входоглавлениефлот Германии в 1-ой мировой войне → Поход 23-24 января 1915 г. и бой у Доггер-банки.

  Классификация  
  По алфавиту  
  По годам  
  Соединения и операции  
  Разное  

Поход 23-24 января 1915 г. и бой у Доггер-банки
контр-адмирал Хиппер

 

 

В первой половине января 1915 г. общая ситуация в Северном море несколько разрядилась, поэтому было сокращено время пребывания в повышенной боевой готовности сил, предназначенных по приказу немедленно выйти на проведение операции из Вильгельмсхафена и бухты Яде. Стояла такая плохая погода, что рейд линейных крейсеров, намеченный на 21 января 1915 г. против Фёрт-оф-Форта (Шотландия), был отменен. Линейный крейсер "Von Der Tann" сроком на 20 дней был поставлен в док Вильгельмсхафена для текущего ремонта. 3-я эскадра линейных кораблей, в большинстве состоящая из новейших линкоров типа "Kaiser" и "König", прошла Кильским каналом в Балтийское море для проведения боевой подготовки недавно введенных в строй кораблей. Тем временем командующий флотом Открытого моря в Вильгельмсхафене перенёс свой флаг на борт додредноута "Deutschland".

Но внезапно погода улучшилась. По мнению начальника штаба флота вице-адмирала Экермана, появился хороший шанс провести рейд по ту сторону Доггер-банки (мелководного района Северного моря) для разведки и уничтожения в случае обнаружения легких сил противника, а также чтобы рассеять британские рыболовные суда, которые, как предполагалось, занимались разведкой.

Хотя фон Ингеноль имел по этому поводу разногласия с Экерманом, он одобрил рейд 1-й и 2-й разведывательных групп против английских легких сил и разведывательных судов, замаскированных под рыбаков. Хиппер понимал всю опасность ситуации, в которую мог попасть он и подчиненные ему корабли, так как в последние пять месяцев постоянно наблюдались пять английских линейных крейсеров. Эти пять новейших кораблей означали тот факт, что их было на два больше, чем у него, поскольку "Blücher" не был равным им кораблем по составу артиллерии главного калибра.

Главные силы флота Открытого моря в этот момент не были готовы поддержать соединение Хиппера. Очевидно, адмирал Ингеноль был убежден, что британский Гранд Флит не выйдет в море, так как 19 и 20 января 1915 г. он проводил поиск в Северном море и поэтому был занят погрузкой угля. Впоследствии, по объяснению Ингеноля, он не сосредоточил и не вывел линейный флот, потому что опасался привлечь этим внимание англичан.

23 января в 10.25, когда корабли оперативного соединения ещё находилась в базе, контр-адмирал Хиппер получил по радио приказ, определявший задачу соединения, состав сил, время выхода и возвращения. В 17 ч. 45 м. 23 января 1915 г. три немецких линейных крейсера "Seydlitz" (флаг контр-адмирала Хиппера), "Derflinger" и "Moltke", тяжелый крейсер "Blücher", четыре легких крейсера "Graudenz", "Stralsund", "Rostock", и "Kolberg" и 19 эскадренных миноносцев 2-й флотилии, 2-й и 18-й полуфлотилий покинули бухту Яде.

Немцы не знали, что англичане постоянно расшифровывали их радиограммы, хотя даже передачу боевого приказа по радио эскадре, находившейся в базе, нельзя считать правильной, ибо всякое увеличение радиопереговоров привлекает внимание противника и настораживает его. Англичане, перехватив и расшифровав эту радиограмму, отдали флоту соответствующие распоряжения: пяти линейным крейсерам 1-й эскадры вице-адмирала Битти и двум II-й эскадры контр-адмирала Мура следовать к северо-восточной границе Доггер-банки; III-й эскадре линкоров и III-й эскадре крейсеров идти в район в 30 милях к северу от Доггер-банки; Гранд-Флиту выйти из Скапа-Флоу 23 января в 21.00 в район между Абердином и Ютландским полуостровом, а затем на юго-запад. Общая задача: отрезать немецкие силы от баз и уничтожить их. Пользование радиосвязью разрешалось только в особо важных случаях. Следствием этой дешифровки было сосредоточение рано утром 24 января 1915 г. у Доггер-банки пяти английских линейных крейсеров 1-й эскадры вице-адмирала Битти ("Lion"— 1912 г., 26 270 т, 8 - 343-мм, 16 - 102-мм, 27 уз., "Tiger" — 1914 г., 28 430 т, 8 - 343-мм, 12 - 152-мм, 28 уз., "Princess Royal" — 1912 г, (типа "Lion") и 2-й эскадры линейных крейсеров контр-адмирала Мура ("New Zealand" — 1912 г., 18500 т, 8 - 305-мм, 16 - 102-мм, 25 уз. и "Indomitable" — 1908 г., 17373 т, 8 - 305-мм, 16 - 102-мм, 25 уз.), "Queen Mary" находился в доке в Портсмуте, "Invincible" в Гибралтаре, "Inflexible" в Средиземном море), семи легких крейсеров в составе 1-й эскадры легких крейсеров Гудинафа ("Southampton", "Birmingham", "Nottingham", "Lowestoft"), отряда легких крейсеров командора Тирвита ("Arethusa", "Aurora", "Undaunted") и 34 эскадренных миноносцев. Гранд Флиту в составе нескольких эскадр английских линейных кораблей было приказано прибыть туда же как можно скорее, и Хиппер шел 15-узловым ходом прямо в ловушку.

