антенн. Он представлял собой отрезок толстой гибкой проволоки, намотанной по спирали, с более тонкой прядью, образующей зазубренный край. Всё находилось в коробке, которая падала вместе с проволокой. Коробку нельзя было снова забрать, поэтому, по-видимому, проволоку приходилось выбрасывать после использования. В случае с «Maimoa», пилот решительно заявил, что антенну корабля снесло не специальное устройство, а его собственная антенна, которая была длиной в 35 метров и имела на конце тяжелый свинцовый груз.

Некоторые члены экипажа критиковали Крюдера за то, что он не особо доверял авиации, и утверждалось, что после потери одного из двух первоначальных самолетов прошло некоторое время, прежде чем его удалось убедить использовать второй, при этом было совершено всего-лишь 25 полетов.

17 февраля 1941 снабженец "Alstertor" доставил новый самолёт, теперь уже более совершенный "Arado" Аr-196. Он сыграл роль в захвате и потоплении одной из трех последних жертв рейдера.

Пилот рейдера оказался исключительно способным и хорошо подготовленным человеком и был награжден Железным крестом 2-й степени за нападение на «Filefjell». Он утверждал, что на его счету более миллиона километров налета. Помимо пилота и наблюдателя на корабле находился «наземный» экипаж из пяти механиков.

Самолеты были окрашены в обычный немецкий морской камуфляж: нижняя поверхность крыльев - в голубой цвет, верхняя — в зеленый, синий и черный. Во время атаки на «Filefjell» самолет использовал маркировку ВВС ЮАР, а именно черные, белые и оранжевые значки, но позже капитан запретил использовать такую маскировку для нападений на гражданские суда. Самолет Arado 196, доставленный «Alstertor», нес на крыльях обычные балканские кресты. Все самолеты рейдера имели на фюзеляже один и тот же бортовой номер — С6+К34.

ПРОЧЕЕ ОБОРУДОВАНИЕ И МАСКИРОВКА

В качестве средств пассивной защиты, как и на всех вспомогательных крейсерах, устанавливалась аппаратура для постановки дымовой завесы, для которой имелось около 1000 литров дымообразующего состава. Корпус был размагничен. Имелись два прожектора диаметром 120 см. При необходимости они могли быть установлены либо на верхних сигнальных платформах фок- и грот- мачт, либо на верхней палубе. Эффективная дальность действия прожекторов составляла примерно 5 миль.

На рейдере было шесть передающих и десять приемных радио-устройств. Три коротковолновых передающих комплекта мощностью 100 или 150 Вт были произведены компанией AEG - они остались ещё с довоенного, гражданского периода эксплуатации. Четвертый передатчик представлял собой коротковолновую установку военно-морского типа мощностью 200 Вт производства Telefunken и был установлен во время переоборудования корабля. Пятая передающая установка была длинноволновой, но, по словам выживших членов экипажа, она использовалась только один раз, незадолго до гибели корабля, когда были отправлены сообщения о бедствии с целью обмануть "Cornwall". Дальность действия этого комплекта составляла всего 600 миль. Кроме того, сперва имелся коротковолновый радиотелефон для связи с корабельным самолетом. Средние длины волн никогда не использовались. На борту находился штат из 15 телеграфистов, старшин и рядовых, с резервом из десяти рядовых телеграфистов для перевода на призовые корабли. В радиорубке использовались 6-часовые вахты. Во время обычной вахты дежурили пять человек, по сигналу тревоги - десять, и все пятнадцать, когда корабль вступал в бой. Обычно два оператора постоянно следили за немецкой домашней службой, а остальные три прослушивали по большей части сообщения на английском языке. Офицер связи прекрасно говорил по-английски и провел несколько лет в Англии.

Для маскировки рейдеру необходимо было походить на конкретное судно какой-либо компании, что было не так уж просто — транспорты постройки отечественных верфей имели специфический "немецкий" облик. После изучения справочника Ллойда в качестве образцов для маскировки были выбраны насколько судов возрастом не более десяти лет, водоизмещением от 5 до 10 тысяч тонн, с крейсерской кормой и хоть немного походивших на рейдер, в частности советский пароход "Печора", греческий "Kassos", норвежские "Trafalgar" и "Tamerlane". До выхода в рейд маскировался под прорыватель заграждений.

Для того чтобы превратиться в одно из них, на борту имелось множество различных приспособлений. Силуэт изменялся при помощи деревянных щитов, полотнищ парусины. Стеньги были телескопическими, и их длину можно было увеличить до половины первоначальной. Телескопическими были и грузовые стрелы — они могли полностью опускаться под палубу, а также устанавливались в различных положениях по высоте. Раструбы вентиляторов могли перемещаться, настоящие дополнялись фальшивыми, установленными в различных частях корабля. Положения спасательных шлюпок часто менялись. Труба была сконструирована так, что можно было менять не только ее высоту, но и форму. Сегодня она высокая тонкая, завтра — приземистая обтекаемая. Внутри трубы был установлен дымообразующий аппарат, выходящий из камбуза, так что время от времени корабль мог принимать вид угольного парохода. Рассказывали, что однажды для ночной атаки рейдер замаскировался под трехтрубный крейсер. Были возведены две имитации труб и установлены прожекторы на верхних сигнальных площадках носовой и грот-мачт. Имелось по два набора навигационных огней, с помощью которых создавалась иллюзия движения в противоположном направлении. Чтобы рейдер не выглядел идущим пустым, вызывая этим лишние подозрения, в трюмы в качестве дополнительного балласта засыпался песок, который также служил защитой погребов боезапаса и минного трюма. Для перекраски корпуса и надстроек в трюмах хранилось большее количество краски и малярных принадлежностей. В районах, где опасались нападения британских подводных лодок рисовалась белая носовая волна.

 

*из британского отчёта о допросе пленных, выживших после потопления корабля

Жизнь на борту, похоже, имела массу мелких ограничений, призванных поддерживать дисциплину в чрезвычайных обстоятельствах похода. Каждый месяц на доске объявлений корабля появлялся новый список того, что нельзя делать, и один из пленных заявил, что со временем этот список стал настолько внушительным, что было бы разумнее вывесить объявления с указанием того, что разрешено.

Были приняты крайние меры, чтобы не допустить утечки информации как до, так и во время похода. Пленные заявили, что они должны были каждый месяц подписывать новую «Хартию безопасности», обязывающую их хранить в тайне все вопросы, касающиеся корабля, имен офицеров, названий грузов, а также встреч с другими немецкими кораблями. Пленные утверждали, что их собственный корабль в плавании имел номер «33». Сперва он был известен как «22». Это изменение номера было призвано сбить с толку вражескую агентуру в немецких портах. Также было добавлено, что экипаж не знал, что их корабль называется «Пингвин», пока они не пробыли в море три недели.

Для развлечения экипажа в поход было взято около 50 полнометражных и короткометражных фильмов, которые демонстрировались два раза в неделю в импровизированном кинотеатре, вмещающем 100 человек. Некоторые пленные рассказывали, что после того, как они посмотрели каждый фильм по десять раз, все лампочки проекционной аппаратуры перегорели и сеансы закончились. Помимо кино устраивались концерты и пения, на которых самой популярной песней была баллада, прославляющая пиратство.

Было заявлено, что еда была исключительно хорошей. Рейдер был достаточно снабжен продовольствием, которое дополнялось деликатесами и предметами роскоши, взятыми с захваченных кораблей. Типичное меню выглядело следующим образом:
07:00 Молочный суп, черный хлеб, масло, джем, кофе, чай или какао.
09:00 Одно яйцо, черный хлеб (для матросов на ранние дежурства).
12:30 Фруктовый суп, салат, ветчина, консервированные фрукты.
18:30 Печеный картофель, солонина, черный хлеб и чай.
Пиво можно было купить в столовой, норма составляла пол-литра на человека в день.

Помимо ежедневного рациона пива, некоторые члены экипажа, по-видимому, имели и другой доступ к алкоголю, поскольку случаи опьянения, похоже, были нередкими. Один пленный, пилот самолета, рассказал, что однажды он был беспомощно пьян в течение трех дней подряд. Пленные также заявили, что они обыскивали каждое захваченное судно в поисках виски.

По словам пленных, когда рейдер покинул Германию, он имел с собой достаточно провианта на срок от девяти месяцев до года. Картофельного порошка хватало на полгода, а банок сгущенки — для возможной выдачи по одной банке на человека в день в течение полугода. В Киле было погружено большое количество живой птицы, а также 30 свиней, которые содержались в загоне на верхней палубе. Было заявлено, что домашнюю птицу съели довольно быстро, но свиньи, которых кормили помоями, сохранялись до Рождества 1940 года, когда некоторые из них были зарезаны на праздничный обед. Остальные свиньи были еще живы, когда корабль затонул.

Пленники утверждали, что, помимо поддержания необходимого запаса еды, вопрос снабжения не имел большого значения, поскольку они могли разживаться по-королевски на захваченных ими кораблях. По крайней мере, однажды они выбросили за борт весь запас мяса, поскольку оно уже не было свежим, загрузив новое с британского корабля. По словам пленных, им встретился только один немецкий корабль снабжения — «Alstertor». Они заявили, что основная его цель заключалась в доставке им почты и удобств из дома, включая большое количество украшений, чтобы показать, что о них не забыли.

Запасы зеленых овощей, как утверждалось, закончились после того, как корабль пробыл в море два месяца, и с этого времени в качестве средства защиты от цинги экипаж получал витаминные таблетки в шоколаде. Эти таблетки были сформированы в блок размером примерно в половину плитки шоколада, разделенный на квадратики. По крайней мере, одну таблетку нужно было съедать каждый день. Пленные заявили, что в течение трех с половиной месяцев между их задержанием и прибытием в Англию из-за отсутствия таблеток их здоровье ухудшилось.

Было заявлено, что пресная вода была безвкусной, но ее удалось улучшить за счет добавления капсул извести. Также сообщили, что общий уровень здоровья на протяжении всего круиза был хорошим. Был один случай аппендицита и несколько случаев заболевания почек, вызванного ознобом. Пленные утверждали, что во время круиза у многих матросов стали шататься зубы, и это можно объяснить недостатком кальция в их рационе. На борт было перевезено большое количество наборов вставных зубов. Делались частые уколы против брюшного тифа, дизентерии и цинги.

Капитан цур Зее Крюдер пользовался популярностью среди своих людей и, очевидно, прилагал значительные усилия, чтобы позаботиться об их комфорте и благополучии. Особой похвалы удостоились его действия по обнаружению и отправке домой десяти гестаповцев, которые были включены в экипаж властями национал-социалистической партии без его ведома. В то же время руководство капитана Крюдера было твердым, и пленные утверждали, что двое, признанные виновными в предательских высказываниях, были приговорены специальным военным трибуналом к смертной казни и расстреляны. Пленные заявили, что известие об этих казнях вызвало сильное волнение в берлинском штабе и что были изданы специальные приказы о том, что в будущем преступников не расстреливать, а отправлять обратно в Германию для военного трибунала. Заявлено, что на борту было два случая самоубийства.

За одиннадцать месяцев плавания экипаж был на берегу лишь один раз - на острове Кергелен в марте 1941 года. По этому случаю были организованы охотничьи партии и подстрелено несколько зайцев.

Судя по всему, на абордажные группы при осмотре захваченных кораблей не налагалось никаких ограничений, и за включение в эти группы существовала острая конкуренция. Пленные хвастались, что, поскольку экипажи перехваченных кораблей неизменно уходили в спешке, им удавалось обыскивать каюты и собирать большие связки с ценностями.

Членам экипажа было запрещено вступать в какие-либо сношения с британскими пленными, а разговаривать с женщинами-заключенными или даже смотреть на них было строго запрещено. Последнее правило не всегда соблюдалось, и матросы с удовольствием рассказывали, как одна молодая женщина-заключенная пришла на борт корабля в пижаме и беззаботно припудрила лицо и пригладила волосы, прежде чем сдаться похитителям.

За время похода почта была получена только один раз: в почтовых мешках, привезенных из Германии «Альстертором» в марте 1941 года. Членам экипажа разрешалось отправлять письма домой на каждом призе, а также с «Alstertor». Почтовый адрес рейдера был M.09450.

Сообщения с добрыми пожеланиями от родственников и друзей бывали получены по радио и перемежались музыкальной программой, транслируемой немецкими радиостанциями в 20:00 каждую среду и субботу. Некоторые члены экипажа получили радиотелеграммы, сообщающие им о смерти родственников.

Сообщалось, что Крюдер обращался к экипажу каждые шесть недель, обсуждая с ними мировые события и призывая их пережить длительную разлуку с домом. Похоже, что во время каждого из последующих выступлений Крюдер обещал своим людям, что они вернутся домой в течение двух месяцев, и впоследствии ему приходилось оправдываться. Каждую неделю офицеры четырёх дивизионов читали своим людям лекции по вопросам безопасности.

По воскресеньям на корабле не устраивались церковные службы, но евангелическая служба, выбранная из немецких радиопередач в 10:30 воскресного утра, транслировалась в специальную кают-компанию, отведенную для этой цели, и ее могли посещать все желающие. Большое количество членов экипажа были католиками, но для них не было предусмотрено посещение мессы.

Пленные офицеры были размещены в каютах, расположенных по обе стороны авиационного ангара. В каюте находилось минимум восемь офицеров. Оставшуюся часть экипажа размещали в большом трюме сразу за мостиком. Было заявлено, что в один из периодов похода, когда этот трюм оказался переполнен, было предоставлено дополнительное место в частично освободившемся минном трюме. В свободное время женщин-заключенных размещали в офицерской столовой, которую очень удобно оборудовали мягкими сиденьями. На всякий случай имелся большой запас женской и детской одежды. Однажды среди пленных оказался новорожденный ребёнок, ему предоставили кроватку и детское питание. Позади мостика была спортивная площадка для использования офицерами, которая на ограниченное время отводилась пленным офицерам и женщинам. Есть все основания полагать, что в каютах пленных офицеров были спрятаны микрофоны для получения косвенной информации о передвижениях британских кораблей. Этот факт точно не установлен.

***

Первый офицер, капитан-лейтенант Макс Швинне, был назван пленными наименее популярным офицером. Его обвинили в жадности и скупости и в том, что он присвоил себе все самое ценное, взятое с захваченных кораблей.

Артиллерийский офицер, старший лейтенант Риче, был, по-видимому, самым любимым офицером. Его описывали как чрезвычайно умного человека, и, похоже, он был в значительной степени ответственен за организацию системы управления огнем с мостика после того, как корабль ушел в поход.

Инженера, капитана-лейтнанта Крамера, который присоединился к кораблю посреди океана для проведения ремонта и был среди выживших, описывали, как человека «посредственного» таланта, а помощника инженера, лейтенант Вослова, как «простого ребенка в инженерном деле».

Штурман, старший лейтенант резерва Михельсен, и пять призовых офицеров, очевидно, до войны были офицерами торговой службы. У них был значительный опыт мореплавания во многих частях мира. Михельсен, которого не было среди выживших, как сообщается, раньше был первым помощником капитана лайнера «Бремен». Старший лейтенант резерва Грау и лейтенант резерва Бетчер были соответственно капитаном и первым помощником на пассажирском корабле «Антонио Дельфино» линии Гамбург-Южная Америка, водоизмещением 14 000 тонн. В начале войны этот корабль находился в Байи, но сумел прорвать блокаду и вернуться в Германию. По прибытии в Гамбург Бетчеру было поручено командовать лайнером «Кап Аркона», который он отвёл в Готенхафен, чтобы подготовить к операции «Seeloewen» (вторжению в Англию). Когда осенью 1940 года эту операцию свернули, Бетчер пошел добровольцем на службу в рейдеры. Вместе со своим бывшим капитаном Грау он был отправлен на "Pinguin" на корабле снабжения «Alstertor», присоединившись к рейдеру в марте 1941 года. Он выжил и попал в плен.