 

Lion
   
Tiger
   
Princess Royal
   
New Zealand
   
Indomitable
   
Southampton
   
Birmingham
   
Nottingham
   
Lowestoft
   
Arethusa
   
Aurora
   
Undaunted

 

После полудня 23 января германское оперативное соединение под общим командованием вице-адмирала Хиппера: 1-я группа разведывательных кораблей в составе линейных крейсеров "Seydlitz" (флагманский корабль Хиппера), "Derflinger", "Moltke", тяжелого крейсера "Blücher" и 2-я группа в составе лёгких крейсеров "Graudenz" (флагманский корабль контр-адмирала Хеббингхауса), "Stralsund", "Rostock" и "Kolberg", а также 19 эсминцев 2-й флотилии, 2-й и 18-й полуфлотилий вышло в море в третий, оказавшийся для "Blücher" роковым, боевой поход с расчетом на рассвете 24 января подойти к юго-восточной границе Доггер-банки и поздним вечером возвратиться в базу.

В тот же день вечером британские линейные крейсера также вышли в море, а за ними следовал весь боеспособный состав Гранд-Флита.

На этот раз поддерживать оперативное соединение контр-адмирала Хиппера главными силами флота вице-адмирал фон Ингеноль посчитал излишним, так как боялся привлечь внимание противника. Выход германских линейных крейсеров к Доггер-банке не обеспечивался эскадрами линейных кораблей, лучшие дредноуты которых были отправлены для боевой подготовки на Балтику.

Однако опасение Ингеноля привлечь выходом этих эскадр внимание англичан, оказалось несостоятельным, сам выход соединения контр-адмирала Хиппера уже насторожил английское командование. В это время в базах Северного моря находились только до-дредноуты II-й и дредноуты 1-й линейных эскадр.

24 января в 07.15 английские и германские лёгкие крейсера обнаружили друг друга и после короткой перестрелки отошли к своим главным силам. Вскоре англичане обнаружили на юго-востоке силуэты германских линейных крейсеров. Немцы были захвачены врасплох. В свою очередь и немцы заметили британские крейсера, большое количество эсминцев и дымы еще по меньшей мере восьми больших кораблей. Хиппер донёс по радио Ингенолю об обнаруженном противнике и повернул на юго-восток, направляясь в базу.

 

Оперативные соединения противников столкнулись между собой в 8 ч. 00 м. по среднеевропейскому времени этого же дня или в 7 ч. 00 м. по гринвичскому. Начали крейсера охранения. В период между 8 ч. 15 м. и 8 ч. 25 м. легкий крейсер "Kolberg" и немецкие эскадренные миноносцы обменялись несколькими залпами с английским крейсером "Aurora" и сопровождавшими его эсминцами.

Получив донесение своих крейсеров и под впечатлением радиоперехвата переговоров противника, указывающих на присутствие Гранд Флита в море, Хиппер решил повернуть свое оперативное соединение на обратный курс в надежде завлечь противника во внутреннюю часть Северного моря (к берегам Германии), где он мог рассчитывать на поддержку флота Открытого моря.

Ветер дул с востока, заходя немного к северу, силой от 3 до 4 баллов, небо облачное, море довольно спокойное, видимость от 8 до 10 миль. Соединение Хиппера находилось в это время приблизительно в 125 милях от Гельголанда. Продолжая идти на юго-восток, Хиппер увеличил ход до 21 узла, так как британские корабли быстро приближались.