Пленные крайне неохотно раскрывали имя и точное звание старшего лейтенанта Стеннера и старшего лейтенанта Брунке. Похоже, что один из двоих был офицером связи. Попытки защитить офицера связи могут быть связаны с тем, что он провел много лет в Англии со своей матерью, которая, как полагают, все еще живет здесь. Медицинский персонал состоял из двух врачей, одного старшины и трех постоянных санитаров.

Известно, что из офицеров выжили только трое: метеоролог капитан-лейтенант доктор Ульрих Ролл, призовой лейтенант запаса Ганс Бёктхер и хирург лейтенант Хассельманн. Следующие офицеры были упомянуты в качестве призовых, которые к моменту гибели корабля уже не находились на борту: старший лейтенант Кюстер, старший лейтенант Стеннер, старший лейтенант резерва Шерер, старший лейтенант резерва Ноймайер, лейтенант резерва Ханефельд.

Экипаж состоял на 50 процентов из молодежи в возрасте от 18 до 24 лет, на 50 процентов из мужчин старше 35 лет. Пожилые были в основном резервистами флота или призванными на военную службу моряками торговых судов; многие из них были женаты. Указывалось, что при призыве никто из них не был проинформирован о том, что он нужен для службы на рейдере и что он может несколько лет отсутствовать вдали от дома. Предполагалось, что это была мера предосторожности против дезертирства, пока корабль еще находился в Германии.

Большая часть заработной платы для всех рядовых была сохранена в Германии, и матросам разрешалось совершать покупки в корабельной столовой немногим больше, чем эквивалент одного фунта в месяц.

В состав экипажа входило несколько человек, ранее служивших на подводных лодках. Эти люди считали, что они были включены в состав на случай, если возникнет необходимость пополнить экипажи подводных лодок, встретившихся во время похода.

Ряд выживших признались, что они не были национал-социалистами, и похоже, что всем без исключения морякам поход сильно надоел. Однако к тому времени, когда их привезли в Англию, они полностью восстановили свой моральный дух. Один пленный, унтер-пилот, оказался человеком особенно энергичным. Сначала он назвал себя боцманом, но позже признался, что был летчиком. В качестве причины этого обмана он объяснил, что уже разработал два плана побега, оба из которых включали угон британского самолета. Он думал, что, если он скроет тот факт, что умеет летать, однажды ему, возможно, дадут работу на земле в окрестностях британского аэродрома.

Другой пленный, опытный инженер, был австрийцем, пострадавшим от рук нацистов. Бывший менеджер машиностроительного завода в Граце, он был уволен гестапо вскоре после аншлюса, так как был членом Христианско-социалистической партии доктора Шушнига. Его оставили без работы на восемнадцать месяцев, но, наконец, с началом войны «простили» и некоторое время он работал на авиазаводах BMW и Junkers. Поскольку во время предыдущей войны он служил в военно-морском флоте, его перевели на военно-морские верфи, где он работал инженером-консультантом по переоборудованию рейдеров. Судя по всему, он также принимал участие в экспериментах с новыми типами мин. В июле 1940 года ему сказали, что его отправят в Южную Атлантику для ремонта любого рейдера, который мог пострадать. Он был сильно огорчен тем, что ему было присвоено только последнее воинское звание Obermaschinenmaat (механик 1-го класса), а не то, на которое ему давала право квалификация, и объяснял это злобой со стороны гестапо. Он добавил, что убежден, что ему вручили то, что он назвал «билетом в один конец», причем намеренно предполагалось, что он никогда не вернется. Этот пленный заявил, что ненавидит каждую минуту, проведенную с рейдерами, и добавил: «Хотя я сам был в воде, корабль тонул недостаточно быстро для меня».

 

изображения с сайта www.shipbucket.com, рис. ALVAMA

 

 

 

1 февраля 1940 г. Крюдеру присвоили звание капитана-цур-зее. Через пять дней на HSK 5 подняли военно-морской флаг, и он вошел в состав Кригсмарине. Весь последующий месяц прошел в различного рода учениях и тренировках на реке Везер. Затем рейдер перешел в Готенхафен, где на Балтике продолжил подготовку к плаванию. В течение весны он несколько раз выходил в море для проведения учебных стрельб и различных тренировок. Учеба окончилась 26 мая, когда корабль вернулся в Киль для окончательной подготовки к походу. 10 июня рейдер покинул базу и направился в Готенхафен, придя на следующий день. Там на борт погрузили 300 мин.

     

РЕЙД

Июнь 1940

Ранним утром 15 июня 1940 г. HSK 5 навсегда покинул берега Германии, и в компании с тендером "Nautilus" направился к проливу Большой Бельт. Вскоре тральщик передал охрану крейсера миноносцам "Jaguar", "Falke" и прорывателю минных заграждений "Sperrbrecher IV". После прохода пролива Каттегат прорыватель покинул отряд, который двинулся дальше прикрываемый с воздуха Люфтваффе (летающая лодка Dornier Do 18 в качестве разведчика и два истребителя). Переход из Балтики в норвежские воды прошел без приключений, не считая встреч с дрейфующими минами. 19 июня у Бергена миноносцы передали рейдер тральщикам М-17 и М-18. В тот же день корабли пришли в Сёргулен-фьорд, где чуть раньше отстаивался рейдер "Thor". Там деревянные макеты орудий, еще находившиеся на борту, были разбиты и сброшены за борт. В течение трёх дней экипаж перекрасил рейдер и замаскировал его под советское судно "Печора", поскольку было понятно, что большинство кораблей, которые, вероятно, будут встречены в крайнем северном районе Атлантики, будут российскими.

В час ночи 22 июня HSK 5 в плохую погоду покинул фьорд и вдоль побережья Норвегии направился на северо-восток. Вскоре тральщики отделились и повернули назад, а крейсер двинулся на запад со скоростью 15 узлов. Уже через небольшое время неподалеку всплыла британская подводная лодка, попытавшаяся остановить рейдер. Крейсер проигнорировал сигналы набрав полный ход и, воспользовавшись непогодой, оторвался от лодки, хотя она продолжала преследование в течение полутора часов и даже дала безрезультатный трехторпедный залп. Предположительно, это могла быть британская "Tribune", которая по информации немецкого историка Юргена Ровера, в этот день в 01:36 выполнила торпедную атаку по 7000-тонному неизвестному судну.

После выхода корабля в Северную Атлантику там установилась очень хорошая погода, которая абсолютно не устраивала капитана. Крюдер планировал пройти Датский пролив в туман или в шторм, но сигнальщики заметили гору Медвежью на острове Ян-Майен с расстояния в 70 миль. Опасаясь быть обнаруженным при такой видимости, HSK 5 пошел на север к южной границе паковых льдов и там с 24 по 29 июня выжидал ухудшения погоды. Когда же это произошло, под покровом тумана рейдер проскочил опасное место, 1 июля пройдя траверз мыса Фарвель.

Июль 1940

Двигаясь на юг, вскоре HSK 5 заметил британский вспомогательный крейсер "Carinthia", который, впрочем, не обратил особого внимания на «советское» судно. 8 июля рейдер находился уже на широте Азорских островов. Через два дня на нем сменили маскировку, превратив в греческий "Kassos", принадлежавший «Кассос Стим Навигайшн Компани».

18 июля в 700 милях к юго-западу от островов Зеленого мыса в точке ER 1245 (10° с.ш./35° в.д.) состоялось рандеву с подводной лодкой U-А (капитан-лейтенант Ганс Кохауз). Из-за плохой погоды Крюдер пошел на юг с лодкой на буксире, закачав на нее во время перехода 85 тонн топлива. В течение пяти дней (21—25 июля) на U-А передали 12 торпед, запасные части, пищу и еще раз дозаправили. После этого для экономии топлива HSK 5 попытался буксировать субмарину до широты Фритауна, но уже через сутки трос оборвался, и далее лодка шла своим ходом. Интересно, что в ночь с 25 на 26 июля наблюдатели заметили огни судна, оказавшегося танкером. Крюдер любезно предоставил Кохаузу возможность полнить свой боевой счет, однако торпеда, выпущенная U-А, из-за неисправности едва не поразила саму лодку. За это время танкер спокойно скрылся в ночной мгле, даже не заметив самого факта атаки. 28 июля в 13:30 Крюдер покинул своего подводного компаньона в 850 милях к западу от Фритауна.

Незадолго до прохождения экватора капитан объявил, что он выбрал для корабля наименование "Pinguin". Такой выбор командира несколько озадачил команду, даже не подозревавшую, что уже в этом году она увидит этих птиц.

31 июля, около 9 утра, когда рейдер находился в 300 милях к северо-западу от острова Вознесения, наблюдатели заметили на горизонте слева по носу дым - навстречу параллельным курсом двигался неизвестный сухогруз. В соответствии с полученными инструкциями, Крюдер решил напасть на него, особо не беспокоясь о том, что раскроет факт своего присутствия в Центральной Атлантике, так как союзники уже знали о действиях "Widder" и "Thor" в этих водах. Торговец, оказавшийся британцем, обнаружив неизвестное судно идущее к нему полным ходом, отвернул и начал передавать сигнал тревоги «QQQ». Погоня продолжалась около двух часов, за это время рейдер поднял боевой флаг и сбросил камуфляж, дав сигнал кораблю остановиться и не использовать радиосвязь, иначе по нему будут стрелять. Когда команды были проигнорированы, "Pinguin" произвёл пять предупредительных выстрелов из носовой 75-мм пушки, но пароход не остановился, сигналы бедствия продолжались, и было замечено, что его команда расчехлила кормовое орудие. Поэтому, когда дистанции сократилась до двух с половиной миль, Крюдер приказал открыть огонь на поражение по мостику судна. Получив несколько попаданий, транспорт загорелся и остановился, а команда покинула его на трех шлюпках.

Первой жертвой рейдера стал британский пароход "Domingo de Larrinaga" (5358 брт, 1929 г.) принадлежавший «Ларринага Стимшип Компании». Он шел с 7500 т зерна из бразильского Байя-Бланка в Белфаст и Халл. При обстреле погибли восемь человек. Остальные 32, в главе с капитаном Уильямом Чэлмерсом перешли на борт рейдера. Крюдер решил добить сухогруз подрывными зарядами. При этом абордажной партии во главе с лейтенантом-цур-зее резерва Эрихом Варнингом пришлось пережить несколько очень неприятных минут. Запальные шнуры должны были гореть девять минут, а мотор катера ни как не хотел заводиться. Заработал он только через двенадцать минут, но взрыва, к счастью, так и не произошло — судя по всему, шнуры местами отсырели. После этого пароход добили торпедой. Впоследствии выяснилось, что расчеты Крюдера оправдались — противник отнес гибель судна на счет одного из уже известных рейдеров.

Август 1940

После потопления парохода "Pinguin" двинулся пустынными водам Атлантики дальше по направлению к мысу Доброй Надежды. За это время крейсеру повстречался только японский сухогруз «Hawaii-Maru», шедший в направлении Южной Америки. Темной ночью 10 августа вахта заметила на встречном курсе неизвестное крупное судно, идущее без навигационных огней. Крюдер решил его не трогать, так как оно могло оказаться вспомогательным крейсером противника. На самом же деле, это был шедший в Европу приз рейдера "Atlantis" — «Tirrana». Самую южную точку африканского материка — мыс Игольный — немецкий корабль прошел 19 августа.

Через неделю, 26 августа, когда "Pinguin" уже находился в Индийском океане, приблизительно в 250 милях к югу-востоку от Мадагаскара, капитан решил отправить в полет «хейнкель». Для маскировки на него нанесли британские опознавательные знаки. Спустя некоторое время пилоты заметили в 140 милях моторный танкер в полном наливе, неторопливо двигавшийся в западном направлении. Вернувшись, они сообщили это Крюдеру. Так как рейдер уже не успевал до ночи перехватить столь ценный приз, немцы пошли на хитрость. Когда летчики вновь обнаружили танкер, то сбросили на палубу сообщение, в котором от имени старшего британского морского офицера этого района приказывалось идти в указанную точку. Это мотивировалось нахождением в здешних водах немецкого корабля. Норвежский "Filefjell" (7616 брт, 1930 г.), принадлежавший компании «Ольсен & Угельстад» из Осло и шедший из Абадана в Лондон, вначале подчинился приказу. Однако, когда через несколько часов гидросамолет снова отправился в полет, то не обнаружил судно на нужном курсе. Из перехваченных радиограмм с борта «норвежца» стало ясно, что его капитан не поверил приказу и идет в ближайший порт. Около 17:48 «хейнкель», нашел и атаковал "Filefjell" — оборвал ему радиоантенну, сбросил бомбу, упавшую в воду рядом с бортом и обстрелял из пулемета, вынудив остановиться. Затем летчики посадили гидросамолет рядом с танкером и приказали его команде включить навигационные огни. Капитан Джозеф Нордбай, судно которого везло в своих танках 10 405 т авиационного бензина, 643 т соляра и 144 т мазута, подчинился. Через некоторое время прибыл и "Pinguin". Поняв из сообщения призовой команды, какой ценный приз ему достался, Крюдер решил увести танкер из опасной зоны на юг, что бы затем в спокойной обстановке заправиться и определиться, что делать с ним дальше; 32 человека с норвежского судна составили компанию пленникам с "Domingo de Larrinaga".

Всего через несколько часов после захвата норвежского танкера, в 3:03 следующих суток (27 августа) наблюдатели доложили об ещё одном судне, замеченном по левому борту. Приказав призу сбавить ход, Крюдер в течение часа незаметно следовал за неизвестным, пока не убедился что это танкер в балласте без охранения. В 4:18 прожектором на него передали сигнал с требованием остановиться и не пользоваться радио, а также произвели предупредительный выстрел из 75-мм орудия. Судно остановилось, но тут же на нем заработала рация, а у орудия на корме, освещенной прожектором рейдера, появился расчет. "Pinguin" немедленно открыл огонь, однако первый залп лег с перелетом. Танкер, начал разворачиваться кормой к атакующему, продолжил предавать сигнал с координатами, несмотря на все попытки немецких радистов заглушить его. Следующий залп с рейдера, находившегося всего в миле, попал точно в цель, вызвав пожар. "British Commander" (6901 брт, 1922 г.), принадлежавший «Бритиш Танкер Компании» и шедший из Фальмута в Абадан с заходом в Кейптаун, остановился. Команда в количестве 46 человек во главе с капитаном Дж. Торнтоном покинула судно, надеясь скрыться под покровом ночи. В это время, желая быстрее разобраться с танкером, немцы выпустили в его левый борт торпеду, взрыв которой вызвал большие разрушения. Однако жертва не желала тонуть, и артиллеристам пришлось израсходовать еще около сорока 150-мм снарядов, что бы отправить упрямого «британца» на дно. К этому времени Торнтон и его люди уже пополнили число пленных на борту.

Как только в 6.50 "British Commander" скрылся под волнами, Крюдер направил свой корабль в центральную часть Индийского океана. Но не прошло и пяти минут, как наблюдатели заметили следующее судно, нагонявшее "Pinguin". Рейдер, положив руль налево, описал широкую дугу и вышел из нее справа по борту от своей следующей жертвы. Норвежский сухогруз "Morviken" (5008 брт, 1938 г.) принадлежал «Валлем ог Ко» из Бергена и шел в балласте из Кейптауна в Калькутту. Норвежцы не оказали никакого сопротивления, а капитан Антон Э. Нурваллс даже попытался убедить Крюдера не топить совсем новое судно, дав слово чести лично привести его в Германию. Однако капитан-цур-зее, желая быстрее покинуть район гибели "British Commander", становившийся с каждой минутой все опаснее, остался непреклонным. Экипаж в количестве 35 человек перевели на борт крейсера, а сам "Morviken" 27 августа в 11:00 пустили на дно подрывными зарядами. Единственным трофеем стал моторный катер, оказавшийся впоследствии очень полезным.

Не прошло и часа, как призовая команда с оставшегося позади "Filefjell" передала по радио сигнал о появлении еще одного судна, идущего с запада на восток. Вскоре его заметили и на самом "Pinguin", но Крюдер на этот раз удержался от опасного искушения захватить менее чем за полусутки четвертую жертву и это было правильное решение - сигналы о помощи с "British Commander" были приняты в Дурбане, Кейптауне и Сингапуре и в указанный район полным ходом шли легкие крейсера "Neptun", "Colombo" и вспомогательные "Arawa" и "Kanimbla". Последний вскоре обнаружил нефтяное пятно с мелкими обломками на месте гибели танкера.

Крюдеру еще предстояло решить проблему с захваченным танкером. Отойдя на 140 миль к юго-западу, рейдер с наступлением темноты закачал с «норвежца» 500 тонн топлива. После длительных размышлений, капитан-цур-зее счёл, что танкеру не удастся пробраться незамеченным в Европу и решил в затопить его. С "Filefjell" забрали все свежее продовольствие и ценные вещи и заложили подрывные заряды. Однако произошедший 27 августа в 19:00 взрыв не привел к гибели судна. Прождав пять часов, немцы безуспешно попробовали добить его из 75-мм сигнального орудия. И только два 150-мм снаряда привели к желаемому результату. Цистерны на танкере стали взрываться, при этом столбы огня поднимались на высоту пятидесяти метров. Облако дыма от пожара было видно еще утром, когда "Pinguin" находился уже в полусотне миль к юго-востоку. РВМ раскритиковало Крюдера за это решение, да и по воспоминаниям его адъютанта лейтенанта-цур-зее резерва Ганса-Карла Хеммера, он сам жалел об этом. Британское Адмиралтейство, получив информацию о появлении еще одного немецкого рейдера, присвоило ему обозначение "Raider F" (так, как он был шестым, который им удалось обнаружить).

После этих событий Крюдер решил изменить внешний облик своего корабля. Для этого рейдер направился на юго-восток, подальше от торговых маршрутов. И надо же было такому случиться, что уже на следующий день на горизонте показались мачты и труба, принадлежавшие крупному лайнеру английской компании «Блю Фаннел Лайн», идущему встречным курсом! Сыграв боевую тревогу, немцы предпочли мирно разойтись с ним. Командир "Pinguin" принял встречного за вспомогательный крейсер противника и отнюдь не горел желанием выяснить свою правоту с помощью пушек. 31 августа немецкий корабль достиг точки в 600 милях к северо-западу от необитаемых островов Амстердам и Сен-Поль.

Сентябрь 1940

За 10 дней команда превратила рейдер в "Trafalgar" норвежской компании Вильгельмсена. Пока шли эти работы, 5 сентября капитан решил провести учения пилотов гидросамолета по сбросу бомбы, однако созданного для взлета «утиного пруда» не хватило, и машина упала, поднявшись лишь на несколько метров. К счастью, летчиков удалось спасти. В запасе оставался еще один «хейнкель», но для его сборки требовалось время и хорошая погода, да и единственный радиотелефон корабля, работавший на длине волны, необнаружимой для кораблей союзников остался в утонувшем самолете.

К 10 сентября работы по маскировке "Pinguin" были завершены и теперь он имел черный корпус с белой полосой по всему периметру, белый верх и черную трубу с двумя голубыми полосами. Крюдер решил вновь наведаться к Мадагаскару, в надежде пополнить свой боевой счет. Расчет оказался верным. Утром 12 сентября в 330 милях к востоку от мыса Сан-Мари наблюдатели заметили идущий встречным курсом британский сухогруз "Benavon" (5872 брт, 1930 г.), принадлежавший компании «Бен Лайн». Он вышел 31 августа из Пенанга в Лондон через Дурбан с грузом пеньки, джута и каучука. Рейдер сумел приблизиться к нему на расстояние мили, когда британцы заподозрили что-то неладное. Транспорт резко отвернул, стал передавать сигналы бедствия и начал увеличивать скорость хода в надежде оторваться. "Pinguin" произвел два сигнальных выстрела из 75-мм пушки и потребовал остановиться, не пользуясь радио. Однако британский капитан А. Томсон приказал расчетам кормового 102-мм орудия и 76-мм зенитной пушки приготовиться к бою. В 7:28 немецкие канониры открыли огонь. Артиллеристы "Benavon" успели выстрелить раньше и их третий снаряд, срикошетировав от воды, угодил в "Pinguin", пробив левый борт в районе трюма №5, но не взорвался. Затем он рикошетом от вентиляционной трубы попал в кубрик трюмных мотористов, где закончил свой путь в рундуке одного из матросов. Находившиеся там люди бросились врассыпную, и только боцман Штрайль хладнокровно, с помощью бескозырки, достал еще горячий снаряд, осмотрел его и затем выбросил через пробитое отверстие в море. Смертоносный «гостинец» оказался без взрывателя! Видимо в спешке переволновавшиеся британские артиллеристы забыли ввернуть их в снаряды! А ведь это попадание, возможно, могло поставить точку в карьере рейдера, так как рядом располагался минный отсек с находившимися на боевом взводе 300 минами. Их взрыв разнес бы немецкий корабль в пыль.

Целых восемь залпов понадобилось канонирам рейдера для пристрелки по британскому судну, которое увеличивая скорость хода, постоянно меняло курс. После этого все было кончено. В течение восьми минут сухогруз превратился в горящую развалину. Один из последних снарядов попал в мостик, где погибли капитан Томсон и практически все офицеры, за исключением старшего и второго механиков. Всего из 49 моряков немцы спасли 28. Трое из них затем скончались от ран уже в лазарете и их похоронили в море с воинскими почестями. "Benavon" стал единственным судном, оказавшим вооруженное сопротивление "Pinguin" за весь его поход. Неравный бой длился около часа. Всего немцы потратили 59 150-мм снарядов.

После этого Крюдер получил от РВМ несколько сообщений, напомнивших, что он загостился в этой части Индийского океана и пора бы выполнить вторую часть порученного задания — минирование подходов к австралийским портам. "Pinguin" направился на восток, но при этом старался держаться поближе к торговому маршруту, связывавшему Австралию с мысом Доброй Надежды. Эта тактика очень скоро принесла свои плоды. 16 сентября в точке с координатами 30° ю.ш. и 60° в.д. в руки к немцам без сопротивления попало очередное норвежское судно "Nordvard" (4111 брт, 1925 г.), принадлежавшее Лорицу Клостеру из Осло. Оно шло из Банбери (Австралия) в Порт-Элизабет с 7187 тоннами пшеницы. На борту находилась команда в количестве 29 моряков во главе с капитаном Генри М. Хансеном. Захват этого судна помог решить проблему с пленными, число которых уже составляло 199 человек. «Норвежца» заправили топливом и снабдили продовольствием и водой для двухсот человек на 60 суток пути. На его борт перевели 179 пленных. На рейдере остались только раненые и восемь британских офицеров с "Domingo de Larrinaga" и "British Commander". Через три дня под командованием лейтенанта-цур-зее Ганса Ноймайера "Nordvard" направился в европейские воды, придя в эстуарий Жиронды 22 ноября.

Позже "Nordvard" использовался в качестве корабля-мишени Кригсмарине, затем, в 1943 году, в качестве корабля снабжения и базы подводных лодок. 28 декабря 1944 года он был потоплен британской авиацией у Мосса в Норвегии. Сообщается, что погибли 9 человек, но их число, вероятно, было намного больше (по данным Чарльза Хокинга, когда корабль взорвался и затонул, погибли 116 человек). До сих пор "Nordvard" представляет угрозу для экологии: в 2008, 2017 и в 2022 были зафиксированы утечки нефти из затонувшего судна.

Пока "Pinguin" средним ходом шел по направлению к Зондскому проливу, к судоходным путям между Индией и Австралией, а его команда потихоньку начинала маяться от скуки, Крюдер и штурман капитан-лейтенант резерва Вильгельм Михаэльсен определялись с местами минных постановок. Из-за событий связанных с захватом и отправкой "Nordvard", приказ командования о проведении операции в период новолуния, приходящегося на конец сентября, выполнить уже не успевали, поэтому минную постановку было решено перенести на месяц. К последним числам сентября план был практически готов. Его изюминкой стало то, что Крюдер для быстроты и большего количества заграждений решил использовать не только рейдер, но и второе судно — захваченный приз. Местами будущих постановок выбрали район Ньюкасла в Новом Южном Уэльсе и мелководье между Ньюкаслом и Сиднеем, причем первые мины требовалось установить с 48-часовой задержкой боевого взвода, чтобы они не выдали корабли раньше времени.

Тем временем, 27 сентября, когда стояла очень хорошая погода, из трюма достали и собрали гидросамолет.

Октябрь 1940

7 октября решился вопрос и со вторым минным заградителем. Утром наблюдатели заметили норвежский танкер "Storstad" (8998 брт, 1926 г.) компании «А.Ф. Клавенесс ог Ко» из Осло. Он вышел 30 сентября из Мири (Британское Северное Борнео) в Мельбурн с 12 000 т соляра и 500 т мазута. Экипаж из 31 моряка во главе с капитаном Эгилом Вильгельсменом сдался без сопротивления, и Крюдер в сопровождении офицера-минера капитана-лейтенанта Карла Шмидта, впервые покинул "Pinguin", направившись для осмотра приза. Увиденное полностью удовлетворило его — никто не смог бы и подумать, что невзрачный танкер может нести на своем борту мины. Суда ушли в пустынный район, расположенный между австралийским мысом Северо-Западный и островом Ява. Там рейдер закачал себе в цистерны 1200 т соляра, а танкер переоборудовали во вспомогательный минный заградитель, получивший от капитана-цур-зее наименование "Passat". На него со всеми предосторожностями переправили 110 мин, разместив их жилом помещении на корме, демонтировав там переборки и установив спусковые рельсы. Первоначально опасный груз планировали перевозить на надувных лодках, но очень быстро поняли, что это невозможно. Тут то и пригодился моторный катер с "Morviken". Команду заградителя составили два офицера (Шмидт и лейтенант-цур-зее резерва Гельмут Ханефельд), 9 унтеров, 19 матросов и 6 норвежцев. Командиром "Passat" Крюдер назначил лейтенанта-цур-зее резерва Эриха Варнинга, временно произведя его в капитан-лейтенанты: Варнинг перед войной служил первым помощником на одном из крупнейших немецких лайнеров "Bremen", и обладал куда большим опытом судовождения, чем имевший более высокий офицерский чин Шмидт. В три часа 12 октября корабли расстались — рейдер направился огибать Зеленый континент с запада, а танкер со 110 минами — с востока. Во время этого перехода, согласно расчетам, "Pinguin" прошел с момента отплытия из Готенхафена расстояние равное длине экватора.

Ноябрь 1940

Через целый месяц разлуки и радиомолчания, 15 ноября "Pinguin" и "Passat" встретились вновь в 700 милях к западу от Перта. У обоих операция прошла без ярких событий, оба остались незамеченными. Позже выяснилость, что результаты Варнинга оказались лучше - 7 ноября на его минах у восточного входа в Бассов пролив погибло грузопассажирское судно "Cambridge" (10846 брт) с 3500 тоннами олова на борту, а через двое суток, уже в западной части пролива - американский транспорт "City of Rayville" (5883 брт, 1920 г.), став первым американским судном, погибшим во время Второй мировой войны. Улов "Pinguin" оказался скромнее. 5 декабря его мина стала причиной гибели неподалеку от Сиднея австралийского каботажника "Nimbin" (1052 брт, 1927 г.), принадлежавшего «Компании Северного побережья», с семью членами команды, а через два дня при подходе к Аделаиде получил серьезные повреждения от подрыва на мине пароход "Hertford" (10932 брт) «Федеральной пароходной компании», вышедший снова в море только через год. Еще через три месяца, 26 марта 1941 г., последней жертвой мин рейдера стал австралийский траулер "Millimulmul" (287 брт, 1915 г.), принадлежавший сиднейской компании «Рэд Фаннел», при этом погиб один человек. Таким образом, хотя результаты операции нельзя назвать впечатляющими, не стоит забывать, что пока в минных полях не расчистили проходы, для судоходства оказались закрыты Мельбурн и Бассов пролив, а затем, когда в течение нескольких месяцев мины обнаруживались вновь, периодически закрывались Сидней, Ньюкасл и залив Спенсер.

дата № заграждения позиция количество мин задержка примечания
29.10.1940 Pinguin №1 Сидней-Ньюкасл 40 48 ч 5.12.1940 погиб каботажник "Nimbin" (1052 брт)
30.10.1940 Passat №1 пролив Бэнкс 30 48 ч никто не подорвался
31.10.1940 Passat №2 восточный вход в Бассов пролив 40 48 ч 7.11.1940 погиб транспорт "Cambridge" (10846 брт)
01.11.1940 Passat №3 западный вход в Бассов пролив 40 --- 9.11.1940 погиб транспорт "City of Rayville" (5883 брт)
01.11.1940 Pinguin №2 Хобарт 40 --- 26.03.1941 погиб траулер "Millimulmul" (287 брт)
7.11.1940 Pinguin №3 залив Спенсер 40 --- 7.12.1940 сильно повреждён транспорт "Hertford" (10932 брт)

 

После воссоединения "Passat" вернули прежнее имя "Storstad", немецкий экипаж сократился до 18 человек, зато добавились 20 норвежских добровольцев в дополнение к пятерым, уже находившимся на борту. Танкер остался в сопровождении, кроме функции снабженца топливом ему было поручено действовать также в качестве разведывательного корабля - он шёл в стороне, таким образом расширяя зону поиска. В это время или вскоре после этого "Pinguin" сменил маскировку на внешний вид британского торгового судна (нет данных о камуфляже под реально существующее). Корпус был окрашен в серый цвет, а надстройка в коричневый, кормовая 15-см пушка была демаскирована и теперь стояла открыто.

Вечером 17 ноября вахтенные "Pinguin" заметили крупное судно, идущее тем же курсом, но, пока мотористы возились с нежелающим запускаться вторым дизелем, оно скрылось в вечерних сумерках. С наступлением новых суток его обнаружили снова, и после того, как в 2:39 осветили лучом прожектора и предупредили выстрелом из сигнального орудия, тот безропотно остановился. Британский сухогруз "Nowshera" (7920 брт, 1919 г.), принадлежавший Британско-Индийской пароходной компании, шел из Аделаиды в Англию через Дурбан с 4000 т цинковой руды, 3000 т пшеницы, 2000 т овечьей шерсти и некоторым количеством сборного груза. Торговец имел на борту старую, времен Великой войны, 102-мм пушку японского производства и еще более древний пулемет «Льюис», поэтому его капитан Дж. Коллинз решил не искушать судьбу и выполнил требования рейдера. Возможно, если бы сигнал тревоги был послан, это привело к тому, что возвратившийся после поисков "Atlantis" и заправлявшийся во Фримантле тяжелый крейсер "Canberra" гораздо раньше вышел в море, а три следующие жертвы рейдера смогли избежать своей участи.