Вице-адмирал Битти с линейными крейсерами обходил немцев с правого борта с тем, чтобы оказаться между ними и их базами, а Гудинаф со своими четырьмя легкими крейсерами держался левее немцев. Вначале Битти увеличил ход до 26 узлов, затем до 27 и наконец до 28. Большие корабли обеих сторон сближались всё больше и больше. В 9 ч. 52 м. Битти назначил ход 29 узлов, хотя это было выше действительной скорости его кораблей. Тем не менее команды кораблей, возбужденные близостью противника, сделали невозможное, и приказ был выполнен. Однако 2-я эскадра линейных крейсеров контр-адмирала Мура в составе "New Zealand" и "Indomitable" начала отставать.

 

9 ч. 52 м. Медленно приближавшийся флагманский линейный крейсер вице-адмирала Битти "Lion"дал первый залп по "Blücher" с расстояния 20400 м (110 каб.). Залп упал с недолетом.

"Blücher" оказался под прицелом трех английских линейных крейсеров, открывших огонь в 9 ч. 52 м. —"Lion", 10 ч. 00 м. — "Tiger", 10 ч. 07 м. — "Princess Royal" и добившихся первого попадания в 10 ч. 12 м. Немецкие линейные крейсера в свою очередь открыли огонь в 10 ч. 09 м.— "Derflinger", 10 ч. 18 м. — "Blücher", 10 ч. 19 м.— "Seydlitz" и в 10 ч. 20 м.— "Moltke". Завязалась жаркая артиллерийская дуэль, в результате которой тяжелые повреждения получили "Derflinger", "Seydlitz" и "Lion".

 

10 ч. 12 м. Произошло первое попадание в "Blücher", он сел кормой, вероятно, вследствие полученной большой пробоины. До 10 ч. 14 м. "Lion", "Tiger" и "Princess Royal" стреляли преимущественно по "Blücher".

В 10 ч. 18 м. "Blücher" начал отвечать на огонь 1-ой эскадры английских линейных крейсеров с дистанции 17 000 - 17 500 м (92-94 каб.), а в 11 ч. 16 м. отразил атаку английских легких крейсеров и эскадренных миноносцев.

В 11 ч. 30 м. "Blücher" получил роковое попадание снаряда калибра 343 мм с "Princess Royal" с дистанции 17 300-18 200 м (93-98 каб.). Вся середина корабля была охвачена пожаром. В этом же бою то же самое произошло с "Seydlitz", но сам корабль не погиб.

Рулевое управление "Blücher", машинный телеграф и система управления артиллерийским огнем были сразу же выведены из строя. Кроме того, взрывом повредило главный паропровод третьей кочегарки, в результате чего скорость крейсера упала до 17 узлов.

На "Seydlitz" был принят сигнал с "Blücher": "Все машины вышли из действия". "Blücher" отстал, число попаданий в него росло, но он непрерывно и часто стрелял.

Корабль вследствие потери скорости отстал от ушедшей вперед 1-й разведывательной группы и оказался перед лицом превосходящих сил противника. Несколько минут спустя флагманский линейный крейсер англичан "Lion" получил несколько попаданий тяжелых снарядов, и в 11 ч. 51 м. ему пришлось выйти из боевой линии, снизив свою скорость до 15 узлов.

 

Настоящая или демонстративная торпедная атака нескольких немецких эскадренных миноносцев, опасения присутствия немецких подводных лодок, трудности при передаче от одного флагмана другому командования английским оперативным соединением, вызванные тяжелыми повреждениями флагманского "Lion" и уменьшением видимости из-за сильного задымления, и последовавшее за этим неправильное понимание поданных флагманом сигналов — все это вызвало окончание боя между главными силами обеих сторон. Поэтому англичане отвернули от немецкой колонны, в то время как Хиппер решил предоставить тяжело поврежденный "Blücher" его судьбе.

12 ч. 10 м. - 13 ч. 13 м. После выхода из строя "Lion" остальные четыре британских линейных крейсера, перешедшие под командование командира 2-й эскадры линейных крейсеров контр-адмирала Мура (после отказа от преследования немецких кораблей) повернули на "Blücher", и он оказался под сосредоточенным огнем англичан. Британцы пошли добивать беспомощный корабль, позволив остальным уйти.

Мур не осуществил важнейшего принципа: цель боя — уничтожение главных сил противника. Контр-адмирал Хиппер из-за тяжелых повреждений "Seydlitz" и большого расхода боеприпасов не смог прийти ему на помощь. Прекратив в 11 ч. 16 м. огонь, он повернул на юг и продолжал отход в Немецкую бухту. Бой продолжался около трех часов и закончился в 80 милях к западу от Гельголанда.

Хиппера в этом очень трудном решении поддержало донесение с "Blücher", сообщавшее о подходе восьми крупных кораблей англичан. Вероятно, это были несколько линейных кораблей, посланных командующим британским флотом адмиралом Джеллико. Хиппер сообщил о безнадежном положении "Blücher" командующему флотом Открытого моря адмиралу Ингенолю, реакция которого уже не могла изменить окончательную судьбу героического корабля.

 

Теперь немецкий тяжелый крейсер стал мишенью четырех английских линейных крейсеров. Окутанный легкими желтыми облачками, вызванными разрывами их снарядов, он стрелял из последних уцелевших орудий. Отбиваясь от крейсеров и отражая торпедную атаку четырех английских эскадренных миноносцев, "Blücher" тяжело повредил эсминец "Meteor", но и сам получил два попадания торпед с легкого крейсера "Aurora", флагманского корабля командора Тирвита. Одна торпеда попала в крейсер под носовой башней, другая в кормовое машинное отделение.

Сразу перестало действовать рулевое управление. Заклиненный в крайнем положении руль вынудил почти не имевший хода корабль медленно двигаться по кругу. Кормовая 210-мм орудийная башня единственной среди всех была способна вести огонь. Большая часть его надстроек была разрушена. Один снаряд с грохотом упал рядом с башней, оторвав ствол и цапфы одного из орудий, но другое орудие продолжало стрельбу.

Продержавшись под обстрелом ещё 1,5 часа, "Blücher" продемонстрировал невероятную боевую устойчивость и живучесть. Он затонул на глазах командора Тирвита, наблюдавшего за этим с дистанции 900 м, получив в общей сложности от 70 до 100 попаданий тяжелых снарядов и 7 торпед. Правда, Конвэй говорит о 50 попаданиях снарядов крупного калибра и двух торпед калибра 533 мм.

13 ч. 13 м. В Северном море на широте Техеля в точке с координатами 54°20' N, 5°43' W на расстоянии около 40 миль от голландского побережья "Blücher" опрокинулся на борт, несколько минут плавал вверх килем и затем затонул.

Из состава экипажа "Blücher" 281 человек были спасены английскими эсминцами. В то время как "Blücher" лежал на борту и британские эскадренные миноносцы были заняты спасением его команды, над ними появился немецкий самолет № 83 типа Friedrichshafen FF 19 и, не рассмотрев, что это свой же тонущий корабль, осыпал его бомбами.

 

**********

Первое донесение о встрече с английскими линейными крейсерами командующий флотом Открытого моря вице-адмирал фон Ингеноль получил в 08.50 и приказал усилить готовность к выходу в море всех кораблей и флотилий миноносцев. Он считал, что силы противника находятся за кормой крейсеров контр-адмирала Хиппера и путь в базу открыт.

После просьбы контр-адмирала Хиппера о немедленной поддержке додредноуты II-й и дредноуты 1-й линейных эскадр в 11.10 начали выходить в море. В это время немецкое оперативное соединение находилось приблизительно в 125 милях от Гельголанда и вело тяжёлый артиллерийский бой с британскими линейными крейсерами. Опасаясь подхода английских линкоров, контр-адмирал Хиппер оставил повреждённый "Blücher", повернул на юг, в 11.16 прекратил огонь и вышел из боя.

В 11.05 Ингеноль сообщил Хипперу о выходе флота в море. Радиограмму расшифровали англичане. Попытка линейных эскадр Гранд-Флита, значительно превосходивших силы немцев возобновить преследование крейсеров контр-адмирала Хиппера не имела успеха. Бой, продолжавшийся около 3 часов, закончился в 80 милях к западу от Гельголанда. Эскадры противников вернулись в свои базы.

Бой у Доггер-банки 24 января имел немалые последствия. Кайзер вновь запретил флоту Открытого моря выходить без его разрешения из Гельголандской бухты дальше чем на 100 миль.

Важнейшим следствием неудачного боя 24 января у Доггер-банки явилась замена 3 февраля 1915 г. командующего флотом Открытого моря вице-адмирала фон Ингеноля начальником морского генерального штаба вице-адмиралом фон Полем. Подобное назначение отвечало стремлению сохранить флот и действовать методом "малой войны", так как именно за это ратовал вице- адмирал Поль, находясь на прежней должности. Одновременно начальником морского генерального штаба стал адмирал Бахман. Начальника штаба флота вице-адмирала Экермана сменил капитан 1-го ранга Михаэлис.

Бой крейсеров у Доггер-банки
(Р. фон Шеер. Германский флот в Первую мировую войну, Эксмо, Изографус; СПб. 2002.)