Рейдер простоял рядом с "Nowshera" 12 часов, при этом корабль был основательно разграблен. Было перегружено большое количество припасов и продовольствия, в том числе мужская и женская одежда, ящики с апельсинами, табак, консервы и мыло. Найденные теплые вещи очень пригодились впоследствии во время «китовой охоты». Судя по всему, с холодильной установкой рейдера все еще были проблемы, поскольку специальный инженер просил капитана дать ему время снять всю холодильную установку с захваченного корабля, но Крюдер ответил, что он не осмелится рисковать стоять на месте минимум три дня, которые займёт эта операция. При перемещении пленных произошел несчастный случай — второй механик торговца упал за борт и утонул. Судя по всему, "Nowshera" также была досмотрена на предмет сделать ее призом, но учитывая скудный запас угля, в 14:09 была неохотно потоплена с помощью подрывных зарядов и, как утверждалось, затонула быстро, поскольку основная часть ее груза составляла руда. Сто тринадцать пленных стали большой проблемой, так, как 93 из них оказались индусами-мусульманами, которые не употребляли свинину, составлявшую основу рациона немецких моряков.

"Pinguin" вновь продолжил путь на одном двигателе. Всего через два дня наблюдатели заметили клубы дыма и мачты крупного судна, также идущего на запад, однако когда рейдер попробовал приблизиться, оно резко отвернуло и скрылось за горизонтом. Крюдер решил не рисковать, пока механики не введут в строй второй дизель, и приказал готовить к вылету гидросамолет, который должен был найти беглеца и попытаться оборвать ему радиоантенну и если понадобиться, сбросить бомбы. Последующие события вылились в настоящее сражение между «хейнкелем» и рефрижератором "Maimoa" (10123 брт, 1920 г.) британской компании «Шоу, Сэвилл энд Альбион Ко», шедшим из Фримантла через Дурбан в Англию с 5000 т замороженного мяса, 1500 т масла, 1500 т зерна, 16 миллионами яиц, упакованными в 170 000 коробок, и 100 т сборного груза. На его борту находились 87 человек во главе с капитаном Х.С. Коксом.

Обнаружив транспорт 20 ноября в 13.43, пилотируемый унтер-офицером Гансом Вернером гидросамолет снизился и попытался оборвать антенну с помощью прицепленной к тросу металлической болванки, но неудачно. Тогда на втором заходе немцы сбросили на палубу пакет с приказом остановится и не пользоваться радио. Тут-то англичане поняли, кто перед ними, и в эфир понесся поток сообщений о воздушном нападении, а судно начало набирать ход. В ответ «хейнкель» сбросил две 50-кг бомбы перед носом "Maimoa", но это только разгорячило британских моряков. Когда Вернер зашел на очередной круг, его встретили огнем из винтовки «энфилд» и пулемета «Льюис», установленного на мостике. В свою очередь, наблюдатель обер-лейтенант-цур-зее Вальтер Мюллер начал вести стрельбу из бортового пулемета, ранив при этом двух человек. Только на следующем заходе гидросамолету удалось таки сорвать антенну, однако «хейнкель», получив попадание в бензобак и один из поплавков, пошел на вынужденную посадку. Летчики выбрались на крыло в ожидании мести англичан, но "Maimoa" промчался мимо, не обратив на них никакого внимания. Кокс понимал, что рейдер, которому принадлежала крылатая машина, должен вот-вот появиться, что вскоре и произошло. На транспорте к этому времени удалось установить запасную антенну и в эфир снова пошли радиограммы, теперь уже с описанием самого "Pinguin". Это заставило Крюдера сильно нервничать. Обнаружив болтающийся на волнах «хейнкель», крейсер не стал подбирать его, а, только чуть снизив скорость, спустил на воду спасательный катер. Тем временем "Storstad" прислал радиограмму, что видит еще одно судно. Наконец, в 17:45, когда дистанция сократилась до 12 миль, на рейдере подняли боевой флаг и открыли огонь. Хватило всего двух неточных залпов, чтобы "Maimoa" остановился. Еще 87 человек пополнило трюмы. Весь экипаж "Maimoa", когда его доставили на борт рейдера, находился в состоянии полного изнеможения. Выяснилось, что они работали в эстафетах в отчаянной попытке увеличить скорость корабля. Узнав от абордажной команды о характере груза, командир "Pinguin" захотел отправить его в Германию, но малое количество угля на борту приза не позволило осуществить это. В 20:15 рефрижератор пустили на дно подрывными зарядами. Полузатопленный гидросамолет и катер обнаружили почти под утро, причём подъем хрупкого аппарата на борт занял очень много времени.

Теперь предстояло разобраться с судном, замеченным танкером. Утром Лефит сообщил, что вновь увидел его и "Pinguin" полным ходом пошел к очередной жертве. К 9 часам утра 21 ноября на горизонте стали видны клубы дыма из трубы неизвестного. На этот раз, помня о радиограммах с "Maimoa" с детальным описанием рейдера, Крюдер решил не рисковать, а напасть только с наступлением темноты. В произошедших далее событиях виноват, в основном, X. Стил — капитан "Port Brisbane" (8739 брт, 1923 г.) британской компании «Порт Лайн». Рефрижератор, на борту которого находилось 5000 т замороженного мяса, масла, сыра и 3000 т шерсти, свинца и сборного груза, шел из Аделаиды через Дурбан в Англию. Когда атакуемый "Maimoa" вел свои передачи, он находился всего в 60 милях к северу от места боя. Кроме этого, на нем два раза засекали подозрительный танкер ("Storstad"). Однако Стил, вначале изменивший направление движения, увеличивший скорость до полной и выставивший усиленные посты наблюдения, с наступлением темноты отменил все меры предосторожности и приказал вернуться на прежний курс. Как итог, в 22:30 раздался предупредительный выстрел, и луч прожектора с находившегося на расстоянии в полторы мили "Pinguin" осветил британское судно. В свете прожектора немецкие наблюдатели увидели «два 152-мм орудия на корме, с застывшими возле них орудийными расчетами». Крюдер, предположив, что перед ним вспомогательный крейсер противника, приказал открыть огонь на поражение. Хватило всего двух четырехорудийных залпов, чтобы с "Port Brisbane" было покончено. Все восемь снарядов попали в цель, поразив радиорубку, мостик, трубу, надстройки и рулевую рубку. На транспорте вспыхнул пожар, и он потерял управление. Убитым оказался один человек — офицер-радист, пытавшийся в этот момент подать сигнал тревоги. С судна успели снять некоторое количество мяса, масла, бекона и сала, а сам корабль, признанный непригодным в качестве приза, попытались потопить с помощью подрывных зарядов. Однако он тонул слишком медленно и его добили торпедой. Рейдер подобрал две шлюпки, в которых находился 61 человек, в том числе одна женщина. Третья шлюпка, со вторым помощником Эдвардом Динглем и еще 26 моряками, сумела уйти под покровом ночи. "Pinguin" искал до рассвета, а затем быстро ушел. Крюдер не зря так торопился — менее чем через сутки в этот район пришел тяжелый крейсер "Canberra", который и спас Дингля и его людей.

Тем временем "Pinguin" и "Storstad" всю оставшуюся ночь шли на полной скорости, чтобы покинуть этот район, а затем медленно двинулись на юго-запад. Крюдер получил новые инструкции от РВМ — первоначально ему предстояло пересечь маршрут Фримантл — мыс Доброй Надежды, уничтожая суда противника, затем идти на юго-запад к острову Буве и там напасть на китобойные флотилии, а в завершении выставить мины и поохотиться на коммерческое судоходство у западных берегов Индии. К 28 ноября в очередной раз изменили облик корабля, перекрасив его полностью в черный цвет, а механики закончили ремонт двигательной установки.

Через два дня, "Storstad" ведший разведку, доложил о судне идущем на запад. В течение дня рейдер следовал за очередной жертвой, не подходя к ней, а ориентируясь на дым из трубы, и только с наступлением сумерек начал сближение. К полуночи на 30 ноября "Pinguin" подошел на дистанцию в одну милю. Определив, что на транспорте имеется два орудия, Крюдер опять приказал открыть огонь на поражение без подачи предупредительного выстрела. Целью для немецких артиллеристов стал британский рефрижератор "Port Wellington" под командованием капитана Э. Томаса (8303 брт, 1924 г.), однотипный с уже лежавшим на морском дне "Port Brisbane". Он шел из Аделаиды через Дурбан в Англию с 4400 т замороженного мяса, масла и сыра, 1750 т стали и 1200 т пшеницы и шерсти. Судно было вооружено двумя 6-дюймовыми и одной 3-дюймовой пушкой, но ими не смогли воспользоваться - хотя ночь и отличалась прекрасной видимостью, слишком поздно увидели подкравшегося врага и не успели приготовиться к бою - по фатальному совпадению, именно в этот день, старший помощник Бэйли приказал покрасить фок-мачту. В результате до самого нападения в "вороньем гнезде" не было наблюдателей, а имелся только впередсмотрящий на носу судна.

Первым же залпом была уничтожена радиорубка, где погиб офицер-радист, выведено из строя вооружение и тяжело ранен капитан. На пароходе вспыхнул пожар. Вскоре "Port Wellington" остановился, и команда вместе с пассажирами покинула судно. Пленниками стали еще 93 человека — 80 моряков, 3 артиллериста и 10 пассажиров, из них 7 женщин. Немецкие медики не смогли спасти британского капитана, и он вскоре скончался. С этого корабля взяли еще некоторое количество мяса, выбросив за борт свои собственные испорченные запасы. Оснащение рейдера пополнил снятый с мостика торговца дальномер. В полчетвертого утра следующего дня с помощью подрывных зарядов транспорт скрылся под волнами.

Декабрь 1940

Теперь предстояло что-то делать с пленными, число которых уже достигло 405 человек. Крюдер решил отправить их на "Storstad" в Европу и поставил об этом в известность РВМ. В ответ, командование приказало идти на рандеву с рейдером "Atlantis", нуждавшемуся в дозаправке, и также испытывавшему сложности с размещение пленных на борту. Встреча состоялась 8 декабря в 900 милях к юго-востоку от Мадагаскара в точке «Тульпе». Команды при этом обменялись визитами. "Storstad" перекачал на "Atlantis" 1670 т топлива, а в ответ получил еще 124 пленных. Затем дозаправился и "Pinguin". Наконец, 10 декабря танкер под командованием лейтенанта Ханефельда отплыл в сторону Старого Света. На его борту находилась призовая команда в количестве 20 человек (больше Крюдер выделить не смог), которая занималась только охраной огромного количества пленных, а судовые обязанности выполняли норвежцы из прежнего экипажа танкера. По пути, находясь в точке «Р» района «Андалузия», "Storstad" передал еще 6500 т соляра на танкер "Nordmark". 4 февраля 1941 года он благополучно прибыл в эстуарий Жиронды.

"Pinguin" ушел на день раньше танкера и взял курс к острову Буве. Никто из моряков, находящихся на борту рейдера, раньше не бывал в антарктических водах. В связи с этим Крюдеру очень помог комплект карт Южной Атлантики, найденный абордажной командой "Atlantis" на норвежском танкере "Teddy". Это судно зимой 1939/40 г. входило в состав китобойных флотилий, и на одной из карт остался его маршрут в этом районе. "Pinguin" прошел между безлюдными островами Принца Эдуарда и Крозе, все дальше углубляясь на юг. 17 декабря показался первый айсберг, а через два дня, когда корабль достиг 60 градуса южной широты, они уже исчислялись десятками. Здесь немцы впервые увидели пингвинов. В тот же день рейдер остановил свой бег на юг и направился на запад. В ночь на 23-е, когда "Pinguin" находился еще в тысяче милях от Буве, его радисты впервые перехватили переговоры норвежских китобоев. Той же ночью из Берлина пришло сообщение о награждении 22 декабря Эрнста-Феликса Крюдера Рыцарским крестом. Вскоре экипаж крейсера отметил наступление Рождества.

 

На Рождество был устроен общий раздел захваченной добычи, но когда дело дошло до дележа, оказалось, что некоторые офицеры уже присвоили все наиболее ценные вещи. Утверждается, что старшины в знак протеста отказались что-либо принять и сдали свою долю для дележа между рядовыми. После этого этих мужчин нагрузили всевозможными подарками, включая гражданские костюмы и одежду, электробритвы и радиоприёмники, а для женатых были специальные посылки с женской одеждой и детскими вещами. Также был проведен имитационный аукцион для определения права собственности на ценные предметы, которых было недостаточно для оборота. Сигары, табак, сигареты, фруктовые кексы, сладости, бутылки пива и виски были розданы в изобилии, и рождественская «вечеринка» завершилась веселой пирушкой, во время которой рядовые офицеры позировали и прыгали по палубам, одетые в гротескно мягкие бюстгальтеры и другие предметы роскоши, женское нижнее белье. Результатом нарушений в распределении стало то, что капитан Крюдер объявил своим офицерам выговор, запретив некоторым из них прикасаться к алкоголю в течение месяца.

 

26 декабря гидросамолет запустили в пробный полет, но через два часа он пошел на вынужденную посадку из-за нехватки горючего и рейдер в течение трех часов его искал. Оказалось, что изношенный мотор стал потреблять топлива на сорок процентов больше чем обычно.

Вскоре после Рождества произошел несчастный случай, который вполне мог иметь самые серьезные последствия. Из-за «грубой неосторожности» прорвался водопровод и затопил генератор, работавший в то время под большой нагрузкой. В результате произошло серьезное короткое замыкание, и генератор вышел из строя, лишив корабль большей части электроэнергии. Считалось, что он не подлежит ремонту, но его разобрали на части, были изготовлены специальные инструменты, а позже он был полностью перемотан и приведен в рабочее состояние. Этот ремонт длился три с половиной месяца и был расценен на корабле как выдающееся в сложившихся обстоятельствах инженерное произведение.

Январь 1941

К наступлению Нового года Крюдер определился с местоположениями двух норвежских флотилий, промышлявших в районе между 50 градусом восточной долготы и 20 градусом западной долготы. Это были китобойные базы "Pelagos" и "Ole Wegger" с семью китобойцами каждая. "Pinguin" в этот момент находился 150 милях к северу от "Pelagos". Затем из перехваченных переговоров стало известно, что норвежцы ожидают прихода судна снабжения "Solglimt" с припасами и топливом на борту. Кроме этого, обнаружилась и третья база — "Thorshammer", находившаяся с флотилией еще дальше к юго-западу. Капитан-цур-зее решил отложить нападение до появления снабженца, поскольку в момент перегрузки суда будут неуправляемыми, а также, чтобы одним ударом захватить как можно больше призов.

Рейдер занял позицию и стал выжидать. Для этой атаки он был замаскирован под советский исследовательский корабль, вокруг трубы была нарисована широкая синяя полоса с красным серпом и молотом. 12 января "Thorshammer" передал, что "Solglimt" прошел мимо него и направляется к "Ole Wegger", с которой должен будет встретиться через сутки. "Pinguin" начал разбег в полдень следующего дня, и в 23:15 в точке с координатами 57°45’ ю.ш. и 2°30' з.д. немцы заметили сигнальные огни двух больших судов, пришвартованных друг к другу. Это была китобойная база "Ole Wegger" (12 201 брт, 1914 г.) Тора Даля из Сандефьорда и судно снабжения "Solglimt" (12 246 брт, 1900 г.). Вокруг находилось множество меньших. "Pinguin", постоянно скрывавшийся в налетавших снежных шквалах, медленно подкрался к ничего не подозревавшим норвежцам на расстояние 200 метров и дальше стал дрейфовать с выключенными двигателями. 14 января в 0:20 луч прожектора осветил суда, и два катера с командами ринулись на абордаж. Первым успеха достиг лейтенант Варнинг, захвативший "Ole Wegger" и "Solglimt" без сопротивления со стороны экипажей. Он предложил капитанам Кристиану Эвенсену и Норману Андерсену послужить Германии, в противном случае угрожая потоплением, и норвежцы согласились. Тем временем лейтенант Хеммер на втором катере захватил четыре китобойца ("Pol VIII", "Pol IX", "Pol X" и "Thorlyn"). Остальные три ("Pol VII", "Globe VIII" и "Thoraryn"), почуяв неладное, сумели скрыться. Рейдер не смог помешать им, так как в этот момент потерял ход из-за треснувшей крышки одного из цилиндров дизеля. Сбежавшие китобойцы в тот же день добрались до плавбазы "Thorshammer", которая со всей своей флотилией тут же пошла к Южной Георгии, отправив вперед один из китобойцев. Англичане немедленно выслали на поиски рейдера вспомогательный крейсер "Queen of Bermuda". Впоследствии, под присмотром последнего, уцелевшие китобойные суда продолжали лов китов до декабря 1941 г., пока Япония не вступила в войну.