 

23 января, когда после долгого промежутка времени, казалось, установилась наконец благоприятная погода, командующий боевыми разведывательными силами получил задание с крейсерами I и II разведывательных групп и II флотилией произвести разведку в районе Доггер-банки и, в случае обнаружения там неприятельских легких сил, уничтожить их. Выход должен был произойти вечером, в темноте, а возвращение ожидалось на следующий вечер, также в темноте. Скорость хода была рассчитана так, чтобы с рассветом 24-го крейсера могли подойти к SO-й границе банки. Входить в пределы банки еще в темноте было нежелательно, так как могло случиться, что неприятельским боевым силам, находившимся в районе между крейсерами и Гельголандом, удалось бы остаться незамеченными. На пути к банке надлежало по возможности воздерживаться от осмотра торговых и рыболовных судов, чтобы не оставлять для этого позади ни одного миноносца; на обратном же пути все встреченные рыболовные суда следовало осматривать и в надлежащих случаях приводить в порт.

В крейсерских группах недоставало линейного крейсера «Фон дер Танн», находившегося в длительном ремонте на заводе, и по той же причине — легкого крейсера «Страсбург». Таким образом, в состав отряда входили: линейные крейсера «Зейдлиц» (флагманский корабль вице-адмирала Хиппера), «Дерфлингер», «Мольтке» и «Блюхер», легкие крейсера «Грауденц», «Штральзунд», «Кольберг» и «Росток», 15 миноносцев (II флотилии) и 2-я и 18-я полуфлотилии. В сторожевом охранении впереди шли «Грауденц» и «Штральзунд», справа — «Росток» и слева — «Кольберг». При каждом легком крейсере состояла одна полуфлотилия.

В 8¼ ч. 24 января «Кольберг» встретился с неприятельскими легким крейсером и истребителем. В ответ на сделанный неприятелем опознавательный сигнал «Кольберг» открыл прожектор и вскоре после этого огонь, на который через несколько минут последовал ответ. «Кольберг» получил при этом два попадания, причем два человека были убиты. Одновременно с «Кольберга» в WSW-м направлении были усмотрены сильные клубы дыма, а со «Штральзунда» донесли о многочисленных дымах, замеченных в NNW-м направлении. Отсюда следовало, что на Доггер-банке находились многочисленные боевые корабли.

После того, как Хиппер принял «Кольберг» под свою защиту, он собрал свою группу на курсе SO, так как было еще недостаточно светло для того, чтобы установить тип и число неприятельских кораблей. При выполнении этого маневра в районе к N от наших броненосных крейсеров, примерно на параллельном курсе, но вне дальности выстрела, были усмотрены четыре крейсера типа «городов», три крейсера типа «Аретьюза» и большое число истребителей; с «Блюхера» их насчитали свыше двадцати. За этими боевыми силами видны были еще и другие дымы, и «Штральзунд» донес, что на NNW видны по меньшей мере восемь больших кораблей.

Хиппер должен был сделать отсюда заключение о том, что позади этих легких боевых сил находились еще и иные отряды более мощных кораблей, и так как он не мог рассчитывать на скорую поддержку со стороны собственных главных сил, то он решил с большой скоростью продолжать путь на SO. Миноносцы были высланы вперед. «Блюхер», как концевой корабль, получил разрешение открыть огонь по своему усмотрению, так как из числа находившихся к N истребителей миноносцев некоторые очень сильно сблизились, в то время как шедшие с ними легкие крейсера держались далее к N.

Тем временем в 9 ч. 35 мин. справа за кормой в направлении от W до WNW в пределах видимости показалось 5 больших дымов, и вскоре после этого была опознана I английская эскадра линейных крейсеров. Они шли большим ходом и открыли огонь с расстояния около 20 км (108 кабельтовых); во всяком случае, первое время огонь не достигал наших крейсеров.

Первые сведения о столкновении крейсеров с неприятелем командование флота получило в Вильгельмсгафене в 8 ч. 50 мин., причем «Зейдлиц» показывал свое место в 8 ч. 45 мин. в широте 54°53′ N и долготе 3°30′ Ost, курс SO, скорость 20 узлов и далее сообщил, что обнаружено восемь больших кораблей, один легкий крейсер и двенадцать истребителей. После этого командование флота приказало всем кораблям и флотилиям миноносцев быть в усиленной готовности и сосредоточиться на рейде Шиллиг. Поскольку путь на Ost, в Германскую бухту, был для наших крейсеров открыт, а неприятельские боевые силы, поддерживавшие с ними соприкосновение, держались у них за кормой, было сочтено, что нашим кораблям опасности пока не грозило. К 10½ ч. эскадры линейных кораблей сосредоточились на рейде Шиллинг и в И ч. 10 мин. вышли в море после того, как адмирал Хиппер сообщил в 11 ч. по радио, что он нуждается в немедленной поддержке. Крейсера находились в это время в широте 54°30′ N и долготе 4°35′ Ost.