Трофеями немцев стали 11 000 т китового жира, являвшегося очень ценным стратегическим продуктом, в дальнейшем обеспечившим маргарином всю Германию в течение года, а число пленных составило 294 моряка. "Ole Wegger" и "Solglimt" оказались не вооружены, но когда призовые команды проводили досмотр трюмов последнего, там обнаружились четыре 102-мм орудия с боезапасом 300 выстрелов на ствол. Эти пушки предназначались для установки на китобойные плавбазы. Норвежцы просто-напросто опоздали. Рейдер получил очень обильные запасы из трюмов "Solglimt", взяв на борт теплые шерстяные фуфайки, шарфы и чулки, а также консервы, яблоки и картофель, которые, по описанию, были вымыты, завернуты в бумагу и упакованы, как апельсины.

В 4:40 "Pinguin" оставил призовые команды на захваченных судах и на одном дизеле направился на восток, где находилась ничего не подозревающая китобойная база "Pelagos" (12 083 брт., 1901 г.), принадлежавшая Бруну и фон дер Липпе из Тёнсберга, со своей флотилией. Рейдер добрался туда к полуночи. Захват норвежских судов в точке с координатами 58°21' ю.ш. и 2°56' в.д. прошел по тому же сценарию, без всяких эксцессов. На этот раз сбежать не удалось ни одному из семи китобойцев базы — "Star XV", "Star XIX", "Star XX", "Star XXI", "Star XXII", "Star XXIII" и "Star XXIV". На "Pelagos" находилось 9500 т китового жира, а общее число пленных увеличилось еще на 294 человека. И здесь немцы предложили капитану Фрицу Гётесену продолжить разделку уже пойманных китов, обещая оплату по приходу в Европу. Затем "Pinguin" направился обратно на запад — навстречу "Ole Wegger" и её флотилии. 16 января все захваченные суда собрались в одном месте.

«Большая китовая охота» капитана-цур-зее Эрнста-Феликса Крюдера, тщательно спланированная и практически безукоризненно исполненная, стала вершиной деятельности немецких вспомогательных крейсеров во время Второй мировой войны. Было захвачено более 36 000 тонн грузов, судно снабжения, две плавбазы, 11 китобоев, 20 000 тонн китового жира на сумму более четырех миллионов долларов США и 10 000 тонн мазута. Все это произошло без единого выстрела и без каких-либо жертв.

Чтобы запутать следы, Крюдер, оставив захваченные суда перерабатывать уже загарпуненных китов, увел "Pinguin" далеко на север-запад, где в адрес РВМ отправилась длительная радиограмма, передача которой длилась около сорока пяти минут. Затем капитан-цур-зее вернулся обратно, но проскочил мимо своих призов и ушел далеко на юг к границе паковых льдов. Все эти перемещения заняли десять дней, и новая встреча состоялась только 24-го, несколько к востоку, от первоначального места. К этому времени китобойные базы и их флотилии уже приготовились к длительному переходу, однако людей не хватало, и поэтому Крюдер решил вначале отправить только "Pelagos" и "Solglimt". В связи с этим весь китовый жир с "Ole Wegger" перекачали в цистерны снабженца. 25 января два первых судна под командованием обер-лейтенанта-цур-зее Вольфганга Кюстера и лейтенанта-цур-зее Гельмута Баха отправились к берегам Европы, благополучно достигнув устья Жиронды 11 и 16 марта соответственно.

Узнав о блестящем успехе и нехватке людей, РВМ приказало Крюдеру идти вместе с оставшимися захваченными судами в точку «Р» района «Андалузия» (27° ю.ш., 12° з.д.), для встречи с танкером "Nordmark", на котором «карманный линкор» "Admiral Scheer" оставил призовые команды.

Февраль 1941

Придя в указанное место 15 февраля, капитан-цур-зее обнаружил там не только танкер, но и захваченный «Шеером» британский рефрижератор "Duquesa", а 18 февраля прибыл также корабль снабжения "Alstertor". На "Pinguin" перегрузили с "Duquesa" 360 000 яиц, 47 говяжьих боков, 410 туш овец и 17 мешков бычьих окороков. Так, как топлива для холодильников "Duquesa" уже не осталось, её решили затопить. Пока велись приготовления, призовая команда «Дукесы» разбила оставшиеся яйца, устроив "королевскую битву", при этом каждый человек был вооружен определенным количеством яиц в качестве боеприпасов. Эта битва внезапно закончилась, когда двое матросов упали и получили травмы. Затем призовой экипаж был снят и распределен между норвежскими китобоями, чтобы освободить ряд моряков рейдера для дальнейшей службы на своем корабле. Пока готовились потопить «Дукесу», произошел второй несчастный случай. Планировалось взорвать несколько переборок внутри судна, чтобы ускорить затопление, один из этих взрывов оказался намного сильнее, чем предполагалось, потому, что воздух был насыщен угольной пылью, и два рядовых были серьезно обожжены. Подрывные заряды были затем подорваны с помощью электропривода с моторной лодки. По другим данным, "Pinguin" добил судно артиллерией.

Один китобой, "Pol IX", был оставлен в качестве эскорта. Его командиром Крюдер назначил своего адъютанта, оберлейтенанта-цур-зее Ганса-Карла Хеммера, которому была придана команда из 20 человек. Это эскортное судно водоизмещением около 100 тонн было переименовано в "Adjutant" и считалось способным развивать скорость до 16 узлов. Остальные призы направились в Европу. Десять китобойцев, под общим командованием призового офицера лейтенанта-цур-зее резерва Людольфа Петерсена с "Admiral Scheer", шли группами по двое. Экипажи небольших суденышек состояли из 4 немцев и 10—11 норвежцев. "Ole Wegger" под командованием лейтенанта-цур-зее Блау следовал отдельно от них. Почти все они благополучно добрались до Франции, за исключением пары "Star-XIX" и "Star-XXIV", затопленные своими командами 13 марта, когда их перехватил в Атлантике в 350 милях от мыса Финистере британский шлюп "Scarborough".

После ухода последнего приза, капитан-цур-зее отправил "Alstertor" в сопровождении "Adjutant" к островам Кергелен в Индийском океане, где пополнение запасов могло произойти в безопасности, а сам по приказу РВМ пошел на встречу с рейдером "Kormoran", чтобы передать 210 килограммов белого металла WM80. Встреча состоялась 25 февраля к югу от острова Святой Елены. Расставшись с ним на следующий день, "Pinguin" направился в Индийский океан. Следуя на восток, он прошёл на расстоянии не менее 500 миль к югу от Кейптауна, чтобы избежать обнаружения воздушным патрулём с суши.

Март 1941

17 марта в расчетной позиции 48° ю.ш. и 055° з.д. встретили "Alstertor" и "Adjutant". Судно снабжения доставило почту, новый гидросамолет «Арадо-196А-1», торпеды, продовольствие и новую печь для камбуза, а также около 50 офицеров и рядовых для пополнения до полного состава экипажа, поредевшего из-за отправки призовых команд. Людей перебросили легко, но из-за сильного волнения перегрузка самолета была совершенно невозможной. В 19:00 того же вечера, когда продолжались дискуссии о том, какой курс лучше выбрать, пришло сообщение от вспомогательного крейсера "Komet", который тоже просил снабдить его.

Утверждается, что капитан Крюдер был в ярости от этой просьбы, но ничего не мог поделать, так, как командир "Komet" был старше по званию. Поскольку погода внезапно ухудшилась, все операции были прекращены и решено, что три корабля должны направиться к острову Кергелен, чтобы можно было перебросить припасы в защищенной бухте. Рейдеры встретились 12 марта в 10:50, приблизительно в 120 милях к востоку от Кергелена. "Adjutant" со штурманом Михаэльсоном на борту тем временем произвёл разведку различных заливов острова, дабы его флагман не повторил судьбу "Atlantis", севшего в этих местах на камни и едва не прервавшего свою карьеру.

Корабли вошли в бухту Газель у Порт-Кувре, где произошла переброска снабжения. "Komet" грузился первым и получил с "Alstertor" 750 снарядов 150- и 20-мм. "Pinguin" последовал за ним и получил 600 снарядов 150- и 20-мм, четыре торпеды и гидросамолет Арадо «196». В качестве комплимента капитан Крюдер подарил капитану "Alstertor" 500 ящиков яиц с «Дукесы». "Alstertor" также привез подарки из Немецкого фонда комфорта и почту для "Pinguin", и это был последний раз, когда команда рейдера получила известие из дома. Подарки, по-видимому, вызвали всеобщее разочарование: главным предметом были два ящика зеленых яблок, из которых, если их разделить, получилось ровно два яблока на человека.

"Komet" ушел 14 марта, а остальные корабли оставались в заливе Газелле еще в течение одиннадцати дней. За это время "Adjutant" превратили в минный заградитель, разместив на нем 12 мин ТМВ. Крюдер планировал провести минную постановку у входа в индийский порт Карачи, являвшегося конечной точкой маршрута британских войсковых транспортов — знаменитых лайнеров «Queen Mary» и «Queen Elisabeth». На самом рейдере частично очистили днище (с помощью кренования), перебрали дизели, собрали новый гидросамолет, заправили доверху цистерны для пресной воды и сменили камуфляж, превратив его в норвежский "Tamerlane" компании Вильгельмсена.

Моряки решили набрать пресную воду из водопада в заливе, но выяснилось, что на рейдере не было достаточного количества трубопроводов, чтобы перекачать её на безопасном расстоянии от берега, и три дня было потрачено на переправку воды на корабль на трех катерах. Матросы описывали это как особенно тяжелую задачу. Когда вода была доставлена на борт, она оказалась солоноватой и полной водяных блох, поэтому каждую каплю приходилось фильтровать и проверять корабельным врачом, прежде чем допустить к употреблению. Во время исследования острова моряки поймали несколько пингвинов в качестве талисманов для своего корабля и держали их в загоне на верхней палубе, кормя их рыбными консервами, пока птицы не умерли от жары, когда корабль впоследствии приблизился к экватору.

25 марта "Alstertor" направился в секретную точку «Георг» для свидания с рейдером "Orion", а "Pinguin" в компании с "Adjutant" ушел на север к коралловому рифу Сайя де Малья возле острова Маврикий. Там они должны были заправиться с приза "Atlantis" - экс-норвежского танкера "Ketty Brøvig", который затем придавался Крюдеру в качестве заправщика и вспомогательного минного заградителя. РВМ приказало провести минные постановки на подходах к Карачи и Бомбею, и капитан-цур-зее хотел повторить еще раз успех Passat. По пути китобоец Хеммера, как и ранее, выполнял функции разведчика, действуя отдельно. Оба корабля перекрывали полосу шириной приблизительно 150 миль.

Апрель 1941

1 апреля отряд Крюдера достиг 75 градуса восточный долготы и пошел на север. Через несколько дней на горизонте показался долгожданный танкер. Однако это оказался другой приз "Atlantis" — "Ole Jacob". Его капитан сообщил, что тоже уже давно и безуспешно ожидает "Ketty Brøvig". Пополнив запасы топлива низкокачественным японским соляром, рейдер двинулся дальше на север. Прибыв к Сайя де Малья, немцы в течение нескольких дней продолжали ожидать свой танкер. Гидросамолет в это время совершил несколько безуспешных вылетов.

12 апреля Крюдер понял, что уже не увидит "Ketty Brøvig", и направился к Сейшельским островам для перехвата судов на маршруте от Мозамбикского пролива к берегам Индии. Днем "Pinguin" шел в северо-западном направлении, а ночью ложился на юго-западный курс. Погода стояла великолепная. При этом рейдер и разведчик вновь действовали раздельно. Дополнительный помощь оказывал гидросамолет, периодический запускаемый в разведывательные полеты. За шесть дней он совершил 35 вылетов, но обнаружил только какую-то арабскую парусную лодку. Не найдя ни каких целей, немецкие корабли пошли в восточном направлении.

24 апреля "Adjutant" находился в поиске, удалившись на приличное расстояние, разведывая воды к северу от острова Маэ (Сейшельские острова). В 8 часов утра внезапно всего на расстоянии десяти миль наблюдатели заметили большой пароход, шедший встречным курсом. Как выяснилось позже, им оказался английский транспорт "Empire Light" (6828 брт, 1940 г.), принадлежавший британскому Министерству судоходства и находившийся в управлении Британско-Индийской пароходной компании. Он направлялся из Мадраса в Дурбан с грузом руды и кож. Из-за столь поздного обнаружения, все, что смог сделать Хеммер, это резко отвернуть и попытаться скрыться. Впоследствии он вспоминал, что очень сильно волновался, так как не знал, как отреагирует британский капитан на китобойное судно в этой части Индийского океана. Лейтенант сообщил о курсе и скорости корабля Крюдеру, и затем следовал за неизвестным транспортом, держась за линией горизонта. "Pinguin" из-за проблем с подъемом гидросамолета появился только в 2:00 следующих суток. В 5:15 прогремел первый и единственный залп, оказавшийся очень удачным — была сбита мачта с радиоантенной и получила повреждения рулевая машина британского судна. В итоге в 6:00 с рейдера передали поздравления Крюдера: "Adjutant" выполнил свою работу великолепно!». Однако из разговора со штурманом "Pinguin" Михаэльсеном, молодой офицер понял, что ему несказанно повезло, так как британский капитан рассказал, что видел китобой, и раздумывал весь день, должен ли он сообщить об этом по радио. Так, как рулевое управление "Empire Light" было настолько сильно повреждено, что не подлежало ремонту, с него сняли все ценное и затопили взрывчаткой. Все 70 членов экипажа британского судна стали пленниками.

После потопления сухогруза Крюдер вернулся к плану выставить минное заграждение у Бомбея. В связи с отсутствием "Ketty Brøvig" капитан-цур-зее потребовал у РВМ, что бы ему предоставили для этих целей "Ole Jacob", однако получил отказ. Танкер-минный заградитель стал своеобразным идефиксом у командира "Pinguin", поэтому он решил направиться как можно ближе к Персидскому заливу, в надежде получить желаемое. Немецкие корабли шли на север, держа расстояние между собой в 50 миль. Гидросамолет совершал постоянные вылеты, но горизонт оставался пустым.