Вступать в бой линейным кораблям не пришлось, и по ходу сражения к тому времени, когда они могли бы принять в нем участие, надобность в этом уже миновала.

Тем временем у крейсеров сложилась следующая обстановка. В 10 ч. наши линейные крейсера легли на курс SO, перестроившись в строй пеленга на S, так что все корабли смогли открыть правым бортом огонь по приближавшимся с кормы английским линейным крейсерам. Наши легкие крейсера и обе флотилии держались впереди наших линейных крейсеров, несколько выдвинувшись к их правому борту. Неприятельские крейсера быстро сближались и должны были развивать по меньшей мере 26 узлов хода.

Дул ONO-й ветер, и наша I разведывательная группа занимала наветренное, т. е. неблагоприятное положение. Однако ничего не оставалось делать, как придерживаться во время боя курса SO, который вел в Германскую бухту. Вероятность получить с этой стороны поддержку в лице наших линейных кораблей с каждой минутой возрастала, и чем ближе к Германской бухте удавалось завлечь неприятеля, тем больше было надежды атаковать его миноносцами с наступлением ночи. Всякий иной курс, проложенный ближе к S или еще далее к W, не повлек бы за собой существенного улучшения в отношении дымовой помехи, но прежде всего позволил бы неприятельским линейным крейсерам выйти нам в голову. Наоборот, курс NO, проложенный с расчетом идти против ветра, привел бы наши корабли прямо навстречу неприятельским истребителям миноносцев, причем им представилась бы возможность произвести атаку.

Вскоре после 10 ч. наши линейные крейсера открыли огонь с расстояния 97 кабельтовых. Противник начал пристрелку уже с расстояния 108 — 97 кабельтовых и делал после этого повороты, чтобы уклониться от нашего огня. Подобным же образом и наши линейные крейсера меняли курсы в пределах от OSO через SO до S каждый раз после того, как неприятелю удавалось пристреляться. Дальность огня для нашего головного корабля «Зейдлиц» менялась в пределах от 97 до 78 кабельтовых. Противник разделился на две группы: головная состояла из трех кораблей, а за ней шла группа из двух кораблей. Они старались держаться на дистанции дальнего огня. В 10 ч. 43 мин. на «Зейдлице» попаданием крупного снаряда были выведены из действия обе кормовые башни. В них в результате возгорания зарядов вспыхнул сильный пожар. Команда башен погибла, сами же башни уцелели, но их нельзя было больше использовать. Кормовые погреба из-за пожара пришлось затопить. Для тушения пожара потребовалось много времени.

Тем временем легкие крейсера и истребители подходили отдельными соединениями с левого борта, так что концевые корабли временами могли открывать по ним огонь. При этом тяжелый снаряд с концевого корабля «Блюхер» попал в эскадренный миноносец. В 11 ч. 30 мин. неприятель, казалось, пошел на сближение. Около этого же времени с «Блюхера» сообщили об аварии в машине. Он медленно садился кормой. Командующий миноносцами получил теперь приказ: «Флотилиям приготовиться к атаке». В 11 ч. 55 мин. неприятельский головной корабль с сильным креном отвернул и вышел из строя. Следующий за ним корабль занял место головного, чтобы продолжать бой на параллельных курсах. Остальные неприятельские линейные крейсера последовали за ним, не соблюдая правильного расстояния между мателотами. В 12 ч. наши крейсера повернули на несколько румбов в сторону неприятеля, и миноносцы были посланы в атаку. Вскоре после этого неприятельские линейные крейсера повернули на N, чтобы уклониться от миноносцев и направиться к оставшемуся позади «Блюхеру». После этого маневра миноносцы были отозваны.

Наши крейсера выстроились в кильватерную колонну и легли на курс S с намерением кружить вокруг неприятеля и оказать этим возможную поддержку «Блюхеру». Но ввиду того, что на «Зейдлице» обе башни и вместе с ними 2/5 боевого запаса окончательно вышли из действия и крейсер принял в корму много воды, которая при затоплении погребов проникла и в другие отделения, адмирал Хиппер решил использовать увеличение расстояния, вызванное маневром неприятеля, с тем, чтобы вновь лечь на SO и прекратить бой. В 13 ч. 45 мин. неприятель скрылся из виду; «Зейдлиц» находился в это время в 25 милях севернее устья Эмса.

Линейные корабли, вышедшие из Яде, в 15 ч. 30 мин. встретились с возвращавшимися крейсерами и повернули с ними обратно к устьям рек.