27 апреля установили контакт сразу с тремя судами, но танкера среди них не оказалось. Тем не менее, Крюдер решил не упустить возможности увеличить свой боевой счет. Первое замеченное грузовое судно он преследовал пять часов, пока не было замечено другое, более крупное. Первое отпустили, и "Pinguin" повернул вслед за вторым. Им оказался "Clan Buchanan" (7266 брт, 1938 г.) британской компании «Кайзер Ирвин». Сухогруз шел из Ливерпуля в Мадрас с 6000 т военных грузов и снаряжения. На его борту находилась команда в количестве 121 человека под командованием капитана Д. Дэвенпорт-Джонса и два артиллериста. Вооружение судна состояло из 120-мм орудия и двух пулеметов «гочкис». Рейдер, придерживаясь испытанной тактики, лег на параллельный курс, намереваясь провести атаку на рассвете. Первый залп раздался в 5:15 утра. Обстрел продолжался около 10 минут. За это время артиллеристы рейдера добились попаданий в мостик и уничтожили кормовое 120-мм орудие. Тем не менее, англичане успели подать по радио сигнал тревоги. "Adjutant" сумел отличиться и здесь, выловив из воды несколько мешков, содержащих документы, коды и почту. Среди них находились вахтенный журнал крейсера "Hawkins" и список судов, погибших на минах, выставленных "Pinguin" и "Passat" у побережья Австралии в 1940 г. Из-за полученных повреждений использовать транспорт в качестве минного заградителя оказалось невозможным. Немцы, после перевода команды на борт рейдера, забрали с "Clan Buchanan" продовольствие, табачные изделия, спиртные напитки и отправили его на дно с помощью подрывных зарядов. Это произошло в семь часов утра приблизительно в трехстах милях к северу от рифа Сайя де Малья.

Казалось, что все складывалось как нельзя лучше, но Крюдера очень беспокоил тот факт, что "Clan Buchanan" успел подать по радио сигнал о помощи, хотя офицер-радист обер-лейтенант-цур-зее Карл-Хайнц Брунке уверял его, что сообщение слишком слабое, и никто его не услышал. Опытный командир понимал, что удача не может длиться бесконечно, а сейчас его корабли забрались практически в пасть британского льва, находясь поблизости от пяти военно-морских баз противника в Адене, Карачи, Бомбее, Коломбо и Мадрасе. Поэтому, капитан-цур-зее решил заранее отослать "Adjutant" в точку «Файльхен» (14° ю.ш./73° в.д.) района «Сибирь», куда по его запросу для передачи пленных РВМ направило судно снабжения "Alstertor". После получения рейдером подтверждения о том, что оно придет туда 8 мая, 29 апреля в 20.30 Хеммер по радио получил приказ идти в «Файльхен». Это оказалось последнее сообщение, принятое с флагманского корабля.

Май 1941

Тем временем Крюдер продолжал поиски столь нужного ему танкера, направившись на северо-запад в еще более опасные воды, поближе к Аденскому заливу и побережью Африки. И наконец-то 6 мая показалось, что удача улыбнулась ему. Наблюдатели заметил небольшой порожний танкер "British Emperor" (3663 брт, 1916 г.) «Бритиш Танкер Компании». Он шел из Дурбана в Абадан, на борту находилась команда в количестве 45 человек во главе с капитаном Э.И. Хендерсоном. "Pinguin" незаметно двинулся следом и на рассвете следующего дал по танкеру залп левым бортом, но снаряды легли с перелетом, и английский радист успел передать сигнал «QQQ de British Emperor 0830N 5625Е», настолько ясный и сильный, что его услышали даже в Германии! Несмотря на почтенный возраст, танкер оказался весьма прытким и продолжал уходить от погони. Следующий залп также не смог остановить его. Как не хотелось Крюгеру захватить судно неповрежденным, но пришлось вести стрельбу на поражение, ведь сигналы о нападении продолжали нестись в эфир. Хватило двух залпов, которые вызвали на борту "British Emperor" пожар и вывели из строя рулевое управление. Судно начало описывать циркуляцию, а затем остановилось. Замолчала и рация. Однако, как только катера с "Pinguin" подошли к борту танкера, она заработала снова. Крюдер пришел в бешенстве из-за невозможности открыть огонь, пока те не уйдут с линии огня. А время все шло. Рация окончательно замолчала только тогда, когда снаряды рейдера уничтожили мостик, а на судне вспыхнул сильный пожар. Что бы поскорее убраться из опасного места, немцы решили потопить «британца» торпедами. Но череда неудач продолжала преследовать НSК-5. Первая торпеда описала циркуляцию и едва не поразила сам рейдер, вторая прошла мимо и только третья угодила в цель. "British Emperor" нехотя начал погружаться. Как оказалась впоследствии — он стал последней жертвой "Pinguin".

Капитан-цур-зее, понимая, что этот успех может очень дорого обойтись, взял курс на юго-восток, собираясь встретиться с "Adjutant" и "Alstertor". Дурные предчувствия не обманули Крюдера. Действительно, сигнал о помощи, переданный еще 28 апреля с "Clan Buchanan", приняли в Адене и Коломбо, и командующий Ост-Индской станцией вице-адмирал Литхэм отдал приказ о начале поисков вражеского рейдера. В них приняло участие базировавшееся на Момбасу Соединение «V» в составе крейсеров "Cornwall", "Hawkins", авианосца "Eagle", и вышедший из Коломбо новозеландский легкий крейсер "Linder". Когда же в эфире прозвучало сообщение с "British Emperor", принятое многочисленными станциями, реакция последовала незамедлительно. В район гибели танкера полным ходом понеслись британские корабли. С юга шел "Cornwall", с севера — легкие крейсера "Liverpool" и "Glasgow". Официальный историк британского флота С. Роскилл отметил в своей книге «Флот и война»: «Впервые одному из многочисленных радиосообщений о нападении рейдера, сделанному торговым судном с серьезной опасностью для себя, суждено было привести к желаемому результату». Звезда Крюдера закатилась 8 мая...

Бой и гибель рейдера

Когда радисты "Cornwall" приняли сигнал о помощи с "British Emperor", крейсер находился в 500 милях к югу от места нападения. Командир кэптен Мэнуоринг приказал идти в северном направлении ходом в 25 узлов, надеясь перехватить вражеский рейдер, если тот будет уходить на юг или юго-восток. Весь день два корабельных гидросамолета «Supermarine Walrus» производили разведывательные вылеты. Пройдя до наступления сумерек около 300 миль, командир крейсера приказал снизить ход до 13 узлов и начать обследовать район, опасаясь, что в темноте вражеский корабль проскочит мимо. В принципе, так и произошло. 8 мая в 3:08, когда "Pinguin" шел на юго-восток 15-узловым ходом, обер-лейтенант Лефит обнаружил по правой скуле силуэт корабля. Крюдер приказал изменить курс и развить максимальную скорость. На этот раз пронесло, и неизвестный скрылся в ночной мгле. Но с рассветом ситуация изменилась. В 7:07 один из гидросамолетов "Cornwall" заметил в 65 милях к юго-западу от крейсера торговое судно, идущее на юго-запад. Вернувшись на корабль, он доложил об этом командиру. Дождавшись, когда оба гидросамолета будут на борту, Мэнуоринг двинулся к указанной точке. В 10:15 «уолрус» взлетел снова и сразу же обнаружил неизвестного, а затем несколько раз облетел его, запросив сигналом о названии. Великолепная маскировка "Pinguin" под норвежское судно вначале обманула британцев, но летчиков смутили некоторые несоответствия в одежде моряков, отсутствие «цветных» на борту и тому подобные мелкие детали. Так подозрительным показалось, что никто команды транспорта не вышел поглазеть на крылатую машину. Они доложили об этом при возвращении на крейсер. Вдобавок выяснилось, что "Tamerlane" отсутствовал в списке судов, находившихся в этом районе. Мэнуоринг принял решение досмотреть судно и пошел на сближение. В 16:07 мачты и трубы британского корабля показались на горизонте. Крюдер продолжал до самого последнего момента придерживаться маскировки, не обращая внимания на приказы с крейсера остановиться, с угрозами быть обстрелянным за неповиновение. Лже-«норвежец» продолжал уходить от английского корабля, изображая испуганного торговца, и постоянно передавая сигналы тревоги «RRR». В свою очередь, Мэнуоринг не до конца уверенный, что перед ним вражеский рейдер, не хотел ошибиться. Он продолжал постепенно сближаться с убегающим рейдером, произведя при этом несколько предупредительных залпов из 203-мм орудий.

Наконец, в 17:14, когда расстояние сократилось до восьми миль, HSK-5 начал разворот на левый борт и, сбросив маскировку, спустил норвежский флаг, подняв боевой флаг Кригсмарине. В то же мгновение раздался первый залп, легший в опасной близости с "Cornwall". Многие полагают, что раскрыв, таким образом, свое истинное лицо, Крюдер совершил ошибку, хотя судить об этом сегодня тяжело. Конечно, силы были неравны — тяжелый крейсер типа «Каунти» против бывшего сухогруза, шесть старых 150-мм орудий против восьми 203-мм, но даже и в это в этом безнадежном бою счастливчику Крюдеру поначалу везло. Когда британский крейсер также покатился влево, на нем перегорел один из предохранителей в электроприводе, отвечавшим за разворот башен главного калибра и те временно вышли из строя. Следом отказала телефонная линия между мостиком и башнями, а также возникли проблемы с катапультой. В этот момент немцы добились первого попадания. 150-мм снаряд пробил борт чуть выше ватерлинии "Cornwall" и разорвался в кладовой. Осколки повредили кабели рулевых механизмов, вывели из строя телеграф, связывавший мостик с машинным отделением и ранили трех человек. Крейсер на некоторое время лишился возможности маневрировать, в кубрике морских пехотинцев начался пожар. Но вскоре эти неполадки устранили. Через три минуты после первого попадания немецкие артиллеристы добились второго — в кладовую уоррент-офицеров, где также вспыхнул пожар. Однако ущерб оказался минимальным, а огонь тут же погасили. Через семь минут после начала боя 203-мм орудия «каунти» наконец смогли дать первый залп. Канониры крейсера, чью стрельбу корректировал «уолрус» быстро пристрелялись, но пока снаряды ложились рядом с рейдером. "Pinguin" ответил двухторпедным залпом, который, согласно рапорту Мэнуоринга, англичане даже не заметили.

Тем временем дистанция боя увеличилась до 13 миль, и немецкие снаряды перестали доставать до цели. В свою очередь один из английских сбил фок-мачту рейдера. Капитан-цур-зее понял, что игра окончена и отдал приказ прекратить огонь, открыть кингстоны и покинуть корабль. Но в 17:25 четырехорудийный залп накрыл "Pinguin". Первый снаряд разорвался в носовой части, развернув и разбив носовую 15-см пушку, второй попал чуть ниже мостика и уничтожил его. При этом погиб сам Крюдер и, по видимому - находившиеся рядом с ним офицеры. В последний раз Крюдера видели на мостике с кровью, текущей из раны на голове. На момент взрыва кодовые книги не были уничтожены. Третий снаряд взорвался в машинном отделении, уничтожив дизеля, а четвертый совершил то, чего не добились в свое время артиллеристы "Benavon". Он угодил прямо в минный отсек, где находились 130 мин. От последующей детонации HSK-5 взлетел на воздух. Кормовая часть оказалась разнесена на куски, носовая — затонула в течение 30 секунд. Всего через 19 минут после начала боя "Pinguin" скрылся под волнами в точке с координатами 3°30' с.ш. и 57°48' в.д. Второй залп поразил корабль, когда он уже тонул. Считается, что из всей команды не выжил ни один человек из находившихся на корме.

За время боя англичане израсходовали 186 снарядов главного калибра, немцы — 200. Из 402 человек команды рейдера в живых осталось только 60, из них всего три офицера — хирург Вернер Хассельман (Hasselmann), метеоролог капитан-лейтенант доктор Ганс-Ульрих Ролль (Dr. Ulrich Roll) и призовой офицер лейтенант-цур-зее резерва Оскар Бёктхер (Hans Boecttcher), перешедший с "Alstertor". Большие потери оказались и среди пленных. По разным оценкам, их на борту немецкого корабля находилось от 183 до 238 человек, а спаслись только 24, причем один умер через три дня. Выжившие мало что помнят из последних сцен на борту. Кто-то из них заявил, что после начала боя двери двух трюмов, в которых содержались заключенные, были открыты и возле них выставили вооруженную охрану. Этим охранникам было приказано не пропускать ни одного человека до тех пор, пока офицер не отдаст приказ. Считается, что этот офицер был убит до того, как успел отдать приказ, потому спаслось там мало пленников. Также сообщается, что люди в главном погребе оказались в ловушке, поскольку подъемник, который также служил единственным аварийным люком, застрял в шахте.

По оценкам спасшихся, более 100 человек сумели прыгнуть за борт, но многие из них были либо утоплены кораблем, либо убиты падающими обломками. Уцелевшие провели в воде довольно много времени, потому что на "Cornwall" продолжались неприятности. Затопление кладовой, вызванное попаданием первого снаряда, привело к короткому замыканию, выведшему из строя основную динамо-машину крейсера. Из-за этого погас свет в машинном и котельном отделениях. Затем последовали еще ошибки личного состава, приведшие к остановке двух оставшихся динамо-машин. Температура в машинном отделении подскочила почти до 90°С. В итоге, машинное и котельное отделение пришлось покинуть, а несколько человек получили сильные тепловые удары. Это послужило причиной смерти лейтенанта Джорджа Уинслейда, который стал единственной жертвой боя с английской стороны. Еще четыре человека получили легкие ранения от осколков немецких снарядов. До наступления темноты на "Cornwall" справились с проблемами и смогли спасти оставшихся в живых.

На следующий день британское Адмиралтейство официально объявило о потоплении в Индийском океане немецкого рейдера, поставив окончательную точку в истории вспомогательного крейсера "Pinguin". Капитан-цур-зее Эрнест-Феликс Крюдер 15 ноября 1941 г. был посмертно награжден фюрером Дубовыми листьями к Рыцарскому кресту за номером 40, став первым командиром коммерческого рейдера, получившим эту награду. "Cornwall" всего через десять дней мог повторить свой успех, разойдясь на минимальном расстоянии с "Orion". Менее чем через год, 5 мая 1942 г., британский крейсер потопила японская палубная авиация южнее Цейлона. Ну, а кэптен Мэнуоринг, оказался более удачливым, чем командир "Pinguin", пережив свой корабль.

результаты рейда (развернуть)
дата тип имя тоннаж владелец груз позиция примечания фото
1 31.07.1940 грузовой пароход Domingo de Larrinaga 5360 Larrinaga S.S. Co. Ltd., Ливерпуль, Британия 7500 т зерна 05°28' ЮШ
18°06' ЗД
повреждён артиллерией и добит торпедой, 8 убитых, 28 пленных
Судно пыталость скрытся и подавало радио-сигналы о нападении. После пяти предупредительных выстрелов из 75-мм пушки "Pinguin" открыл огонь из основного вооружения и добился нескольких попаданий по мостику. Судно загорелось, остановилось, и команда покинула его, оставив на борту восемь мертвых. В машинном отделении были размещены подрывные заряды, но они не взорвались, и пришлось потопить судно торпедой. Пленных матросов (кроме тяжело раненых) 19 сентября отправили в Германию на призовом норвежском судне "Nordvard" и 22 ноября они были доставлены в устье Жиронды, офицеры остались на "Pinguin".
2 26.08.1940 дизельный танкер Filefjell 6900 Olsen & Ugelstad, Осто, Норвегия 10 405 т авиационного бензина, 643 т соляра, 144 т мазута 29°38' ЮШ
45°11' ВД
захвачен, 32 пленных
27.08.1940 30°21' ЮШ
47°10' ВД
потоплен подрывными зарядами и артиллерией
Зазвачен с помощью бортового самолёта, который оборвал радиоантенну, сбросил бомбу рядом с бортом и обстрелял из пулемета. Из-за ценного груза Крюдер решил увести танкер из опасной зоны на 140 миль к юго-западу, где на рейдер с наступлением темноты закачали 500 тонн топлива, забрали свежее продовольствие и ценные вещи, после чего заложили подрывные заряды, однако взрыв не привел к гибели судна. Прождав пять часов, в него выпустили два 150-мм снаряда, от чего на танкере стали взрываться цистерны, при этом столбы огня поднимались на высоту пятидесяти метров. Пленных 19 сентября отправили в Германию на призовом норвежском судне "Nordvard" и 22 ноября они были доставлены в устье Жиронды.
3 27.08.1940 турбинный танкер British Commander 5010 British Tanker Co. Ltd., Лондон, Британия ? 29°37' ЮШ
45°50' ВД
потоплен торпедой и артиллерией, 46 пленных
Судно было остановлено предупредительным выстрелом из 75-мм орудия, но тут же на нем заработала рация, танкер начал разворачиваться кормой к атакующему, а у орудия на корме появился расчет. "Pinguin" немедленно открыл огонь и со второго раза попал, вызвав пожар. Танкер остановился и команда покинула судно, надеясь скрыться под покровом ночи, но их догнали и взяли в плен. Немцы выпустили в левый борт танкера торпеду, взрыв которой вызвал большие разрушения, однако судно не желало тонуть, и артиллеристам пришлось израсходовать еще около сорока 150-мм снарядов, что бы отправить его на дно. Пленных матросов (кроме тяжело раненых) 19 сентября отправили в Германию на призовом норвежском судне "Nordvard" и 22 ноября они были доставлены в устье Жиронды, офицеры остались на "Pinguin".
4 27.08.1940 грузовой теплоход Morviken 7615 Wallem & Co, Берген, Норвегия в балласте 30°08' ЮШ
46°15' ВД
потоплен подрывными зарядами, 35 пленных
Взят без сопротивления, капитан попытался убедить Крюдера не топить совсем новое судно, дав слово чести лично привести его в Германию, однако желая быстрее покинуть опасный район судно пустили на дно подрывными зарядами. Единственным трофеем стал моторный катер. Пленных 19 сентября отправили в Германию на призовом норвежском судне "Nordvard" и 22 ноября они были доставлены в устье Жиронды.
5 12.09.1940 грузовой пароход Benavon 5870 Ben Line Steamers Ltd, Лейт, Британия пенька, джут и каучук 25°20' ЮШ
52°17' ВД
потоплен артиллерией, 24 убитых, 25 пленных
Транспорт резко отвернул, стал передавать сигналы бедствия и увеличивать скорость хода в надежде оторваться и открыл огонь из кормового 102-мм орудия и 76-мм зенитной пушки, добившись попадания в "Pinguin", но снаряд не взорвался. Канонирам рейдера понадобилось целых восемь залпов для пристрелки по британскому судну, которое увеличивая скорость хода, постоянно меняло курс, но когда пристрелялись, в течение восьми минут сухогруз превратился в горящую развалину. Один из последних снарядов попал в мостик, где погибли его капитан и почти все офицеры. Всего из 49 моряков немцы спасли 28. Трое из них затем скончались от ран уже в лазарете и их похоронили в море с воинскими почестями. "Benavon" стал единственным судном, оказавшим вооруженное сопротивление "Pinguin" за весь его поход. Неравный бой длился около часа. Всего немцы потратили 59 150-мм снарядов. Пленных матросов (кроме тяжело раненых) 19 сентября отправили в Германию на призовом норвежском судне "Nordvard" и 22 ноября они были доставлены в устье Жиронды.
6 16.09.1940 грузовой теплоход Nordvard 4110 Klosters Rederi A/S, Ставангер, Норвегия 7187 т пшеницы 30° ЮШ
60° ВД
захвачен, как приз, 29 пленных
Захвачен без сопротивления, 19 сентября отправлен в Германию со 179 пленными и 22 ноября прибыл в устье Жиронды. Похже использовался в качестве корабля-мишени Кригсмарине, затем, в 1943 году - в качестве корабля снабжения/базы подводных лодок. 28 декабря 1944 года потоплен британской авиацией в Мосс-Саунде.
7 7.10.1940 танкер Storstad 9000 A. F. Klaveness & Co., Осло, Норвегия 12 000 т соляра и 500 т мазута 36° ЮШ
114° ВД
захвачен, как приз, 31 пленный
Захвачен без сопротивления, использовался, как вспомогательный минный заградитель "Passat", в ходе похода с 12 октября по 15 ноября выставил 110 мин у Австралии, на которых подорвались два крупных судна. После операции ему вернули прежнее имя "Storstad" и он остался в сопровождении рейдера, как "топливный склад" и разведчик, затем был отправлен в Бордо с 405 пленными (с "Nowshera", "Maioma", "Port Brisbane" и "Port Wellington"). 8 декабря снабдил топливом рейдер "Atlantis" и взял на борт часть его пленных, общее число которых увеличилось до 524. По пути во Францию, 6-8 января 1941 года на позиции 27S 12W "Storstad" встретился с рейдерами "Thor", "Admiral Scheer" и их призами "Duquesa", и "Nordmark", и передал последнему 6500 тонн дизельного топлива, в свою очередь получив часть провизии с "Duquesa". "Storstad" достиг залива Жиронды 4 февраля 1941. Перестроен в корабль снабжения для Kriegsmarine, 2 сентября 1942 года повреждён авиацией союзников в Сен-Назере, ремонт 5 апреля 1943 остановлен, а корабль списан, 11 августа 1944 года затоплен в Нанте, в 1949 поднят и разобран.
8 19.11.1940 грузовой пароход Nowshera 7920 British India Steam Navigation Company, Британия 4000 т цинковой руды, 3000 т пшеницы, 2000 т овечьей шерсти 31°02' ЮШ
100°51' ВД
потоплен подрывными зарядами, 1 убитый, 113 пленных
Захвачен без сопротивления, с судна забрали продовольствие и теплые вещи, при перемещении пленных второй механик упал за борт и утонул. Транспорт потопили с помощью подрывных зарядов. 10 декабря пленные были отправлены в Европу на "Storstad" и 4 февраля 1941 года доставлены в устье Жиронды.
9 20.11.1940 грузовой пароход Maimoa 10125 Shaw, Savill & Albion Co Ltd, Саутгемптон, Британия 5000 т мяса, 1500 т масла, 1500 т зерна, 170 тыс. коробок яиц, 100 т др. 08°37' ЮШ
25°28' ВД
потоплен подрывными зарядами, 87 пленных
Сперва его безуспешно пытался остановить гидросамолёт, сбросив две бомбы, но сам был подбит и совершил вынужденную посадку. Когда появился "Pinguin", пароход дал радиограмму с описанием его внешнего вида. Однако, рейдеру хватило всего двух неточных залпов, чтобы "Maimoa" остановился. Узнав о характере груза, немецкий командир сперва хотел отправить его в Германию, но малое количество угля на борту приза не позволило осуществить это и рефрижератор пустили на дно подрывными зарядами. 10 декабря пленные были отправлены в Европу на "Storstad" и 4 февраля 1941 года доставлены в устье Жиронды.
10 21.11.1940 грузовой пароход - рефрижератор Port Brisbane 8740 Port Line Ltd (Cunard Cargo Service), Лондон, Британия 5000 т мяса, масла и сыра, 3000 т шерсти, свинца и др. 29°29' ЮШ
95°35' ВД
обстрелян, затем потоплен подрывными зарядами и торпедой, 1 убитый, 61 пленный, 27 ушли в шлюпке и спасены англичанами
Замечен танкером "Storstad". "Pinguin" выждал наступления темноты для нападения. После предупредительного выстрела немецкие наблюдатели увидели 152-мм орудия на корме, и Крюдер, предположив, что перед ним вспомогательный крейсер, приказал открыть огонь на поражение. Хватило всего двух залпов, все восемь снарядов попали в цель, поразив радиорубку, мостик, трубу, надстройки и рулевую рубку. На транспорте вспыхнул пожар, и он потерял управление, был убит радист, пытавшийся в этот момент подать сигнал тревоги. Рефрижератор вначале попытались потопить с помощью подрывных зарядов, однако он тонул слишком медленно и его добили торпедой. Рейдер подобрал две шлюпки, в которых находился 61 человек, в том числе одна женщина. Третья, со вторым помощником Эдвардом Динглем и еще 26 моряками, сумела уйти под покровом ночи, менее чем через сутки их спас британский тяжелый крейсер "Canberra". Остальные 10 декабря были отправлены в Европу на "Storstad" и 4 февраля 1941 года доставлены в устье Жиронды.
11 30.11.1940 грузовой пароход - рефрижератор Port Wellington 8305 Port Line Ltd, Лондон, Британия 4400 т мяса, масла и сыра, 1750 т стали и 1200 т пшеницы и шерсти 31°10' ЮШ
70°37' ВД
обстрелян, затем потоплен подрывными зарядами, 2 убитых, 92 пленных
Замечен танкером "Storstad". "Pinguin" снова выждал наступления темноты и снова практически сразу открыл огонь на поражение, в этот раз без подачи предупредительного выстрела. Первым же залпом была уничтожена радиорубка вместе с радистом, выведено из строя вооружение и смертельно ранен капитан, вспыхнул пожар. Вскоре "Port Wellington" остановился, и команда вместе с пассажирами покинула судно. Из-за сильного пожара абордажной команде удалось поживиться только снятым с мостика дальномером. В полчетвертого утра транспорт был потоплен с помощью подрывных зарядов. Уцелевшие пленные матросы и пассажиры 10 декабря были отправлены в Европу на "Storstad" и 4 февраля 1941 года доставлены в устье Жиронды.
12 14.01.1941 китобойная плавбаза Ole Wegger 12200 "Ørnen", Søren L. Christensen, Норвегия 22 000 т китового жира 57°40' ЮШ
05°45' ЗД
захвачена без боя, 187 пленных
Захвачена ночью без сопротивления, "Pinguin" смог в снегопаде подойти совершенно незамеченным. 18 февраля - 20 марта 1941 перешла в Германию c 8 китобойными ботами. Была оборудована ВМФ как плавучая база ПЛ и использовалась в Шербуре, а затем в Руане. Летом 1944 года затоплена в Сене для заграждения, поднята в октябре 1944 года, в декабре отбуксирована в Фалмут, где признана негодной к ремонту и продана на слом в Гетеборг.
13 14.01.1941 китобойная плавбаза - снабженец Solglimt 12245 A/S Odd, Сандефьорд, Норвегия снабжение (продукты, вода, топливо и др.) 57°40' ЮШ
05°45' ЗД
захвачен без боя, 57 пленных
Захвачен ночью без сопротивления, "Pinguin" смог в снегопаде подойти совершенно незамеченным. 25 января - 16 марта 1941 перешёл в Бордо, позже - китобойная база "Sonderburg" под немецким флагом, 15 сентября 1942 года разбомблена англичанами и выгорела в гавани Шербура, в июне 1944 затоплена немцами в качестве заграждения в Шербуре.
14 14.01.1941 китобойный п/х Pol VIII 335 Melsom & Melsom, Ларвик, Норвегия --- 57°40' ЮШ
05°45' ЗД
захвачен без боя, 12 пленных
Захвачен ночью без сопротивления, "Pinguin" смог в снегопаде подойти совершенно незамеченным. 18 февраля - 20 марта 1941 перешёл в Германию и поступил на службу в Кригсмарине под именем "Brachvogel". С апреля 1942 года служил как корабль ПЛО "UJ 1711 Brachvogel", с мая 1942 года "NS 06" (использовался, как вспомогательный тральщик), а с июля 1944 года, как сторожевик "V 5312". После войны в 1945 году возвращен норвежцам.
15 14.01.1941 китобойный п/х Pol IX 354 Melsom & Melsom, Ларвик, Норвегия --- 57°40' ЮШ
05°45' ЗД
захвачен, как приз, 13 пленных
Захвачен ночью без сопротивления, "Pinguin" смог в снегопаде подойти совершенно незамеченным. Использовался, как вспомогательный З/М "Adjutant". 1 июля 1941 года затоплен рейдером "Komet" у островов Чатем из-за неисправности двигателя.
16 14.01.1941 китобойный п/х Pol X 354 Melsom & Melsom, Ларвик, Норвегия --- 57°40' ЮШ
05°45' ЗД
захвачен, как приз, 12 пленных
Захвачен ночью без сопротивления, "Pinguin" смог в снегопаде подойти совершенно незамеченным. 18 февраля - 20 марта 1941 перешёл в Германию и поступил на службу в Кригсмарине, как корабль ПЛО "UJ 171". После войны в 1945 году возвращен норвежцам.
17 14.01.1941 китобойный п/х Thorlyn 247 Bryde & Dahls Hvalfangerselskap A/S, Норвегия --- 57°40' ЮШ
05°45' ЗД
захвачен без боя, 12 пленных нет изображения
Захвачен ночью без сопротивления, "Pinguin" смог в снегопаде подойти совершенно незамеченным. 18 февраля - 20 марта 1941 перешёл в Германию и поступил на службу в Кригсмарине, как корабль ПЛО "UJ 1112" (II), затем "UJ 1218" (II). После войны в 1945 году возвращен норвежцам.
18 15.01.1941 китобойная плавбаза Pelagos 12083 Brunn & von der Lippe, Тёнсберг, Норвегия 10700 т китового жира 58°21' ЮШ
02°56' ВД
захвачен без боя, 203 пленных
Захвачен ночью без сопротивления, "Pinguin" смог в снегопаде подойти совершенно незамеченным. Перешёл в Бордо, позже стоял в Нарвике без применения, 24 октября 1944 года потоплен в Киркенесе, но год спустя поднят норвежцами, перестроен и снова введен в строй, после войны продолжал китобойный промысел.
19 15.01.1941 китобойный п/х Star XIV 247 Johan Rasmussen & Magnus Konow, Сандефьорд, Норвегия --- 57°40' ЮШ
05°45' ЗД
захвачен без боя, 13 пленных
Захвачен ночью без сопротивления, "Pinguin" смог в снегопаде подойти совершенно незамеченным. Перешёл в Германию, позже - корабль ПЛО "UJ 1107" (II), затем, после перестройки в Антверпене, "UJ 1215" (II, 24.04.42-1.05.44), затем "NH.03" (1.05.44-15.05.44), позже "V 6503" (15.05.44 - 8.05.45). После войны в 1945 году возвращен норвежцам.
20 15.01.1941 китобойный п/х Star XIX 249 Johan Rasmussen & Magnus Konow, Сандефьорд, Норвегия --- 57°40' ЮШ
05°45' ЗД
захвачен без боя, 13 пленных
Захвачен ночью без сопротивления, "Pinguin" смог в снегопаде подойти совершенно незамеченным. Ушёл в Германию, но на пути во Францию 13 марта 1941 года перехвачен британским шлюпом "Scarborough" и затоплен немцами в точке 44°50'N 22°W.
21 15.01.1941 китобойный п/х Star XX 249 Johan Rasmussen & Magnus Konow, Сандефьорд, Норвегия --- 57°40' ЮШ
05°45' ЗД
захвачен без боя, 13 пленных
Захвачен ночью без сопротивления, "Pinguin" смог в снегопаде подойти совершенно незамеченным. 18 февраля - 20 марта 1941 перешёл в Германию и поступил на службу в Кригсмарине, 1.01.1942 передан 11-й флотилии UJ, как корабль ПЛО "UJ.1107" (III), переоборудован на верфи Beliard & Chrighton в Антверпене, вступил в строй 7.05.1942 и прибыл в Норвегию 7.08.1942, базировался в Хаммерфесте, позже "UJ 1215", затем "UJ 1217" (II). 14.01.1943 в 06.00 затонул на глубине 200 м в 2 милях ЮЗ от Ротваера при столкновении с "Dessau" при сопровождении конвоя, погибли 4 человека - все из машинной команды.
22 15.01.1941 китобойный п/х Star XXI 298 Johan Rasmussen & Magnus Konow, Сандефьорд, Норвегия --- 57°40' ЮШ
05°45' ЗД
захвачен без боя, 13 пленных
Захвачен ночью без сопротивления, "Pinguin" смог в снегопаде подойти совершенно незамеченным. 18 февраля - 20 марта 1941 перешёл в Германию и поступил на службу в Кригсмарине, как корабль ПЛО "UJ 1216", потерян в боях у Вика 26 августа 1942 г.
23 15.01.1941 китобойный п/х Star XXII 303 Johan Rasmussen & Magnus Konow, Сандефьорд, Норвегия --- 57°40' ЮШ
05°45' ЗД
захвачен без боя, 13 пленных
Захвачен ночью без сопротивления, "Pinguin" смог в снегопаде подойти совершенно незамеченным. 18 февраля - 20 марта 1941 перешёл в Германию и поступил на службу в Кригсмарине, как корабль ПЛО "UJ 1217", 11 сентября 1943 г. торпедирован и потоплен русской подводной лодкой М-107 в Сыльте-фьорде, 70°38' N 30°26' E (другой источник сообщает, что затонул в столкновении в Финском заливе 14 марта 1943 г.)
24 15.01.1941 китобойный п/х Star XXIII 357 Johan Rasmussen & Magnus Konow, Сандефьорд, Норвегия --- 57°40' ЮШ
05°45' ЗД
захвачен без боя, 13 пленных
Захвачен ночью без сопротивления, "Pinguin" смог в снегопаде подойти совершенно незамеченным. 18 февраля - 20 марта 1941 перешёл в Германию и поступил на службу в Кригсмарине, как корабль ПЛО "UJ 1218", затем "UJ 1112" (III). После войны в 1945 году возвращен норвежцам.
25 15.01.1941 китобойный п/х Star XXIV 361 Johan Rasmussen & Magnus Konow, Сандефьорд, Норвегия --- 57°40' ЮШ
05°45' ЗД
захвачен без боя, 13 пленных
Захвачен ночью без сопротивления, "Pinguin" смог в снегопаде подойти совершенно незамеченным. Ушёл в Германию, но на пути во Францию 13 марта 1941 года перехвачен британским шлюпом "Scarborough" и затоплен немцами в точке 44°50' N 22°W.
26 25.04.1941 грузовой пароход Empire Light 6830 Government of the U.K., Британия руда и кожи 00°24' СШ
58°14' ВД
потоплен подрывными зарядами, 70 пленных нет изображения
Обнаружен траулером-разведчиком "Adjutant". "Pinguin" из-за проблем с подъемом гидросамолета появился лишь к утру следующего дня и единственным залпом сбил мачту с радиоантенной и повредил рулевую машину британского судна, после чего оно сдалось. С "Empire Light" сняли все ценное и затопили его взрывчаткой.
26 28.04.1941 грузовой пароход Clan Buchanan 7265 Cayzer, Irvine & Company Ltd, Ливерпуль, Британия 6000 т военных грузов и снаряжения 05°24' СШ
62°46' ВД
обстрелян, затем потоплен подрывными зарядами, 121 пленный
Рейдер приблизился к судну ночью и утром без предупреждения открыл огонь и продолжал его около 10 минут, добившись попаданий в мостик и кормовое 120-мм орудие. Тем не менее, англичане успели подать по радио сигнал тревоги. После перевода команды на борт рейдера, немцы забрали с "Clan Buchanan" продовольствие, табачные изделия, спиртные напитки и отправили его на дно с помощью подрывных зарядов.
27 7.05.1941 танкер British Emperor 3665 British Tanker Co Ltd, Лондон, Британия в балласте 08°30' СШ
56°25' ВД
потоплен торпедой, 44 пленных
Рейдер приблизился к судну ночью и утром без предупреждения открыл огонь, но промахнулся, и английский радист успел передать ясный и сильный сигнал бедствия, а танкер продолжал уходить от погони. Второй залп также не смог его остановить и только следующие два вызвали на борту "British Emperor" пожар и вывели из строя рулевое управление. Судно начало описывать циркуляцию, а затем остановилось. Как только катера с "Pinguin" подошли к борту танкера, рация заработала снова и Крюдер отозвал шлюпки и снова открыл огонь. Рация окончательно замолчала только тогда, когда снаряды рейдера уничтожили мостик, а на судне вспыхнул сильный пожар. Чтобы поскорее убраться из опасного места, решили потопить «британца» торпедами, но первая описала циркуляцию и едва не поразила сам рейдер, вторая прошла мимо и только третья угодила в цель.
+ подорвались на выставленных минах
1 05.12.1940 грузовой т/х Nimbin 1052 North Coast Steam Navigation Co., Сидней, Австралия груз трехслойной древесины и свиньи 33°15' ЮШ
151°47' ВД
затонул, 7 убитых
Направлялся из Кофс-Харбора в Сидней. Треть корабля снесло взрывом, и он затонул за три минуты. Семь человек были убиты. Остальные тринадцать цеплялись за вязанки фанеры. Несколько часов спустя самолет ВВС с базы Ратмайнс увидел выживших и направил к месту происшествия прибрежный корабль "Bonalbo", чтобы забрать их. Стал первым зарегистрированным в Австралии торговым судном, потерянным во время Второй мировой войны.
- 07.12.1940 грузовой п/х Hertford 10932 Federal Steam Navigation Co., Крайстчерч, Нов. Зеландия 6000 тонн генерального груза ?
?
остался на плаву, но вышел из строя на год
Шёл из Фримантла и подорвался на мине у острова Лигуанеа, примерно в 25 морских милях к западу-юго-западу от островов Нептун. Мина проделала в борту дыру размером 12х6 м, разорвала топливные бункеры и повредила корпус, но судно осталось на плаву. Его отбуксировали в Порт-Линкольн и затем в Сидней, где полностью отремонтировали к 20 января 1942 года. 29 марта 1942 "Hertford" был потоплен немецкой подводной лодкой U-571.
2 26.03.1941 траулер Millimulmul 287 ?, Сидней, Австралия --- ?° ЮШ
?° ВД
затонул, 1 убитый
Траулер подорвался и затонул, когда ловил рыбу у Сиднея. Погиб только один человек.