Кроме крена и взрыва на флагманском корабле, наблюдались еще многочисленные попадания в корабли противника и сильный пожар на втором корабле. Многие офицеры склонны были утверждать, что ими наблюдалось потопление большого неприятельского крейсера, так что отсюда возникло мнение о гибели линейного крейсера «Тайгер». Позднее по этому поводу англичанами были опубликованы противоречивые сведения, создавшие впечатление, что англичане хотели это обстоятельство скрыть. С воздушного корабля L-5, который прилетел к месту боя, также было видно возвращение оттуда лишь четырех больших кораблей. С миноносца V-5, который после отмененной минной атаки оказался зажатым между обеими сражающимися колоннами, были выпущены с расстояния в 38 кабельтовых 2 торпеды, и наблюдался выход из строя линейного крейсера. Английские крейсера очень скоро после выхода из строя их флагманского корабля также прекратили бой, хотя за вычетом оставшегося «Блюхера» число наших крейсеров сократилось до трех. Причина этого неясна и, быть может, заключается в том, что в результате артиллерийского огня наших кораблей англичане чувствовали себя уже слишком ослабленными.

Мы со своей стороны потеряли крейсер «Блюхер». Очень скоро после происшедшей на нем аварии в машине, попадание снаряда вызвало сильный взрыв и пожар в средней части корабля; по-видимому, это произошло в большом боевом погребе, который был расположен на «Блюхере» посередине корабля. До самого конца можно было видеть, что корабль поддерживал огонь из всех орудий в обоих направлениях как по линейным крейсерам, так и по многочисленным неприятельским легким крейсерам и миноносцам, для которых этот поврежденный корабль представлял благодатную мишень вплоть до 13 ч. 07 мин., когда он перевернулся. Английские истребители миноносцев и находившиеся поблизости корабли подобрали остатки экипажа. Из числа остальных кораблей незначительные повреждения получили лишь «Дерфлингер» и «Кольберг». На «Зейдлице» было еще одно попадание крупного снаряда, на этот раз в броневой пояс, который он не пробил, но несколько вдавил броневую плиту внутрь корабля, что вызвало течь; зато первое попадание произвело очень сильное действие. Снаряд проник сзади, непосредственно сквозь верхнюю палубу, пробил барбетную броню кормовой башни и при этом разорвался. Кормовые помещения, каюты и кают-компания, расположенные поблизости от места разрыва снаряда, были совершенно разрушены. В перегрузочном отделении башни, куда проник снаряд, загорелась часть поданных туда зарядов. Вспыхнувшее пламя устремилось наверх в броневую башню и вниз в боевой погреб башни; отсюда через закрытую обычно дверь, которая вела в соседний погреб (и через которую команда боевого погреба пыталась спастись), огонь проник в соседний артиллерийский погреб, расположенный впереди верхней башни. Пламя проникло через этот погреб в верхнюю часть второй башни, так что весь обслуживающий персонал обеих башен был мгновенно уничтожен. Над обеими башнями поднялись высокие столбы пламени.

Вплоть до 12 часов флотилиям миноносцев не представлялось никакой надежды на производство успешной атаки. Для этого дистанция, на которой велся бой, была слишком велика. Миноносцам пришлось бы пройти в сторону неприятеля около 54 кабельтовых, прежде чем им удалось бы выпустить торпеды. Когда после этого расстояние сократилось и обстоятельство это было использовано для производства атаки, то неприятель отвернул и прекратил бой. В это время командующий английскими линейными крейсерами адмирал Битти ими не управлял. Как об этом стало впоследствии известно, он отстал с «Лайоном», перешел затем на миноносец, чтобы догнать свои корабли, и встретил их уже на обратном пути.

Место, в котором затонул «Блюхер», находится в широте 54°25′ N и долготе 5 25' Ost. Адмирал Хиппер в своем донесении сообщил, что, решая прекратить бой, он руководствовался тем соображением, что ничем больше не мог помочь сильно пострадавшему «Блюхеру»; при превосходстве же в силах противника попытка оказать поддержку привела бы, вероятно, к новым тяжелым потерям. Бой продолжался уже свыше трех часов, и на «Зейдлице» оставалось всего лишь 200 снарядов крупного калибра. Руководство боем и представленные тактические соображения, а также принятое тяжелое решение о предоставлении поврежденного «Блюхера» собственной участи со стороны командования флота были признаны совершенно неопровержимыми и, при данных условиях, вполне правильными.