 

Карьера "Pinguin" оказалась, пожалуй, самой блестящей среди германских вспомогательных крейсеров. Корабль находился в море 328 дня, пройдя за это время 59 188 миль. Он потопил и захватил в качестве призов 28 судов противника общим тоннажем 138 010 брт, к которым можно добавить еще два, погибших на минах вспомогательного минного заградителя "Passat". Огромная заслуга в этом успехе принадлежит его командиру капитану-цур-зее Эрнсту-Феликсу Крюдеру, показавшему себя офицером, отличавшимся редким хладнокровием, расчетливостью, импровизацией и умением принимать неожиданные решения. Крюдер тщательно спланировал и с блеском провел операции по минированию побережья Австралии и захвату норвежского китобойного флота в антарктических водах. В то же время, "Pinguin" стал первым немецким рейдером, потопленным противником.

ГАЛЕРЕЯ МОДЕЛЕЙ

                             
                   

 

ЛИТЕРАТУРА И ИСТОЧНИКИ
на немецком
1 Groner E., Mickel P., Mrva F. - Die Deutschen Kriegsschiffe.1815-1945. Vol. 3., Bernard & Graefe Verlag, Munchen, De, 1982.
2 Hans H. Hildebrand, Albert Röhr, Hans-Otto Steinmetz - Die deutschen Kriegsschiffe. Biographien - ein Spiegel der Marinegeschichte von 1815 bis zur Gegenwart. Band 8, Mundus Verlag, Hamburg, 1983.
3 Brennecke J. - Das Grosse Abenteuer - Deutsche Hilfskreuzer 1939-45, Koehlers Verlagsgesellschaft, 1958.
4 Freivogel Z. - Deutsche Hilfskreuzer des Zweiten Weltkriegs, Motorbuch-Verlag, Stuttgart, 2003.
на английском
5 Muggenthaler A.K. - German Raiders of World War II, Prentice-Hall, 1977.
6 Schmalenbach P. - German Raiders: A history of auxiliary cruisers of the German Navy, 1895-1945, Naval Institute Press, 1979.
7 Woodward D. - The Secret Raiders, New English Library Ltd, 1975.
8 Duffy J.P. - Hitler’s Secret Pirate Fleet: The Deadliest Ships of World War II, Praeger, 2001.
на русском
9 Кащеев Л. - Вспомогательные крейсера Кригсмарине. // журнал "Морская коллекция".-2010.-№2 (доп. выпуск).
10 Галыня В. - Рейдеры Гитлера. Вспомогательные крейсера Кригсмарине. Эксмо. М., 2009.
11 Патянин С., Морозов М., Нагирняк В. - Кригсмарине. Военно-морской флот третьего рейха. Эксмо. М., 2009.
12 Патянин С. - Корабли второй мировой войны. ВМС Германии. Часть 2. // журнал "Морская коллекция".-2005.-№10 (79).
+
некоторые другие материалы с интернет-форумов и энциклопедий, в т.ч.
www.warsailors.com/raidervictims/pinguin2.html
www.uboatarchive.net/Int/PinguinINT.htm
alchetron.com/German-auxiliary-cruiser-Pinguin

последнее обновление: 02.06.2024

 




 

 
Флот Третьего рейха, 1940-1941
Торговый флаг Германии, 1936-1939
Pinguin
"Pinguin" в последнем бою.
Hertford
"Hertford"
Эрнст-Феликс Крюдер
Kandelfels
Модель "Kandelfels".
Kandelfels
Модель "Kandelfels".
Kandelfels
Модель "Kandelfels".
Kandelfels
Модель "Kandelfels".
Kandelfels
Модель "Kandelfels".
Kandelfels
Модель "Kandelfels".
Kandelfels
Модель "Kandelfels".
Kandelfels
Модель "Kandelfels".
Kandelfels
Модель "Kandelfels".
Kandelfels
Модель "Kandelfels".
Kandelfels
Модель "Kandelfels".
Kandelfels
Модель "Kandelfels".
Kandelfels
Модель "Kandelfels".
Kandelfels
Модель "Kandelfels".
Pinguin
Планы нижних палуб "Pinguin".
Pinguin
Планы верхних палуб "Pinguin".
Pinguin
Продольный разрез "Pinguin".
Ar 196
Ar 196
He 114
He 114
Pinguin
Модель "Pinguin".
Pinguin
Модель "Pinguin".
Pinguin
Модель "Pinguin".
Pinguin
Модель "Pinguin".
Pinguin
Модель "Pinguin".
Pinguin
Модель "Pinguin".
Pinguin
Модель "Pinguin".
Pinguin
Модель "Pinguin".
Pinguin
Модель "Pinguin".
Pinguin
Офицеры "Pinguin".
Pinguin
"Pinguin"

Спасшиеся члены экипажа "Pinguin" в лагере для военнопленных.

Странный рисунок, подписан, как "Atlantis" в бою, но по расположению орудий - это "Pinguin".
Не понятно, откуда взялась странная большая фальшивая труба.
Nimbin
"Nimbin"

Бортовой пёс "Pinguin".
Millimulmul
"Millimulmul"

Британский крейсер "Cornwall".
British Emperor
"British Emperor"
Pinguin
"Pinguin" в Индийском океане, 1941 г.
Clan Buchanan
"Clan Buchanan"
Pinguin
Место боя и гибели "Pinguin".
Pinguin
"Pinguin" в бухте Газель.
Star XVI
"Star XVI"

Место потопления "British Emperor".
Pelagos
"Pelagos"
Clan Buchanan
Место потопления "Clan Buchanan".
Pol X
"Pol X"
Empire Light
Место потопления "Empire Light".
Pol VIII
"Pol VIII"

Место ожидания танкера ""Ketty Brøvig"".
Solglimt
"Solglimt"

Место стоянки в заливе Газелле.

Траулеры флотилии "Ole Wegger".

Место встречи с рейдером "Kormoran".
Domingo de Larrinaga
Тонущий "Domingo de Larrinaga".

Место встречи с "Nordmark", "Duquesa" и "Alstertor".
Ole Wegger
"Ole Wegger"

Место повторной встречи с китобоями.
Port Wellington
"Port Wellington"
Storstad
"Storstad" по прибытии в Европу, февраль 1941 г.
Port Brisbane
Пленные с "Port Brisbane" на борту "Pinguin".
Pelagos
Место захвата "Pelagos" и 7 китобоев.
Ole Wegger
Место захвата "Ole Wegger", "Solglimt" и 4 китобоев.
Port Brisbane
"Port Brisbane"
Maimoa
"Maimoa"
Nowshera
"Nowshera"
Storstad
"Storstad"
Trafalgar
Норвежский т/х "Trafalgar", под который маскировался "Pinguin".
Nordvard
"Nordvard"
Benavon
"Benavon"
Morviken
"Morviken"
Benavon
Горящий "Benavon".
Port Wellington
Место потопления "Port Wellington".
British Commander
"British Commander"
Filefjell
"Filefjell"
Maimoa
Задержание "Maimoa". *На рисунке изображён самолёт Арадо вместо Хейнкеля.
Pinguin
"Pinguin" выходит в море с охранением, вид на корму.
Pinguin
"Pinguin" в бухте Газель.
Domingo de Larrinaga
"Domingo de Larrinaga"
Pinguin
Погрузка торпеды с "Pinguin" на "U-А".
Pinguin
Встреча "Pinguin" и ПЛ "U-А". 18 июля 1940.
Pinguin
"Pinguin", замаскированный под греческий "Kassos". Снято с ПЛ "U-А".
Pinguin
Карта начала рейда "Pinguin".
Pinguin
"Pinguin" идёт под конвоем из Готенхафена в Норвегию.
Kandelfels
"Kandelfels"
Pinguin
"Pinguin", замаскированный под прорыватель заграждений.
Pinguin
"Pinguin", учения на Балтике, апрель 1940.
Pinguin
План палубы "Pinguin".
Pinguin
"Pinguin", замаскированный под прорыватель заграждений.
Port Brisbane
Место потопления "Port Brisbane".
Maimoa
Место потопления "Maimoa".
Nowshera
Место потопления "Nowshera".
Pinguin
Места минных постановок "Pinguin".
Storstad
Место захвата "Storstad".
Nordvard
Место захвата "Nordvard".
Benavon
Место потопления "Benavon".
Trafalgar
Место перекраски в "Trafalgar".
Pinguin
"Pinguin", замаскированный под прорыватель заграждений.
Morviken
Место потопления "Morviken".
Kandelfels
"Kandelfels"
British Commander
Место потопления "British Commander".
Filefjell
Место захвата "Filefjell".
Domingo de Larrinaga
Место потопления "Domingo de Larrinaga".
Tamerlane
Норвежский т/х "Tamerlane", под который маскировался "Pinguin".
Pinguin
"Pinguin"
Kassos
Греческий т/х "Kassos", под который маскировался "Pinguin".
Pinguin
Погрузка мин на "Pinguin".

Эрнст-Феликс Крюдер
Pinguin
"Pinguin" с самолётом "Арадо" Аr-196.
Pinguin
"Pinguin", замаскированный под "советский исследовательский корабль", январь 1941.
Pinguin
"Pinguin"
Pinguin
"Pinguin".
Kandelfels
"Kandelfels"
Kandelfels
"Kandelfels" и "Kybfels" на стапеле.
Kandelfels
"Kandelfels"
Kandelfels
"Kandelfels" выходит из Антверпена.
Следующая страница - вспомогательный крейсер "HSK-6 Stier"
Предыдущая страница - вспомогательный крейсер "HSK-4 Thor"