Если бы три оставшихся у нас линейных крейсера пошли на полный риск, повернули и приблизились к выведенному из строя «Блюхеру», то в тактическом отношении они оказались бы в самом невыгодном положении, какое только можно себе представить, потому что их собственные миноносцы остались бы при этом у них позади, в то время как неприятельские легкие крейсера и истребители миноносцев, державшиеся впереди противника, могли быть непосредственно посланы в атаку. Успех был поэтому более чем сомнителен, тяжелые и вместе с тем напрасные потери были вероятными, а спасти «Блюхер» все равно было бы невозможно.

Поведение противника свидетельствовало об общеизвестном стремлении вести бой на основе использования преимущества в большей дальности действия крупнокалиберной артиллерии с тем, чтобы парализовать среднюю артиллерию наших кораблей (15-см) и во всяком случае, держаться вне дальности действия нашего торпедного вооружения. Ему нетрудно было бы сблизиться, что он доказал, быстро догнав наши крейсера. Его превосходство в скорости хода позволяло ему избирать расстояние для боя по своему усмотрению. Несмотря на значительное преобладание в силе артиллерии и на более благоприятное положение боевой линии англичан, успех их артиллерии никак нельзя считать очень большим, если принять во внимание, что три из их кораблей имели каждый по восемь 34-см, а остальные два по восемь 30,5-см орудий. С нашей стороны им противостояли два корабля, каждый с десятью 23-ем, «Блюхер» с двенадцатью 21-см и «Дерфлингер» с восемью 30,5-см орудиями. При слабости бронирования «Блюхера», по которому, как по концевому кораблю нашей линии, преимущественно и сосредоточился огонь неприятеля, — не приходится удивляться его уничтожению артиллерийским огнем.

Произошли также крупные потери в людях, вызванные проникновением огня в боевые погреба двух башен; отсюда на будущее время были выработаны ценные правила относительно порядка подачи зарядов, что принесло нам пользу в следующем бою.

Неожиданное появление утром 24 января эскадр линейных крейсеров с несколькими группами легких крейсеров и с многочисленными миноносцами позволяет заключить, что столкновение произошло вовсе не случайно, а, наоборот, англичанам неведомыми путями стало известно о наших намерениях. При этом командующий нашими крейсерами имел все основания предполагать, что помимо обнаруженных английских кораблей поблизости могли находиться и иные неприятельские силы. Существовала ли какая-либо причина подобного сосредоточения боевых сил, об этом, конечно, ничего нельзя сказать с уверенностью. Возможно, что она находилась в связи с выступлением англичан 19 января или же с подготовкой новой операции, которая стала теперь невозможной из-за выхода из строя «Лайона».

Как нам известно из английских извещений, «Лайон» не мог собственными силами дойти до гавани, и так как все его машины вышли из действия, то днем «Индомитэбл» взял его на буксир и довел до Ферт-оф-Форта. На вопрос о том, могли ли состоявшие при наших крейсерах флотилии поддерживать соприкосновение с противником (после того как он около полудня повернул обратно), чтобы атаковать его в течение ночи, — надо дать отрицательный ответ, так как для этого у них не хватило бы топлива. Для флотилий, в момент получения известия о происшедшем столкновении сосредоточенных в Яде, расстояние, которое надо было пройти, чтобы настичь противника, было слишком велико для того, чтобы у них оставалась еще надежда произвести успешную ночную атаку.

Этот первый серьезный бой больших кораблей, который пришлось вести флоту, показал, что боевая подготовка кораблей в отношении обученности личного состава полностью была на высоте; управление кораблями велось точно и уверенно, обслуживание всех видов вооружения, сигнальная служба, передача в бою приказаний с корабля на корабль, а также обслуживание трюмной системы выполнялись отлично. В особенности следует упомянуть о «Зейдлице», который спокойно продолжал вести за собой все соединение, несмотря на свирепствовавший на этом корабле пожар.

 

 

оперативная группа
I-я группа разведывательных кораблей (флагман - контр-адмирал Хиппер на Seydlitz) - 4 линейных крейсера
 
II-я группа разведывательных кораблей - 4 малых крейсера
 
19 эсминцев 2-й флотилии, 2-й и 18-й полуфлотилий

Силы прикрытия
I-я линейная эскадра (8 дредноутов, флагман - вице-адмирал Ланс на Ostfriesland, младший флагман - контр-адмирал Гедике на Posen)
 
II-я линейная эскадра (8 устаревших линкоров), флагман - вице-адмирал Шеер
 
IV разведгруппа (7 лёгких крейсеров)
+ 54 эсминца
+ дирижабль
 

 

ЛИТЕРАТУРА И ИСТОЧНИКИ
по материалам этого сайта
+
Р. фон Шеер. Германский флот в Первую мировую войну, Эксмо, Изографус; СПб. 2002.